Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Иоганнес Р. Бехер
#1
Иоганнес Р. Бехер

Мне кажется, я счастлив в жизни этой,
Затем что в исполинской битве века
Я поднял меч за счастье человека.


[Изображение: 55e311e75955.jpg]

В мае 1945 года, сразу после Победы, Бехер вернулся на родину. Его глазам предстала безрадостная картина. Гитлеровцы в бессильной ярости постарались уничтожить все, что могли. Англо-американская авиация произвела ряд бессмысленно жестоких разрушений (вроде бомбежки Дрездена, жилых районов ряда городов, и т. д.). Потрясенные  немцы  находились — как в ту пору отмечала печать — в состоянии, близком к шоковому. Огромное большинство коммунистов,  лучших бойцов сопротивления, противников Гитлера, боевых антифашистов из интеллигенции было уничтожено самым зверским образом. И все же жизнь продолжалась, зеленела весенняя трава, нужно было побудить людей к деятельности, созидать новую германскую республику на землях, отвоеванных и освобожденных Советской Армией, надо было врачевать души людей, надо было проводить социалистические реформы ,  уничтожающие денежно-собственническую власть помещиков и капиталистов, нужно было добиться наказания гитлеровских бандитов, фашистских преступников.

(стихи Иоганнеса Р. Бехера , перевод с немецкого)

ГДЕ БЫЛА ГЕРМАНИЯ…

Как много их, кто имя «немец» носит
И по-немецки говорит… Но спросят
Когда-нибудь: «Скажите, где была
Германия в ту черную годину?
Пред кем она свою согнула спину,
Свою судьбу в чьи руки отдала?»
Быть может, там, во мгле она лежала,
Где банда немцев немцев угнетала,
Где немцы, немцам затыкая рот,
Владыками себя провозглашали,
Германию, что на убой погнали,
Губя свою страну и свой народ?
Назвать ли тех «Германией» мы вправе,
Кто жег дома и землю окровавил,
Кто, опьянев от бешенства и зла,
Нес гибель на штыке невинным детям
И грабил города? И мы ответим:
— О нет, не там Германия была!
Но в камерах тюремных, в казематах,
Где трупы изувеченных, распятых
Безмолвно проклинают палачей
И где к отмщенью призывает жалость,
Там новая Германия рождалась,
Там билось сердце родины моей!

***

Уже семь лет мы страстно мира ждем,
Куда ушел, кем взят он у народа,
Коль даже новый день восьмого года
Его в немецкий не приносит дом?
О, семь лишенных мира долгих лет!
Иль не было пред этими годами
Эпохи смерти, зла, бессчетных бед?
Кто мир взял в плен?
Кем разлучен он с нами?
Не оттого ли он в плену сейчас,
Что этот мир, которым люди живы,
Для негодяев, жаждущих наживы,
Добычи и доходов не припас?
Вчекань же в память времени закон:
Мир должен быть от них освобожден!

***

ЧЕЛОВЕК КОТОРЫЙ МОЛЧАЛ
(павшим в фашистских застенках)

“Нам нужно имя. Только имя! Имя!
Молчишь?! Не отмолчишься. Бросит в жар!”
Их четверо. Дубинки с ними.
И на молчавший рот упал удар.
Какая боль! Но, крик куда-то спрятав,
Он только шевельнул беззвучно ртом.
Еще удар... Еще... Четвертый... Пятый...
Счет потерял ударе на шестом.
В ушах как будто загудели трубы,
А губы стали очень горячи.
И словно палец лег ему на губы
И властно приказал ему : “Молчи!”
“Молчи, мой рот! Молчи! Ты нем как рыба.
Давно ты это имя позабыл...”
Тяжелая на грудь свалилась глыба
И голубой туман в сознании поплыл.
Все тело разрывается на части.
И все неистовей врага ударов злость.
Как жарко дышат яростные пасти...
Как сердце близко к горлу поднялось.
“Нам нужно имя! Говори, собака!”
“Молчи, мой рот! Я имя позабыл”.
Но имя всеже вырвалось из мрака.
Но боль сглотнув, его он  проглотил.
Удар... Удар... Размашисто, жестоко...
Глаза распухли. Все горит внутри.
И снова чей-то голос издалека:
“Ты скажешь имя? Имя! Говори!”…
Что имя? Слово, семь иль восемь букв,
Семь-восемь звуков - больше ничего.
Но почему резиновым бамбуком
Так выколачивают имя из него?
Да, это имя - важное звено
В цепи заветных, драгоценных слов.
И если с губ слетит оно,
То сколько вслед за ним слетит голов!
Он видит всех. Готовятся бои.
“Товарищи! Не бойтесь, я молчу.
Товарищи, товарищи мои,
Я никого не выдам палачу!”
Как странно!.. Повернулся потолок...
Зачем я здесь? Удар по животу.
Он падает, как брошенный мешок.
И снова соль прихлынула ко рту.
“Ты скажешь имя?!”... Имя есть звено.
Оно расплавилось и льется изо рта.
Вот на полу написано оно,
Проведена под ним  кровавая черта.
Он задрожал: “Сейчас они прочтут,
Прочтут на пол  разлившееся имя.
Нет, я не дам! Я жив еще, я тут.
Я не могу пожертвовать  другими.
Стереть... Стереть!.. Ну, кто теперь прочтет?
Пусть кровь течет, пусть все  кровоточит...
И он, с трудом скривив в улыбку рот,
Встает, шатаясь, и молчит.
Так он молчал.....
              Не нужно величанья,
Ни громких слов не нужно, ни похвал.
Но встанем все - и в тишине молчанья
Склонимся перед теми кто молчал.

***
Ответ
#2
МЕРТВЫЕ ГОЛОВЫ

Нет, нас ничем не устрашите вы,
Хоть жаждете, чтоб мы бледнели, немы.
Чего ж нам ждать от мертвой головы?
От вас, носителей такой эмблемы?
Вот черепа оскал на рукаве,
Под ним белеют скрещенные кости…
Вы — существа без мыслей в голове,
Башка у вас — как череп на погосте.
Безмозглый череп — он теперь в почете,
В большой цене, хоть думать не горазд.
О немцы, если мыслить вы начнете,
Он тотчас смерти каждого предаст!
Он не отходит от казенной кассы
И мнит, что он герой арийской расы.

***
СВИДЕТЕЛЬ

Свидетель я беды постыдно дикой,
Что край узнал мой, в ослепленье странном
Свою судьбу связавший с черной кликой
И прокативший танк войны по странам.
Свидетель я победы ясноликой,
Принесшей смерть убийцам и тиранам.
Ее завоевал народ великий,
Забывший счет своим кровавым ранам.
Мне до тебя подняться бы, Россия,
Германия, твой стыд бы мне стерпеть,
Чтоб все, что было, в стих сумел вплести я,
Чтоб воскресил я дух событий грозных.
О, если б этот труд мне одолеть!

***

ТОТ, КТО ГЕРМАНИЮ ЛЮБИТЬ ПРИВЫК

I
Тот, кто Германию любить привык,
Кто по возвышенным живет заветам,
Кто в мир, залитый лучезарным светом, —
В мир гения германского проник,
Кто знает все, что ныне под запретом,
Кто глубину всех наших бед постиг
И рад помочь нам делом и советом,
Кто близко видел страшной смерти лик,
Кто чтит страну на наш немецкий лад,
Кто этим чувством к родине богат, —
Тот неизбежно к бою призовет:
«Губители Германии родной!
Нет, ей не быть погибшею страной!»
Так должен крикнуть каждый патриот.
II
«Губители, поймите хоть сейчас:
Ваш крах — Германии не станет крахом.
Хоть смерть ее — спасение для вас,
Ей — надо жить, вам — приближаться к плахам.
Вы, люди с сердцем чистым, как алмаз,
Певцы с душой, не оскверненной страхом,
Клеймите тех, чье дело сгинет прахом,
И славьте новь, желанную для нас!
О Гитлер, Гиммлер, Геринг, Геббельс, Лей,
Вы прокляты страной немецкой всей,
В крови лежащей, исходящей в плаче».
Ты тех из дома вымети, народ,
Кто, словно волк, нашел в овчарню ход.
«На том стою, и не могу иначе!»
…Так должен сделать каждый патриот!

***
Когда и впрямь нужна людская речь,
Чтобы тебя со мной связало слово
И можно было правду нам сберечь;
Когда глубины существа людского
Пронизывает слово, чтобы впредь,
Воспламеняясь, двигать и велеть, —
Жив человек своим святым порывом,
Весь в этом слове, жгучем и правдивом.
Пусть проклинает в ярости поэт,
Однако и проклятие поэта,
Живое слово, эхо наших бед,
Страданьем человеческим согрето...
Но как словами записать навечно
То, что воистину бесчеловечно?

***

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ

Из груды того, что писали чернила,
Из тысяч картин, поражавших наш глаз,
Что память незыблемо нам сохранила?
Лишь то, что звало к человечности нас.
Стоят триумфальные арки, колонны,
Чтоб славой военной века дорожить.
Но чем на земле дорожат миллионы?
Надеждою по-человечески жить.
Где меркнет искусство ораторской речи,
Бенгальский огонь изощренных умов,
Усталую душу ласкает и лечит
Простое тепло человеческих слов.
И сколько бы песен нам в жизни ни спели,
Каких бы ни слушали оперных див,
Звучит в нашем сердце еще с колыбели
Знакомый до слез человечный мотив.
Что было задумано дерзко и смело,
Фантазии, грезы, порывы — умрут.
И только останется доброе дело:
На пользу людей человеческий труд.
Но быть человеком — не так это просто,
Но быть человеком — геройство в наш век!
О, встать бы и крикнуть с трибуны, с помоста:
Храни человечность свою, человек!
Ответ
#3
БЛАГОДАРНОСТЬ ДРУЗЬЯМ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

Как брат я принят был под вашей сенью,
Вы песнь мою от гибели спасли.
В те годы силы зла и преступленья
Меня пытались смять, но не смогли.
Вам я обязан этим. Вы внесли
Надежду в сердце. Зорче стало зренье.
Стихи, казалось, крылья обрели.
Так вы навек вошли в мое творенье.
Но высшую хвалу вам вознесет
За то, друзья и братья, стих поэта,
Что глубоко вы сострадали мне,
Народу моему, моей стране.
И знаю я: сильней, чем я, за это
Благодарить вас будет мой народ!

***

ПРИВЕТ НЕМЕЦКОГО ПОЭТА РСФСР

С востока льется свет! Навстречу свету
Поэт раскинул крылья. Скройся, ночь!
Мрак побежден, и небо в синь одето.
Да, эту силу им не превозмочь!
Серп золотой и молот! Все блистает!
Разлив зари в колосьях отражен.
Дрожит буржуй и в страхе поникает,
Буржуй колени ваши обнимает,
Невиданным сияньем ослеплен.
Но будьте непреклонны. Будьте тверды!
Друзья, еще не кончен с прошлым счет.
Круши! Освобождай! Тогда лишь гордый
Воспрянет мирный человечий род.
Тогда — какие люди! Ум и сила!..
Свободу, равенство и братство славь!
В согласье рас, в огне неугасимом
Последнего убийцу переплавь!
Пока же зорче! Болтунам не верьте:
Пророков, шулеров — гоните всех!
Им волю дай — запахнет снова смертью
И кровью обагрится чистый снег.
Я вам кричу: убийцам нет прощенья!
Еще на ранах кровь — не забывай!..
Лишь вы дадите миру исцеленье,
Лишь ваше людям сладостно ученье,
Лишь вы народу создадите рай!
Привет тебе, Республика Советов!
Прочь буржуазных демократий ложь!
Ты, Франция, свой загасила светоч,
Ты, Альбион, к погибели идешь.
Пощады палачам не будет!
Творцов кровавых войн осудит
Дней наших неподкупный суд.
Для богачей не будет чуда:
Уже встают рабы повсюду
И цепи рабства всюду рвут.
Хвала неукротимой силе!
Как ярко солнце засветило,
Кварталы бедняков согрев!..
Блистает ангел с баррикады.
Ты слышишь грохот канонады?
В нем мира вечного напев!

***

В РОССИИ

Собравшись семьею единой
За праздничным светлым столом,
Грузинские пили вина,
Но думали все о другом.
О Майне, Франконии милой,
О круглых цветущих холмах,
Штральзунда красе унылой —
Низине, что вся в ветряках.
Тоска вкруговую, как чаша,
В безмолвии всех обошла.
О, если б отчизна наша
Навеки свободна была!
Мечтая о счастье возврата,
Мы сущность постигли вполне
Ошибок тех, что когда-то
В родной совершили стране.
Молчание сердце сжимало,
Но песней прервалось оно.
Мы пили под звон бокалов,
Грузинское славя вино.
Мы славу теперь возносили
Народам Советской земли:
Нас дома отчизны лишили,
Мы родину здесь обрели.
С ночной, чуть мерцающей тишью
Дыханье сливалось цветов.
«О братья! Бокалы выше!
Мы пьем за погибших борцов».
И звезды, блеснувши в стаканах,
Казалось, взывали: «Вперед!
За близость дней долгожданных!
За вольный немецкий народ!»

***

МОСКВА

1941

Истошный долгий вой прорезал тьму,
Он ширится, пронизывает стены,
И все и все должны внимать ему,
И спящие встают на зов сирены.
Лучи взметнулись в облачный простор,
Повисли сетью зыбкой и летучей.
Прожектор в небо щупальца простер,
Отыскивая вспугнутые тучи.
Моя Москва! При имени твоем
Сердца сильней трепещут. Вихрь металла
Стремишь ты в ночь, и даль загрохотала,
И блещет небо огненным дождем.
Я чувствую: вокруг тебя растет
Любовь народов. Каждый внемлет, веря,
Что ты сразишь коричневого зверя,
Что враг летит в последний свой полет.
Твои бойцы не ведают смятенья
И бодрствуют на кровлях, чтобы враг,
Низринув пламень в непокорный мрак,
В ответ увидел только пламень мщенья.
В том пламени — любовь к Москве, чей свет
Царит над притаившеюся далью.
Полночный мрак, любовью той согрет,
Врага встречает смертоносной сталью.
Когда, Москва, на небосвод ночной
Бросаешь ты разрывов сеть живую,
Слова, давно начертанные мной,
Я повторю как клятву боевую:
Меж городов, прославленных молвой,
Тебе дано превысить все столицы,
Неудержим расцвет могучий твой,
Твои всечасно ширятся границы.
Вперед и выше, говоришь ты нам,
И ты не оставляешь нас в покое.
В тебя вошедший скоро видит сам:
То, чем он был, должно уйти в былое.
Меж городов, прославленных молвой,
Пространства ты и вечности носитель.
Неколебим фундамент крепкий твой,
Ведь сам народ — великий твой строитель.

***

САЛЮТ В МОСКВЕ

Грохочет залп, и в выстрелах слышна
Уверенность… В раскатах — утвержденье:
«Священный долг! Священная война!
Едины русские в своем стремленье!»
Пока тропа огня ведет вперед
И небо фронта застилает порох,
Сияет над Москвою небосвод
В игре ракет, в причудливых узорах.
Зажглась на небе елка рождества.
«Мир!» — возвещает каждая ракета.
Еще в руинах птицы гнезда вьют…
Но близок час победы торжества.
Там в небе памятник ее из света.
И снова залп прогрохотал — салют!

***
Ответ
#4
Кто нас в незабвенные даты
Избавил от бедствий войны?
Советского войска солдаты,
Герои Советской страны.
Спасибо ж вам, братья-солдаты,
Герои Советской страны!

***

ГДР

Слава родине священной,
Сочной зелени лугов,
Синеве благословенной
Над раздольем берегов.
Отшумели, стихли бури,
И в сверкании огней
Встала радуга в лазури
Ослепительных небес
Родины моей.
Пусть умножит нашу славу
Радостный народный труд.
Немцы юную державу,
Как святыню, берегут;
И на празднествах народных
Славят гордых сыновей,
Славят смелых, благородных,
Отстоявших честь и мир
Родины своей.
Величавее, чудесней,
Край надежды, расцветай!
Будет радостные песни
Петь освобожденный край.
Все — тебе, тебе, отчизна!
Ты растешь — и мы сильней.
Ты цветешь во имя жизни!
Счастье видит наш народ
В родине своей.

***

ПРЕКРАСНАЯ НЕМЕЦКАЯ ОТЧИЗНА

Когда говорят
О красотах отчизны,
Следует помнить
О красоте человека.
Люди тогда лишь красивы,
Когда прекрасен созданный ими порядок,
Когда общество так же прекрасно
И жизнь хороша.
Об этом думайте!
Напоминайте об этом!
Да что б означала
Красота вековечной природы,
Если б при всей красоте
Изнывал бы в беде человек?
О, как прекрасны
Седые альпийские горы,
Темная зелень лужаек,
Чистая влага ручьев!
Белые эдельвейсы
Манят на лоно природы…
Но средь той красоты,
Окруженный колючим забором
С электрическим током
И вышками сторожевыми,
Расположен был
Концентрационный лагерь…
И тогда казался ужасным
Этот альпийский пейзаж.
И красота, окаймлявшая лагерь,
Была издевательской,
Мертвой, Ненужной…
Ведь там лишь прекрасна отчизна,
Где порядок жизни прекрасен,
Где прекрасно устройство людей
И прекрасен сам человек.
Красота нераздельна,
Красота отличается цельностью,
Пойте хвалебные гимны
Цельности красоты!

***
Настала  власть свободы и труда,
Сдружилось поле с тракторной колонной,
И песнь звучит, привольна и горда,
И славит день земли новорожденной.
Растут дома — въезжайте, новоселы!
Велик размах невиданных работ!
Река меняет русло, степь цветет.
Как весело гудят над нею пчелы!
Да! Нов наш труд! Здесь нет таких, кто стар.
Жар нашей жизни — это юный жар.
И счастье созиданья — в нашем доме!
А вечером, когда гулять идем,
Об этом счастье песни мы поем,
И жизнь шагает ввысь, — мы на подъеме!

***

свидетели на суде над капитализмом-фашизмом

http://youtu.be/uKtccU2tDh8


русский перевод гимна ГДР

http://youtu.be/RlAcB2SkN6Y
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)