Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Буксируемая артиллерия
#31
85-мм зенитная пушка 52-К обр. 1939 г.

[Изображение: 85mm39ph1.jpg]

В связи с наблюдавшимися в предвоенные годы резким увеличением скоростей и потолков боевых самолетов конструкторским бюро завода им. М.И. Калинина по заданию ГАУ в 1939 г. была разработана новая мощная 85-мм зенитная пушка. Из-за чрезвычайно сжатых сроков, отведенных на разработку новой системы, ведущий конструктор ГД Дорохин принял решение наложить 85-мм ствол на платформу 76-мм зенитного орудия обр. 1938 г., использовав затвор и полуавтоматику этого орудия. В 1939 г. новое 85-мм зенитное орудие с заводским обозначением 52-К прошло полигонные испытания, в ходе которых выявилась необходимость установки дульного тормоза и увеличения опорной поверхности клина затвора и гнезда казенника. Доработанное в соответствии с рекомендациями научно-испытательного полигона орудие в том же году было принято на вооружение Красной Армии под названием «85-мм зенитная пушка обр. 1939 г.».

[Изображение: 52kph3.jpg]

Пушка снабжена механизмами, обеспечивающими автоматическое открывание затвора, экстрактирование стреляных гильз и закрывание затвора. Операции заряжания унитарным патроном и производство выстрелов выполняются номерами орудийного расчета. Наличие механизмов полуавтоматики обеспечивает скорострельность пушки до 20 выстрелов в минуту. Заимствованный у 76-мм зенитной пушки лафет позволял вести круговой обстрел с вертикальными углами от —3° до 82°. Для наводки орудия в вертикальной плоскости с левой стороны орудия имеется подъемный механизм секторного типа с одной скоростью наводки (2° за 1 оборот маховика). Для наводки орудия в горизонтальной плоскости с правой стороны орудия имеется поворотный механизм также с одной скоростью наводки (5° за 1 оборот маховика). Для предохранения поворотного механизма от повреждений при резких остановках вращающейся части введен фрикционный тормоз, который работает трением металлического кольца о верхнюю плоскость червячного колеса поворотного механизма, укрепленного на тумбе.

[Изображение: photo289.jpg]

Тормоз отката — гидравлический с переменной длиной отката, расположен в люльке (под стволом). Наибольшая длина отката при угле возвышения 0° составляет 1150 мм. С увеличением угла возвышения длина отката уменьшается; наименьшая длина отката при угле возвышения 82° равна 600 мм. Изменение длины отката производится специальным механизмом, который автоматически регулирует величину отверстий истечения жидкости. Наличие механизма переменной длины отката обеспечивает устойчивость системы во время стрельбы при всех углах возвышения и исключает возможность ударов казенной частью ствола о платформу при больших углах возвышения. Тормоз отката имеет компенсатор жидкости, назначение которого — вбирать в себя из тормоза отката излишнюю жидкость, образующуюся в результате разогревания ее при длительной стрельбе, и возвращать обратно в тормоз отката при остывании. Кроме того, тормоз отката имеет специальное приспособление для регулировки механизма переменной длины отката.

Накатник — гидропневматический, расположен в обоймах люльки над стволом. Для регулировки скорости наката, необходимой для обеспечения безотказной работы полуавтоматики при всех углах возвышения, в накатнике имеется автоматический регулятор наката. Цилиндры противооткатных устройств закреплены неподвижно, а штоки откатываются со стволом. Противооткатные устройства расположены сверху и снизу ствола для достижения большей устойчивости орудия при выстреле. Для уравновешивания качающейся части при всех углах возвышения имеется пружинный уравновешивающий механизм толкающего типа.

Конструктивные особенности пушки и наличие широкой номенклатуры разработанных и выпускавшихся промышленностью боеприпасов позволяли использовать 52-К как для стрельбы по воздушным целям, так и для поражения живой силы противника, уничтожения его огневых точек и подвижных бронированных целей.

К 85-мм зенитной пушке обр. 1939 г. были разработаны следующие патроны: унитарный патрон 53-УО-365 с осколочной зенитной гранатой и дистанционным взрывателем Т-5; унитарный патрон 53-УО-365 с осколочной зенитной гранатой и механическим дистанционным взрывателем; унитарный патрон 53-УО-365К с осколочной зенитной гранатой с переходной головкой и взрывателем КТМ-1; унитарный патрон 53-УО-365К с осколочной цельнокорпусной гранатой и взрывателем КТМ-1; унитарный патрон 53-УБР-365 с бронебойно-трассирующим снарядом и взрывателем МД-7; унитарный патрон 53-УБР-365К с бронебойно-трассирующим остроголовым снарядом и взрывателем МД-8; унитарный патрон 53-УБР-365П с подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом.

Применяемые в 85-мм пушке унитарные патроны состоят из следующих элементов: снаряда со снаряжением; головного или донного взрывателя; боевого заряда в гильзе; латунной гильзы; капсюльной втулки. Вес снаряженных осколочных зенитных гранат составляет 9,200 — 9,540 кг (в зависимости от типа), вес помещенного в них разрывного заряда — 0,660 — 0,740 кг. Гранаты могут использоваться для стрельбы как по самолетам, так и по наземным целям. При стрельбе по самолетам разрыв гранаты происходит в точке траектории, соответствующей установке дистанционного взрывателя. Наличие в гранате шашки ТДУ способствует получению при разрыве гранаты яркой световой вспышки и густого облака коричневого дыма. Это обеспечивает хорошую видимость разрыва на всех боевых высотах и на расстояниях до 10 км как днем, так и ночью. Поражение целей осуществляется за счет образования до 500 осколков весом по 5 граммов и выше. Бронебойно-трассирующие снаряды весом 9,200 кг с разрывным зарядом весом 0,065 — 0,164 кг применялись для поражения танков, самоходно-артиллерийских установок и других бронированных целей. При попадании снаряда в броню он пробивает ее и затем разрывается за ней, нанося поражение газами разрывного заряда и осколками. При выстреле газы боевого заряда воспламеняют трассирующий состав трассера взрывателя, и снаряд на полете оставляет за собой ясно видимый огненный след, что значительно облегчает корректировку огня при стрельбе по быстро движущимся целям. При стрельбе под углом встречи 60° снаряд пробивает на дальности 100 м броню толщиной около 100 мм, на дальности 500 м — 90 мм, а на дальности 1000 м — 85 мм.

При угле встречи 90° на дальности 100 м обеспечивается пробивание брони толщиной около 120 мм, на дальности 500 м — 110 мм, а на дальности 1000 м — 100 мм. Еще большей бронебойной способностью обладает 85-мм подкалиберный бронебойно-трассирующий снаряд весом 4,990 кг.

Для управления огнем с 1939 г. до 1942 г. на 85-мм зенитную пушку обр. 1939 г. устанавливались прицельные приспособления, относящиеся к типу прицелов, независимых от орудия и имеющих независимую линию прицеливания и горизонтальный стол угломера. Для удобства работы расчета отдельные механизмы прицельных приспособлений с независимой линией прицеливания и горизонтальным столом угломера расположены с правой и левой сторон орудия. С 1942 г. до 1944 г. на 85-мм зенитную пушку устанавливались прицельные приспособления с зависимой линией прицеливания и наклонным столом угломера.

В целях повышения точности стрельбы по воздушным целям батареи 85-мм зенитных пушек комплектовались приборами управления артиллерийским зенитным огнем ПУАЗО-3, позволявшими решать задачу встречи и вырабатывать координаты упрежденной точки цели в пределах по дальности 700 — 12 000 м, по высоте до 9600 м при величине базы до 2000 м. В ПУАРО-3 использовалась электрическая синхронная передача вырабатываемых данных на орудия, что обеспечивало высокие темпы ведения огня и его точность, а также возможность стрельбы по маневрирующим целям. Для стрельбы с ПУАЗО пушка была снабжена принимающими приборами. Принимающие приборы азимута и углов возвышения установлены неподвижно на вертлюге, а принимающие взрыватели — на установщике взрывателей. Передача движения на «механические» стрелки принимающих приборов азимута и углов возвышения осуществлялась приводами, работающими от поворотного и подъемного механизмов, а на стрелку принимающего взрывателя — от маховичка установщика взрывателей. Данные с ПУАЗО поступали на принимающие приборы орудия; при этом на приборах вращались «электрические» стрелки. Номера орудийного расчета, работая механизмами наводки и маховичком установщика взрывателей, совмещали «механические» стрелки с «электрическими» и этим осуществляли наводку орудия и установку взрывателя.

Кроме приборов ПУАЗО для управления огнем действовавших на главных направлениях частей 85-мм зенитных пушек использовались и радиолокационные станции обнаружения РУС (РУС — радиоулов самолетов). Выпускавшаяся с 1938 г. радиолокационная станция РУС-1 имела дальность обнаружения воздушных целей 80 — 90 км, а появившаяся в 1943 г. станция РУС-2 «Редут» — до 120 км.

В начале войны 85-мм пушка обр. 1939 г. подверглась существенной модернизации, направленной на повышение ее боевых и улучшение эксплуатационных характеристик. Вместо ствола, состоявшего из кожуха и свободной трубы, пушка получила высокотехнологичный ствол-моноблок, полуавтоматика инерционно-механического типа была заменена копирной, была упрощена конструкция подъемного и поворотного механизмов, установлено щитовое прикрытие, усовершенствованы отдельные узлы и механизмы. Во вновь разработанной технологии производства пушек были использованы горячая и холодная штамповка, центробежное литье, автоматическая сварка. Благодаря этим мероприятиям объем станочных и слесарно-монтажных работ, затрачивавшихся для выпуска одной пушки, сократился с 2051,5 человеко-часа в 1942 г. до 1360,5 человеко-часа в 1943 г. На каждом орудии удавалось экономить 630 кг легированных и углеродистых сталей и 51 кг цветных металлов, что позволило соответствующим образом расширить производство пушек. Дальнейшие работы по совершенствованию пушки привели к созданию 85-мм зенитной пушки обр. 1944 г., которая значительно превосходила пушку обр. 1939 г. по дальности стрельбы. Однако она была запущена в производство в 1945 г. и широкого применения получить не успела.

85-мм зенитная пушка обр. 1939 г. исключительно широко использовалась частями Красной Армии. Подразделения этих пушек обеспечивали как защиту с воздуха фронтовых частей, так и ПВО административных центров и промышленных предприятий. Эти пушки состояли на вооружении зенитных артиллерийских дивизий РВГК, состоявших из трех полков зенитной артиллерии малого калибра и одного полка орудий среднего калибра (шестнадцать 85-мм пушек и сорок восемь 37-мм пушек).

Значительная часть 85-мм зенитных пушек использовалась в качестве противотанковых. Например, по штату 1940 г. в каждой из 10 формировавшихся перед войной противотанковых артиллерийских бригад должно было быть среди прочих орудий и по двадцать четыре 85-мм зенитные пушки, используемые в качестве противотанковых. На деле же, из-за медленного освоения в производстве 107-мм пушек, которыми также должны были вооружаться эти бригады, число 85-мм пушек в них составляло 48 единиц и больше. Вооруженный 85-мм зенитными пушками противотанковый дивизион был штатной боевой единицей каждого танкового и механизированного корпуса Красной Армии в течение почти всей войны. В целом за весь период войны из 21 645 самолетов противника, сбитых наземными средствами ПВО, на долю зенитной артиллерии среднего калибра (в основном это были 85-мм пушки) приходится 4047 самолетов. Средний расход снарядов на один сбитый самолет составил 598 штук.


Масса в боевом положении 4500 кг
Калибр 85 мм
Начальная скорость снаряда 880 м/с
Угол возвышения от -3° до 82°
Угол горизонтального обстрела 360°
Скорострельность 20 выстр/мин
Досягаемость по высоте до 10230 м
Дальность стрельбы до 15650 м
Вес броенебойного снаряда 9200 г

http://www.chamtec.com/52khist.htm
Ответ
#32
Просто документ о том как Берия со Сталиным разваливали армию перед войной и обижали честных труженников.

Речь примерно о такой штуке:
[Изображение: 075187a604a2.jpg]

(Почёркнутый текст - выделено Сталиным)


Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину о выпуске недоброкачественной военной продукции
10.08.1939

ЦК ВКП(б) товарищу СТАЛИНУ

В марте и июне месяце 1939 года НКВД СССР сообщал о том, что взрыватели типа КТ опасны в обращении и хранении, так как наблюдались случаи взрыва их на складах.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР от 13 июня 1939 года на НКВД было возложено установление причин и виновных внедрения в производство недоброкачественных взрывателей типа КТ.

Производственным расследованием установлено:

В 1930 году конструктором Васильевым М.Ф. (ныне диввоенинженер, начальник факультета Артакадемии РККА, доктор технических наук) был разработан взрыватель «КАТ-1» военного времени полупредохранительного типа, предназначенный для 45 м/м и 76 м/м пушек и названный по доработке «КТ-1».

В 1931 году по предложению Артиллерийского Управления РККА конструктор Центрального Конструкторского Бюро № 22 (Ленинград) Кондратьев (осужден к ВМН как участник антисоветского военного заговора) и Пономарев (ныне работает конструктором ЦКБ-22) переработали взрыватель «КАТ-10» в «КТ-1» для применения не только в пушках, но и в гаубицах за счет снижения сопротивления лапчатого предохранителя с 20 кг на 14 кг, что создало опасность взрыва взрывателя во время хранения и перевозок (резкие толчки, падение).

Другим серьезным недостатком взрывателя КТ-1 являлось заклинивание ударного стержня, вследствие чего при стрельбе получались преждевременные разрывы у дула орудия.

С 1931 по 1938 год в РККА при практических стрельбах зарегистрировано 35 случаев таких разрывов.

Несмотря на конструктивные недостатки, в 1931 году по распоряжению бывшего начальника Артуправления РККА Симонова и начальника Научно-Технического Отдела Артуправления Роговского (оба осуждены к ВМН) взрыватель КТ-1 был внедрен на валовое производство. Параллельно взрывателю КТ-1 были разработаны и внедрены в производство конструкции взрывателей КТ-2 и КТ-3, отличающиеся от КТ-1 только размером наружной резьбы.

С 1931 по 1933 год взрыватели типа КТ изготовлялись на заводах имени М. Гельца и Ф. Энгельса в Ленинграде с вышеуказанными дефектами.

Только в 1933 году Артуправление РККА внесло необходимые конструктивные изменения в чертежи взрывателей КТ, но не обеспечило этими чертежами все заводы-изготовители, поэтому завод № 10 Народного Комиссариата Боеприпасов в г. Перми до 1935 года продолжал выпускать взрыватели типа КТ по недоработанным чертежам.

Таким образом, с 1931 по 1936 год на вооружение РККА с заводов поступили недоброкачественные взрыватели.

За это время всего было изготовлено 5 464 000 (!!!) взрывателей типа КТ.

Кроме этого, на заводах-изготовителях были грубые нарушения технических условий, технологического процесса изготовления и приемки взрывателей типа КТ как работниками отдела технического контроля, так и аппаратом военпреда.

В результате этого на снаряжение попадали взрыватели с взведенным ударным механизмом, что привело к трем взрывам с человеческими жертвами на военных складах №№ 34, 35, 39 в 1936 и 1939 гг.

Одним из грубейших нарушений технологического процесса изготовления взрывателей являлось применение травления лапчатых предохранителей смесью азотной и серной кислот в целях подбора требуемого сопротивления, что вызвало обнаруженное в середине 1938 года массовое разрушение этих деталей. Разрушение лапчатого предохранителя делает взрыватели типа КТ опасными для хранения на складах, при перевозках и во время досылки снаряда в канал орудия.

Ввиду этого в настоящее время с целью замены разрушенных предохранителей происходит переборка всех имеющихся в РККА взрывателей типа КТ в количестве 5 млн штук.

Кроме того, применение травления до 1939 года в взрывателях типа КТМ, изготавливающихся с 1937 года вместо КТ и имеющих предохранители, аналогичные КТ, указывает на необходимость проверки и этих взрывателей.

Такая работа по замене и проверке предохранителей и взрывателей типа КТ и КТМ требует затраты более 45 млн рублей и лишает Красную Армию комплектного выстрела.

О растрескивании лапчатых предохранителей при хранении в результате травления их кислотой еще в 1934 году было известно работникам промышленности и Артуправлению РККА, в частности Хасину, Запольскому и Иванову.

По поступившим в 1934 году с Лысьвенского завода (г. Лысьва) материалам о растрескивании лапчатых предохранителей указанными работниками промышленности и Артуправления РККА никаких мер принято не было, и травление деталей КТ-1, 2, 3 продолжалось до 1936 года, а в взрывателях типа КТМ до 1939 года.

Виновными в внедрении на вооружение РККА недоброкачественных взрывателей КТ-1, 2, 3 являются:

1) бывший начальник АУ РККА Симонов;

2) бывший начальник НТО Артуправления РККА Роговский (оба осуждены к ВМН), внедрившие в валовое производство конструктивно недоработанные взрыватели КТ;

3) Стафеев Федор Евстафьевич, ныне работает на заводе пишущих машин в г. Лигово Ленинградской области, бывший начальник сборочного и электролизного цехов завода им. М. Гельца, с 1930 по 1936 год сдавший недоброкачественные взрыватели на снаряжение, в том числе и взрыватели, давшие взрыв на складах № 34 и 39 (Калининский военный округ);

4) Раздобарин Тихон Илларионович, бывший военпред завода им. М. Гельца и Ф. Энгельса, в настоящее время инженер Артиллерийского научно-исследовательского опытного полигона в Ленинграде, с 1932 по 1936 год принимавший для РККА явно недоброкачественные взрыватели типа КТ, взорвавшиеся при хранении на складах № 34, 35 и 39 (Калининский военный округ);

5) Хасин Фридман Рувимович, военинженер 2-го ранга, бывший начальник 10 сектора Управления боеприпасов, авиации и артиллерии Артуправления РККА с 1931 по 1936 год, в настоящее время в счет тысячи откомандирован в Народный Комиссариат боеприпасов, где работает начальником Технического Отдела 6-го Главка;

6) Запольский Сергей Алексеевич, военнослужащий, откомандирован в счет тысячи в Народный Комиссариат боеприпасов, бывший заместитель начальника 10 сектора УБАА АУ РККА с 1931 по 1936 год, ныне работает старшим инженером проекта в государственном строительном проектном институте № 4; бывший юнкер Михайловского артиллерийского училища; с 1917 по январь 1918 года служил в старой армии на румынском фронте в чине прапорщика.

Хасин и Запольский не обеспечили внедрение на все заводы-изготовители измененных чертежей КТ-1, КТ-2, КТ-3 и не приняли мер к предотвращению массового разрушения лапчатых предохранителей, хотя материал о растрескивании деталей они имели еще в 1934 году.

7) Иванов Георгий Алексеевич, военинженер 1-го ранга, бывш. военпред АУ РККА на заводах им. М. Гельца и Ф. Энгельса с 1931 по 1932 г. и бывш. начальник валового сектора Управления Боеприпасов Авиации и Артиллерии АУ РККА, в настоящее время старший военпред Златоустинского завода, с 1932 по 1936 г. возглавлявший приемку взрывателей КТ –1, 2, 3, изготовлявшихся по недоработанным чертежам, и не принявший мер по поступившим сигналам о растрескивании деталей.

НКВД считает необходимым Хасина Ф.Р., Запольского С.А. арестовать и провести следствие.

Прошу Ваших указаний.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 343. Л. 123—128. Подлинник. Машинопись.

На первом листе имеется рукописная помета: «От т. Берия».

На последнем листе имеется резолюция: «Согласен. И. Ст.»; помета: «Дано указание об аресте Хасина. 18 августа. Л. Берия».


Попутно: беглый поиск по яндексу ничего не даёт по этим именам-фамилиям. Кроме одного:
Карточка на Запольского есть на сайте общества "мемориал".

Интересно тут то, что там написано: "Арестован 12.8.38г. Обвиняется по ст.ст.58-1б, 7 и 11 УК РСФСР."

Сообщение Берия от 10 августа 1939 года, а арестован Запольский, якобы, 12 августа 1938 года!

Вот так вот, изменив одну циферку они увеличивают число "жертв 37-38 годов".
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)