Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Сказки бабки Пентагонши.
#1
[b]Б. Батбаатар. Страшная история о русских геологах, брошенных в монгольской пустыне.[/b]

Я, как человек, не чуждый издательству газет (а вовсе даже наоборот), конечно, в свой прошлый визит в Монголию накупил местных газет. В Монголии нынче, говорят, медийный бум, — столько издаётся в стране разнообразных газет и журналов. Рекордное количество изданий на душу населения. Неудивительно, что среди них можно найти материалы на любой вкус. Вот и я — купил ворох газеток, открыл первую попавшуюся. И волосы стали дыбом. Наверное, как у некоего Петра — одного русского геолога, фигурирующего в статье.

Б. Батбаатар. Монголын ц?лд хаягдсан Оросын геологичид бие биеэ барьж идсэн аймшигт т??х. / Хориотой б?с сонин. — 2013. — № 13 (37) — 5, 9 тал.


[Изображение: Govid.jpg]

Боб Фридланд, он же Ядовитый Боб, рекламируя организуемые в Южной Гоби разработки Оюу-Толгойского месторождения перед инвесторами в Торонто, не нашёл ничего лучше, чем, захлёбываясь слюной, заявить: «У нас в распоряжении огромная территория вдвое больше Швейцарии». И вправду, южногобийские просторы в два раза превосходят по размерам Швейцарию, а Австрию — в три. От юго-восточной границы нашей родины, от сомона Баянговь Баянхонгорского аймака они простираются до пограничной заставы Сэгс-Цагаан-Богд, с запада Южно-Гобийского аймака, от сомона Баянцагаан до начала хребта Идрэнгийн — бескрайние песчаные пространства длиной 250 км, шириной 130 км, пустынные и безлюдные. Подумать только, почти на такой же площади ютятся сто двадцать миллионов японцев! Нашим бывалым геологам, должно быть, известны в этой бесхозных песках месторождения угля, меди и золота покрупнее Оюу-Толгоя и Таван-Толгоя.
У северного отрога горы Сэгс-Цагаан-Богд, увековеченной в поэзии народного писателя, по поручению Сталина организовывался полигон для испытаний ядерного оружия. Особая экспедиция рыла в этой местности шестидесятиметровые шахты, в результате чего выяснилось, что по всему сомону Баянбурд имеются богатые залежи золота, угля и меди. Великий советский вождь, Сталин, решил, что лучше провести испытания первой своей ядерной бомбы за пределами своей страны, вблизи китайской границы, сделав таким образом кормчему КНР, Мао Цзэдуну, недвусмысленный намёк. Но, чуть узнав, что там имеются огромные запасы золота, меди и угля, он вознамерился разработать эти богатейшие месторождения советскими силами.

И вот, первая советская атомная бомба была явлена миру в 1947 году на Семипалатинском полигоне в Казахстане. А для тщательного изучения западной оконечности монгольских песчаных недр в Улан-Батор в 1952 году прибыла снаряжённая товарищем Сталиным в обстановке строжайшей секретности геологическая экспедиция из шести человек. Секретность была настолько глухой, что и сам маршал Чойбалсан не знал, в какую сторону выехал из столицы их ЗИС-5. В курсе был лишь капитан Прохоров, возглавлявший в то время шестой отдел комиссии по исследованию недр Монголии. Встретив московских гостей, Прохоров тут же прикомандировал к ним троих человек с монгольской стороны в качестве проводников, и, снабдив их двухнедельным запасом провизии и горючего на девятерых, отправил машину на юго-запад. По израсходованию запаса еды и горючего они имели распоряжение вернуться в Улан-Батор.

В целом мире нигде нету силы такой,
Чтобы нашу страну сокрушила, —
С нами Сталин родной, и железной рукой
Нас к победе ведет Ворошилов!

— так, с песнями под залихвацкий присвист, русские и монгольские геологи двигались к южной оконечности Алтайского хребта. Через неделю езды ЗИС-5, обогнув по восточному берегу озеро Орос, достиг западных отрогов горы Бага-Богд. В том пустынном краю, кроме сайгаков и диких лошадей с верблюдами, не было никакой другой живности, да и местность была необжитая. Сперва геологи решили запастись водой из какого-нибудь источника, и в поисках его впустую прокружили четверо суток. На утро пятых суток они отыскали крохотный родничок и, установив неподалёку в зарослях саксаула палатку, закатав рукава, принялись за дело. В случае успеха их изысканий и обнаружения больших угольных, медных и золотых залежей товарищ Сталин имел намерение основать в этой местности масштабную добычу, а ископаемые отправлять прямиком за китайскую границу, что в свете бурного подъёма китайской экономики представлялось шагом чрезвычайно выгодным. Поиски их увенчались немалым успехом, и, ликуя оттого, что они полностью оправдали возложенные на них товарищем Сталиным высокие надежды, геологи осушили на вечерней праздничной пирушке две бутылки коньяка и бутылку вина. Обнаружилось, что провианта осталось ещё на сутки. На следующий вечер оголодавшие парни завели машину, решив, что подстрелят дичи по дороге, и тронулись в путь. Но через три километра горючее кончилось, машина замерла и больше не двигалась с места. Так сводная русско-монгольская геологическая экспедиция в составе девятерых человек оказалась в безлюдной пустыне протяжённостью в двести километров на запад и восток, без еды и воды.
Хоть у них и была пара винтовок с патронами, но где искать дичь было неведомо, да и звери, только почуяв человечий запах, разбегались от них заранее. Что делать? — так просидели двое суток. На третий день Пётр, отбывавший срок в сибирском лагере, предложил:
— Давайте-ка порежем ремни и кожаные застёжки с одежды и бросим в котелок. Поваришь их часов пять — и в пищу сгодятся.
Десяток лет назад, в лагере, Пётр видел, как один матёрый вор варил обрезки кожаного ремня, и решил сделать так же. После пяти часов кипячения они залпом проглотили безвкусную клейкую массу, и некоторым казалось, что они едят свежую, сочную убоину. Звон вычерпанного до донышка пустого котелка возвестил о том, что проблема пропитания вновь встала во весь рост. На следующий день они, восемь часов проварив собственную кожаную обувь, жадно толкаясь и споря, съели и её, оказавшись босыми. Ещё один голодный день.
По прошествии двадцати двух суток после выезда из Улан-Батора надо было высылать за пропавшим ЗИС-5 машину, но следы её были утеряны. В это время скончался Сталин, а улан-баторского куратора геологов, капитана Прохорова срочно вызвали в Москву, и они оказались забытыми в неоглядной пустыне. Через день после съедения обуви два парня, Миша и Сергей, взяв винтовки, заявили:
— Была не была, а мы пошли. К вечеру, глядишь, и добудем какого-нибудь мяса, — и отправились на запад.
Четверо оставшихся русских и трое монголов, теряя сознание от голода, накопали корешков травы и так прожили ещё два дня. Забравшие ружья охотники всё не возвращались. На третье утро к роднику на водопой подошло стадо сайгаков, но без ружей, с одними лишь топорами их было не добыть, и они лишь разбегались от обессилевших геологов . Вид зверей ещё больше раззадорил голод. Из последних сил борясь со смертельной слабостью, они прождали ещё одну ночь. Утром четверо русских — Пётр, Вася, Коля и Никита, прихватив с собой топор, ушли, сказав оставшимся в палатке: «Пойдём искать Сергея с Мишей». Пополудни они вернулись, но уже втроём, без Никиты.
— Какая удача! Мы пошли и заметили медведя-мазалая, который завяз в песке. Мы стали колотить его со всех сторон, забили его, срезали с него мясо и принесли, — рассказали они монголам, у которых радостно загорелись глаза. Тут же покидали всё мясо в котёл, сварили и съели. Лёжа в приятной сытости на песке, один из монголов поинтересовался, куда же пропал Никита.
— Ах да. Он слишком близко подошёл к мазалаю, тот хватил его лапой, он и погиб. Мы его там и похоронили, — ответили русские. Но тут одного монгола, который высасывал костный мозг из оставшейся кости, осенило: то явно был человеческий мосол. Наевшись мяса до отвала, то немногое, что осталось, закоптили в дыму.
Миновал тридцать первый день после выезда из Улан-Батора. Кончилась сушёная «медвежатина». Ночью монгол, сделавший страшные выводы, подозвал к себе двух других:
— Держите при себе ножи и топоры. Чего гляди, зарежут они нас, а мясо наше съедят.
Так что монголы подготовились к тому, что глубокой ночью русские набросились на них, и все сцепились в жестокой схватке. После кровавой драки в живых осталось двое русских и один монгол. Тут один из русских, Пётр, закричал:
— Стоп, стоп! Хватит! Еды-то у нас уже достаточно!
После этого трое выживших, ни промолвив ни слова, сварили из мяса несчастных похлёбку, а остальное засушили. Сперва все воротили нос от человечины, но после пообвыклись, и питались ею целых две недели. Под конец троица, наполнив фляги родниковой водой и прибрав с собой сушёное мясо, выдвинулась на север. На третий день пути русские, сговорившись, бросили монгола, ушедшего на поиски пищи. Еды им хватило на четыре дня. Наконец, страдающие от обезвоживания, они вышли к южному бэлю горы Их-Богд, что в нынешнем сомоне Баянговь Баянхонгорского аймака. Там они утолили мучавшую их жажду водой вытекавшего из пади Их-Богда ручейка и, прошагав ещё немного, приметили ютившуюся в зарослях саксаула пастушью серую юрту. Целый месяц евшие одно лишь человеческое мясо людоеды-русские бросились не к загону для овец, а в юрту, и, накинувшись на бывших в ней людей, разорвали их на части и с рёвом принялись за кровавое пиршество. Между тем мальчик-пастушонок, увидевший, как два озверевших, со вздыбленными волосами человека вломились в его юрту и пожирают его родных, вскочил на коня и во весь опор поскакал к южному бэлю Их-Богда, где было другое стойбище. «К нам ворвались людоеды!» — только и смог он проговорить немеющим от страха языком. Тут же десяток молодых парней, кинув за плечи ружья, помчался туда.
Подлетев к юрте мальчика, они увидели, что людоеды-русские расчленили тела чабанов и жарят их, и собираются засушить часть мяса. Чуть только грянули первые выстрелы, людоеды вскочили и, по-волчьи оскалив зубы, ринулись на монголов. Несмотря на то, из ран их хлестала кровь от всё новых и новых метких попаданий, они бежали и бежали, лишь убыстряя свой бег. Лишь совместный залп десяти ружей сразу смог повалить одного и другого на землю. Позже на одном насчитали 42 пулевых ранения, на втором — 35. Опасаясь, что тела их вновь оживут, монголы сожгли их и только после этого покинули стойбище.
Об этих ужасающих событиях вплоть до 1958 года шептались в Заалтайской Гоби, называя тот год не иначе как Годом восстания людоедов. Но в 1962 году прибывшие для строительства погранзаставы военные, как-то сделавши привал близ одного местного родника, обнаружили неподалёку занесённый песком ЗИС-5, окружённый человеческими костями. В 60 километрах оттуда нашлось два скелета, рядом с которыми лежали винтовки. Позже, в 1976 году, в журнале «Огонёк» промелькнула заметка о тайной геологоразведывательной экспедиции Сталина, сгинувшей в песчаных пустынях Монголии. Так, благодаря тому, что исследователи-геологи поубивали и съели друг друга, богатства изобильных гобийских недр оставались нетронутыми вплоть до сего времени.

урус шайтан.

* пояснения из комментариев.
Сомон Баянцагаан находится не в Южно-Гобийском аймаке, а в Баян-Хонгорском.
возможно имеется ввиду озеро Орог, но в статье названо Орос (Русское).
порок и добродетель, грех и благословение, всё суета, не прибывай ни в чём.
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)