Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Наука, техника и мышление в нулевые годы
#1
Как  РФ "поднималась с колен"   в нулевые годы

[Изображение: ae3f30342009.jpg]

цифры , факты и выводы  по уничтожению советской науки, технологического потенциала и мышления , проведенного в "нулевые" годы,  взяты из книги ВОЙНА ПРОТИВ РАЗУМА Бояринцева В.И (в сильном сокращении,  с минимальными комментариями)

кстати, данный материал можно будет  приобщить к делу о вредительско-ликвидационной деятельности Путина

ЧТО ОСТАЛОСЬ ОТ НАУКОЁМКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ?

РФ- ресурсный склад ТНК/ТНБ

Прошло восемнадцать лет со дня уничтожения Советского Союза  антисоветской 5- колонной,  проникшей  на вершины власти СССР еще при Хрущеве. Рыночные  реформы вызвали негативные изменения всех сторон жизни. Страна разрушена, её богатства перешли в руки транснационального бизнеса. Основной отраслью на территории РФ стала ресурсодобывающая промышленность. Основные промышленные объекты, сооружаемые в капиталистической России, трубопроводы и карьеры. Хотя по запасам нефти Россия занимает седьмое место в мире (9.5 миллиардов тонн по данным British Petroleum Statistical Review), по объёмам нефтедобычи страна вышла на уровень Саудовской Аравии, имеющей вчетверо большие запасы, что приведёт к быстрому истощению наших ресурсов.

Общий экономический ущерб, нанесённый России реформами, “уже в несколько раз превысил ущерб от гитлеровского нашествия в годы Отечественной войны” (признал С.Глазьев).

По закону сохранения всё, что потеряла страна, приобрели авторы реформ на паях с их зарубежными советниками и покровителями. Но этого мало, Россия остаётся должна другим странам. Вспомним, что в советское время баланс наших долгов и долгов стране был в пользу Советского Союза (страна была должна на 10 миллиардов долларов меньше, чем должны были ей). Нынешняя плохая структура долгов не мешает нашему “доброму” правительству списывать долги с зарубежных стран на многие миллиарды долларов.

Списаны долги беднейшим странам таким, как Замбия, Мадагаскар, Мозамбик, Танзания, Эфиопия, Бенин (эти страны должны нам 558,5 млн. долларов). Как пояснил заместитель министра финансов: “Мы в ответ получаем доброе отношение”. Например, АЛРОСА (компания по добыче алмазов) “активно работает и получает большую прибыль в Анголе”. АЛРОСА (ранее “Алмазы России-Саха”) – российская горнорудная корпорация, вторая по величине в мире (25% мирового производства) после южноафриканской De Beers. Компания активно сотрудничает с израильскими клиентами (Лев Леваев, Бени Штайнманц, Моти Ганц). Лев Леваев в списке самых богатых людей Израиля занимает второе место, он председатель торгово-промышленной палаты Израиль-Россия, президент Федерации еврейских общин СНГ (ФЕО СНГ), вместе с главным раввином России Берл Лазером имеет тесные контакты с движением Хабад-Любавич (хасиды).

Хотя А.Чубайс и прочие демократы продолжают внушать нам, что они спасли страну от экономического коллапса (поскольку советское государство было неэффективным собственником), от гражданской войны и распада по югославскому сценарию, приход “эффективного” частного собственника не только резко ухудшил положение, но и привёл Россию к потере государственной самостоятельности.

В Российской Федерации уже восемнадцать лет идёт убийство собственной промышленности.

За годы реформ закрыто 70 тысяч заводов. Производство металлорежущих станков сократилось в 11, прядильных машин – в 50, а ткацких станков – в 127 раз. Наша страна всё больше зависит от иностранных поставок, поддерживая тем самым иностранный капитал. Причём ввозят в РФ в основном готовые товары, даже гвозди, в эвывозе же 70% составляют нефть и газ.

О том, что сырьевое направление развития остаётся “магистральным”, несмотря на громкие слова о необходимости развития новейших технологий, свидетельствует постановление 2009 года правительства РФ “О совершенствовании государственного регулирования цен на газ”. В соответствии с этим постановлением цена на газ для российских потребителей будет такой же, как и для иностранных. Это означает, что оставшиеся российские предприятия лишаются последнего преимущества в конкурентной борьбе с иностранными компаниями.

Это ли не очередной ход “пятой колонны” по подрыву остатков промышленности в России? А мы всё задаём себе вопрос: “А где эта мифическая “пятая колонна”?” Не надо прилагать больших умственных усилий, чтобы понять – она находится в Кремле и имеет свои отделения по всей необъятной России, а её представители во множестве занимают начальственные кресла в центральной администрации и в регионах.

Россия оставлена не только без собственной промышленности, но и без продовольствия. По имеющимся данным к 2006 году в России выведено из сельскохозяйственного оборота 35 млн. га (по некоторым данным до 40 млн. га) земли. Только под Москвой по оценкам агентства Penny Lane Realty, за время действия закона об обороте земель 90% сельхозугодий (или около 1,5 млн. га) перешли в новые руки. Закон позволяет вывести земли из сельскохозяйственного оборота и вести на них строительство, что в сотни раз увеличивает стоимость гектара земли.

“Под нож пущено животноводство. Поголовье овец и коз снизилось до уровня 1775 года, крупного рогатого скота – 1885-го, свиней – 1936 года. Сельское хозяйство в глубочайшем кризисе. Если в 1990 году… в РСФСР было собрано 113,5 млн. тонн зерновых, то урожай прошлого года почти вдвое меньше – 73 млн. тонн. Норма, надёжно обеспечивающая продовольственную безопасность, – 1 тонна на душу населения. Россия впервые в своей истории утратила продовольственную самостоятельность…” (С.Тарасов, статья “Народ и власть”, газета “Дуэль”, № 10, 2007 г.). И это действительно так: более 60% (по некоторым данным 70%) продовольствия импортируется. Впервые появились в России вредные для здоровья генно-модифицированные продукты, их доля на продовольственном рынке страны неуклонно возрастает.

По данным Росстата, с 1995-го года в России перестали работать 26% сельскохозяйственных предприятий и почти половина фермерских хозяйств. Больше всего хозяйств закрылось в 1998-м году из-за экономического кризиса. С 2001-го по 2003-й год прекратили свою деятельность 8% хозяйств, с 2004-го по 2006-й год – 6,2%. Производство тракторов сократилось за 15 лет примерно в 14 раз.

Новые строящиеся предприятия АПК и выращивание зерновых на плодородных почвах РФ (15% территории) принадлежит или контролируется транснациональными гигантами.  

Абсолютно очевидно, что лживый термин “реформы” был лишь информационным прикрытием беспрецедентного ограбления страны, уничтожения её индустриального, научного, культурного потенциала.

Очевидно, что политика властей направлена на разрушение всех сфер жизни страны ради превращения её в сырьевую колонию глобального бизнеса.

Наука и ВПК

Всем понятно, что наука успешно развивается только в таком обществе, где есть социальный заказ на научные разработки, где востребованы высококвалифицированные научные кадры. Известно, что мощное развитие науки в СССР стимулировалось бурным ростом наукоёмкой промышленности. Отчаянное положение в сегодняшней науке обусловлено тем, что за годы реформ в России почти полностью истреблён главный потребитель научных разработок – наукоёмкая промышленность, в том числе военно-промышленный комплекс, что логично вписывается в политику превращения России в сырьевую колонию Запада. Вопреки многочисленным декларациям руководства страны о необходимости развития новейших технологий, по данным Института международных экономических и политических исследований РАН: среди 49 стран, производящих 94% валового продукта мировой экономики, по “индексу технологий” Россия сегодня занимает последнее место.

В Советском Союзе наиболее ценные и интересные научные высокотехнологичные разработки делались с учётом их применения в военно-промышленном комплексе, который выступал главным заказчиком науки.

О катастрофическом состоянии дел в ВПК демократической России пишет А.Костюнин, председатель Совета директоров ОАО “Судостроительный завод “Авангард”” (газета “Дуэль”, № 49, 2005 г.).

В 1988 году затраты на военные цели стран НАТО превышали военные расходы СССР в 2,3 раза, а в 1997 году (уже по отношению к России) в 18,7 раза.
За период с 1989 по 1997 год объём наших военных расходов в сопоставимых ценах сократился примерно на 87%, в США они снизились на 31%, в Германии – на 27%, в Великобритании – на 23%, во Франции – на 10%, в Италии – на 5%.
Многократно снизился оборонный заказ, который не позволяет загрузить производственные мощности более чем на 5-8%.
В 2001-2010 на нужды обороны должно выделяться 2,7% российского ВВП, в США в 2004 году эти расходы составили 3,9% ВВП, а в 2005 – 3,7%. При этом не будем забывать, что российский ВВП “несколько” ниже американского.
Расходы на военные научные и опытно-конструкторские работы в России в 30 раз меньше, чем в США, и в 10 раз меньше, чем у стран НАТО.
Заработная плата в российском оборонном комплексе на 40% ниже, чем по промышленности в целом.

Потеря кадров за последние десять лет в оборонно-промышленном комплексе составила 70%, в военной науке – 60%, средний возраст работающих повысился до 50 лет.
Износ основных фондов предприятий достиг 80%.
Доля морально устаревшего оборудования (старше 20 лет) поднялась до более чем 30%.
Благодаря ценовой политике рентабельность предприятий ВПК редко превышает 4-6%.
Реформы военно-промышленного комплекса привели к тому, что российские военные предприятия существуют за счёт изготовления техники, заказанной зарубежными “партнёрами”. При этом выпускается техника, разработанная ещё советскими ОКБ и до сих пор являющаяся передовой.

В 90-2000-е годы большая часть экспорта приходилась на Индию и Китай, которые фактически спасли брошенный собственной страной российский ВПК. Соглашения о военно-техническом сотрудничестве подписаны с Венесуэлой, Мексикой, Перу, Колумбией, Бразилией. Прорабатываются варианты поставок в Боливию, Уругвай, Эквадор...”

Сегодня структура экспорта такова:

боевые самолёты – 56%;
средства ПВО – 17%;
вооружение для сухопутных войск – 15%;
техника для ВМФ – 9%;
прочее – 3%.

По словам главы Рособоронэкспорта: “В оружейном производстве до сих пор используются научные достижения ещё советских времён…
Страна тратит на НИОКР в четыре раза меньше Японии, втрое меньше Германии и вдвое меньше Чехии. Вот мы и пытаемся хоть как-то залатать эту брешь. Иначе скоро будем торговать лишь корпусами танков, кораблей и самолётов. А высокотехнологическую “начинку”, которая стоит значительно дороже, уступим конкурентам. Мне очень не хочется, чтобы Россия скатилась на уровень поставщика железа”.

Показательна история создания будущего боевого самолёта “пятого поколения” на базе Су-27. Напомним: Су-27 – истребитель-перехватчик четвёртого поколения поднялся в воздух в 1982-м году, Су-30 – это двухместный вариант (Су-27), его серийное производство было начато в 1991-м году, Су-35 явился дальнейшей модернизацией Су-27 и был сделаан в 1992-м году, а в 2000-м году участвовал в тендере, объявленном правительством Южной Кореи (В.Ильин “Боевые самолёты России XXI века”).

Так как самолёт СУ-27 является базовой моделью для разработки Су-30 и Су-35, немного об истории самолёта, которая даёт яркое представление о разгроме нашей авиационной промышленности.

В 1982-м и 1983-м году было построено по пять машин, а в Вооружённые силы СССР самолёт начал поступать в 1985-м году, его серийное производство продолжалось до 1992-го года, всего было изготовлено 600 (!!!) самолётов (почти по 100 штук в год!), после чего они выпускались в экспортном варианте. Эти самолёты состояли на вооружении ВВС Украины, Белоруссии, Узбекистана, Казахстана. На самолёте в 1986-1993-м годах “была установлена серия мировых авиационных рекордов скороподъёмности и высоты полёта в различных классах” (“Самолёты и вертолёты СССР. 1966-1991”). А теперь сравним: в советское время только самолётов Су-27 выпускалось почти по 100 штук в год, теперь власти собираются производить 12 самолётов в год всех трёх наименований.

Разрушение ВПК не только наносит удар по обороноспособности России, но и создаёт огромные социальные проблемы, ибо в СССР предприятия оборонки во многих случаях были градообразующими, давали работу и обеспечивали социальную сферу для огромного количества людей. Сегодня же ловкие коммерсанты скупают стратегические предприятия из-за зданий, в которых они расположены, нимало не заботясь об ослаблении обороноспособности страны, где они проживают (статья “Оборонка пошла с молотка”, газета “Аргументы и факты” № 49, 2005 г.):

-незаконно захвачено здание ОАО “Гипромез” (стоимость 25-40 миллионов долларов) – единственного в стране института по проектированию заводов тяжелого машиностроения;
-фактически прекратил существование НИИ эластомерных материалов и изделий, выполнявший заказ для баллистических ракет “Тополь-М” (стоимость здания несколько миллионов долларов);
-ещё ранее был уничтожен ВНИИ полимерных волокон, работавший для создания баллистических ракет (в здании открыт торговый комплекс);
-на грани гибели находится Балашихинский литейно-механический завод, выпускающий запасные части для авиации;
-в таком же состоянии находится НПО вычислительной техники и информатики (стоимость здания несколько десятков миллионов долларов).

Газета отмечает: “Под ударом могут оказаться ещё 700 крупных стратегических объектов Москвы и области”.

Что же сегодня? Большинству людей, работавших в наукоёмкой промышленности, в “оборонке” демократы сломали жизнь. Люди потеряли работу, зарплату, социальный статус. Многие из них не смогли адаптироваться к “новой жизни” в качестве бухгалтеров, продавцов, охранников, вахтёров и т.п. и стали нищими, либо раньше времени погибли.

Кто же защитит наукоёмкие производства, НИИ, КБ, если ни правительству, ни министерству обороны, ни органам госбезопасности они не нужны? На кого же работают власти демократической России? На какого брата по антитеррористической коалиции?

РАКЕТОСТРОЕНИЕ

Казалось бы, одним из “локомотивов”, который может вывести страну на путь инновационного развития является ракетостроение.

Характерное отличие демократических лет от советского период: раньше новейшая военная техника сначала создавалась, а потом об этом узнавал мир. Теперь наоборот, сначала следуют громкие заявления, а потом ... неизвестно : “Российский концерн ПВО “Алмаз-Антей” завершит разработку комплекса С-500 через четыре-пять лет, заявил … гендиректор конструкторского бюро концерна ПВО “Алмаз-Антей” Игорь Ашурбели” (ДНИ.РУ, 17.09.2009).

Обратите внимание: речь идёт не о постановке на дежурство комплекса, а только о завершении “разработки”. Это не помешало главнокомандующему ВВС России генерал-полковнику Александру Зелину заявить, что в ближайшие годы в России появится новейший зенитно-ракетный комплекс С-500. Но главнокомандующий, в отличие от разработчика, уже не указывает, когда этот комплекс может появиться.
Ответ
#2
СУДОСТРОЕНИЕ

Данные о состоянии такой наукоёмкой отрасли промышленности как судостроение приведены в статье “Гроза морей” (журнал “Forbes”, январь, 2006):

“В начале 1990-х годов комплекс впал в состояние клинической смерти. Оборонного заказа не было и не предвиделось. Стоявшие на стапелях корпуса разбирали, железо отправляли в металлолом”. Цитируем далее: “Нынешний Военно-морской флот России – лишь бледная тень могучего советского ВМФ. Несмотря на все усилия военных, и в ближайшее десятилетие “морские мускулы” восстановлены не будут”. Следует вспомнить, что по численности боевых единиц советский флот был крупнейшим в мире.

Далее журнал в качестве примера приводит состояние дел на “Северной верфи” Петербурга. В 1991-му году здесь было начато строительство семи эсминцев. Два построили, три разобрали, два законсервировали. Коллектив предприятия сократился с 10 000 человек до 2 000 в 1997-м году. Объём производства составил 6% от показателей 1990-го года.

Россия сейчас имеет один авианосец, у США их шесть. Мы же свои авианосцы советского периода порезали на металлолом или продали за рубеж. Так, Индия купила и отремонтировала наш авианосец. Что это было? Глупость? Или преступление? Теперь предполагается за четыре года построить новый авианосец стоимостью 3-3,5 млрд. долларов, а к 2015-му году – ещё один.

Понятно, чтобы продвинуться вперёд, а не выпускать устаревшие модели кораблей, необходимы новые научные и конструкторские разработки. Но частные судостроительные верфи не хотят вкладывать деньги в конструкторские работы, так как немалые средства могут оказаться пустой тратой в случае отсутствия заказа.

Частные компании, как правило, не имеют своих конструкторских бюро, которые остаются у государства. Контрольные пакеты акций таких крупных судостроительных предприятий, как “Северная верфь” и “Балтийский завод” находятся в руках частных владельцев. “Северная верфь” может строить в крытом эллинге крупные надводные корабли, вплоть до эсминца (8-9 тысяч тонн), но сейчас там строят только эсминцы для Китая. “Балтийский завод” может строить корабли водоизмещением до 100 000 тонн, но и здесь были построены только фрегаты для Индии, и хотя мелкие заказы обеспечивают производство до 2010-го года, военных заказов завод не имеет.

Теперь министерство обороны решило восстановить советские ракетные крейсеры, обсуждается возможность восстановления и модернизации крейсеров “Адмирал Нахимов” и “Адмирал Лазарев”. “У нас осталось несколько таких кораблей от советского флота. Мы разрабатываем программу по их восстановлению”, – заявил заместитель министра обороны В. Поповкин.

Наших военных чиновников хлебом не корми, дай только возможность что-то запланировать на далёкую перспективу. Теперь разработан план развития ВМФ до 2050-го года, и уже в Интернете появились вопросы: а наступит ли 2050-й год? И как бы отреагировал И.В.Сталин, если бы ему в 1950-м году предложили план развития вооружённых сил до 1990-го года?

Пока же показательна судьба Санкт-Петербургского института, в водных каналах которого исследовались перспективные модели кораблей и подводных лодок. В 2004-м году торжественно отмечался 110-летний юбилей ЦНИИ им. академика А.Н.Крылова – крупнейшего в мире научного центра судостроения, имеющего 100 зданий, 14 опытовых бассейнов, 8 крупных аэродинамических труб. Основным содержанием работ института являлось участие в создании новых кораблей и судов, преимущественно для Военно-морского флота. До 1992-го года институт практически полностью работал для нужд ВМФ, в настоящее время заказы ВМФ России не превышают 10% объёмов работ этого научного учреждения.

Зарождение института было связано с началом работы Опытового бассейна в центральной части города на острове “Новая Голландия”, в появлении которого велика роль Д.И.Менделеева и А.Н.Крылова. Символично, что в год 110-летия института Министерство обороны передало архитектурный ансамбль городу, что привело к уничтожению Опытового бассейна и здания лаборатории Д.И.Менделеева. На их месте возводится комплекс зданий, основой которого является постройка Норманна Фостера, строителем стал некий Шалва Чигиринский.

Кроме потери Опытового бассейна, один из бассейнов ЦНИИ был переоборудован под оздоровительный комплекс “Серебряная вода”. Но, видимо, об этом не было речи во время посещения ЦНИИ В.Путиным в марте 2009-го года. Отметим, что открывал Опытовый бассейн император Александр III, а в 2009-м году премьер-министру уже нечего было закрывать.

Как бы подводя итоги демократического этапа развития судостроения в России, журнал “Forbes” пишет: “Советским кораблям осталось жить недолго”.

АВИАЦИЯ

Это в советское время вся страна пела:

Всё выше и выше и выше,
Стремим мы полёт наших птиц….


В эпоху демократии Б.Ельцин лично участвовал в расчленении огромной государственной компании “Аэрофлот” на 440 частных компаний. Уничтожение государственной компании привело, к разгрому в высшей степени конкурентоспособного на мировом рынке советского самолётостроения на радость зарубежным конкурентам.

Советский “Аэрофлот” перевозил при низкой стоимости билетов 130 миллионов пассажиров в год, имел огромные доходы и мог заказывать 500 отечественных самолётов в год. Он обеспечивал работу десяткам тысяч квалифицированных инженеров, техников и рабочих. Власть следила за внедрением новых технологических разработок, за работой диспетчерских служб и строго контролировала безопасность полётов.

“Любой дурак понимает, что сотни крохотных авиакомпаний были созданы властью с целью уничтожения русского авиапрома”, – пишет А.Портнов (газета “Дуэль”, № 20, 2007 г.)

Теперь зять закупает иностранные пассажирские самолёты, в России уже летает около двухсот старых “Боингов”, самолётов, отслуживших свой срок в Китае или в африканских странах. А.Портнов продолжает: “Россия практически прекратила выпуск пассажирских самолётов, вертолётов, тракторов, комбайнов и вообще сельскохозяйственной техники, а также металлорежущих станков, прядильных и ткацких станков, сложных автоматических линий, радио и фотоаппаратуры, компьютерной техники. Даже фотоплёнки и батарейки у нас – импортные. Кончатся энергоресурсы, прекратится импорт – что будет делать Россия, чем пахать землю и убирать хлеб, во что одеваться, чем питаться, где жить?..”

Власть , видимо, надеется, что скоро иностранные компании придут на смену советским останкам и своего нам просто не нужно. 

Вот, что говорил в 2004-м году В.Рытвин (член-корреспондент Академии инженерных наук): “Около 750 самолётов российских авиакомпаний, которые обеспечивают основной объём перевозок, к 2010 г. выработают свои ресурсы. На сегодняшний день парк гражданской авиации России составляет около 1,5 тыс. магистральных и региональных самолётов и является одним из самых устаревших среди развитых государств мира. Ежегодно обновление парка составляет всего около 0,3 процента от общей численности, что в 20 раз меньше по сравнению с мировой практикой. К 2015 году, как ожидается, более 80 процентов этих воздушных судов выработают назначенные ресурсы”.

Анализ состояния дел в авиационной промышленности, которая пока ещё может приносить доход государству, показывает, что российские чиновники в угоду интересам ТНК практически уничтожают производство своих гражданских самолётов.

В 2006-м году было произведено около десятка гражданских самолётов различного назначения, двадцать же лет назад в Советском Союзе делали 500 самолётов в год!

“Уже в будущем году 70 процентов авиаперевозок будут осуществляться на иностранных лайнерах. Так что летать в России не на чем и некому. А наше правительство уверяет, что мы – великая авиационная держава…” (газета “Твой ДЕНЬ, № 44, 2007).

Начавшись с прекращения производства серийных самолётов, кризис захватил заводы, опытные конструкторские бюро, которые лишились новых заказов. Научно-исследовательские институты (НИИ), питающиеся заказами от промышленности, находятся в кризисном состоянии. Кризис проник и в прикладную авиационную науку, имеющую ключевую роль при разработке новых самолётов – аэродинамику, разработку новых конструкционных материалов и новых более эффективных двигателей и пр. К настоящему времени численный состав НИИ так же, как и во всей авиации, сократился до 20-25% от первоначального.

За годы реформ мы потеряли много блестящих специалистов. Создавшаяся ситуация привела к утрате научно-технического потенциала страны, хотя Россия с самого начала истории авиации была одной из ведущих держав в области авиационной науки.
В 2008-м году, после восьми лет “поднимания с колен” и притока триллионов “нефтедолларов”, было построено всего 8 лайнеров.

В средствах массовой информации довольно часто даются сообщения об уникальной разработке в области отечественного самолётостроения. Об этом пишет, в частности, Тейл Ганнер в статье “SSJ: Первый постсоветский “Ероплан”” (“Дуэль”, № 20, 2009). Он говорит о том, насколько этот самолёт можно считать российским:

консультанты проекта – фирма “Боинг”;
четвертью акций “Гражданские самолёты Сухого” владеет итальянская фирма “Аления”;
самолёт состоит на 80% из готовых частей иностранного производства.

Тейл Ганнер делает вывод: “”Отвёрточный самолёт” был бы допустим для страны, не имевшей собственного авиапрома. Для какой-нибудь Малайзии. Но для русских с их почти вековой историей конструирования и строительства передовых воздушных кораблей, это – национальный позор”.

Говорит один из ведущих специалистов авиапрома (“Всё ниже, ниже и ниже…” ? “Московский комсомолец”, 31 августа 2009 года): “С приходом “Суперджета” у нас окончательно внедрилась так называемая отвёрточная сборка. Движки и вся интеллектуальная часть в этой машине иностранная. В результате такой политики КБ Яковлева – это 400 человек, КБ Ильюшина и Туполева – не больше, зато филиал “Боинга” в Москве – 1400 конструкторов. Причём наших. Весь наш огромный научный потенциал просто вымывается из России."

Казалось бы, газета, для которой советское прошлое являлось кошмаром, пишет: “Когда в 30-е годы прошлого века начинался советский авиапром, то государство не распродавало, а строило заводы, создавало КБ, а главное – вырастило целую плеяду талантливых конструкторов: Туполева, Ильюшина, Камова, Микояна, Сухого, Антонова… Их имена и самолёты знала вся страна”. Добавим: Поликарпова, Петлякова, Яковлева, Лавочкина, Мясищева, Миля, Бериева, Микулина, Люлька, Туманского.

Продолжим цитирование: “Сейчас другое: мы декларируем, что развиваем авиапром, но при этом продаём заводы, лишаем работы КБ, а главное, у нас уничтожен институт главных конструкторов. Их низвели до бессловесных исполнителей, от которых мало что зависит…”


Правительство вовсе не собирается возрождать российскую авиационную промышленность, а хочет отменить пошлины на покупку новых иностранных самолётов, что, по мнению чиновников, приведёт к тому, что авиакомпании получат возможность обновить парк.

Понятно, если страна заинтересована в своём экономическом развитии и сохранении суверенитета, необходимо наращивание производства собственной техники. Но вот что говорит министр транспорта И.Левитин: “50% эксплуатируемых самолётов годится только на запчасти…” – и делает вывод: “Нужно отменить пошлины на приобретение иностранных самолётов”.

Добавим: и тем самым окончательно погубить национальное авиастроение!

С одной стороны говорится о необходимости развивать отечественную авиамоторную, самолётостроительную, космическую индустрию, с другой – берётся кредит в миллиард долларов для закупки зарубежных авиадвигателей, кредит на покупку подержанных “Боингов” для “Аэрофлота”. Вспомним, как это делалось на заре советского двигателестроения: закупались один-два зарубежных образца, и на их основе создавались двигатели, превосходящие аналоги. Но это было время, когда государство заботилось о своей силе, о своём могуществе и о создании рабочих мест для квалифицированной рабочей силы.

Существенный урон нанесён и отечественному вертолётостроению. Во всемирно известной фирме имени М.Л. Миля две из трёх территорий оказались проданными. При этом на проданной территории остались уникальные испытательные стенды (В. Смоленцев, газета “Завтра”, № 11, 2006).

Напомним, что 20 лет назад в СССР делали 300 вертолётов в год!

Показательна судьба знаменитого вертолёта Ка-50 – “Чёрная акула”. В 1998 году министерство обороны из-за финансовых проблем перестало покупать у предприятия винтокрылые машины. Завод оказался в сложной финансовой ситуации, выпуск вертолётов был приостановлен. В 2006-м году производство было восстановлено, что позволило привлечь к работе около трёх тысяч человек. В 2007-м году планировалось собрать 4 вертолёта для России.

Таким образом, потеряв 10-15 лет, уволив рабочих, нанеся ощутимый урон обороноспособности страны, начинаем кое-как, по мелочам, восстанавливать производство уникальных технических изделий. Вопрос в том, сколько лет потребуется для восстановления утраченного, и кто ответит за преступный подрыв обороноспособности страны?

“Забота” о российском авиастроении проявилась в высказывании Г.Грефа. Министр, который по долгу службы в то время должен был заниматься экономическим развитием России, заявил, что Россия может купить у одной из зарубежных компаний модель пассажирского самолёта и одновременно завод по его массовому производству с технологией и документацией (газета “Твой ДЕНЬ”, № 20, 2007 г.). Ещё в марте 2006-го года Греф сделал еще одно заявление, из которого следовало, что на деле он заботится только об интересах иностранных компаний.

продолжение следует
Ответ
#3
РАЗГРОМ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

12 июля 1940 года трое советских учёных – В.Вернадский и двое его учеников В.Хлопин и А.Ферсман - отправили записку на имя Председателя Совнаркома СССР и в Президиум Академии наук. Они писали: “Мы считаем, что уже сейчас назрело время, чтобы Правительство, учитывая важность решения вопроса о техническом использовании внутриатомной энергии, приняло ряд мер, которые обеспечили бы Советскому Союзу возможность разрешения важнейшего вопроса современной науки”.

Предлагалось поручить Академии срочно приступить к выработке методов разделения изотопов урана, форсировать работы по проектированию сверхмощного циклотрона в Физическом институте АН СССР, создать государственный фонд урана.

Уже 16 июля Урановая комиссия была создана, в неё вошли В.Хлопин – председатель, его заместители – В.Вернадский и А.Иоффе. Создание этой Комиссии заложило основы интенсивных атомных исследований, приведших к развитию атомной энергетики, к созданию атомной и водородной бомб в Советском Союзе.

О состоянии дел в науке РСФСР 80-х годов, т.е. последних лет существования СССР, можно получить представление из справочника “Страны мира” (М., “Политиздат”, 1985).

Численность научных работников в стране – 1,5 млн человек.
На научные исследования израсходовано в год 26 млрд рублей – в пересчёте на современные цены 2,6 триллиона рублей.
В 1984 году зарегистрировано 15 крупных научных открытий в ядерной физике, астрофизике, физике твёрдого тела, геофизике, в химии, биологии и медицине.
В народном хозяйстве использовано более 23 тысяч изобретений и около 4-х миллионов рационализаторских предложений.

Зарплата молодого специалиста составляла 90-120 рублей в месяц, что в пересчёте на современные цены (1:100) составляет 9 000-12 000 рублей.
Зарплата научного работника: кандидат наук – 250-300 рублей (сегодня 25 000-30 000 рублей); доктора наук – 300-400 рублей (сегодня 30 000-40 000 рублей).
Пенсия научного работника со стажем: кандидат наук – 120 рублей (сегодня 12 000 рублей), доктор наук – 160 рублей (сегодня 16 000 рублей).
Это при коэффициенте пересчёта по уровню цен 1:100, хотя на конец 2009 года этот коэффициент должен быть принят как 1:120.

В конце 1980-х годов в мировой науке работало 12 миллионов человек, из них в СССР – 3 млн, в РСФСР – 1,5 млн человек. В советское время по числу исследователей на душу населения Россия занимала первое место в мире, сейчас мы опустилась до седьмого места, нас обогнали не только США и Япония, но и Израиль. На 2004 год персонал занятый научными разработками, составляет в России менее 840 тысяч человек, а собственно учёных среди них – 491 тысяча человек. Число учёных на 10 тысяч человек ныне составляет в России 75, в Финляндии 164, в Японии 99, в США 86 человек.

По данным академика В.Страхова численность работников в научной сфере в 2003 году составляла не более 600 тысяч человек, за 2006 год это число сократилось до 470 тысяч. За период с 1990 по 2003 год количество научных и проектных организаций сократилось в 7.8 раза, конструкторских бюро – в 3.6 раза, научно-технических подразделений на промышленных предприятиях – в 1.8 раза. В 90-е годы прекратили своё существование 800 институтов, что привело фактически к отмиранию понятия “отраслевая наука”.

Приводя данные, характеризующие степень разрушения науки в современной России академик В.Страхов писал, что в 2003 году вклад российской науки в мировую составил 3,75% и если не принять экстренных мер, то этот вклад снизится до 2.0-2.5% , а для фундаментальной науки это означает, что “полный крах её в ближайшие пару лет неизбежен”.

Осенью 2004-го года президент В.Путин за заседании Госсовета по поводу ситуации в науке привёл следующие данные – за последние 10 лет:

-финансирование науки сократилось в 10 раз по сравнению с периодом “застоя”;
-число научных сотрудников сократилось втрое, за последние 5 лет – на 800 тысяч;
-средний возраст работающих в науке достиг 56 лет.

Вот некоторые основные данные о разгроме науки времён Индустриальной Державы, какой был Советский Союз (2007 год).

По сравнению с 1991-м годом количество учёных-исследователей уменьшилось примерно в три раза (осталось чуть более четырёхсот тысяч человек).
Количество исследователей в РАН только к 1998-му году сократилось на 22%, после чего последовали регулярные сокращения.
Практически полностью разрушена вузовская и прикладная наука.
Уровень изобретательской активности в стране снизился на 90%.


В результате политики, проводимой олигархическим государством в отношении науки, средний возраст кандидатов наук сегодня составляет 53 года, докторов наук – 61 год, действительного члена РАН – за 70. В науке произошла “возрастная катастрофа” . Исчезло поколение научных сотрудников в возрасте от 30 до 50 лет. Если учесть, что активный возраст в науке приходится на 30-40 лет, необходимо признать, что не только количественные, но и качественные показатели русской науки упали и продолжают падать, приводя науку России в недееспособное состояние. Сегодня творческий потенциал науки близок к нулю, а в ближайшие годы наука покончит своё существование по чисто физиологическим причинам.

О состоянии науки в 2006-м году говорил академик Г.Месяц: “…доля нашей наукоёмкой продукции на мировом рынке составляет 0,3 процента. Ну, так ведь мы и имеем копейки! Англичане, японцы вкладывают в науку в год по 100 миллиардов долларов, ещё через фонды столько же добавляют. У нас в этом году на всю науку России выделено 2,7 миллиарда долларов, из них только около трети идёт на фундаментальные исследования. Вся академия с сотнями институтов финансируется как один университет в США”.

По доле финансирования из государственного бюджета российская наука находится сегодня на уровне Таиланда и Румынии.

Власть забывает, что Российская Академия наук создавалась как организация, финансируемая государством, призванная обеспечить не только его научно-производственные интересы, но и высокое качество образования в стране. Полностью игнорируется также опыт цивилизованных стран, где наука в обязательном порядке пользуется государственной поддержкой.

По данным В.Маркусовой, научного руководителя гранта INTAS, вклад России в мировую науку за пятнадцать лет (начиная с 1991 года) сократился в 15 раз. На мировом рынке высоких технологий в настоящее время вклад России составляет 0,5%, США – 60%, Сингапура – 6%.

Бурное развитие науки в СССР способствовало прогрессу культурной, социальной жизни, в частности в наукоградах, где научно-исследовательские институты были градообразующими, определяя существование больших масс людей. В Современной России в наследство от Советского Союза досталось 65 научных городков, из них 45 – это города, остальные – посёлки. Примерно половина наукоградов имеет численность населения от 20 до 100 тысяч человек, более 100 тысяч жителей имеют 11 городов науки, большинство из которых расположено вблизи Москвы. О размере Новосибирского городка можно судить по данным 2000-го года – это примерно 130 тысяч человек.

Газета “Московский Комсомолец” привела очень показательный пример состояния дел в науке на примере города Зеленограда. История Зеленограда – столицы советской электроники началась в марте 1958-го года, когда Совет министров СССР принял постановление о строительстве города-спутника Москвы. За первые десять лет существования города в нём было создано 8 крупных институтов с опытными заводами, в настоящее время в городе 11 НИИ, два – общероссийского уровня.

Зеленоград является самым учёным городом Европы: людей с высшим образованием в Европе - 23% населения, в Лондоне – 37%, в Париже – 30%, в Москве – 41%, в Зеленограде – 44%. Делая вид, что не понимает положения вещей, газета задаётся вопросом: “Раз они такие умные – почему такие бедные?” А бедными они стали, как и вся страна, с начала 90-х годов, когда сырьевому государству не понадобилась столица электроники. С началом демократизации Зеленоград получил самый высокий уровень безработицы и самую низкую заработную плату. Половина трудоспособного населения Зеленограда отправилась на заработки в Москву.

На примере Института физики твёрдого тела РАН в Черноголовке видно состояние дел в наукограде: в 90-годы на работу сюда пришёл только один молодой специалист. С 1991-го года в Черноголовке общая численность работающих в научных организациях сотрудников сократилась на 40%.

Однако, летом 2006-го года, когда Черноголовка праздновала свой 50-летний юбилей, директор ведущего института посёлка академик С.Алдошин опубликовал в газете “Поиск” статью под названием “Черноголовка фонтанирует идеями”, хотя любому нормальному человеку ясно – если чем и фонтанирует Черноголовка, так это водкой и лимонадом “Колокольчик”. Посёлок из научного центра превратился в вотчину завода фирмы ОСТ-Алко. Именно он делает сегодня Черноголовку знаменитой на всю страну, придумав рекламный призыв: “Пейте без остановки напитки из Черноголовки”. Бодрые же выступления академиков подобных С.Алдошину вызывают только одну реакцию – сомнение в психическом здоровье автора, воспринимающего ситуацию столь неадекватно.

Раздвоение личности вообще заработает любой, кто почитает опекаемую академиком В.Гинзбургом газету “Поиск”, которая позиционирует себя как “газета научного сообщества”. Жизнерадостный тон публикаций резко контрастирует с опустевшими лабораториями, ветхим оборудованием, нищетой стареньких научных сотрудников. Читателю наверняка покажется, что оптимисты-академики живут в неком параллельном мире, не соприкасающемся с миром реальным. Ложь, ставшая обыденной практикой газеты, помогает властям убивать науку в тишине, без лишней огласки.

Вывод из всего сказанного такой: восемнадцать лет разгула капитализма в стране поставили науку в России на грань гибели. Потерян авторитет, который столетиями имела русская и советская наука в мире. На фоне разговоров президента страны и членов правительства о необходимости “инновационного прорыва”, который якобы должен вывести страну из состояния сырьевой колонии “цивилизованных” стран, наука балансирует на грани выживания. Многочисленные правительственные обещания сводятся к мелким подачкам, которые едва позволяют стремительно стареющим научным кадрам прокормиться.

Казалось бы, государство, хоть как-то озабоченное сохранением своей независимости, должно принять срочные меры по исправлению катастрофического положения в науке. Однако новые реформы науки преследуют всё яснее обозначающуюся цель – полное уничтожение науки.


МИНИСТЕРСТВО ОБРЕЗАНИЯ НАУКИ

Наука под предлогом “модернизации” оказалось на грани полного исчезновения, и в этом вина не только высшей власти страны, но и чиновников от науки. Вся деятельность Министерства образования и науки под руководством А. Фурсенко показывает, что наиболее точная расшифровка названия министерства звучит так: Министерство обрезания науки.

Краткая справка: Фурсенко, доктор физико-математических наук, “был членом ревизионной комиссии Акционерного коммерческого банка (АКБ) “Россия”… В ноябре 1996 года стал одним из соучредителей дачного кооператива “Озеро” (учредители – В. Путин и др.). В 1990-х годах А. Фурсенко был почётным консулом Филиппин. Автор более 100 научных работ. Сотрудничает с американской организацией RAND (Research and Development), объединяющей учёных, занятых поискам системных решений и анализом сложных систем. Неоднократно выступал на семинарах в США” (А. Мухин, “Правители России: Старая площадь и Белый дом”, 2005 г.).

А вот что говорит А. Фурсенко о реформах науки: “Модернизация не может быть позитивной для всех. Так не бывает. Неминуемы негативные социальные последствия… Абсолютно ясно, что какое-то число людей, институтов будет сокращено”. Итак, руководимое А. Фурсенко министерство видит единственный путь модернизации науки в её сокращении, хотя численность научных работников за демократический период уже сократилась втрое.

Изданное в мае 2006-го года постановление правительства предписывало сократить численность научных сотрудников на 7%. Секретное же распоряжение содержало цифру в 3-4 раза выше. Всего предполагалось сократить 20% научного состава институтов Академии наук. Общее число увольняемых сотрудников составило 22 тысячи. В мае-июне 2007-го года проходит новое сокращение.

В 2007-м году зарплата ученого достигла 10-15 тысяч рублей (столько получала продавщица на оптовом рынке). В 2008-м году после всех повышений ставка доктора наук в институте РАН составляла 25 000-30 000 рублей (за это заплатили уволенные из институтов 20% сотрудников). Такая зарплата соответствует уровню кассирши супермаркета.

Власти неизменно сохраняет ситуацию неконкурентоспособности и непривлекательности научного труда по сравнению с другими видами деятельности, хотя очевидно: пока мелкий клерк торговой или нефтяной компании, как это имеет место сегодня, получает в месяц столько, сколько профессор за десять лет, наука, а вместе с ней и страна будут погибать.  В ноябре 2009 года телепрограмма ВГТРК, посвящённая науке, прошла под девизом: “Путь в науку, это путь в нищету”.

Ни в одном плане не предусматривается восстановления материальной базы институтов. Сегодня денег хватает только на покупку компьютерного оборудования для таких служб как канцелярия, бухгалтерия, плановый отдел, отдел кадров и т.п. Иными словами: власти предлагают, не увеличивая финансирование науки, уменьшить численность учёных, создав себе пропагандистскую славу радетелей отечественной науки, в действительности её уничтожая.

Акция, призванная продемонстрировать заботу властей об учёных, породила в научной среде мрачную шутку: прибавка достаточна для покупки билета за границу в один конец. Эмиграция учёных в 2007 году выросла более чем на 15%.

Очевидно, что в основе сокращения штатов в институтах РАН лежат не только и не столько финансовые причины. Истинный смысл сокращений состоит совсем в другом.

Сокращения дают возможность администрации избавиться от неугодных по разным причинам сотрудников.
В научный коллектив вносятся элементы неуверенности в своём положении, что деморализует учёных, стимулирует практику наушничества.

Сокращения позволяют окончательно свести к нулю роль профсоюзной организации, так как председатель профкома – тоже научный работник, над которым висит угроза сокращения.
Сокращения позволяют вывести дирекцию из-под любой возможной критики, поскольку действия администрации в условиях беспредела победившей демократии зачастую незаконны.
Из науки изгоняются последние из тех, кто не занимался собственным обогащением, кто делал науку, а не карьеру. Убирают известных учёных, независимых, самостоятельно мыслящих, критически настроенных, сопротивляющихся разрушению науки. Сокращают по возрасту, хотя при нынешней ситуации пожилые учёные могли бы стать наставниками, учителями, спасителями умирающих научных школ России.

Заметим, что никакие сокращения и возрастные ограничения не касаются “возвращенцев” – учёных, покинувших Россию, а затем вернувшихся после того, как им уже нечем было больше поделиться (в том числе и со спецслужбами) в иных государствах. Не подлежат сокращению также те, кто уехал работать за рубеж, но продолжает числиться в институте. Затрагивать интересы иностранных государств, питающихся за счёт разграбления научного ресурса России, не велено сверху.

Сокращения не касаются также двух категорий – научной администрации, членов-корреспондентов и академиков РАН. Члены РАН для себя в новом уставе не ввели возрастные ограничения (70 лет) при выборах на все руководящие должности. Если раньше директор академического института по достижении семидесяти лет становился Почётным директором, то теперь он может оставаться на своём посту до глубочайшей старости. По-видимому, считается, что люди, работающие в науке, с возрастом теряют умственные способности, а академики, уже давно в ней не работающие, эти способности сохраняют.

Сложилась парадоксальная ситуация – члены Академии, администрация институтов, то есть люди, которые несут персональную ответственность за разрушение науки, рассматриваются как самые ценные кадры, которые следует сохранить.

На что рассчитывает научное начальство, варварски урезая науку? На то, что они в состоянии укрепить своё финансовое положение настолько, чтобы безбедно существовать и без Академии наук? Что к моменту закрытия институтов ввиду полного опустошения, выросшее личное благосостояние скрасит боль расставания с кормившей их наукой?

Результаты обрезания науки сегодня видны уже невооружённым глазом: над некогда передовым академическим институтом, там, где в советское время красовалось: “Слава передовой советской науке!”, долгое время висел другой лозунг: “Стенли - встроенная мебель”.

Ответ
#4
АКАДЕМИЯ БЕЗ НАУК

Академия всё больше превращается в коммерческое предприятие, приносящее пользу только научной администрации, которая предаёт интересы научных сотрудников, хотя теоретически задачей администрации является создание максимально комфортных условий для работы учёных. В годы реформ образовалась огромная пропасть между научными сотрудниками и руководством, привыкшим, что все неприятности, происходящие в науке, это – для их подчинённых, для них же реформы – хорошие деньги. Для администрации институтов развал науки стал поистине золотым временем обогащения за счёт сдачи в аренду опустевших помещений, за счёт коммерциализации вспомогательных подразделений и т.п.

Академическая администрация всей душой приняла основное направление реформ – коммерциализацию науки. Сегодня до 40% бюджета РАН приносят коммерческие контракты. Академия всё больше превращается в коммерческое предприятие.

Из-за резкого снижения численности сотрудников и уменьшения финансирования наука стала “выживать”, сдавая в аренду опустевшие помещения. Так, РАН сдаёт различным компаниям 640 000 квадратных метров площадей своих зданий.  А.Кондратьев пишет: “Академия распоряжается зданиями общей площадью 15 млн. кв.м. К этому стоит прибавить земельные участки 330 544 га (три территории Москвы) и морскую акваторию в 63 000 га… По документам за один метр сданной в аренду площади все подразделения РАН получают в среднем 65 долларов в год.

Московские метры уходят по 107 долларов в год. Фантастически дёшево. По данным Vesko Consulting средние ставки аренды в московских офисах класса С (то есть самой низкой категории) в августе 2006 года составляли 468 долларов… Министерство образования и науки утверждает, что доходы НИИ и других организаций РАН от сдачи недвижимости внаём должны быть в 5-6 раз выше нынешних показателей (40 млн. долларов за 2005 год)…” (журнал “Forbes”, октябрь 2006-го г.).

Вопрос – куда уходит разница между заявленной и реальной стоимостью аренды остаётся без ответа. Коммерческая деятельность науки протекает под покровом полной тайны. По данным Центра исследований и статистики Министерства образования и науки и РАН 42% опрошенных учёных отметили, что деятельность предпринимательских структур, функционирующих на базе их научных организаций, осуществляется в интересах ограниченного круга лиц. Академик А.Некипелов считает, что: “В системе РАН наряду с фундаментальными исследованиями есть подразделения, которые полностью работают на рынок. Например, завод экспериментального приборостроения в Черноголовке…Институт ядерной физики Сибирского отделения РАН зарабатывает до 25 млн долларов в год…

Частные договорённости – ключевое понятие для бизнеса РАН. Только в Новосибирском Академгородке, по словам местных учёных, несколько десятков групп специалистов неофициально ведут работы по заказу коммерческих предприятий… Зарабатывают такие группы от 20 до 100 тыс. долларов в год. Эти суммы проходят мимо статистики”.

Дальше других в коммерческом использовании академической недвижимости пошёл директор Института Химической Физики РАН в Черноголовке академик С. Алдошин – он закрыл библиотеку Ногинского научного центра в Черноголовке. “А зачем научному центру библиотека?” – заявил академик, – “теперь никто книг и журналов не читает!” Академик, видимо, опирался на свой жизненный опыт, считая библиотеку лишним заведением в институте. Научные же сотрудники, которые привыкли измерять свой труд числом написанных книг и статей, составили протест, собрали подписи. Соглашаясь с тем, что весь зал и часть хранилища директор отрежет, они просили сохранить хотя бы кусочек библиотеки. Но даже это смиренное прошение С. Алдошин отверг, и слабые женщины-библиотекари перетащили груды книг, чтобы освободить помещения для нужд директора.

История знает примеры, когда уничтожались библиотеки с целью скрыть от народа ключевую историческую информацию. Сегодня в ряды варваров, истребляющих книги, влился академик РАН.

На протяжении восемнадцати "демократических" лет научная администрация послушно исполняла приказания властей, разрушая русскую науку.


“Наши люди думают, что нашу страну обижают, зажимают, что империалисты нас обходят. Да, у меня нет, конечно, иллюзий насчёт Запада. Там есть всякие люди. Но мы, прежде всего сами виноваты. Были и у нас самих недостатки. Лысенковщина, например…” - так вот оценивает нынешнюю ситуацию академик В. Гинзбург. Во всём виноват, оказывается, Т. Лысенко, спасший страну от голода в период Великой Отечественной войны


Академические чиновники, извлекая немалые денежные средства из своих институтов, не пренебрегает и дополнительными доходами. В последние годы были возобновлены научные премии, существовавшие в дореволюционной России. Но сегодня практика их присуждения сложилась весьма своеобразная: они присуждаются в основном академикам по принципу: “кто что учреждает, тот то и получает”. Так, десять лет назад по инициативе академика Г. Месяца в бытность его председателем Уральского отделения РАН, была возрождена Демидовская премия. Её суммарный размер составил 470 000 рублей. Интересно, что за последние пять лет премию получали только академики - в 2002-м году лауреатом стал вице-президент РАН академик Г. Месяц, получил премию и Нобелевский лауреат Ж. Алфёров. Создаётся впечатление, что премия, воссозданная для “вознаграждения достижений отечественной науки”, на деле использована просто для обеспечения академиков РАН.

Самой крупной научной премией России является основанная в 2002-м году по инициативе известных российских учёных во главе с лауреатом Нобелевской премии Ж. Алфёровым международная премия “Глобальная энергия”. Премиальный фонд соизмерим с Нобелевским, ежегодно он составляет 750 тыс. долларов, а в 2006-м году был 1,1 млн. долларов. Спонсорами стали РАО “ЕС России”, “Газпром” и ЮКОС, но когда у него возникли проблемы, его место занял “Сургутнефтегаз”. В Попечительский совет вошли Е. Велихов, М. Горбачёв, С. Кириенко, А. Миллер, В. Христенко, А. Чубайс, С. Ястржембский.

Теоретически премия присуждается за научные достижения в повышении эффективности использования энергии, за открытие новых возможностей развития энергетики, за разработку альтернативных источников энергии и новых методов преобразования и передачи энергии.

А вот как практически выглядят лауреаты этой премии:

2003-й год – член Экспертного совета “Глобальной энергии”, вице-президент РАН, академик Г.Месяц (вместе с американцем).
2004-й год – будущий председатель Международного комитета по присуждению премии “Глобальная энергия” академик Ф.Митенков и академик РАН А.Шейндлин – почётный директор института, возглавляемого председателем Экспертного совета “Глобальной энергии” академиком В.Фортовым.
2005-й год – тогда ещё председатель Международного комитета премии “Глобальная энергия” академик Ж. Алферов (вместе с немецким профессором).
2006-й – член Попечительского совета “Глобальной энергии” академик РАН Е.Велихов в компании с французом и японцем.
2007-й – академик РАН В.Накоряков и доктора наук из Исландии и Великобритании.
2008-й – академики РАН Э.Волков, О.Фаворский и профессор из Канады. Если первый получил премию в год своего 70-летия, то второй – накануне 80-летия – неплохая прибавка к пенсии (на троих – 30 млн рублей).
Академик Е. Велихов был награждён за разработку термоядерного реактора, строительство которого должно завершиться только через шесть лет, т.е. премия дана ему в качестве аванса за работу, которая, может быть, и не будет выполнена.

Утверждается, что работа, на которую были истрачены огромные деньги и немалое количество лет ещё в советский период, может быть выполнена через шесть лет на основе международного сотрудничества. Но специалисты говорят, что чудо-реакторы заработают через 10-20 лет сначала во Франции, потом – в Японии, а затем уже, может быть, и в России.

Говорят, что Президенту АН СССР академик А.П. Александровым в своё время сказал: “Если предшественникам Евгения Павловича удалось поставить атом на службу человеку, то ему удалось и вовсе, казалось бы невозможное – он поставил атом на службу одному человеку. Евгению Павловичу Велихову”. Но если даже такого высказывания и не было, то смысл его хорошо согласуется со всей биографией знаменитого академика.


Самое опасное в сложившейся ситуации: чем больше становится в Академии коммерции, тем меньше места остаётся для науки. Наука сегодня движется по инерции, копошась в пределах тем, запущенных в СССР десятилетия назад.

“УТЕЧКА МОЗГОВ” – ТРЕТЬЯ ТРУБА ИЗ РОССИИ

В демократическое время мы поняли, что экономика страны существует благодаря двум трубам – нефтяной и газовой, по которым природные богатства страны утекают за рубеж. Но кроме этих труб, уносящих из России богатства недр, властями сооружена и уже почти двадцать лет исправно действует третья труба, по которой утекает самый ценный природный ресурс – мозги.

Даже согласно официальной статистике за рубежом сегодня работает около 700 тысяч (по некоторым данным до 800 000) научных сотрудников из России. Чтобы оценить реальный размер потерь интеллектуального ресурса страны, это число надо по крайней мере удвоить или даже утроить, ибо учёные эмигрируют с жёнами и детьми, увозя из страны людей, генетически предрасположенных к интеллектуальному труду. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников ВУЗов, эмиграция специалистов (в основном молодых) за весь период реформ стабильно сохраняется на уровне 10 -15 тысяч человек в год.

Какой смысл рассуждать о способах улучшении демографической ситуации, если из страны вымывается золотой песок интеллекта, систематически изымаются молодые, умные, высокообразованные граждане, что приводит к резкому падению не только количественных демографических показателей, но и качественных?

По подсчётам экспертов ООН отъезд за рубеж одного человека с высшим образованием наносит стране ущерб размере от 300 тысяч до 800 тысяч долларов.

По данным Ю.Лисовского сегодня наши эмигранты, живущие в США, обеспечивают 20-25% американского производства в области высоких технологий, что составляет около 10% мирового рынка. Если бы те специалисты, которые выехали из России, начиная с 70-х годов, обучались в университетах США и Западной Европы, то на их подготовку этим странам пришлось бы потратить более 1 триллиона долларов.

Отъезд молодёжи приводит к резкому старению научных кадров в России. Так, по оценке президента Лиги содействия оборонным предприятиям А. Долголаптева средний возраст инженеров, конструкторов и высококвалифицированных специалистов в отечественном ВПК в 2006-м году составлял 65 лет.

Научная администрация, не желая ссориться с властью, как всегда представляет искажённую картину. Говорит вице-президент РАН, директор Физического института им. П.Н. Лебедева (ФИАН) академик Г.Месяц: “Массовой утечки сейчас нет. Тактика изменилась: наших учёных отслеживают выборочно. Пошли первые публикации – западные университеты ими уже интересуются, приглашают к себе. А у нас им, что могут предложить?” (“Аргументы и факты”, № 12, 2007 г.).

Вопреки утверждению А.Фурсенко, что “слухи об опасности “утечки мозгов” из России сегодня сильно преувеличены”, она ежегодно обходится нашей стране в 25 миллиардов долларов. Согласно оценкам ЮНЕСКО, уже к середине 1990-х годов потери России от “утечки умов” превысили 30 миллиардов долларов. Эта сумма, по сути, была вложена в бюджеты принимающих стран. По данным ректора Российского нового университета, председателя Совета Ассоциации негосударственных ВУЗов России В.Зернова, точную сумму ущерба страны от “утечки мозгов” подсчитать невозможно, но она составляет примерно один триллион долларов. Кроме того, эмигранты увозят с собой не поддающийся оценке объём научных сведений, разработок технологий, ноу-хау и других видов интеллектуальной продукции.

В стране работает ещё одна форма “утечки мозгов” – внутренняя, когда специалист живёт в России, но работает в западных или отечественных фирмах по международным грантам. По данным С.Миронина потери государства от такого рода “утечки мозгов” составляют 600-700 миллионов долларов в год. Такая форма эксплуатации интеллектуального потенциала России более выгодна для Запада и потому она расширяется.

Потери интеллектуального ресурса вызваны и уходом квалифицированных специалистов в области, не связанные с наукой и высокими технологиями внутри страны. Сегодня только 10% выпускников ВУЗов России работает по специальности. Массированная пропаганда красивой жизни привела к тому, что сегодня молодые стремятся получить как можно больше денег, не заботясь о способе их добывания. В результате выпускники лучших ВУЗов России – физики, химики, авиаконструкторы, электронщики предпочитают работать в финансовых и торгово-посреднических структурах, наполняют банки, страховые и ипотечные конторы, риэлторские и туристические фирмы и т.д.

Причина одна: уровень вознаграждений в коммерческих структурах в несколько раз превышает заработную плату, которую могут предложить заводы, конструкторские бюро, проектные и научно-исследовательские институты, университеты. Погоня миллионов молодых людей за сиюминутной выгодой быстро обернётся социальной катастрофой – деградировавшие профессионально клерки в 40-45 лет станут никому не нужны, уже сегодня ряды безработных пополняют люди с высшим образованием, кандидаты и доктора наук.

Молодые люди уходят из науки и уезжают не только в поисках больших денег или самореализации. Многих из них выталкивают из страны невыносимые условия жизни – дороговизна и низкое качество жилья, плохая экология и высокая преступность в Москве и Петербурге, разрушенная инфраструктура, нищета и безработица в провинции.

За рубежом учёные-эмигранты из России неизбежно теряют свой творческий потенциал, неизбежно попадая в рабскую зависимость от местного босса, который зачастую имеет более низкий уровень квалификации. Статус эмигрантов в зарубежном научном учреждении, как правило, ниже, чем на Родине. Талантливые, самостоятельно мыслящие люди плохо приживаются на Западе. Главное условие, необходимое учёному из России чтобы преуспевать на Западе – абсолютная покорность боссу, полное забвении своей творческой индивидуальности. Западная система ставит учёного в жёсткие рамки официальной тематики, финансируемой государством или корпорациями. Никакие отклонения не только от заданной темы, но и от ключевого подхода к ней не допускаются вследствие тотальной коммерциализации западной науки.

Учёный на Западе лишён права самостоятельно выбрать тему исследования, а ведь именно здесь и начинается настоящий учёный. В СССР учёный всегда имел возможность выбора темы. Иногда он обрекал себя на более скудную жизнь, на столкновения с начальством, проводящим в жизнь заказную официальную тематику, но он мог работать и жить.


Вообще восторги по поводу успеха учёных из России на Западе сильно преувеличены. Да, уехавший получит материальные блага и образ жизни, недоступные в России, поскольку западный стандарт потребления гораздо более высок, чем на Родине. На это и рассчитывали организаторы “утечки мозгов”, низводя доходы русского профессора на уровень дворника. Они использовали древний как мир приём – подкуп. Однако настоящий учёный в состоянии разглядеть под жирным червяком наживки смертный крючок. И для принимающей страны учёные-эмигранты – сомнительное приобретение, ибо в большинстве своём это циничные космополиты, “граждане мира” работающие исключительно ради денег. Серьёзными учёными такие люди быть не могут.

Эмиграция идёт в основном за счёт людей, имеющих образование в области технических и естественных наук, что обескровило реальный сектор экономики. Сейчас в России не хватает более 500 000 специалистов в области высоких технологий – сравним это число с количеством уехавших!

В результате эмиграции страна потеряла целое поколение учёных, квалифицированных специалистов, что вызвало жестокий кадровый голод в стране, старение научных кадров, падение образовательного и интеллектуального уровня России. Известно, что вырезание из социума его мыслящей части неизбежно приводит к снижению среднего уровня, к деградации всего общества. Природа не рождает много людей, способных к интеллектуальному труду, поэтому потеря каждого из них – потеря неоценимого природного ресурса страны. По словам Б.Паскаля “Достаточно уехать трёмстам интеллектуалам, чтобы Франция превратилась в страну идиотов”. “Россия превращается в страну дураков!” - такое  заявление прозвучало из уст известного профессора Сергея Капицы осенью 2009 года.

Существенно, что резерв интеллектуалов в стране воспроизводится всё хуже. Стерилизация интеллекта России осуществляется и посредством реформы системы образования, уровень выпускников ВУЗов падает, что не даёт науке резерва для пополнения.

В такой ситуации слова властных чиновников о переводе страны на инновационный путь развития не более чем циничная и лицемерная пропагандистская акция.


продолжение следует
Ответ
#5
ЗАЧЕМ ТУЗЕМЦАМ ОБРАЗОВАНИЕ?

Как превратить высокоразвитую страну в убогую сырьевую колонию? Уничтожить промышленность и науку, а обучать туземцев - обитателей покорённой “этой страны” лишь настолько, чтобы они смогли открывать задвижки на трубопроводах и торговать зарубежным ширпотребом. Это в суверенном государстве СССР образование являлось приоритетной отраслью, ибо выпускники были в высшей степени востребованы мощно развивавшейся промышленностью и наукой. Колонии по имени “Россия” образование ни к чему.

“Мы приступили к реализации масштабного национального проекта в образовании. Необходимо поддержать школы, ВУЗы с инновационными программами, дать фору талантливым преподавателям и одарённым ученикам” - так говорил президент В.Путин в 2005 году. А вот чем обернулись эти масштабные речи на деле: если в развитых странах расходы на образование постоянно увеличиваются и составляют в процентах от ВВП, например, в Скандинавии – 7,6-8%, то в России они сокращаются и ныне находятся на уровне Турции, где эта величина равна 3,5%. В 70-е годы по числу студентов на 10 тысяч человек населения Россия занимала второе место в мире. Сейчас по этому показателю (179 студентов) нас обогнали Канада (299), Австрия (227), Бельгия (224), Финляндия (220), Испания (187) и некоторые государства Латинской Америки.

Выступая на съезде проправительственного молодёжного движения “Наши” на озере “Селигер” министр А.Фурсенко критиковал советскую систему образования, которая создавала творцов, и говорил о том, что нужно взрастить потребителя, который может правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими.

В журнале “Итоги” министр писал, что рабочий на конвейере не должен рассуждать, он должен делать то, чему его научили. Понятно, за какие заслуги А.Фурсенко посажен министром, понятно, на кого он работает и почему непотопляем, даже если против него встанет вся Россия. А теперь посмотрим на плоды деятельности министра, столь любезного своим зарубежным хозяевам.

Укомплектованность сельских школ преподавателями в 2008 году составляла менее 70%, их материальная база пришла в полную негодность. Только за один 2007 год число школ сократилось на 1 тысячу, количество школьников за период 2002-2007 гг. снизилось с 20 миллионов до 15 миллионов. В 2008-2009 учебном году закрылось примерно 300 школ, за последние десять лет число школьников сократилось на 8 миллионов человек. В Советском Союзе было 900 высших учебных заведений, к 2007 году осталось 650 ВУЗов. В планах министра А.Фурсенко – оставить не больше 200.

Период реформ ознаменовался переводом образования в стране на частную основу, заменой государственного финансирования образования платным обучением, которое ныне охватывает уже более половины студентов. При этом о сокращении бюджетных мест, о вытеснении бесплатного образования в ВУЗах хлопочет ни кто иной, как министр образования и науки А.Фурсенко.

Сегодня Минобрнауки проводит в жизнь реформу высшего образования по западному образцу: внедряется “двухступенчатый” уровень высшего образования (4 года – бакалавр, ещё два года – магистр). Утверждение, что замена бывшей лучшей в мире советской системы образования чужеродной западной (присоединение к “болонскому пространству”) позволит договориться о взаимном признании российских и европейских дипломов не выдерживает никакой критики, т.к. во-первых, российские специалисты и без того в высшей степени востребованы во всём мире, и во-вторых, заботиться об облегчении экспорта наших мозгов – значит занимать антигосударственную позицию.

Новая система приведёт к снижению профессионального уровня выпускников, к закрытию кафедр, выпускающих специалистов с полным высшим образованием, к увольнению их сотрудников. Заметим, что именно на этих кафедрах была сосредоточена научно-исследовательская работа, здесь трудились специалисты наиболее высокого класса. Новая система позволит отстранить от полноценного высшего образования “лишних” людей и сделать дальнейший шаг в переходе к образованию платному, она подорвёт основы полноценного высшего образования. Итогом явится полная ликвидация подготовки в стране специалистов-профессионалов для реального сектора экономики, что окончательно превратит страну в сырьевой придаток Запада.

Инициативу министра по быстрому переходу на двухступенчатую систему обучения подхватил назначенный в 2007-м году ректором Технологического Университета (бывшего Московского института стали и сплавов) молодой Д.Ливанов, “прославившийся” своей статьёй, опубликованной в 2006-м году в газете “Поиск”. Он предлагал вообще оставить науку без государственного финансирования с тем, чтобы “обленившиеся” на государственном обеспечении учёные быстрее бегали в поисках грантов. Большая часть Института, который он возглавил, переводится на подготовку бакалавров. Назначение на руководящие посты в образовании подобных персон – явная “декларация о намерениях” министра-ликвидатора А.Фурсенко.

Реформы больно ударили и по школьному образованию. Даже министр А.Фурсенко признал, что уровень школьного образования резко упал: “…25% школьников не знают математики и примерно столько же – не знает русского языка”. Это заявление прозвучало как отчёт разрушителей перед своими нанимателями – задача уничтожения системы образования в России успешно выполняется.

Теперь министр намечает для нашего образования новые рубежи: “Я глубоко убеждён: не нужна высшая математика в школе. Более того, высшая математика убивает креативность” (февраль, 2009 г.). В переводе на русский язык, это значит, что высшая математика убивает творческие способности. Видимо, министр Фурсенко, будучи доктором физико-математических наук, делает такое заключение на основании собственного опыта. На самом же деле его высказывание означает: страна с сырьевой экономикой не заинтересована в подготовке специалистов технического профиля. Кажется, министр не слышал призывов президента страны и премьера о переходе к инновационному развитию, которые невозможно осуществить без знания математики. А, может быть, такова и задумка: одни обещают горы золотые, другие от них оставляют только холмики ( могильные).

В школах, как и в ВУЗах внедряется реформа западного образца - Единый Государственный Экзамен (ЕГЭ). Это система блокирования творческого мышления у детей, приучающая к зубрёжке, настраивающая мозг на деятельность в режиме магнитофона – записанная информация в точности воспроизводится без малейшего анализа или осмысления по типу игры “Что? Где? Когда?”. Типичный вопрос ЕГЭ: “Джульетта – это марка колготок, стиральный порошок или литературный персонаж?” Вместо экзамена-собеседования с преподавателем игра “Угадайка”.

Профессор-историк в телевизионной программе рассказал, что, используя принцип ЕГЭ, он задал вопрос своим студентам: “Какой журнал (альманах) издавали декабристы?”:

“Огонёк”;
“Полярная звезда”;
“Крокодил”.
Часть студентов ответила: “Огонёк”. А на другой вопрос: “Какое событие революционного характера имело место в 1825-м году”, некоторые ответили: “Кровавое воскресенье”! И уже есть данные, показывающие, что больше 20% опрошенных школьников считают, что Солнце является спутником Земли.

Что будет с этой армией молодых людей, павших жертвами чудовищного эксперимента? Куда они пойдут учиться или работать без аттестата зрелости с волчьим билетом? Очевидно, именно это и было задачей А.Фурсенко – выбросить как можно больше молодёжи России из созидательной жизни в безработицу, наркоманию, пьянство, криминалитет.

Так зачем же был затеян этот самый ЕГЭ, который, как нам объясняли, даст каждому выпускнику школы от Камчатки до Калининграда возможность учиться в самом престижном ВУЗе страны? Зачем потратили на всю эту бодягу с ЕГЭ сотни миллионов долларов из государственного бюджета? Зачем такую катавасию затеяло Министерство образования и науки РФ, добившись утверждения этой “дури” аж соответствующим законом, утверждённым Государственной Думой?

Да очевидно только затем, чтобы окончательно развалить систему образования Российской Федерации. Притом десятки голосов самых влиятельных в науке и системе образования специалистов несколько лет подряд просили-умоляли государство не устраивать этой свистопляски с ЕГЭ. Слизанный с худших образцов оценки знаний учащихся школы за рубежом, ЕГЭ все-таки был продавлен через все протесты “общественности”. Этой самой общественности власть выкрутила руки и продавила-таки эту идею на уровне закона и массовой практики.

Всё в этой истории очевидно. Ведь ЕГЭ, в сущности, делает ненужной школу вообще…Зачем же гробить российскую школу? Ведь лидерство в мире сегодня и завтра будет определяться качеством системы образования. “Преобразователи” реализуют западные цели в отношении России - обрушить наше конкурентоспособное в мире образование - вольно или невольно. По недомыслию ли, по серости или - делая на этом неплохой бизнес. Суммы затрат в стране на ЕГЭ известны. Пути “откатов” знающим людям тоже ведомы...”

Академик от педагогики знает, что говорит. Правильно говорит и о западном заказе на разрушение русского образования, и о полном бессилии русской общественности перед исполнителями этого заказа.

Но давайте задавать главные вопросы: Кем проплачена подобная “реформаторская” система? Почему, несмотря на многочисленные протесты, даже президент страны Медведев не в силах повлиять на друга Путина – министра Фурсенко?

Говорит протоирей Андрей Кураев: “У меня такое ощущение, что последние 20 лет наше правительство и реформаторы, экспериментирующие над школой, ставят своей задачей сделать её фабрикой по производству быдла…”

Точку в дискуссии поставил президент страны, который считает, что ЕГЭ справедлив и уже показал свою эффективность в борьбе с коррупцией, дал больше возможностей уравнять всех абитуриентов в правах. Президент сказал: “Решение принято. Нужно разработать оптимальный механизм, по которому этот экзамен будет приниматься” .

И о каком качестве образования и о каком переходе на инновационный путь развития можно после этого говорить, если введение ЕГЭ имеет одну цель – обеспечить дальнейшее снижение интеллектуального потенциала России, закрепить за ней роль сырьевой колонии?

Вспомним: “…местному населению не должно даваться никаких возможностей для получения высшего образования”. Кто это говорил? А.Гитлер - враг. Сегодня такая же политика проводится Министерством образования и науки.

продолжение следует
Ответ
#6
АВТОРЫ РАЗГРОМА

ИДЕОЛОГИ РЕФОРМ - АКАДЕМИКИ ОТ ЭКОНОМИКИ

Прошло уже достаточно лет с начала процесса разрушения России, организованного под видом реформ, и “дорогие россияне” начали подзабывать имена главных героев преступления, но они сами постоянно напоминают о себе, рисуя теперь жуткую картину положения в стране. И забывая, что они сами авторы этого ужаса. Вспомним их имена.

Д. Львов – академик, академик-секретарь Отделения экономики РАН (с 1996-го по 2002-й год), специалист в области теории эффективности капитальных вложений, специалист по прогнозированию социально-экономического развития переходной экономики. Напомним, что действительными членами Секции экономики Отделения общественных наук РАН (так теперь называется Отделение экономики) являются и весьма известные критики советской системы, много сделавшие для её разрушения: Л. Абалкин, А. Аганбегян, Т. Заславская. Среди членов-корреспондентов секции иностранцы, лауреаты Нобелевской премии по экономике Л. Клейн и Дж. Стиглиц. О жизни и деятельности Клейна можно прочитать в книге С. Фридмана “Евреи – лауреаты Нобелевских премий”.

Работы Д. Львова по теории и практике экономических реформ в России, а, главное, их внедрение в стране никогда не будет забыто. Но интересно, что в списке трудов академика, имеющемся в Интернете, отсутствуют работы, относящиеся к ранней стадии реформ в России, когда основным его тезисом была необходимость передачи собственности в частные руки. Во что всё это вылилось, мы теперь хорошо знаем, но, очевидно, об этом знал и академик Д. Львов.

Труды о пользе утверждения частной собственности в стране, а затем критика демократических “достижений” позволили расцвести карьере Д. Львова: стать академиком РАН (1994г.), членом Экспертного совета при Правительстве РФ (1993г.), заместителем председателя Научного совета РАН по оптимальному управлению экономикой, членом Научно-методического совета при Председателе Совета Федерации Федерального собрания РФ по оптимальному управлению экономикой, членом Комиссии при Президенте РФ по Государственным премиям РФ в области науки и техники (1997 г.), Советником Президиума РАН.

Д. Львов был почётным членом различных академий, в том числе, украинской, президентом Арбатского клуба (в него входят влиятельные экономисты, представители высших деловых и политических кругов), Академии наук и искусств Советского Союза, Международного научного фонда экономических исследований академика Н. Федоренко. Он являлся также членом совета Союза православных граждан.

Вспомним также о трудовом пути другого академика-экономиста – А. Аганбегяна. Он – член-корреспондент РАН с 1964-го года, т.е. с 32-х лет, молодой академик с 1974-го года. Как специалист в области теоретической и прикладной экономики А. Аганбегян является одним из авторов концепции экономической перестройки общества, имеет многочисленные книги и статьи по проблемам проведения рыночных реформ. Он - иностранный член Болгарской и Венгерской Академий наук, член-корреспондент Британской Академии и почётный доктор университетов Испании и Польши.

Академик – человек, видимо, не бедный, так как является председателем Совета директоров Британско-российского предприятия “Линк”, председателем Совета банка “Зенит”, таким образом, проблема маленьких зарплат в России, о которой он писал, лично к нему отношения не имеет.

Вот как генеральным консулом Посольства России был рекомендован собравшимся в Центре российских и восточноевропейских проблем Университета Торонто (Канада) академик А. Аганбегян в 2004-м году: “Академика Аганбегяна представлять особо не надо. Он хорошо знаком всем россиянам как один из основателей и вдохновителей перестройки. Его статьи, проводимые исследования, результаты практических разработок внесли свой вклад в то, чтобы начался переход от “плановой экономики” к “рыночно ориентированной экономике””. Обратим внимание на то, что никаких слов о социальнойориентации экономики здесь не сказано (В. Белянин “Цифры и факты Абеля Аганбегяна”).

Сам же академик в своём выступлении отметил, что “в течение последних пяти лет экономика России улучшается… Но последствия социально-экономического кризиса ещё очевидны… Мы хотим к 2009-2010 году восстановить то, что было до кризиса. Другого такого примера столь быстрого продвижения я не знаю”. И здесь академик приводит странные примеры:

последствия гражданской войны в России были преодолены за 12 лет;
последствия Второй мировой войны в Германии устранены за 13 лет;
экономические потери Великой Отечественной войны в Советском Союзе преодолены за 10 лет;
уровень развития США, нарушенный великой американской депрессией, был восстановлен за 13 лет.
Таким образом, академик не скрывает, что реформы 1991-го года, проведённые по его рекомендации, сравнимы с войной и великой депрессией. За начало отсчёта академик берёт даже не 1991, а 1989-й год, считая его экономические показатели за 100%, и показывает, что от потенциала России тех лет осталось:

– от ВВП – 26%;
– от промышленности – 46%;
– от инвестиций – 20%.

Академик отмечает: “смертность в 1,8 раза больше рождаемости”, вследствие чего население России уменьшалось каждый год на 1 миллион человек”. Из дальнейших слов академика следует, что “ключевая проблема – социальные реформы. У нас низкие зарплаты, которые не стимулируют работающих…Переход к рынку произошёл, а наша социальная сфера оставалась не рыночной”. Вот, в чём, оказывается, беда: ушлые ребята не сумели приватизировать социальную сферу.

“К примеру, мы платим за жильё менее 10% нашего дохода, а выплаты происходят за счёт государственного бюджета… Стоимость электроэнергии и газа для населения в два раз меньше, чем расходы, государство дотирует. Но у государства нет денег. В России 40 миллионов пенсионеров, а у государства нет денег платить им. Страховая медицина – так себе. Социальная сфера – не рыночная. И в заключение всё же скажу, что я оптимист в отношении развития страны…”.

Оптимист-академик предлагает для борьбы с низкими зарплатами и ничтожными пенсиями содрать последние лохмотья с уже обобранного с его помощью народа. И руководство страны, вдохновлённое его высоконаучными рекомендациями, идёт именно этим путём.

М. Делягин говорит по поводу утверждённого в России стандарта оплаты ЖКХ в размере 22% от дохода гражданина России: “…Требовать доли оплаты жилья в 22% означает заставлять население экономить на еде. Это призыв к изуверству. Причём даже не ради развития ЖКХ, а ради удовлетворения аппетитов энергетических монополий. При российском нищенском уровне доходов населения доля оплаты услуг ЖКХ не может превышать 10 процентов” (газета “Твой ДЕНЬ”, № 25, 2007 г.).

Нельзя не вспомнить и о роли академика РАН Л. Абалкина, члена Международной Академии управления, Нью-йоркской Академии наук, Международной Академии Евразии, президента Международного фонда им. Кондратьева, вице-президента Вольного экономического общества России и Международного союза экономистов. Он весьма успешно вписывался в социалистическую экономику: работал на кафедре политэкономии Московского института народного хозяйства в течение пятнадцати лет, был секретарём парткома института, что позволило ему успешно продвигаться по научно-карьерной лестнице и завести связи в высоких кругах государства.

Команда Л. Абалкина во время пребывания его на посту заместителя Председателя Совета Министров СССР (1989-1991) и председателя Комиссии по экономической реформе создала правовую основу российских реформ, разработала законодательные акты: о собственности на землю, об аренде и акционерных обществах, о Госбанке и банковской системе, о налоге на прибыль, о малых предприятиях и предпринимательской деятельности и, главное, о демонополизации экономики и её разгосударствлении.

Вот что говорил академик: “Начали реально развиваться процессы создания смешанной экономики, представленной предприятиями различных форм собственности, возникли первые акционерные общества, арендные предприятия и кооперативы, фермерские хозяйства. За короткий срок были образованы около 1,4 тыс. коммерческих и кооперативных банков. Создавались товарные и фондовые биржи. Но самое главное – произошёл радикальный сдвиг в общественных умонастроениях. Общество осознало необходимость радикального обновления экономических структур, создания принципиально новой модели хозяйствования”.

Но позже Л. Абалкин вдруг заговорил иначе. В статье “Другая игра” (журнал “Экономические стратегии”, № 4, 2003 г.) академик отмечает: “У нас есть расслоение денежных доходов населения: 10% самых бедных (14,5 миллионов человек) и 10% самых богатых (ещё 14,5 миллионов человек). Соотношение между первыми и вторыми в России (академик имеет в виду доходы) составляет 14:1. В соответствии с мировым критерием, если разность (академик не знает арифметики – приведённый им критерий не разность, а отношение, полученное не вычитанием, а делением, и имеет название – децильный коэффициент) больше 10 – это уже угроза безопасности страны. Все революции происходили из-за превышения этого коэффициента. В Европе упомянутое соотношение равно 1:6-8.

Мы и для нищего и для миллиардера вводим плоскую шкалу налогообложения. Нигде в Европе нет ничего подобного. В результате неравенство не сокращается, а растёт… Я не против богатых, которые честно заработали свои капиталы. Но если люди очень богаты, они должны платить соответствующие налоги…”

К сожалению, академик не привёл ни одного примера “богатых, которые честно заработали свои капиталы”. Л. Абалкин продолжает: “Если в качестве критерия безопасности взять долю наукоёмкой продукции, то нужно обеспечить такой уровень развития машиностроения, который можно реализовать в рыночных условиях…” То есть академик предлагает реанимировать отрасль, которая была уничтожена в России с его благословения, да ещё и вынудить её работать согласно рыночному спросу, который единомышленники Л. Абалкина в правительстве и за кордоном сделали равным нулю, превратив Россию в сырьевую колонию Запада.

М. Юлин (журнал “Обозреватель – Observer”, № 3, 1999 г.) в статье под названием “Бойтесь данайцев, дары приносящих…” замечает: “Сегодня мы имеем то, что некогда задумали в Отделении Экономики РАН в части, касающейся передачи в собственность олигархов от правящего сословия национального достояния России. Сожалеют академики-экономисты о том, что опять ошиблись в своих научных прогнозах. Ведь они полагали, что частная собственность и есть тот локомотив, который призван быть движущей силой развития общества и обеспечить экономический рост России. На деле же оказалось, что по сравнению с госкапитализмом, имевшим место в СССР, частнокапиталистическое хозяйство, открытый рынок это даже не шаг, а два шага назад в развитии экономики России.

Академики и доктора экономических наук осознали тот факт, что забрать у олигархов и криминала обратно под контроль государства огромные природные богатства и баснословные доходы (ренту), без чего российское государство и российские народы обречены на вырождение и гибель, настолько сложно, что, кажется, находится на грани возможного. Теперь можно и открыть карты, дескать, волки останутся целыми, а овцы пусть живут впроголодь”.

Обратим внимание на слова: “академики-экономисты… опять ошиблись в своих научных прогнозах”. Что, эти люди были настолько профессионально несостоятельны, что не могли оценить катастрофичность тотальной бесконтрольной приватизации, или они действовали из соображений личной коммерческой целесообразности? И в том, и в другом случае их следовало бы лишить академических званий и соответствующих льгот и изгнать из Академии с позором. Однако этого не произошло.

Сегодня эти экономисты, благословившие своими высоким академическими титулами вульгарное разграбление страны, снова пытаются возглавить, но уже не развал экономики страны, их действиями спровоцированный, а новое движение за социально ориентированное направление реформ. Забавная получается ситуация: люди способствуют разрушению экономики страны и обнищанию её населения, за что получают звания, должности, награды, затем с жаром разоблачают свои собственные действия и за это опять получают новые награды, премии и славу. Так академик Д.Львов в последние годы его жизни (умер в июле 2007-го года) за критику результатов рыночных реформ был щедро награждён:

В 2003-м году за опубликование статьи, содержащей анализ того, что натворили он и его коллеги-реформаторы в социально-экономической сфере, он получает Булгаковскую премию.
За почти катастрофическое положение в топливо-энергетическом комплексе страны он становится Почётным работником этого комплекса.
За участие в создании низкопробной системы образования в виде негосударственных ВУЗов получает медаль Н.Моисеева, учреждённую Союзом негосударственных ВУЗов Москвы и Московской области, войдя в число первых её лауреатов.
За разработку нравственных правил в насаждённой с его помощью системы бандитского капитализма получает православные премии, в частности, по случаю своего 75-летия в 2005-м году – Орден святого благоверного князя Даниила Московского (III степени), а ранее был награждён Орденом Преподобного Сергия Радонежского.
За участие в создании катастрофического положения в науке – премию В. Вернадского.
В 1999-м году он получает от правящего режима государственную награду: орден Почёта.
В 2007-м году получает премию РАН за серию публикаций 1991-2007 гг. в средствах массовой информации, посвящённых проблемам современной экономики.


Д. Львов обличал не только действия реформаторов, но и экономистов, т.е. свои собственные действия, говоря: “По-видимому, было бы несправедливо всю вину за провал реформ возлагать на радикал-реформаторов. Ведь с ними рядом все эти годы находилась и экономическая наука, многие из тех, кого мы назвали реформаторами, вышли из наших рядов”.

М. Юлин считает, что академические рассуждения скрывали действительную цель реформ: “Любыми средствами передать в частную корпоративную собственность высшего чиновничьего сословия и региональной администрации национальное достояние народов России – производственные фонды государственных предприятий, природные богатства страны и пожизненные вклады населения в сберкассах… В качестве камуфляжа или ширмы для прикрытия подлога академики из ОЭ РАН подсунули для всеобщего обозрения лоскутное одеяло “рыночной” экономики. За услуги по узаконенному обворовыванию соотечественников аганбегяны получили свою долю из наворованных высшим чиновным сословием капиталов”.

Резкая смена позиции академика Д. Львова означала, что все его прежние разработки по проведению реформ в России несостоятельны. Порядочный человек должен был бы вернуть ордена, премии и звания, “заработанные” на ниве продвижения экономических реформ. Нормальный человек, потерпев такой жизненный крах, должен был бы вырвать себе волосы, уйти в монастырь, повесится, застрелиться. Так поступил бы нормальный человек. Но не академик. Академика Д. Львова такой поворот не смущал. Вот как отвечал он на вопросы корреспондента газеты “Комсомольская правда” 17 января, 2007 г. (статья “Справиться с бедностью можно за год, если взять налоги с Рублёвки”): “Частная собственность – не панацея”. Корреспондент: “Дмитрий Семёнович, как же так! Нам много лет твердили, что частная собственность – главный двигатель реформ: появятся у скважин - заводов - пароходов настоящие хозяева, начнут вкладывать капитал, будут развиваться производства и народ лучше заживёт…” Академик начал громить:

“У нас сегодня одна шестая часть населения владеет 92 процентами собственности, а остальное большинство – только восемью процентами… 7 процентов населения стали миллиардерами. И теперь они покупают флот, футбольные клубы, особняки в Лондоне…”.
“Реформы завели нас в тупик. Частный хозяин не сделал производство эффективнее. Он только и думает, как бы свои карманы набить. А основная часть населения бедствует. Сегодня по уровню доходов мы едва дотягиваем до уровня советского, не бог весть какого благополучного 1990 года”.
“…Только у 20 процентов жизнь постоянно улучшается, а 80 процентов населения стали жить хуже”.
“…Уровень жизни в краях и областях… отличается в десятки, а то и в сотни раз…В России небывалыми темпами идёт вымирание населения… Конечно, списать всё на алкоголизм и наркоманию легче, чем искать корни этого зла…”
Бывший реформатор предлагал:

Брать ренту с олигархов в виде повышенного налога, “если ввести это налог, рыночную ставку, с бедностью можно справиться за год!”
“Если та же нефть, газ, леса даны России от Бога, так они и должны принадлежать Богу или всем гражданам России, а не кучке олигархов… Нефть должна оставаться достоянием всего общества, и только оно должно распоряжаться прибылью с её продажи…”
“Заработки в России должны быть в 2-3 раза выше! Сделайте медицину бесплатной и доступной для каждого. Не зурабовскую систему здравоохранения, а настоящую – с высокими технологиями и грамотными специалистами. Образование сделайте доступным…”

Почитаешь такое, и решишь, что у нас появился новый народный трибун, защитник сирых и убогих. Поведение академика Д. Львова позволяет заподозрить, что он страдал раздвоением сознания: то он был защитником реформ, то гневно их клеймил. Гораздо худший вывод напрашивается, если допустить, что академик был здоров, но не имел собственного мнения, поддерживал то, что было выгодно в текущий момент, руководствовался конъюнктурой. И Д. Львов – далеко не худший представитель своей когорты, он не был исключением. Академики от экономики всегда держали “нос по ветру”, а с изменением “вектора политики” меняли взгляды.

В последние годы жизни академик был озабочен и состоянием науки в стране, им и его друзьями реформированной: в журнале “Конфликтология” (№ 2, 2006 г.) была его напечатана статья (в соавторстве с Г. Г. Пироговым) под названием “В каких позитивных изменениях нуждается наша наука”. Вот её основные моменты:

“В России научно-технический прогресс – единственный ресурс”, компенсирующий климатические условия и её протяжённость… Сырьевое направление развития нашей страны ведёт к исчерпанию её невоспроизводимых ресурсов, а в политическом отношении – к усилению сепаратизма…”
“Фундаментальной… науке коммерциализация просто противопоказана… оценка через рыночный механизм здесь совершенно неприменима”.
“Нельзя сужать фронт исследований: отсутствие какой-либо дисциплины, “дыра” во фронте исследований может привести к тому, что результату фундаментальной науки не суждено будет перейти в прикладную науку”.
“Должна быть общая фундаментальная база для всех областей прикладной науки…”
“Прекращение утечки капиталов за рубеж должно обеспечить финансирование большой науки”.
“Успехи науки в советский период, в том числе оборонные разработки, обязаны фундаментальным исследованиям в рамках Академии наук”.
“Расходы на науку являются наиболее эффективным из стимуляторов экономики, нуждающейся в повышении темпов роста…”
“Финансирование фундаментальной науки должно быть полностью государственным, а прикладной науки – частично”.
Академик считал лишним органом Министерство образования и науки, говорил о неприкосновенности имущества Академии и о необходимости запрещения всех видов коммерческой деятельности в рамках Академии.

Создаётся впечатление, что академик Д. Львов в последние годы жизни всерьёз вжился в образ народного заступника. Так, отвечая на вопрос: “Зачем такая частная собственность?”, заданного по поводу низкой производительности труда в ныне частных нефтяных компаниях, академик ответил: “К сожалению, все показатели эффективности уменьшились. Обновление производственных фондов сократилось в 5-6 раз, выработка с одной скважины тоже упала в 1,8-2 раза. Всё это – результат использования неэффективных способов добычи нефти нашими нефтяными компаниями. Средства, которые должны направляться на воспроизводство основного капитала, идут в карман владельцев компаний. ” (газета “Аргументы и факты”, № 4, 2007 г.).

Вроде бы всё правильно, но где вы были раньше, мудрые академики от экономики? Не вы ли стояли у истоков разрушительных экономических реформ? Или вы ожидали каких-то неимоверных личных благ от реформ, в том числе, и в Академии наук, но “по усам текло, а в рот не попало”?

И уже наивные патриоты, забыв, кто выступал в роли “научных” обоснователей разграбления России, цитируют академика Д. Львова.

М. Юлин: “С рыночно-монетарными конструкциями, созданными убогой фантазией и корыстью реформаторов, ничего кроме обнищания страны и населения не получилось, господа реформаторы настойчиво зондируют почву для того, чтобы оседлать и взнуздать новую лошадку, т.е. взять в свои руки управление в перспективных общественно-политических движениях”. На это и направлены усилия академиков от экономики.

Но почему, слушая гневные речи прозревшего Д. Львова, Президиум РАН на своём специальном заседании не принял аргументированное обращение к обществу и к правящей бюрократической касте по поводу катастрофических последствий перехода к рыночной экономике в России? Ответ простой: побоялись!

Добавим, что все упомянутые в этом разделе академики от экономики получили высокие научные степени и звания в советский период. Это означает, что ранее они работали в русле идей социалистической экономики, которые затем так гневно обличали. Такая вот получается научная принципиальность по-академически: говори то, за что неплохо платят. Сегодня.

продолжение следует
Ответ
#7
ЧЛЕН-КОРРЕСПОНДЕНТ РАН ТИШКОВ

Строки из басни И.А.Крылова “Две собаки” точно отражают содержание деятельности героя данного раздела, ярчайшего представителя когорты “учёных” - сторонников рынка и демократии, пошедших в услужение к нынешней антинародной власти:

Как счастье многие находят
Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!


Директор Ордена Дружбы народов Института Этнологии и Антропологии имени Н.Н.Миклухо-Маклая (отделение историко-филологических наук РАН), член-корреспондент РАН В.А.Тишков.

Как следует из названия института, возглавляемое В.Тишковым учреждение должно заниматься этнологией, т.е. “наукой, изучающей закономерности развития человеческой культуры”, и антропологией, т.е. “биологической наукой о происхождении и эволюции физической организации человека и его рас” (“Словарь иностранных слов”). Однако среди первых лиц института нет специалистов-биологов, среди сотрудников всего два биолога - кандидаты наук. Да и научная специализация самого В.Тишкова не соответствует профилю института. Вот темы его диссертаций: кандидатской – “Исторические предпосылки канадской революции 1837 года” и докторской “Освободительное движение в колониальной Канаде”.

Данный институт специализируется не на биологической природе человека, а скорее на истории и философии, которые, как известно, являются науками весьма политизированными и хлебными, поскольку всегда обслуживают потребности правящей верхушки общества. Именно потому, наверное, для института и нашлось место в здании, известном как “золотые мозги”, то есть в новом помещении Президиума Российской Академии наук.

Основными задачами института, как видно из печатных материалов, являются также не вполне соответствующие профилю заведения проблемы:

1. доказательство прекрасного состояния дел с демографией в нашей стране;

2. доказательство отсутствия наций в стране и введение термина “российская нация”;


3. оправдание необходимости ввоза рабочей силы из бывших союзных (мусульманских) республик и Китая для освоения планомерно очищаемых от русских территорий России;

4. сбор информации на деятелей оппозиции и составление “экспертных” заключений с целью пресечения деятельности русских публицистов и издателей, обвинение их в разжигании межрасовой, межрелигиозной и межнациональной розни, хотя при этом наций в России, по Тишкову, не существует.

Институт награждён орденом Дружбы народов, который недурно было бы вернуть, ибо общественная деятельность директора и его высказывания скорее направлены на разжигание внутренней национальной розни.

Вот как излагают основные идеи В.Тишкова С.Валянский и Д.Калюжный в книге “Умом понять Россию” (М., 2001 г.). “Чтобы более ярко представить, что собой представляют деятели “перестройки и реформ”, имеет смысл обратиться к откровениям представителя общественных наук, обеспечивающего идеологическое прикрытие “реформ”. Вот краткое изложение статьи директора Института этнологии и антропологии РАН В.А. Тишкова “Мы стали жить лучше” (“НГ-сценарии”, № 1, 2000 г.).

Начинает господин Тишков с демографии. На жалобы о “вымирании нации” (русской прежде всего) он резко заявляет: “Следует сказать, что сам факт уменьшения численности населения страны не должен рассматриваться как однозначно негативное явление. Многие страны мира, особенно из числа наиболее благополучных, имеют в последние десятилетия отрицательный рост населения”. Оказывается, вымирание народа можно рассматривать как признак того, что мы становимся процветающей страной!

А вот другой перл: “В России фактически наблюдается ситуация нулевого роста – общая численность жителей страны в 1998 г. была такая же, как десять лет тому назад (147 млн.)”. Это ещё не всё. “Но на самом деле современное население на 3-4 млн больше, ибо статистика не учитывает большого числа бывших советских граждан из других государств (Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Таджикистана, Украины, Молдовы)””.

Таким образом, нам внушают, что у нас:

-идет сокращение населения, и это очень даже хорошо;
-никакого сокращения нет, а есть “нулевой рост”;
-на самом деле – население увеличилось.


Лукавит директор В.Тишков (если говорить очень мягко и вежливо), вводит читателей в заблуждение. Мы от прироста в 300 тыс. человек ежегодно в 1990 году перешли к убыли в 900 тыс. человек в 1999 году, как раз в тот период, который В.Тишков именует периодом “положительных трансформаций”. Отметим, что

Однажды В.Тишков наверное, забыв, о чём писал раньше, всё же вымучивает из себя признание: “В целом же период реформ в России связан с некоторыми серьёзными демографическими проблемами (это, прежде всего, относительно высокая смертность, особенно среди мужчин и детей), но ни одна из них не может квалифицироваться как катастрофическая”.

Так что верить директору нельзя ни на грош.

Читаем дальше: “Естественная убыль населения (здесь сказались кризис, нестабильность и воздействие неблагоприятного демографического цикла) была компенсирована миграционным приростом населения, качество которого (возраст, образование, профессиональный состав) выше, чем качество основного населения страны”.
Здесь опять возникают вопросы:

Так есть естественная убыль, или нет?
Ведь если её нет, то что, в таком случае, “компенсировал” миграционный прирост?
Наконец, почему В.Тишков внушает, что качество дворника из бывшей союзной республики выше качества русского дворника?


В вопросе об иммигрантах особенно “ценна” идея В.Тишкова об увеличении численности населения Южной Сибири и Дальнего Востока через наделение китайских эмигрантов бесплатной землей.

Итак, по В.Тишкову, “мы стали жить лучше”.

Знаете, почему жизнь “стала лучше”? Рыдайте: “Свой первый апельсин и банан я съел уже будучи студентом МГУ, ибо в моём уральском городке, кроме яблок и новогодних мандаринов, фруктов не продавалось. Сегодня в этом городке, которому по-прежнему далеко до экономического процветания, те же азербайджанцы обеспечивают хороший рынок основных фруктов и фруктовых соков, и жители их покупают (иначе бы не привозили!)”. О том, сколько людей в его родном городе не могут купить хлеба, В.Тишков умалчивает. Данные же статистики свидетельствуют: продажа фруктов в 1998 году составила 78% от уровня 1990 года, то есть уменьшилась почти на четверть. Сократилось и потребление продуктов животного происхождения: мяса и мясопродуктов на 18%, молока и молочных продуктов – на треть. Выросло же потребление лишь картофеля и хлебопродуктов. О качестве продуктов здесь не говорим.

Но у В.Тишкова своё “понимание” проблемы: “Снижение потребления мяса, молока и яиц мало о чём говорит, как и общее снижение потребления продуктов питания. В последние десятилетия население страны не страдало недоеданием. Оно страдало от несбалансированной структуры, питания, и если этот дисбаланс выравнивается даже ценой сокращения общего потребления продуктов (в некоторых семьях, например, практически прекратили покупать яйца), но при этом расширяется их ассортимент, то этот процесс носит скорее позитивный характер... Сегодня ситуация с “общепитом” совершенно иная. Резко выросло общее число ресторанов и кафе, не говоря уже о новой культуре уличных продуктовых ларьков и палаток или об одиночных частных торговцах разной едой на улицах и дорогах. Впервые в таких масштабах люди в России, особенно молодёжь, стали есть и пить за пределами дома, и это огромный сдвиг в народной культуре”.

Волосы дыбом встают:

то, что молодёжь в неограниченном количестве пьёт пиво “за пределами дома” – это “огромный сдвиг в народной культуре”...
Надо быть директором академического института и членом-корреспондентом РАН, чтобы до такого додуматься! Статистика свидетельствует: несмотря на то, что выросло количество ресторанов и кафе, чему так радуется В.Тишков, потребление пищи вне дома за последнее десятилетие сократилось в 4 paза, при этом в 1,5-2,5 раза, выросла доля продуктов с собственного огорода или подсобного хозяйства. Многие люди не то, что в рестораны, в магазины ходить не могут. Причём, даже у городского населения в период 1992-1997 годов процент потребления продуктов в натуральной форме по отношению к покупным вырос с 7 до 15-16%. По ряду важнейших видов продовольствия определяющим стало его производство в личных подсобных хозяйствах. Переход от товарного хозяйства к натуральному – вот “огромный сдвиг в народной культуре”.

Но пойдем дальше. Интересно же всё-таки почитать у В.Тишкова, как мы хорошо стали жить: “...За последние десять лет в России построено больше домов, чем за весь послевоенный период. Во многих российских деревнях сегодня каждый третий дом – это новый дом. Граждане преодолели серьёзный культурный барьер в представлении о жилище, и на смену одно- или двухкомнатному жилищу пришёл дом с более крупными параметрами, многоуровневый и с несколькими комнатами, а также с внутренним туалетом”. В.Тишков просто перепутал особняки новых русских, стоящие вдоль его дороги на дачу (с внутренним туалетом), со всей страной.

Статистика утверждает: общие объёмы строительных работ в России (включая дачное и “коттеджное” строительство) в 1999-м году уменьшилось более чем в 2 раза по сравнению с 1992 годом, численность занятых в строительстве людей (включая малый бизнес) сократилась более чем на 3 миллиона человек. Но статистика В.Тишкова не интересует, он исполнял заказ - доказать, что народ живёт хорошо. Хорошо оплаченный заказ.

А вот его размышления о процветающей российской науке. “Так называемый “кризис науки”, возможно, касается ряда естественных наук и военно-промышленных разработок, но общественные науки он затронул только в плане кризиса теоретико-методологических основ, да и это имело место скорее на начальном этапе российских трансформаций. Риторика жалоб здесь (и не только здесь) используется главным образом для того, чтобы сохранить государственное обеспечение, действующую систему организации науки и существующие кадровые ресурсы. Это само по себе понятно, но к реальному кризису имеет условное отношение. За последние десять лет Институт Этнологии и Антропологии РАН произвёл научной продукции в четыре раза больше, чем за предыдущее десятилетие. Такая же ситуация в других гуманитарных институтах... ”.

“Научной продукцией” В.Тишков, по-видимому, называет те доносы, которые пишут его сотрудники в качестве “экспертов” на оппозиционных политиков на предмет привлечения их к уголовной ответственности.

Интересно, как сам В.Тишков подвёл итоги деятельности своего института в 2004-м году: “Примечательное обстоятельство прошедшего года – активное участие института в исполнении федеральной целевой программы “Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе”. Эти прикладные исследования были дополнены работами в рамках проекта ТАСИС по теме “Улучшение межэтнических отношений в Российской Федерации”…”

Директор видимо не знает названия Общеевропейского проекта, которое звучит так: “Улучшение межэтнических отношений, развитие толерантности и противодействие экстремизму”.

А вот каковы достижения института в “тренинге толерантности”: “Научный вклад по этому направлению бесспорен, но ирония только в том, что именно в 2004 году произошло обострение межэтнических отношений и ухудшение общественного климата в отношении мигрантов, расовых и этнических меньшинств. Основанный на религиозном экстремизме терроризм принёс трагедию в Беслане…”

В журнале “Урал” (№ 11, 2006 г.) С.Беляков критически рассмотрел взгляды В.Тишкова, изложенные в его книге, главы из которой опубликовал журнал “Дружба народов” (№ 8, 2006 г.). С.Беляков пишет: “Уже много лет академик Тишков ведёт борьбу с “этническими мифами и стереотипами”, укоренившимися не только в сознании рядовых обывателей, но и в сознании учёных. По мнению Тишкова, нация в том смысле, в каком её обычно понимают обыватели, не более чем фантом, созданный нехорошими людьми для того, чтобы “мобилизовывать” население, использовать его в своих (корыстных) интересах. На самом же деле всё просто: нация – это сообщество граждан одного государства. Имеются ли между этими гражданами этнокультурные различия или нет - не важно. Важно эти отличия напоказ не выставлять. Всякий, кто подчеркивает этническую принадлежность, скажем, преступника, сам является преступником, ибо разжигает межнациональную рознь. Однажды Тишков предложил привлечь к уголовной ответственности журналиста за одно упоминание национальности какого-то наркоторговца. Фраза “цыганские наркобароны” сама по себе основание для уголовного преследования.

Выводы из этой теории таковы: во-первых: “Национальную идентичность россиян нужно утверждать более последовательно и не только  высказываниями президента. Нужно, прежде всего, признать, что национальная идентичность, а значит, российская нация существует, а не есть просто мечта или задача для очередного “строительства”. Всеми доступными методами нам нужно решительно утверждать российский национализм, имея в виду осознание и отстаивание национального суверенитета и интересов страны, укрепление национальной идентичности российского народа, утверждение безоговорочного приоритета самого понятия “российский народ”. Всякие другие варианты национализма на основе этнических крайностей несостоятельны и должны быть отвергнуты”. То есть русские, татары, украинцы должны по возможности забыть значительную часть собственной истории (по крайней мере, забыть всё, что противоречит интересам единой “российской нации”)”.

Возможно, не все помнят, что В.Тишков был инициатором отмены графы “национальность” в российских паспортах, хотя даже у собак бывает родословная.

Депутат Государственной думы IV созыва А.Савельев так пишет о В.Тишкове: “В Общественной палате он теперь говорит, что нет больших и малых культур, а российская история слишком “этноцентрична” – в ней слишком много русского и слишком мало всего другого. Он хочет объективистского взгляда на историю, в котором русских не существует, а есть население, лишённое представлений о собственной идентичности… Его статья “Забыть о нации” незабываема для всех, кто её прочёл. Идея российской нации как сообщества граждан гораздо опаснее, чем может показаться. Одним из следствий её принятия станет новая иммиграционная политика. Население России сокращается, а потому следует, по примеру стран Евросоюза, решить демографическую проблему при помощи мигрантов: “Для России это пока самый значимый ресурс, как и для всех стран Европы. В 1990-2000 годы на иммигрантов пришлось 90 процентов прироста населения в регионе Евросоюза… Но официальная (регистрируемая) иммиграция в Россию фактически была закрыта в последние несколько лет. Пока положение на рынке труда и в демографической ситуации спасают нерегистрируемые иммигранты, которых называют нелегальными” (цитата из Тишкова)”.

Как говорит другой депутат Государственной Думы IV созыва – И.Савельева: “Мы не призываем изгонять представителей других народов, мы боремся против геноцида собственного народа. Мы боремся против нелегальной иммиграции, потому что незаконная иммиграция – это преступность, это наркотики, от которых гибнет наша молодёжь, это терроризм. Мы считаем необходимым закрепить в законодательном порядке норму, обязывающую иностранных граждан уважать культурные ценности и нормы поведения русского народа”.


“Учёные” типа В. Тишкова сооружают идеологическую основу для истребления национального сознания русских, ибо государствоообразующий русский народ представляет опасность для грабителей-реформаторов. В. Тишков чётко отражает и позицию правящих кругов России в отношении мигрантов.

В. Тишков – активный популяризатор своих идей, которые весьма востребованы нынешними хозяевами средств массовой информации. Так, 16 октября 2005-го года в передаче В. Познера “Времена”, посвящённой проблемам ксенофобии в России, В. Тишков доказывал, что иммигранты несут русскому этносу вовсе не опасность, а, напротив, спасение и всяческое благо, поскольку все они – высококвалифицированные люди, которые имеют полное право вытеснить даже русских учителей и врачей. К своим соплеменникам В. Тишков питает нескрываемую ненависть: “Надо провести дезинфекцию коренного народа!” Эти слова произносит не Адольф Гитлер, а директор института Российской Академии наук. В результате такой “дезинфекции” он надеется навсегда вытравить у русских ксенофобию, которую даже люди, не обладающие научными званиями, рассматривают как защитную реакцию уничтожаемого народа.

В. Тишков – член Глобальной комиссии ООН по международной миграции, бывший председатель Государственного комитета России по национальной политике в правительстве Е. Гайдара, ныне член Общественной палаты Российской Федерации при президенте России (заметим, той её части, которая утверждалась президентом) - бывший глава комиссии по вопросам толерантности и свободы совести, которая имела состав:

Аюшеев Дамба Бадманович – Глава Буддийской традиционной Сангхи России;
Бажаев Мавлит Юсупович – Президент Ассоциации чеченских общественных и культурных объединений, Президент совета директоров ОАО “Группы Альянс”;
Гайнутдин Равиль Исмагилович – муфтий, председатель Совета муфтиев России;
Каландаров Камилжан Хамутович – Председатель общероссийской общественной организации “Аль-Хак”, генеральный директор объединения “Институт прав человека”;
Лазар Берл (Лазар Пинхус Берел) – главный раввин России;
Машбаш Исхак Шумарович – Председатель правления Союза писателей Адыгеи;
Феофан (Ашурков Иван Андреевич) – Управляющий Ставропольской и Владикавказской епархией РПЦ.

“Это та самая Чечня, где в последние годы убито около трёхсот тысяч русских людей и примерно столько же было вынуждено, бросив всё нажитое, бежать. Это привело к тому, что чеченцев на родине осталось около семисот тысяч, а миллион – переселился на исконно русские земли. Пользуясь сплочённостью своих диаспор, основанной на кровном родстве, и чрезмерной терпимостью русских, пришельцы правдами и неправдами на обживаемых землях захватывают производственные объекты и торговлю. При этом они не только не уважают местное, коренное население – хозяев земли – они их терроризируют!” (И. Смирнов “О толерантности”, “Московский литератор”, № 21, ноябрь, 2006 г.).

Кипучая активность члена-корреспондента РАН, который гневно клеймит проявления ксенофобии исключительно у русского народа, ещё раз убеждает, насколько порочна система финансирования науки через гранты, ибо оправдать всю эту деятельность, направленную на разрушение страны, ничем другим, кроме как рьяной отработкой поступившего извне гранта просто невозможно.

В. Тишков прославился довольно тесными связями с группой А. Брода, возглавляющего “Бюро по правам человека”. На самом деле Бюро отслеживает деятельность русских патриотов, для чего получает щедрые зарубежные гранты. Очевидно, эта деятельность А. Брода не является секретом и для директора этно-антрополога. Возникают вопросы: по чьему представлению А. Брод попал в число 42-х новых членов Общественной палаты, назначаемых лично президентом страны в 2007-м году? Почему поприще академической деятельности используется в весьма сомнительной политической возне, направленной на подавление русской национальной оппозиции?

Мы не касаемся здесь плотных взаимоотношений В. Тишкова с некоторыми западными фондами, хорошо известными как прикрытие соответствующих спецслужб. Увы, кажется, “слив” внутренней научной информации подобным заказчикам становится совершенно ординарным делом среди “учёных” высокого административного ранга.

продолжение следует
Ответ
#8
Ученые НА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАНЕЛИ

[i]Примечание

В данном случае Бояринцев попался на крючочек технологии "Общества спектакля" и политической театрализации. Технологий, в  которых обе (и вообще все) "стороны конфликта"  - и "патриотичные " и "антирусские" играют в одну игру и преследуют единую цель привития  ложных идей . Одним из таких подставных патриотов , говорящих много правды об оккупации РСФСР и геноциде русского народа, является Борис Миронов. Основная задача этой раскрученной (после его ухода из банды ЕБН)  и  периодически "забижаемой" властями фигуры - оболгать  и вытравить память о величайшем периоде русской истории - взлете  и расцвете  русского народа и других народов России  во время ленинско-сталинского СССР (до конца 50-х годов, когда к власти пришли  враги народа). О "русском патриоте"  Борисе Миронове  на форуме писали давно
[/i]
http://9e-maya.org/index.php?topic=2274....1#msg18421 

Ушакова Юлия Юрьевна

Отчаявшись заработать на жизнь научным трудом, некоторая часть научных сотрудников дошла до такой степени нравственного падения, что устремилась добывать корм на политической панели, промышляя доносительством. Так называемых учёных, не обременённым понятием профессиональной чести, власти используют для сочинения заказных экспертиз, которые позволяют на “научной основе” обвинить патриотов страны в т.н.  экстремизме, фашизме, разжигании какой-нибудь розни, дабы упрятать в тюрьму тех, кто борется против разрушителей страны.

Типичный пример – экспертом по делу о запрете книги Бориса Миронова “Иго иудейское” в Хорошёвском суде Москвы в 2008 году выступила профессор кафедры русского языка Калужского государственного педагогического университета им. К.Э. Циолковского Ушакова Юлия Юрьевна.

Члены общественных комитетов учёных, борющиеся против разрушения науки в России, провели бесплатный (в отличие от щедро оплаченного официального эксперта) независимый анализ заключения, написанного Ю. Ушаковой, выявив полную некомпетентность доктора филологии в тех политических и идеологических вопросах, по которым она делает экспертизу.

Например, Ю.Ю. Ушакова пишет: “…уже в части “От автора”, предваряющей основное содержание книги, Б. Миронов, определяя вводимое им понятие “иго иудейское”, констатирует, что власть и богатство в России захвачены евреями. Представляя имена реальных политических фигур как нарицательные, автор показывает, что он говорит не столько о конкретных лицах, сколько о них, как о представителях еврейской национальности, таким образом, заранее распространяя утверждение в захвате власти и богатств России на еврейскую нацию как таковую”.

Интересно, читала ли Ю. Ушакова книгу Алексея Мухина “Олигархи: последняя перекличка” (М., 2006), в которой глава “История создания крупной собственности в России” начинается с фамилий Романа Абрамовича, Михаила Фридмана, Петра Авена, Бориса Березовского, Владимира Гусинского. Если эксперт не доверяет отечественным авторам, можно было бы посмотреть журнал “Forbes”, который регулярно публикует список “золотой сотни”. Так, в первую десятку богатейших людей России 2007-го года входят: Абрамович, Дерипаска, Лисин, Фридман, Керимов, Аликперов, Вексельберг. Весьма характерных фамилий в списке так много, что это даёт право любому исследователю России, в том числе и Борису Миронову использовать их как нарицательные. Обвиняется же Б.Миронов по сути в том, что называет вещи своими именами, т.е. говорит правду.

Вспомним слова Мейера Ротшильда: “Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создает её законы…” Однако, Ю. Ушакова, видимо, не знакома ни с высказыванием известного еврейского финансиста ни с положением дел в России, потому и считает, что важнейшая роль евреев в жизни нынешней России – плод субъективного измышления Б. Миронова.

Она пишет: “По утверждению автора, сейчас в России “хозяйничают” евреи. Форма множественного числа “евреи” имеет в контексте обобщённо-собирательное значение и обозначает еврейскую нацию в целом, и прежде всего евреев, проживающих в России, которые, по словам автора, Россию “обкрадывают, ослабляют, гадят в ней”, “растлевают национальную душу”, действуя таким образом в интересах своей нации. По убеждению автора, евреи “сотворили с Россией зло”, за которое они должны будут отвечать перед “настоящим хозяином” страны, то есть по контексту, перед русским народом”.

Ю. Ушакова продолжает давать оценку: “Ясно звучит оппозиция по национальному признаку: “отдавая… реальную власть над русским народом евреям Фрадкову, Кириенко, Клебанову, Грефу, Суркову, Кудрину… не счесть их, и как итог – русские люди мрут, а евреи …сколачивают фантастические капиталы…”

“И только мы, русские, дожили до того, что у нас нет более отческой земли, нет своего государства, которое защищало бы и оберегало нас, а не оккупировавших русскую землю чужеродцев, руссконенавистников, грабителей и убийц русского народа”.

Из контекста понятно, что “оккупировавшие русскую землю чужеродцы, руссконенавистники, грабители и убийцы русского народа” - это представители еврейской национальности”.

Видимо, Ю. Ушакова не имеет понятия о том, что евреи, составляющие по данным последней переписи 0,16% населения России занимают (по данным еврейского журналиста Л. Радзиховского, регулярно публикующего свои статьи в газете “Еврейское слово”) около 90% руководящих постов в политике, крупном бизнесе и СМИ. При этом население России сокращается более чем на 1 млн человек в год в течение всего периода реформ..

Эксперты ООН подсчитали: “К 2020 году население России сократится на 20%. Эти показатели могут быть ещё выше, если в корне не изменить демографическую политику” (“Твой ДЕНЬ, № 42, 2007). То есть через 12 лет население России будет составлять всего 113 миллионов человек.

Но доктору филологии Ю. Ю. Ушаковой, видимо, наплевать и на подбор высшего руководства страны по мафиозному этническому принципу, и на вымирание русских. Она продолжает: “По утверждению автора, демократия гибельна для нации (русской) и России, и “истинно русские люди” надеются на национальную диктатуру, то есть на смену общественной формации, политической власти.

Употребление слова “грядущая” о национальной диктатуре говорит о том, что, с точки зрения автора, это явление реально скоро наступит… Общий контекст делает понятным, что национальная диктатура будет направлена против еврейского народа”.

О гибельности рыночных реформ  для русских и для России говорят факты: средняя продолжительность жизни сократилась за годы реформ более чем на 10 лет. В настоящее время она составляет 59,8 года для мужчин и 72,2 года для женщин.

При сохранении сложившегося уровня смертности среди нынешних 16-летних юношей доживут до пенсионного возраста лишь 54%. Это меньше, чем в России век назад, когда до 60 лет доживали 56% мужчин. В европейских странах, США и Японии, уровень преждевременной смертности трудоспособных мужчин в 2,5-4 раза ниже, чем у нас. Но высокоучёному эксперту наплевать и на это. Да и вряд ли она читает прессу, даже не оппозиционную уже, а официальную, которая буквально кричит о демографической катастрофе в России.

Ю. Ушакова: “Вся власть, по утверждению автора, в стране принадлежит одному народу, а именно, еврейскому, и она (власть) определяется автором, как фашиствующая, осуществляющая “геноцид других народов России”…”

“Еврейские афоризмы” (М., 1991) утверждают: “… Земля Израиля протянется через все страны” (с. 42), “Да станет вся земля сплошным Иерусалимом!” (с. 68).

Этого Ушакова наверняка также не читала. А если и прочла бы, то наверняка не усмотрела бы в этой цитате экстремизма. Ведь за это не платят. За это сажают в тюрьму, как был посажен автор “Ига иудейского” Б. Миронов.

Доктор филологии Ю. Ушакова без колебаний берётся решать глубокие проблемы политологии: “Из контекста понятно, что словарное определение фашизма получает у автора в синтагме “еврейский фашизм” другую трактовку. Это, прежде всего: идеология воинствующего расизма и шовинизма, опирающиеся на неё политические течения, а также открытая террористическая диктатура одной господствующей нации (а именно еврейской), созданный ею репрессивный режим, направленный на подавление прогрессивных общественных движений, на уничтожение других наций”.

Вспомним, что “Малая Советская Энциклопедия” (М., 1960) даёт такое определение фашизма: “Наиболее реакционное политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы самых агрессивных кругов империалистической буржуазии; фашизмом называется также открыто террористическая диктатура монополистического капитала. Характерным для фашизма является уничтожение или стремление к уничтожению всех демократических свобод, крайний шовинизм, подготовка к развязыванию захватнических войн. Важнейшими идеологическими средствами, которые используются фашизмом для подготовки и ведения войн, является пропаганда расизма и разного рода других реакционных “теорий” (геополитических и т.д.)”

Не кажется ли Ю. Ушаковой, что определение, данное вскоре после окончания Великой Отечественной войны, закончившейся разгромом фашизма, за исключением некоторых устаревших деталей, справедливо и в новых российских условиях?

При этом в стране, где подавляющее большинство (более 80%) составляют русские, что соответствует определению мононациональной страны, русофобия в России стала государственной политикой. Она действует в любой форме, будь то гуманитарная агрессия с запрещением русских изданий или репрессии с возбуждением уголовных дел по 282-й статье, карающей русских патриотов за так называемое “разжигание межнациональной розни”.

Для иллюстрации бранного характера слова “жид” Ю. Ушакова приводит цитату Бродского, но сам Нобелевский лауреат писал (“Континент”, 62, 1990, с. 9):

Над арабской мирной хатой
Гордо реет жид пархатый…


Очевидно, что еврейский поэт не считает это слово бранным. Но Ю. Ушакова считает: “Слово жид приобрело презрительную, уничижительную, бранную, явно негативную окраску по следующим причинам: 1. Влияние церковно-славянской традиции, обвинявшей иудеев в том, что они не приняли учения Христа, а его самого предали и распяли; 2. В новое время в Европе евреи занимались ростовщичеством и перекупкой, отсюда образ еврея – жадного скряги”. Следовательно, Ушакова Ю.Ю. обвиняет Православную церковь в разжигании религиозной и межнациональной розни.

Автор совершенно неверно считает, что слово “жид” в европейских языках ассоциируется с негативным образом торгаша. Заметим, что русское слово “жид” по произношению близко к слову “еврей” в европейских языках (например, английском, немецком, французском, испанском, не говоря уже о польском). Таким образом, Ю. Ушакова по сути отождествляет негативный образ торгаша со всем еврейским народом и скатывается на позиции антисемитизма.

Должно быть, ради придания наукообразия своей неграмотной экспертизе Ю.Ю.Ушакова привлекает обилие иностранных слов: “номинативная функция”, “негативная коннотация”, “модальная семантика”, “модальность долженствования”, “маркеры неуверенности”, “синтагма”.

Вспомним А. П. Чехова: “Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном” (“Свадьба”, “Полное собрание сочинений и писем”, М., 1986, т. 12-13, с. 113).

Отметим, что обилие иностранных (английских) слов, употребляемых в наше время, это не просто демонстрация “образованности”, а осуществление заветов Гитлера об обучении населения Восточных территорий элементам, правда, немецкого языка. Но, как известно, иные времена сопровождаются иными песнями. Сейчас претенденты на наши территории говорят на английском языке.
Ответ
#9
ЗАО “ПРЕЗИДИУМ РАН”

По случаю праздника “Дня науки” в 2007 году, который правильнее было бы назвать “День памяти советской науки” на телеканале ТВЦ вице-президент Российской Академии наук А. Некипелов радостно заявил, что ситуация в науке начинает меняться к лучшему. Должно быть, он имел в виду денежные доходы членов-корреспондентов и академиков. На вопрос журналиста, связанный с ожидаемой в 2008-му году зарплатой учёных до 30 000 рублей – “Можно ли прожить на такие деньги?” и “Можно ли уважать себя, как учёного, получая такие деньги?” – вице-президент отметил, что повышение средней заработной платы в науке нацелено на привлечение в неё молодых кадров. Старые кадры, мол, уже адаптировались и продолжают работать. Имелось в виду, должно быть, что деньги им уже не нужны? Что это - глупость, цинизм или высокомерное пренебрежение к тем, кто обеспечил славу русской науке? И наплевательское отношение ко всему, что находится за пределами “ЗАО “ Президиум РАН””.

Президиум Российской Академии наук, покорно вписавшись в государственную политику уничтожения науки, действительно превратился в подобие коммерческий фирмы – эдакое акционерное общество закрытого типа ЗАО. Эта организация озабочена исключительно ростом материального благосостояния академиков и членов-корреспондентов академии. Её члены просто забыли о том, что за стенами Президиума РАН имеется какая-то наука, что находится она в плачевном состоянии…

Вот какую оценку периоду реформ даёт Президиум РАН.

“Пятнадцать лет рыночной экономики дали результаты, которые у одних вызывают чувство удовлетворения, у других – глубокое разочарование. Только наука способна беспристрастно оценить последствия реформ…”

Понятно, “дорогие россияне”, не с вашим умом оценивать результаты “системных преобразований”! Но даже Р. Гринберг вынужден признать, что дела плохи: “Во второй части докладчик дал оценку последствий рыночных реформ, проиллюстрировав их статистическими данными. В частности, по индексу развития человеческого потенциала (ИРЧП) Россия в 1992г. занимала 30 место (0,849) и входила в группу стран с высоким человеческим потенциалом. В 2000г. – 57 место (0,762) и перешла в группу стран со средним уровнем развития. В 2005г. – уже только 62 место, несмотря на завидный экономический рост (6% в год)….Негативные результаты реформ по всем основным аспектам явно превзошли позитивные. Тем не менее, к сожалению, во многом политика продолжает строиться на тех же уже не оправдавших себя принципах”. Из уст директора академического института это звучит как отчёт об успешно проделанной работе.

При этом он выражается как дипломат, в задачу которого входило так изложить катастрофическое положение в стране, чтобы на него не обиделись люди, продолжающие делать политику на “не оправдавших себя принципах”.

Член-корреспондент РАН С. М. Рогов тоже признал: “В 2007 году будет с помпой объявлено, что Россия достигла уровня 1989 г. Между тем, мы производим меньше мяса, хлеба, нефти, в 10 раз меньше тракторов, в 100 раз меньше гражданских самолётов. Мы выхолим на позиции, которые намного хуже, чем 20 лет назад… Появились национальные приоритеты, но не увеличилась доля ВВП на образование, здравоохранение, культуру и т.д. Расходы на эти цели в 3 раза меньше, чем в конце 80-х гг. США тратят 7% бюджетных средств на здравоохранение, мы – только 3% ВВП.

После 15 лет реформ состояние социального капитала в стране резко ухудшилось.."

И каковы же были в итоге предложения докладчика, члена-корреспондента РАН Гринберга после столь печальных заключений? “Институт экономики РАН принял решение о проведении в 2008-м году Первого российского экономического конгресса…Учитывая то, что наука сужает зону произвола правительственных решений,…ведётся разработка альтернативной стратегии социально-экономического развития России силами академической науки”. Значит, чтобы исправить положение в стране, надо созвать съезд экономистов – так считает президиум РАН.

А вице-президент РАН академик А. Некипелов в заключение отметил, что “оценивать 15-летний период экономического развития сложно. Часто нами движут эмоциональные соображения. Экономическая теория может дать ответ о последствиях проведённых реформ, но нравственную оценку им должно дать общество. Нельзя рассматривать 15 лет и как некий однородный период. Но ситуация меняется, вместе с ней меняется и мировоззрение людей, стоящих у власти”.

Коренное население страны уменьшается на один миллион человек в год! Но академикам нужна ещё какая-то “нравственная оценка”.

А вот как формулирует позицию Президиума РАН академик В Накоряков в статье “Российская наука и российская элита” (“Наука в Сибири” от 18 января 2008-го года ): “Мы должны … научиться компромиссу с властью, понимая, что целиком зависим от государства…” Значит, главная задача Академии наук, как считает уважаемый академик, – “научиться компромиссу” с “правящей элитой”, уничтожающей науку, народ, страну.


Посмотрим материалы ещё одного высокого научного собрания – Общего собрания РАН, состоявшегося в мае 2008-го года. “Российская газета” от 30-го мая сообщила, что вдобавок к 1344 уже существующим действительным членам и членам-корреспондентам были избраны 44 новых академика и 112 новых членов-корреспондентов. Итак, сегодня ситуация в науке характеризуется по имени президента РАН как “парадокс Осипова”: по мере того как число научных работников сокращается, количество членов-корреспондентов и академиков растёт.

А вот как обстоят дела с возрастным составом: “с 1 января 2008 года из 500 человек в академии меньше 80 человек будут моложе 70 лет и меньше 100 – моложе 65 лет” (газета “Известия”, № 54, 2007 г.).

Столь обильное пополнение отнюдь не связано с бурным развитием науки, большинство кандидатов шли с классической формулировкой: “за значительный вклад”, т.е. за многолетнее сидение на одном стуле. Многие избрания состоялись в полном соответствии с сырьевым направлением политики властей. Так, в свете грядущего растерзания Арктики мировыми добытчиками сырья легко понять избрание членом-корреспондентом полярного исследователя А. Чилингарова, являющегося к тому же депутатом Госдумы от партии “Единая Россия”. Наверняка, та же сырьевая логика привела и к избранию иностранным членом РАН экс-канцлера ФРГ Г. Шредера, который сейчас возглавляет Комитет акционеров компании по строительству газопровода “Северный поток”.

Что касается науки, то академики решили, что главной задачей академии является борьба с лженаукой и экстремизмом. Борьба с лженаукой – любимое занятие академика В. Гинзбурга. Что понимают академики под словом “лженаука”, возможно, речь идёт о хиромантии? Видимо, тут уместно вспомнить “чем бы дитя не тешилось…”, ибо возраст академиков вполне соответствует возврату в детство. А вот за борьбу с экстремизмом академики получили от прибывшего на собрание В. Путина отдельное “спасибо” - Академия угодливо подпевает властям. Что ещё, кроме лженауки и экстремизма, станет объектом первостепенного внимания РАН – эту проблему академики обсуждали невнятно и вяло. Как вырвать Россию из лап чудовищной гиперсмертности?

Именно в таком виде члены РАН наиболее ценны для страны: член-корреспондент РАН получал в 2007-м году дополнительно к своей зарплате по месту работы 10 000 рублей, а академик – 20 000. Весной 2008-го года эти доплаты были увеличены до 25 000 и 50 000 рублей, соответственно.

Послужат ли новые бюджетные блага для академиков развитию науки? Безусловно, нет. Разменявших восьмой десяток академиков никакая прибавка не взбодрит. Работать в институтах по-прежнему некому и не на чем. Правда, В. Путин в своём выступлении на собрании предложил способ остановить “утечку мозгов”: “необходимо использовать все ресурсы, включая и земельные участки, находящиеся в пользовании РАН, для обеспечения жильем молодых специалистов”. Должно быть, кремлёвские политтехнологи придумали такое нелепое оправдание для готовящейся экспроприации имущества академии, сообразуясь с низким уровнем умственных способностей академиков и высоким уровнем их лояльности власти.

С аналогичным предложением по академической земле выступил и президент РАН Ю. Осипов. Естественно, что такое правильное его поведение было поощрено властью (по новому уставу РАН положено утверждение президента РАН президентом Российской Федерации). И министр образования и науки А. Фурсенко уже поторопился отвергнуть традиции академического самоуправления: он предложил не избирать президента РАН, а назначать его правительством: “Когда мы говорим, что этот лидер должен от имени государства управлять собственностью, наверное, было правильно, если бы собственник его каким-то образом уполномочил”, ? считает А. Фурсенко. Министр видит в Академии наук не научные коллективы, занятые решением фундаментальных проблем, а большую и дорогую собственность.

Несмотря на преклонный возраст (71 год) Ю. Осипов сохранил пост президента РАН на следующие пять лет, хотя находится на этом посту с 1991-го года и согласно этическим, хотя и не прописанным в уставе нормам, много превысил все приличные президентские сроки, побив рекорд самого Л. Брежнева.

Вот ещё несколько цитат (из рыночно-либеральной прессы!) :

“Академия стала ареной местечковых разборок, местом борьбы академических кланов, интересы которых очень далеки от какой-либо научной деятельности”.


“В условиях реформаторского разрушения Академии наук, директора институтов превратились в местечковых помещиков – владельцев дорогих зданий и территорий, на сдаче которых в аренду можно неплохо заработать. Это не идёт на пользу науке, но зато финансовая уязвимость директоров позволяет режиму и президиуму РАН навязывать им любые разрушительные для Академии действия”.

“Руководство РАН замалчивает положение в науке, лакирует картину, что позволяет продолжать ему жить весьма безбедно, фактически, наживаясь за счёт кризисного состояния науки”.

Но не стоит надеяться, что либералы, столько лет разрушавшие науку, вдруг примутся её возрождать. Скорее всего, заключение о недееспособности академии есть сигнал к приватизации её зданий – занятию столь привычному для либералов. Возможно, именно поэтому в заголовке статьи указан адрес прекрасного старинного особняка, занимаемого президиумом РАН?

И избрание Ю. Осипова, и увеличение числа вице-президентов с семи до десяти человек, и щедрые надбавки членам академии, и прочие бюджетные милости являются ясным знаком – власти академиками довольны. Почему? Да потому, что именно верхушка академии в годы варварского уничтожения науки создаёт иллюзию нормальной работы академии, что в высшей степени устраивает власть.

За плотной ширмой молчания и лжи академиков власти могут спокойно и незаметно для посторонних окончательно удушить русскую науку. И укрепление верхнего эшелона Академии – это как укрепление полиции, куда также брошены немалые средства. Академики – это такой научный ОМОН, который отгораживает учёных от власти, отгоняя дубинками лженаучных экстремистов, которые дерзают говорить правду. Правду о том, что последние 18 лет ситуация в науке непрерывно ухудшается, что РАН практически не работает, что уничтоженная реформами наукоёмкая промышленность не проявляет никаких признаков возрождения .

Всё, что сегодня осталось от академической науки – это мощный бюрократический аппарат РАН. Выполняя государственную задачу уничтожения русской науки, этот аппарат заинтересован в том, чтобы сделать этот процесс вялотекущим, что обеспечит чиновникам от науки возможность безбедно существовать некоторое количество лет. Перефразируя знаменитое выражение, можно сказать: У РУССКОЙ НАУКИ ДРУЗЕЙ НЕТ. ЕСТЬ ДВА ВРАГА: МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ И ПРЕЗИДИУМ АКАДЕМИИ НАУК.

Академикам следует не платить надбавки, а примерно наказать, ибо именно они несут личную ответственность за уничтожение науки, т.к. разрушительные приказы правительства воплощаются в жизнь именно  их руками.

За разрушение науки и образования главы этих ведомств – А. Фурсенко и Ю. Осипов должны понести наказание. Однако, при существующем статусе России как сырьевой колонии Запада заменить А. Фурсенко и Ю. Осипова невозможно, ибо они есть самые нужные внешним силам винтики в механизме уничтожения России.


продолжение следует
Ответ
#10
КОМУ ВОЙНА, А КОМУ МАТЬ РОДНА  или ответственность ученых перед Россией

Итак, совершенно очевидно, что под информационным прикрытием “реформ” идёт целенаправленное и методичное уничтожение русской науки. Такова политика властей России эпохи демократии. Однако не следует возлагать всю вину за разрушение науки только на власти. В свой час они понесут ответственность за содеянное. Вопрос в том, какое сопротивление разрушению своей отрасли оказали сами учёные. Ведь их обязанностью было, опираясь на свои знания и способности, быстро сориентироваться в ситуации, разоблачить ложь о реформах, внятно предупредить общество о катастрофических последствиях уничтожения научно-технического потенциала страны, жёстко воспротивиться превращению учёных в нищих, стать идеологическим ядром оппозиции.

Справилась наука с этой ролью? Нет. Более того, наука продемонстрировала своё нравственное падение, снабдив кадрами разрушителей отечества – реформаторов. Среди них и член-корреспондент РАН Б. Березовский, и доктор наук Е. Гайдар, и “правительство младших научных сотрудников” эпохи Б. Ельцина, и доктор наук В. Христенко, и кандидат наук А. Кудрин, и многие другие.

Гуманитарные институты, обслуживавшие в советское время политические интересы руководства страны, с большим энтузиазмом принялись пропагандировать демократию, “общечеловеческие ценности”, восхвалять рыночные отношения, внушая ограбленному народу самоубийственную мысль о терпимости (толерантности).

Казалось бы, руководство академии, директора институтов должны были оказать решительное сопротивление разрушению науки, организовать протестное движение своих коллективов и возглавить его. Но выступила ли академическая администрация с жёсткими заявлениями о том, что ничтожное финансирование и полная коммерциализация смертельны для науки, что разрушение науки смертельно для государства? Такие заявления авторам неизвестны. Неизвестны и меры, принятые академиками, директорами институтов по улучшению благосостояния своих сотрудников, по предотвращению варварских сокращений и эмиграции молодых. Сегодня руководство РАН однозначно следует разрушительному курсу, оставив научных сотрудников по другую сторону баррикад.

Говорить о нравственных качествах людей, которые не испытывают угрызений совести обогащаясь посреди кромешной нищеты своих сотрудников, не приходится. К сожалению, ныне научную администрацию составляют люди, для которых уничтожение науки – “золотой век”, поскольку они наживаются на уничтожении собственной отрасли. Очевидно, что решения, которые они принимают, будут направлены на дальнейшее её разрушение.

Причина в том, что академическая верхушка уже в позднесоветское время в значительной мере формировалась в соответствии с критериями, далёкими от науки, в эпоху же демократии научные заслуги кандидатов перестали рассматриваться вообще. В результате директорский корпус науки, за редкими исключениями, не оказывает никакого сопротивления разрушительным приказам свыше, а, напротив, принимается услужливо их выполнять, хотя предостеречь администрацию от этого мог бы простой здравый смысл, ибо только недалёкий человек станет подрывать корни дерева, от которого кормится. Однако, ни известная басня И.А. Крылова про свинью под дубом, ни воспоминания о школьном курсе истории, повествующем, что политика умиротворения агрессора самоубийственна, не останавливает директоров.

Высшая научная администрация заняла трусливо-молчаливую позицию, продиктованную исключительно заботой о сохранении собственного кресла и связанного с ним благосостояния, затыкая рот свои сотрудникам, которые пытаются хотя бы обсудить ситуацию. Пример – прекращение работы Открытого методологического семинара в руководимом Г. Месяцем институте. Семинар отражал гражданскую позицию научного сообщества, он работал в течение полутора десятков лет, но заседание 29-го января 2007-го года оказалось последним. Руководство ФИАН “приостановило” его работу из-за того, что выступавший на нём демократ-адвокат Борщевский увидел на книжном лотке в зале заседаний книгу с портретом Сталина и высказал неудовольствие по этому поводу “где-то, кому-то”. Слова демократа дошли до директора, и он своим приказом прекратил работу семинара.

Случайно сказанная Борщевским фраза – приказ для академика Г. Месяца. Так кончилась “свобода слова” в академическом институте. Следующий семинар (156-ой по счёту), где должен был выступить Председатель КПСС О. Шенин, не состоялся. А вот подобный семинар в Институте Проблем Механики РАН, где выступил известный своими мягкими оппозиционными взглядами профессор С. Кара-Мурза смог пройти только один раз. Свобода слова в РАН набирает обороты!

Казалось бы, сегодня каждый член научного сообщества должен сделать выбор: покорно следовать приказам власти, т.е. стать на сторону разрушителей, или отстаивать интересы науки. Но примеров сопротивления научного сообщества политике властей совсем немного. Большинство научных сотрудников продолжают покорно поставлять некий бессмысленный информационный шум под названием “Отчёты и планы научно-исследовательской работы”, тем самым помогая администрации создавать иллюзию нормальной работы науки. Большинству выгодно сохранять привычное место, которое худо-бедно кормит и при этом не доставляет никаких хлопот. Такие “учёные” являются полноценными соучастниками процесса уничтожения науки, ибо “не борясь со злом, его приумножаешь”.

Объективная оценка сегодняшней ситуации такова: наука переживает тяжёлый кризис, чреватый полным исчезновением важнейшего народного института. Но большинство членов научного сообщества старательно избегает такой формулировки. Проблема в том, что среди работников науки перемен не хочет никто. “Российская наука на грани вымирания, как ни горестно это констатировать… Выбывающих академиков просто некем заменить. Варианты реформы обсуждаются уже полтора десятка лет…, ни одна социальная группа в РАН не заинтересована в переменах. Верхушка РАН, академики и члены-корреспонденты, просто не хотят никому отдавать власть и боятся перемен. Директора институтов не готовы делиться с кем-либо доходами от аренды и использования аппаратуры… Рядовой научный персонал дорожит возможностью ничего не делать, сохраняя рабочее место” (А. Кондратьев, журнал “Forbes”, октябрь 2006 г.).

Тысячи научных сотрудников по сей день не дали себе труда разобраться в том, что происходит в стране, подтвердив тем самым известную истину, что понятия “учёный” и “умный” - не синонимы. Период реформ отчётливо показал, что большинство учёных несостоятельны как личности. Выяснилось, что высокий профессиональный уровень не защищает от натиска информационно-психологической войны. Большинство учёных оказались беззащитными перед ней, не смогли занять активную гражданскую позицию, покорились истребляющему курсу и принялась “выживать” – выращивать на садовых участках картошку, выклянчивать подачки грантов, выкладывая перед зарубежными “благодетелями” драгоценные наработки прошлых десятилетий. Тон стали задавать умельцы в добывании грантов, хотя это ремесло ничего общего с наукой не имеет. Профессионалы высочайшего класса согласились работать за нищенскую, унижающую достоинство зарплату, способствуя тем самым обесцениванию науки, падению общественного статуса учёного.

А как отреагировало научное сообщество на “отеческую заботу” властей, когда весной 2006 года власти прибавив к зарплате учёных гроши, сократили 20% численности научных учреждений? Робкие пикеты на Горбатом мосту у Дома правительства, малочисленный митинг на Театральной площади – и всё, тишина.

Демократы любят клеймить сталинские репрессии, однако нынешняя ситуация в науке хуже, чем в те годы. Тогда государство было заинтересовано в развитии науки. Даже в “шарашках” можно было работать, что-то создавать. Ныне же научные учреждения России представляют собой один большой концлагерь, в котором вымирает обнищавшая, униженная, деморализованная бывшая интеллектуальная элита страны.

Уничтожение учёных как класса при сложившейся ситуации в принципе можно организовать в течение полугода. Наука вымирает. Наука молчит. Молчат члены Президиума РАН, молчит Профсоюз работников науки, а сам Центральный профсоюз под своими голубыми знамёнами поддерживает любую антинародную акцию высшего чиновничества. Трусливо молчат рядовые сотрудники, низко склонившись перед начальством с единственной мыслью: “Только бы меня не сократили!”

На заседаниях Правительства РФ является неизменно безмолвный Президент Российской академии наук Ю. Осипов, хотя ему впору кричать, потому что он – глава организации, которой уже практически нет. Он вообще всегда хранит молчание, какие бы издевательства над наукой не чинила власть.

Очевидно, что нынешние власти действуют в русле идей своих предшественников-революционеров, организовавших кампанию истребления русской науки в послереволюционные годы. Как тут не вспомнить сказанные тогда Л. Троцким слова: “… мы доведём русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния…” И довели. К счастью, не всех.

Кстати, данная мысль (вернее обыкновенная ложь), по сути  вирус ИПВ против России, и является причиной того, что данная книга Бояринцева, несмотря на  четкое описание процесса  уничтожения научно-технического потенциала России,    свободно висит в интернете и имеет множество ссылок. На самом деле, именно ВОСР, Ленин и большевики явились истинными родоначальниками великой советской науки, не только  превратив ее из недоразвитой сферы узкой группы просвещенного сословия Российской Империи, в общенародное дело, но и привив научный тип мышления прежде безграмотным и религиозным массам России . И что характерно эта научная и просветительская  работа началась фактически с первых дней большевистской власти. Рвущиеся к власти троцкисты не сумели оказать на научно-техническую политику ВКПб и на развитие советской науки почти никакого влияния. В этом же плане нужно смотреть и на пиар Бояринцевым таких антисоветских "патриотов" , как Шафаревич,  Б.Миронов и ряда других  , ругающих  оккупационные структуры глобального капитализма и сионизм,  и при этом,  клеветнически причисляющих  к их политике,  их же главных врагов  - большевиков Ленина-Сталина.    

Но можно ли обращаться за помощью к власти? И можно ли ожидать помощи от руководства, приведшего “эту страну” в состояние поставщика сырья для “цивилизованных” стран?

В последние годы из-за обострения ситуации в стране всё больше учёных, не ожидая милостей от властей, приходит в оппозицию, усиливая её ряды. Вот лишь несколько примеров, приводимых просто потому, что авторам они наиболее близки.

Активно борется против разрушения авиационной промышленности России авиаконструктор профессор Е.Г. Кошелев. Его статьи, анализирующие якобы позитивные реформы авиапрома, предупреждают: разгром отрасли столь катастрофичен, что в течение ближайших лет в небе исчезнут последние русские самолёты.

Доктор биологических наук И.В. Ермакова в своих многочисленных выступлениях в печати и по телевидению говорит о вреде генно-модифицированных продуктов, хотя это противоречит политике официальной науки и властей на увеличение доли таких продуктов на продовольственном рынке страны.
Учёные используют свои интеллектуальные возможности в помощь штабам оппозиции, учёные сражаются на передовой.

продолжение следует
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)