Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
ЦАРСКАЯ РОССИЯ В ЦИФРАХ
Таки Романовы 21 века - наглядный дем

[Изображение: e192c493e0a36ae8edba210c7b6a56cf.jpg]
[Изображение: 582ce82f775b.gif]

==================
Для просмотра всех статей, новостей, карикатур и видео на Форуме Движения "за Русскую Победу" пользуйтесь функцией "последние сообщения форума", дайджестом всех сообщений форума, либо (после регистрации на форуме и подтверждения аккаунта администратором) опцией "последние непрочитанные сообщения"
Ответ
Водочный откуп в романовской России

[Изображение: 1ee3809531f1.jpg]

Введение

Откуп — система сбора с населения налогов и других государственных доходов, при которой государство за определённую плату передаёт право их сбора частным лицам (откупщикам).


С 1767 года водочные откупы введены в России повсеместно (кроме Сибири) с отдачею их с торгов на 4 года. Вино (то есть водку, которая называлась «хлебным вином») откупщики частью получали от казны, частью могли иметь свое. Кабаки велено было называть «питейными домами» и поставить на них государственные гербы, «яко на домах под нашим защищением находящихся». Служба откупщиков признана государственной (они — «коронные поверенные служители»). С учреждением казенных палат в 1775 году местное заведование питейным делом поручено им. По «уставу о вине» 1781 года вино для откупщиков заготовляла казенная палата с казенных или частных заводов, смотря по тому, что выгоднее.

Вино поступало в казенные магазины, откуда оно отпускалось в питейные дома. Доход казны после издания устава 1781 года дошел до 10 млн рублей, но вскоре вследствие злоупотреблений откупщиков он стал понижаться. Злоупотребления обусловливались самим законом: откупщики обязывались продавать вино по той же цене, по какой они получили его от казны, платя, сверх того, откупную сумму; очевидно, что выгоды откупной операции могли образоваться только путем корчемства и ухудшения качества вина.

Согласно «положению об акцизно-откупном комиссионерстве» на 1847 — 1851 год,каждый город с уездом составлял питейный откуп, так называемые акцизные статьи отдавались с торгов, причем взявший их делался и комиссионером продажи казенного вина; каждый откуп получал определенную ежемесячную пропорцию вина, отпускаемую откупщику по 3 рубля (полугар) и по 4,5 рубля (улучшенный полугар для настоек) за ведро; комиссионер получал за комиссию и на расходы с вина в 4,5 рубля по 25 копеек с ведра и, сверх того, со всего вообще вина от 10 до 15 %; за вино, выбранное сверх пропорции, ему делалось 50 % уступки; вино откупщик получал в виде спирта и разсиропливал сам; продавать вино он был обязан установленной крепости и по установленной цене, водки, пиво и мед — по вольным ценам.

Чернышевский о кабаках в Царской России

Кабак не просто лавка, в которой продается вино тому, кто приходит купить его,-- нет, кабак употребляет всю изобретательность соблазна и плутовства, чтобы стать притоном всех возможных пороков. Он не ограничивается продажей вина желающим, он всеми средствами заманивает покупать его и тех, которые сами по себе вовсе не имели этого желания,-- дело коммерческое, как же вы хотите иначе? Это блаженный азиль {Убежище. -- Ред.} всего того, что не может быть терпимо ни в каком другом месте. Он всеми средствами зазывает к пьянству каждого окольного жителя. Как усердно и любезно целовальник заманивает его к своей стойке посредством своих агентов! Ни наш незабвенный Излер, ни великий американец Барнум не превосходили любого целовальника изобретательностью в средствах завлекать к себе посетителей.

Для посетителя кабак уже приготовил и общество обоего пола. Тут уже готовы ободрять новичка своим примером и просьбами несчастные инвалиды пьянства,-- кабак даром содержит, кормит и поит их, чтобы они своей беседой и помощью вели по надлежащему пути мужика, попавшего в этот вертеп. Тут есть и раздражающие вкус к вину закуски. Тут есть и женщины, какие нужны для развития пьянства, они также состоят в штате кабака, содержатся на его счет. У посетителя нет денег, чтобы окончательно напиться пьяну. Это не помеха: кабак разменяет ему на вино любую вещь, какую угодно: кафтан, полушубок, рубашку, сапоги, лошадь, телегу, хлеб, баклагу с дегтем, привешанную под телегой, и все, что угодно, что бы ни лежало на телеге.

Этими приятностями и удобствами, доставляемыми обществу, не ограничивается благодетельная роль кабака. К чему бы существовали азили, если бы они не давали приюта людям, преследуемым злобой человеческой? Кабак верен этому высокому призванию. Он служит притоном воров и разбойников, которым заблагорассудится искать его гостеприимного крова. Он не выдаст никому своих доверчивых гостей: их невинность останется неприкосновенна под его бдительным охранением. И те, более счастливые артисты, которые имеют притоны свои вне кабака, процветают только благодаря его участию в их отважном промысле.

Индустрия упадает, если не находит сбыта своим продуктам; верный рынок -- важнейшее условие для ее преуспеяния. Кабак подавляет земледелие,-- неужели он не поймет обязанности своей вознаградить общество за потерю в одной отрасли деятельности поддержкой другой отрасли? Это было бы тупой неблагодарностью, а агенты откупа обязательны до великодушия. За вред, приносимый земледелию, кабак с лихвой вознаграждает нацию той помощью, какую оказывает воровству. Краденая или приобретенная грабежом, убийством вещь всегда найдет верный сбыт в кабаке: сюда, к нам, приятели, мы все у вас купим, за все заплатим наличными деньгами или водкой, по вашему желанию. Этот род торговли развит до того, что берет во многих кабаках решительный перевес над официальным их промыслом, продажей водки. Они -- кабаки только по названию, а на деле -- исключительно биржи воровского промысла.

       Впервые напечатано в " Современнике", 1858, No 10, в отд. "Современные заметки" Подписано псевдонимом Л. Панкратьев (этот же псевдоним Чернышевский использовал в статье "Винный акциз", продолжавшей ту же тему -- Современник, 1859, No 5 -- и в некоторых других публикациях).
      Тема, поднятая в статье Чернышевского, широко обсуждалась в русской журналистике конца 50-х гг., в том числе и в весьма умеренных либеральных журналах (в "Русском вестнике", "Атенее" и др.). Протест крестьян против откупной системы (заключавшейся в предоставлении правительством монополии на продажу вина отдельным торговцам -- откупщикам -- и приводившей к завышению ими цен на вино и его фальсификации) выражался в отказе от его употребления -- в форме общественных движений "трезвенности" или "питейных бунтов". Антиалкогольные выступления крестьян (в 1856 г. в Ковенской губернии, позднее -- в Поволжье, средней полосе России и т. д.) выливались в разгром питейных заведений и столкновения с царскими войсками, брошенными на подавление протестов. В конечном счете обсуждение в печати проблем, связанных с откупами и антипитейными настроениями, было запрещено правительством как социально опасная тема (в то время как создание среди народа "обществ трезвости" официально поощрялось, равно как и укрепление системы питейных заведений).

H. Г. Чернышевский. Письма без адреса
      М., "Советская Россия", 1986



Антиалкогольный бунт 1858-1860 годов

[Изображение: 243821727.jpg]

На этой странице, я хочу поведать Вам о том, что настойчиво замалчивалось и замалчивается на протяжении долгих лет!

И более того в интернете, я нашел только жалкие крохи информации об этих исторических событиях[1]...

Ведь весьма существенно удерживать нас всех в неведении утверждая, что Российское пьянство - это национальная черта, и ничего с этим уже сделать нельзя! Постараюсь развеять в текущее время эти заблуждения!

Я конечно могу в текущий момент повитийствовать своими словами, но думаю, что мне сложно будет соперничать в языке и стиле изложения с Саратовским краеведом, членом союза писателей России, членом СБнТ - Владимиром Ильичом Вардугиным!

С его разрешения, я приведу одну из глав его потрясающей книги "Ты меня уважаешь?" целиком...

За трезвость - на ... каторгу

"Об этой войне умалчивают учебники, хотя то была самая настоящая война, с орудийными залпами, погибшими и пленными, с победителями и побежденными, с судилищем над поверженными и празднованием одержавшими победу и получившими контрибуцию (возмещение убытков, связанных с войной). Баталии той неизвестной школьникам войны разворачивались на территории 12 губерний Российской Империи (от Ковенской на западе до Саратовской на востоке) в 1858 - 1860 годах.

Эту войну историки чаще называют "трезвенническими бунтами", потому, что крестьяне отказывались закупать винцо и водку, давали зарок не пить всем селом. Зачем они это делали? Потому, что не хотели , чтобы за счет их здоровья наживались откупщики - те 146 человек, в чьи карманы стекались финансы от продажи спиртного со всей России. Водку откупщики практически навязывали , если кто не хотел пить, ему все одинаково приходилось вносить плату за нее: такие тогда установились правила... ("Очень похожая обстановка на сегодняшние дни... Правда???" Прим. Д.С.Дробышев). В те годы в нашей стране существовала практика: произвольный человек приписывался к определенному кабаку, а если он не выпивал своей "нормы" и сумма от продажи спиртного оказывалась недостаточной, то недобранные денежки кабатчики взимали со дворов местности, подвластной кабаку. Тех же, кто не желал или не мог платить, секли кнутом, в назидание другим.

[Изображение: article_image-image-article.60b6eb42-ecf...4371a9.jpg]

Виноторговцы, войдя во вкус, взвинчивали цены: к 1858 году ведро сивухи вместо трех рублей стали сбывать по десять. В конце концов крестьянам надоело кормить дармоедов, и они, не сговариваясь, стали бойкотировать торговцев вином.

Крестьяне отвернулись от кабака не столь из-за жадности, сколь из-за принципа: трудолюбивые, работящие хозяева видели, как их односельчане единственный за другим пополняют ряды горьких пьяниц, которым уже ничего, помимо выпивки, не мило. Страдали жены, дети, и чтобы прервать расползание пьянства посреди сельчан, на сходах общины всем миром решали: в нашем селе никто не пьет.

Что оставалось совершать виноторговцам? Они сбавили цену. Рабочий люд не откликнулся на "доброту". Шинкари, чтобы сшибить трезвеннические настроения, объявили о бесплатной раздаче водки. И на это люди не клюнули, ответив твердым: "Не пьем!" К примеру в Балашовском уезде Саратовской губернии в декабре 1858 года 4752 человека отказались от употребления спиртного. Ко всем кабакам в Баоашове приставили караул от народа для наблюдения, чтобы никто не покупал вино, нарушивших зарок по приговору народного суда штрафовали или же подвергали телесному наказанию. К хлеборобам присоединились и горожане: рабочие, чиновники, дворяне. Поддержали трезвость и священники, благословлявшие прихожан на отказ от пьянства. Это уже не на шутку испугало виноделов и торговцев зельем, и они пожаловались правительству.

В марте 1858 года министры финансов, внутренних дел и государственных имуществ издалека распоряжения по своим ведомствам. Сущность тех указов сводилась к запрету...трезвости!!! Местным властям предписывалось не пускать организации обществ трезвости, а уже имеющиеся приговоры о воздержании от вина истребить и впредь не допускать.

[Изображение: f57b0ecf93e44af.jpg]

Вот тогда-то, в реакция на запрет трезвости, по России и прокатилась волна погромов. Начавшись в мае 1859 года на западе страны, в июне бунт дошел и до берегов Волги. Крестьяне громили питейные заведения в Балашовском, Аткарском, Хвалынском, Саратовском и во многих других уездах. Особый масштаб погромы приобрели в Вольске. 24 июля 1859 года трехтысячная гурьба сокрушила там винные выставки на ярмарке. Квартальные надзиратели, полицейские, мобилизовав инвалидные команды и бойцов 17-й артиллерийской бригады, тщетно пытались утихомирить бунтующих.

Восставшие разоружили полицию и солдат, выпустили из тюрьмы заключенных. Только сквозь немного дней прибывшие из Саратова войска навели порядок, арестовав 27 дядя (а всего по Вольскому и Хвалынскому уездам в тюрьму бросили 132 человека). Всех их следственная комиссия осудила по одному только показанию кабацких сидельцев, оговоривших подсудимых в расхищении вина (громя кабаки, бунтовщики не пили вино, а выливали его на землю), не подкрепляя свои обвинения доказательствами. Историки отмечают, что не зафиксировано ни одного случая воровства, монеты расхищали сами служащие питейных заведений, списывая пропажу на восставших.


[Изображение: 1360141858_03.jpg]

С 24 по 26 июля по Вольскому уезду было разбито 37 питейных домов, и за всякий из них с крестьян взяли большие штрафы на восстановление кабаков. В документах следственной комиссии сохранились фамилии осужденных борцов за трезвость: Л.Маслов и С.Хламов (крестьяне села Сосновка), М.Костюнин (с.Терса), П.Вертегов, А.Володин, М.Володин, В. Сухов (с.Донгуз). Принимавших участие в трезвенническом движении служивый по суду велено было "лишив всех прав состояния, а нижних чинов - медалей и нашивок за беспорочную службу, у кого таковые есть, проучить шпицрутенами посредством 100 человек, по 5 раз, и сослать в каторжную работу на заводах на 4 года".

Всего же по России в тюрьму и на каторгу отправили 11 тысяч человек. Многие погибли от пуль: бунт усмиряли войска, получившие команда палить в восставших. По всей стране шла расправа над теми, кто отважился протестовать супротив спаивания народа. Судьи свирепствовали: им велели не нетрудно покарать бунтовщиков, а покарать примерно, чтобы другим неповадно было стараться "к трезвости без официального на то разрешения". Властьимущие понимали, что усмирить позволительно силой, а вот продолжительно сиживать на штыках - неуютно.

Требовалось закрепить успех. Как? Правительство, аналогично героям популярной кинокомедии, решило: "Кто нам мешает, тот нам и поможет". Откупную систему продажи вина отменили, вместо нее ввели акциз. В настоящее время каждый хотящий делать и реализовать вино, мог заплатив налог в казну, наживаться на спаивании своих сограждан. Во многих селах нашлись предатели, которые, чувствуя за спиной поддержку штыков, продолжили войну против трезвости иными "мирными" методами.

[Изображение: vodka.gif]

Большие сволочи опираются в своих мерзостях на сволочь хотя и маленькую, но многочисленную. Аллен Даллес, босс ЦРУ, объявляя в 1945 году "холодную войну" против Совьет юнион и говоря, что мы (т.е. США), завоюем русских без единого выстрела, найдя среди них предателей и разложив изнутри, ничего не изобретал: тактика вербовки изменников известна с древнейших времен, и против ведения войны таким способом сильно тяжело отыскать защиту. Но откопать надобно было во что бы то ни стало, по иному проигрыш стал бы окончательным. Трезвенникам предстояло найти решение без малого неразрешимую задачу: как одолеть сопротивление власти, поддерживающей не трезвость, эту основу государственной мощи, а кабатчиков, хотя и наполняющих государственную казну деньгами, но ведущих страну к гибели...

http://netskop.ru/publitcistika/news_201...2-675.html
Ответ
Интересная аналогия между бандитом и частным бизнесом

О подрядчиках "федерального бюджета" в Царской России


[Изображение: 268cb8744b3d.jpg]

Откуп — система сбора с населения налогов и средств от оказания населению государственных услуг (например вино-водочных), при которой государство за определённую плату передаёт право их сбора частным лицам (откупщикам).

---------
  До будущности общества ему (откупщику) нет никакого дела, он думает только о том, чтобы как можно больше собрать с общества ныне; завтра оно увидит себя разоренным и с этим вместе обеднеет правительство -- какая нужда в том откупщику? Он уже кончил свои счеты и знать ни о чем не хочет. Его девиз: "После меня хоть трава не расти". Потому система откупов расстраивает нацию, истощает средства, которыми может располагать правительство.

Правительство -- это хозяин поместья; откупщик -- это чеченец, на несколько часов вторгающийся в поместье; можно представить себе, каково будет состояние хозяина после того, как поместье испытает набег чеченца. Нет, наше сравнение еще неполно: разорительный набег уничтожает только жатву и уже готовое богатство жителей, он не портит самой почвы, он не портит нравственных сил ее населения. Откуп делает и это. Мало того, что он стремится как можно скорее истощить материальные средства населения,-- вдобавок, он разрушает моральный капитал, которым могли бы скоро быть восстановлены все потери.

Для правительства деньги не составляют основного и единственного предмета его действий; они представляются ему только средством для достижения других целей, например, для возвышения своего могущества среди других держав, для приобретения славы, для упрочения известной политической системы, для развития известных общественных учреждений, для поддержания известной законодательной и административной системы. Денежные соображения правительства вытекают из этих желаний и подчиняются им.

Таким образом, правительство по самой своей сущности никогда не ограничивает своих отношений к нации одними финансовыми видами. В его деятельности всегда есть другая, более нравственная сторона, всегда есть заботливость о национальной чести, о нравственном благосостоянии нации, о справедливости и правосудии. Откуп совершенно чужд всех подобных отношений по самой своей натуре. Единственное основание его существования -- чисто денежное, единственная цель и забота его -- деньги и деньги. Самый дурной чиновник все-таки хотя сколько-нибудь помнит, что он представитель власти, поддерживающей благоустройство в обществе; как бы превратно ни понималось им это благоустройство, как бы бессовестно ни нарушались им эти обязанности, все-таки сознание о них дает ему в собственных глазах некоторое нравственное достоинство и все-таки люди, подвергающиеся его решениям или распоряжениям, видят в нем представителя нравственной идеи,-- он может быть неверен ей, но она все-таки дает некоторую возвышенность характеру его власти в их глазах; если будут падать упреки, они упадут на его личность, но самым существованием той обязанности, которая лежит на нем, не возмущается общественная совесть, напротив, она признает нравственную сторону порученного ему дела.

Совершенно не таково положение откупного агента: он сам знает, что он только орудие частного прибытка, и общество не признает за ним другого значения; оно не может находить в нем других прав, кроме прав эгоистического корыстолюбия, а этому принципу никто не подумает давать в своей совести прав на власть над обществом. Мы говорим пока еще вовсе не о злоупотреблениях, которые слишком легко возникают из откупной системы,-- хороша та вещь, в которой дурны только злоупотребления,-- нет, мы говорим теперь о самом принципе откупа.

Предположим, что он безукоризненно держится своих законных обязательств, что он ведет свои дела с добросовестностью честнейшего из всех европейских негоциантов; предположим, что агенты его по своему личному характеру и поведению относительно народа образцовые примеры доброжелательности, мягкосердечия, прямодушия и всевозможной правоты, все-таки существование даже и такого откупа тягостно для нравственных убеждений нации, все-таки роль даже и таких агентов откупа -- прямо гибельна для общества, прямо возмутительна для общественного сознания, потому что все-таки откуп есть не что иное, по самой своей натуре, как олицетворение корыстолюбия, властвующего надо мной во имя собственное свое, во имя корыстного расчета.

      Надобно ли говорить, какими следствиями в народном быте сопровождается падение нравственных принципов? Ослабление любви к труду, ослабление всякой честной энергии, развитие преступлений и пороков всякого рода -- вот эти следствия, слишком известные каждому.
     
      Самый простой, самый неразвитый человек понимает разницу между моральным значением правительства и откупа. Подчиняясь правительству, человек сознает, что эта власть основана на нравственном принципе, вытекает из потребностей общественной жизни, имеет своей коренной целью охранение национальных благ; это подчинение не противоречит совести, напротив, требуется ею; оно не унижает, а облагораживает человека, возвышает его в собственных глазах. Но требует ли совесть, чтобы я подчинялся частному корыстолюбию, вредному не для меня одного, а так же и для всех моих сограждан? Нет, это унизительно для моего нравственного достоинства.


H. Г. Чернышевский. Письма без адреса
      М., "Советская Россия", 1986

-------------
Кстати, потому и идет сегодня в Рашке массированная пропаганда, вешающая всех собак на ЧИНОВНИКА. Тем самым из-под удара общественного мнения  выводится истинный и конечный разрушитель  Отечества, пятая колонна и соучастник всех преступлений глобальной рыночной ОПГ - частный наживоориентированный БИЗНЕС, которому настойчиво лепят  имидж "нейтральности". На самом деле этот тип - есть не только банальный разоритель и выжиратель общего (родины), но и обучающая модель,  растлитель-проводник  жидовско-корыстного (буржуазного)  сознания в массы.
Ответ
                           

[Изображение: c3Q4QwY0_ss.jpg]

Но каждый фанат РКМП уверен, что уж именно он принадлежал бы в к "хозяевам жизни"  -)-
Ответ
Российская действительность в материалах борцов с алкоголизацией населения

[Изображение: 0_bee7e_734ebae8_orig]

[Изображение: 0_bee7f_a829bc9b_orig]

[Изображение: 0_bee80_102400a5_orig]

[Изображение: 0_bee81_3f984742_orig]

[Изображение: 0_bee82_49914100_orig]

[Изображение: 0_bee83_525b1ce9_orig]

[Изображение: 0_bee84_1384ef82_orig]

[Изображение: 0_bee85_f2ad877e_orig]

http://ibigdan.livejournal.com/13593006.html
Ответ
С Днём Знаний! Сколько школ было в царской России? Неожиданный результат

При Николае Первом (это такой фантом-отражение Путина в прошлом, или наоборот, Путин есть отражение Николая Палкина в будущем) в России на 1 школу приходилось 4 церкви и 12 питейных заведений (Фальборк Г., Чарнолусский В. Народное образование. — Левассер Э. Народное образование в цивилизованных странах, т.II.СПб., 1899, с. 23.)
«Обучать грамоте весь народ — говорил в николаевскую эпоху министр просвещения А. С. Шишков, — принесло бы более вреда, нежели пользы».

Счетная палата: за 2005-2010 гг в России закрыто 12 377 школ, 81% - в сельской местности.
http://izvestia.ru/news/521561

Похрустите французской булкой и запейте шампанским, любители царской России. Воистину, "вы победили".
Ответ
Скажи-ка, дядя, ведь недаром.....

 
Библиотекарь  Саратовской земской губернской библиотеки П.Л. Юдин вспоминал, что в  январе 1905 года по рукам ходило следующее сатирическое стихотворение:

Скажи-ка, дядя, ведь недаром,
Подобно ракам и омарам,
В душе с отвагой, в сердце с жаром,
Мы пятились назад?
И что при каждой новой схватке
Мы от японцев без оглядки,
Но в полном боевом порядке
Бежим, бежим во все лопатки, -
Пускай нам целят в зад...
Ну, что ж, мой друг? Чего же проще?!
Ведь мы надеялись на мощи,
С утра ходили до полночи
Все по местам святым.
И клали низкие поклоны,
А вместо пуль для обороны
Везли с собой одни иконы, -
Подвел нас Серафим!
[Изображение: 158306_original.jpg]

Источник
Ответ
Сталин о России Которую Мы Потеряли
                           

[Изображение: mif_stalin-00009-01.jpg]

Товарищ Сталин о России Которую Мы Потеряли накануне благословенного 1913 года.

Это  ложь и лакейство перед Николаем последним, когда русские либералы  уверяют себя и других, что царизм упрочился в России и он способен  удовлетворить основные нужды народа.
Это обман и фарисейство, когда русские либералы поют на все голоса, что революция умерла, и мы живем в “обновленном” строе.
Посмотрите вокруг себя: разве многострадальная Россия похожа на “обновлённую”, “благоустроенную” страну ?

Вместо демократической конституции – режим виселиц и дикого произвола!
Вместо всенародного парламента – черная Дума черных помещиков!
Вместо  неприкосновенности личности – избиения в тюрьмах, издевательства над  гражданами, кровавая расправа с забастовщиками на Ленских приисках!
Вместо удовлетворения крестьянских нужд – политика дальнейшего обезземеления крестьянских масс!
Вместо  упорядоченного государственного хозяйства – воровство в интендантствах,  воровство в железнодорожных управлениях, воровство в лесном хозяйстве,  воровство в морском ведомстве!
Вместо порядка и дисциплины в  правительственном механизме – подлоги в судах, шантаж и вымогательства в  сыскных полициях, убийства и провокация в охранных отделениях!
Вместо  международного величия русского государства – позорный провал русской  “политики” в делах Ближнего и Дальнего Востока, роль палача и разорителя  в делах истекающей кровью Персии!
Вместо успокоения и благоденствия  обывателей – самоубийства в городах и ужасающая голодовка 30-миллионного  крестьянства в деревнях!
Вместо оздоровления и очищения нравов – неслыханный разврат в монастырях, в этих твердынях официальной морали!
Разрушители  добытых свобод, поклонники виселиц и расстрелов, авторы “усмотрений” и  “пресечений”, воры-интенданты, воры-инженеры, грабители-полицейские,  убийцы-охранники, развратники-Распутины – вот они, “обновители” России!
И есть еще на свете люди, осмеливающиеся утверждать, что в России все благополучно, революция умерла!
Нет,  товарищи: там, где голодают миллионы крестьян, а рабочих расстреливают  за забастовку – там революция будет жить, пока не сотрется с лица земли  позор человечества – русский царизм.
Подымем знамя русской революции и напишем на нем:
Долой Царскую монархию!


Прокламация  “Да здравствует Первое мая!” была написана И.В. Сталиным в Москве в  начале апреля 1912 года. Печаталась она тайно в Тифлисе в легальной  типографии. Тираж прокламации был потом перевезен в Петербург.

PS. Вообщем, товарищ Сталин всячески расшатывал лодку стабильности Российской Империи.
Забавно,  но спустя век, многие вещи из данной прокламации можно применить к  тому, что происходит на просторах бывшего Советского Союза.

Источник
Ответ
Про Романовых

  Тут  вот и Пионер-ЛЖ опять зачастил ко мне в комментах, и Никонов-Петрович  злорадствует, и прочие господа опять ломают руки: ах, так ведь  большевики же памятники рушили - теперь вот не плачьтесь.

Во-первых, не плачемся, господа хорошие. У нас в смысле фундамента надежно: исторический материализм. Чтобы стоять, нам надо держаться, Корней. А  диамат нам говорит, что история как борьба классов на сегодняшнем дне  не закончилась, и будет еще и завтра и послезавтра. Так что неприятность  эту - то есть Реставрацию, как называется то, что происходит - мы,  левые, как-нибудь переживем. Неприятно, гадко, но "Гитлеры приходят и  уходят, а народ останется". И Путиных это тоже касается. Ельцин вон уже  свое непочетное место ГОВНА в сознании народа занял прочно и навсегда.  Не прошло и года, как говорится. Тем же кончит и этот, который сейчас в  силе и славе.

Теперь про Романовых. Сегодняшний "праздник" явно  приобрел в т.ч. и монархический характер - в той программе "Время",  кроме новодела в Москве рассказали и про какую-то выставку про династию.  Чтобы молодежь могла приобщиться и узнать и проникнуться.
Так вот -  не большевики свергли Романова (хотя среди восставших петроградцев без  них не обошлось). И не они рушили все, что с династией связано было  (Доктор Гаспар, надеюсь, как-нибудь напишет пост про то, кто занимался в  Питере уничтожением памятников царям - мне он это рассказывал очень  красочно во время нашей прогулки по городу летом). Романовы к 1917 году  реально достали всех. То есть даже трудно представить себе сейчас, как  же от них всех тошнило. Это, кстати, крупно подвело и белых, которые  откровенно боялись поднять монархическое знамя и которым приходилось  что-то блеять про НЕПРЕДРЕШЕНЧЕСТВО (то есть де, сперва победим, а уж  тогда и определимся, кому на Руси будет жить хорошо). И большевики это  самое слабое место у белых нащупали и по нему били. (Что это было  слабейшим местом белых, их же современные наследники пишут: Белые  проиграли, потому что у них не было никакого положительного  идеологического заряда - только отрицательный, то есть не в смысле  "плохо", а в смысле - отрицающий большевиков. Белых объединяло только  отрицание большевиков. А как только поднимался вопрос "а что после  победы то делать" - начинались споры и согласия не было. Красные были  монолитны. Белые - разрозненны. У красных была четкая программа, хоть во  многом утопическая. У Белых было непонятное непредрешенчество. У  красных был свой верховный вождь, "помазанный" идеологически - Ленин.  Своего Императора будущие белые генералы проиграли еще в феврале.  Собственно после этого, после февраля - это была борьба обреченных).

Когда  большевики - люди часто злые, и отнюдь не ангелы - народу несколько  надоедали со свими продразвёрстками и мобилизациями и народ начинал  поворачивать против них, большевики немедленно говорили: Офицеры придут  восстанавливать власть царя и помещиков! - и народ тут же говорил: нет  уж, нет уж, пусть уж лучше жиды и комиссары, чем Романовы! Это  исторический и стопудовый факт, при том его подтвердит всякий, кто хотя  немного читал про Гражданскую. Не было в России после 17-го года более  ненавистной фамилии. Монархии России был вбит в России осиновый кол и  отношение к Романовым было как к вурдалакам - отсюда и такая моральная  легкость, с которой уральцы уничтожили семью и родственников бывшего  царя. Но, кстати, Романовых и сами белые отнюдь не старались спасти, и  те же англичане не горели желанием приютить родственников. Это какой-то  трагифарс этой семьи - даже хочется посочувствовать - насколько всем они  были не нужны и безразличны.

Хотя в истории  ничего не повторяется, Россия в этом смысле особая страна. Думаю, что и  нынешний, который надувает щеки, когда Гундяев дарит ему монархические  символы за "возвращение России державного статуса" (тоже сегодня в  программе "Время" было -  россияне, это вам каждый день вот такое  показывают?), так вот, и нынешний, если не склеит ласты вовремя, тоже  имеет огромные шансы кончить так же. Так что можете конечно, играться в  сказочки про чудесную империю и расчудесную династию ("Прости нас,  Государь" и прочий эльфизм) - но факт, и факт железобетонный в том, что  народ русский лавочку эту прикрыл практически консенсусно, что на Руси  вообще крайняя редкость. В землю закопал и надпись написал. Вытащивать  покойников из земли и припудривать им сгнившие носики - это некрофилия.

Источник: http://kommari.livejournal.com/2125394.html
Ответ
Жизнь рабочих до революции
Последние десятилетия российская буржуазная власть, пытаясь оправдать свои действия и прилично выглядеть в глазах собственного населения, активно внушает, что якобы до Октябрьской революции русский народ жил распрекрасно, что гады-большевики из-за своей врожденной кровожадности и человеконенавистничества, захватив в стране власть и убив милого и доброго царя, загнали наш народ в коммунистическое рабство и нищету. Все это, разумеется, наглая и подлая ложь.[Изображение: f3f8bb3cf13f.jpg]

Но находятся у нас в стране еще такие наивные граждане, которые верят подобным  сказкам, не удосуживаясь сами ознакомиться с подлинными фактами истории нашей страны. Поскольку такие граждане не верят свидетельствам очевидцев, изданным после Октябрьской революции, считая все это «советской пропагандой», предоставим слово исследователям царского времени, которых при всем желании невозможно уличить в «любви к большевикам», поскольку последних в то время просто еще не существовало.
[Изображение: 211592483.jpg]
Предлагаем вниманию наших читателей выдержки из книги земского статистика Е.М.Дементьева «Фабрика, что она дает населению и что она у него берет», 1897 г.:

«Говоря о наемных квартирах рабочих, мы должны параллельно сказать несколько слов и о жилых помещениях рабочих на фабриках… Специальные жилые помещения существуют, как мы видели, далеко не на всех фабриках: все рабочие, почти по всем производствам, где применяется только или преимущественно ручной труд, живут непосредственно в тех же помещениях, где работают, нисколько, как будто бы, не стесняясь подчас совершенно невозможными условиями их и для работы и для отдыха.

Так, например, на овчинодубильных заведениях они сплошь и рядом спят в квасильнях, всегда жарко натопленных и полных удушливых испарений из квасильных чанов и т.п. Разницы между мелкими фабриками и крупными мануфактурами в этом отношении почти никакой и, напр., и на мелких, и на крупных ситценабивных фабриках набойщики спят на верстаках своих, пропитанных парами уксусной кислоты мастерских. Понятно, что о какой бы то ни было «обстановке» жизни рабочих во всех подобных случаях не может быть и речи.

Рабочие из далеких мест имеют при себе какой-либо мешок или сундучок с кое-каким имуществом, вроде перемены белья, а иногда даже «подстилку» для спанья; те же, которые фабрикантами считаются «не живущими» на фабрике, т.е. рабочие из окрестных деревень, уходящие домой по воскресеньям и праздничным дням и ночующие в мастерских «только» по будним дням, не имеют при себе в буквальном смысле ничего. Во всяком случае, ни те ни другие никогда не имеют никаких признаков постелей.

Наиболее рельефным типом подобной жизни в мастерских могут служить рогожные фабрики. Войдя в мастерскую, посетитель попадает как в лес. Только раздвигая перед собою всюду развешенную на жерновах и веревках мочалу, осторожно передвигая ноги, липнущие к полу, покрытому толстым, в 1-2 вершка, слоем грязи, попадая на каждом шагу в наполненный жидкою грязью выбоины, образовавшиеся местами в прогнивших и провалившихся досках пола, натыкаясь на кадки с водой, вокруг которых стоят целые лужи, рискуя ежеминутно придавить всюду ползающих по полу маленьких детей, он добирается, наконец, до одного из окон, у которого кипит работа. Устройство мастерских везде одинаково.

Вдоль стен с окнами поставлены «становины», т.е. четыре стойки со связывающими их перекладинами, так что против каждого окна образуется нечто вроде клетки длинною в 4 и шириною в 2?-3 арш. Каждая такая становина служит как местом работы, так и жильем семьи «стана» — рабочей единицы рогожных фабрик; все же остальное пространство, т.е. середина мастерской и проходы между станами и большими русскими печами, сплошь занято развешенной мочалой.  Таким образом каждая становина рогожной мастерской представляет ни больше, ни меньше, как стойло, где семья проводит все 24 часа суток.

Здесь рогожники работают, здесь же и едят и отдыхают; здесь они спят, один на досках, положенных на верхней раме становин, так что образуется нечто вроде полатей, другие на кучах мочалы на полу, — о постелях, конечно, не может быть и речи; здесь они рожают на глазах всего населения мастерской, здесь, захворав, «отлеживаются», если организм еще в силах побороть болезнь, здесь же и умирают, хотя бы и от заразных болезней. Все население этих мастерских располагается настолько тесно, что лишь в трети случаев на каждого из живущих приходится от 1 до 1,3 куб.с. воздуха /1 сажень = 2,13 м., 1 куб.с. = 9,71 куб.м./, а в 65% случаев (из 60 мастерских) приходится на каждого всего 0,4-0,9 куб.с.

Всегда жарко натопленные и сырые, вследствие крайнего переполнения живущими и беспрерывной мочки мочалы в горячей воде, эти мастерские не имеют никаких искусственных приспособлений для вентиляции: ограниченное число оконных форточек и простые двери в стенах, по совершенно понятной причине, рабочими всегда тщательно забиты и замазаны, между тем как естественная вентиляция через стены почти всегда понижена вследствие их сырости. Вся грязь, какая отмывается от мочалы, попадает на пол, всегда мокрый и прогнивший, а так как он никогда не моется, то за 8 месяцев работы рогожников на нем образуется толстый слой липкой грязи, в виде своего рода почвы, которая отскабливается только раз в год, в июле, по уходу рогожников.

[Изображение: 1338441438_krestyane-2.jpg]Везде,  — помещаются ли мастерские в деревянных или каменных зданиях, — грязные, никогда не обметающиеся и никогда не белящиеся стены их отсырелые и покрыты плесенью; с закоптелых и заплесневелых потолков обыкновенно капает как в бане, с наружных же дверей, обросших толстым слоем ослизнелой плесени, текут буквально потоки воды.

Специальные жилые помещения, за ничтожным исключением трех или четырех фабрик (напомним, что мы говорим о фабриках Серпуховского, Коломенского и Бронницкого уездов), по своим качествам везде одинаковы. На мелких фабриках, а иногда на крупных, как добавочные к монументальным казармам, они встречаются в виде небольших отдельных домиков или в виде одной или нескольких комнат (нередко в сырых подвальных этажах), выделенных в зданиях, назначенных для производства.

На всех же больших мануфактурах жилые помещения представляют типические громадные многоэтажные казармы с центральными, сплошь и рядом чрезвычайно узкими, кривыми и темными коридорами с комнатками – «каморками» по сторонам, за кое-как сколоченными дощатыми перегородками, обыкновенно не доходящими до потолка. Встречаются фабрики, где все казармы разбиты на каморки, в которых помещаются и семейные и одинокие рабочие. На иных же число каморок бывает сравнительно ограничено, и большая часть рабочих, в том числе и семейные – размещаются в общих спальнях.

Устройство каморок, очевидно, вытекает из желания сколько-нибудь обособить семью. Но было бы ошибочно думать, что в каждой каморке помещается действительно одна семья. Если это и случается, то крайне редко, в особо маленьких каморках. Обыкновенно же совершенно напротив: в каждой каморке помещается две, три и до семи семей, и, кроме того, на многих фабриках одинокие рабочие, мужчины и женщины, все равно, обязательно рассовываются по тем же каморкам. В конце-концов большая часть каморок, а на многих фабриках и все каморки – превращаются в общие спальни, отличающиеся от типических общих спален лишь меньшею величиной.

Нигде, ни на какой фабрике (исключая Раменскую мануфактуру) не имеется никаких норм, по которым распределялись бы жильцы по каморкам; единственным предлогом расселения служит лишь физическая невозможность втиснуть еще одну семью или одинокого. Только в виде исключения встречаются фабрики, где администрация, при размещении рабочих, до известной степени, вместе с другими соображениями, принимает во внимание также и то обстоятельство, работает ли помещаемый в тойже смене, что и прочие его сожители по каморке, или в другой.

Этим дается фактическая возможность рабочим располагаться на отдых, но нисколько, в сущности, не уменьшается вред переполнения, ибо каморка, населенная работающими в разных сменах, следовательно всегда, круглые сутки имеющая спящих, уже никогда не проветривается и не может проветриваться. Как бы там ни было, но на большинстве фабрик найдено страшное переполнение каморок жильцами. Без сомнения встречаются и каморки не особенно набитые, но их число настолько незначительно, число же переполненных настолько велико, что в средних цифрах по каждой фабрике относительная величина каморок, т.е. кубическое пространство, приходящееся на каждого живущего, в огромном большинстве случаев ниже одной кубической сажени.

Фабрики, где средняя относительная величина каморок равна 1 кб. саж. – положительная редкость. По многим фабрикам средняя относительная величина каморок спускается даже до ? кб. с. Понятно, что при таком переполнении минимальные их относительные величины доходят до невозможного – до 0,21 кб.с.; переполнению их как будто нет предела: по выражению рабочих, они «живут друг на дружке».

Картина, представляемая общими спальнями, почти ничем не отличается от каморок. Иногда они представляют совершенно отдельные помещения, часто очень больших размеров, до 60 куб. саж. вместимостью, иногда же сравнительно небольшие комнаты в общем ряде каморок, отличающиеся от последних лишь вдвое или второе большей величиной. Они населены нисколько не менее тесно, чем каморки, и кубическое пространство, приходящееся на каждого живущего в них, в средних величинах вообще совершенно то же, что и в каморках. Но так как многие из этих спален, благодаря сменной работе, набиты двойным комплектом жильцов, заменяющих друг друга на одних и тех же нарах, то в этих случаях действительно гораздо хуже, чем говорят цифры. Так, напр., для спален, где с известной вероятностью можно было установить, что число живущих распадается на две, более или менее равные…
[Изображение: 1320308428_enisey_village_17.jpg]
Не говоря уже о каких–либо более серьезных и надежных вентиляционных приспособлениях, в огромном большинстве случаев нет даже простых оконных форток, а в тех случаях, когда они есть, число и величина их всегда недостаточны; но и эти фортки обыкновенно тщательно забиты и замазаны. Подобное положение дела, составляющее существенный недостаток в небольших жилых помещениях, в колоссальных многоэтажных фабричных казармах, где насчитывается от нескольких сот до 1700 жителей в каждой, имеет совершенно особое значение.

Известно, что возобновление воздуха в жилых помещениях, путем естественной вентиляции, через наружные стены, доставляет далеко не все то количество воздуха, какое необходимо для предупреждения конечной его порчи или поддержания на той степени его порчи, далее которой он становится явно вредным. Известно, далее, что с увеличением размеров здания значение естественной вентиляции, вследствие относительного уменьшения вентилирующей поверхности стен, более и более падает в значительной степени… то естественно, увеличение зданий далее известного предела тем самым обязывает, помимо особой заботы об искусственной вентиляции, и к гораздо менее густому населению, обязывает давать жителям этих больших зданий гораздо большее кубическое пространство на каждого, чем в зданиях мелких.

В фабричных казармах мы видим все как раз наоборот, и теперь понятен весь ужасный смысл этих мелких цифр долей кубической сажени на человека и все наши почти стереотипные отметки при исследовании фабрик, что «воздух очень тяжел», «воздух совершенно испорчен», «воздух зловонных» и т.д. Работая в сильно испорченном воздухе мастерских, рабочие, живущие в фабричных казармах, тотчас переходят в еще более испорченных воздух своих спален. Такие рабочие всегда дышат отравленным воздухом и стоят в этом отношении в неизмеримо худших условиях, чем те, которые ежедневно вынуждены делать прогулку, возвращаясь в деревни, в свои убогие избы, в маленькие домишки, где, скажем словами отца гигиены, Петтенкофера, «воздух всегда чище, чем в большой казарме».

Таковы жилые помещения для рабочих при фабриках. Наемные помещения нисколько не лучше, но и не хуже заурядных, сплошь и рядом встречающихся фабричных спален. Осмотрев и обмерив десятки частных квартир рабочих в с. Озерах, в Митяеве и в Боброве Коломенского уезда, мы везде нашли одно и то же. Как пример наемных помещений рабочих в избах, мы опишем одну из заурядных в с. Озерах.

В избе о двух комнатах, шириною в 7 и длинною в 7 или 6 аршин /1 аршин = 0,71 м./, с вышиною от пола до потолка в 3? арш., с кубическою вместимостью обеих комнат (за вычетом объема печи) в 10,32 куб. с., помещались 4 прядильщика с женами, 17 парней и мальчиков – присучальщиков и ставильщиков и 15 женщин и девушек – банкаброшниц и мотальщиц, всего вместе с хозяйкою избы 41 человек на пространстве 86 квадратных аршин; каждый жилец, следовательно, располагал площадью в 2,09 кв. арш. /1 кв. арш. = 0,505 кв. м./ и объемом воздуха в 0,25 куб. с., не принимая даже в расчет ни места, занимаемого мебелью, ни воздуха, вытесняемого всяким скарбом.

Совершенно ту же картину представляют и специальные меблированные комнаты. Так, в одном из подобных домов в Озерах, в шестнадцати каморках, наподобие обычных каморок фабричных казарм, рабочие размещались в полном смешении полов и возрастов, располагая каждые от 0,23 до 0,43 куб. с. Воздуха и от 1,48 до 2,75 кв. арш. площади пола. Как живут во всех этих квартирах, как спят здесь рабочие, размещаясь на кое-как сколоченных досках вместо кроватей, под этими кроватями и над ними, на подвешенных к потолку, на вышине 1 – ? арш. он него, досках в виде палатей – пусть поймет кто может.

В конце-концов, за стойла в конюшнях для рабочего скота (мы, конечно, не причисляем сюда исключений, вроде превосходно устроенных жилищ Раменской мануфактуры и нескольких других, но это исключения.), именуемых у нас жилыми помещениями для рабочих, 30,4% наших рабочих на фабриках платят в среднем 80 к. в месяц каждый, на вольных же квартирах 1 р. 20 к. в приварком. Не только соответственно этому приварку и стоимости приготовления пищи, но и вообще стоимость продовольствия рабочим на вольных квартирах обходится дешевле, чем в артелях, а именно: вместе с квартирой от 3 р. 35 к. (для женщин и малолетних) до 5 р. (для мужчин) в месяц.

Итак, мы скажем, что для 30,4% наших рабочих, при средней месячной заработке взрослых и подростков мужчин в 13 р. 75 к., женщин в 10 р. 27 к. и малолетних в 3 р. 8 к., квартира с продовольствием обходится в 3 р. 35 к. для вторых и третьих и в 5 р. для первых, что составляет 36,38% заработка у мужчин, 32,62% у женщин и 65,94% у малолетних. Остальные 69,6% наших рабочих имеют жилое помещение бесплатное и тратят на продовольствие (в артелях), как мы видели (стр. 127), в среднем 5р. мужчины, 4 р. женщины и 3 р. малолетние, что составляет 36,38% заработки у первых , 38,94% у вторых и 59,5% у третьих.

Мы получаем крайне удивительных, на первых взгляд, факт одинаковой стоимости квартиры с продовольствием и одного продовольствия. Артельное продовольствие по количеству пищи никак не может быть названо недостаточных, но оно в высшей степени низко по качеству, как крайне грубая растительная, с чрезвычайно малым количеством животных веществ, и однообразная пища.

Она состоит из черного хлеба, щей из кислой капусты, гречневой или пшенной каши с говяжьим салом, картофеля, кислой капусты в сыром виде с конопляным маслом или квасом и огурцов – вот буквально вся пища рабочих изо дня в день, круглый год, без малейшего разнообразия; лишь в постные дни, составляющие до 190 дней в году, говядина или солонина в щах, потребляемая в ничтожном количестве (от ? ф. на человека в мужских артелях до 19 золотн. в женских и детских) заменяется снитками или селедкой, а говяжье сало – конопляным маслом. Продовольствие рабочих на наемных квартирах еще хуже и в количественном, и в качественном отношении.

Здесь всю пищу составляет черный хлеб и пустые щи. Мясо употребляется в совершенно ничтожном количестве: в среднем из всех 13 наших записей квартирного довольствия в день потребляется всего лишь 10 золотников (с костями) на человека, и в постные дни оно уже не заменяется ничем; а у женщин и детей даже гречневая каша считается не всякий день позволительной роскошью.

Очевидно, следовательно, необходимость платить за жилье вынуждает рабочих ухудшать свое и без того плохое продовольствие, чтобы не выйти из пределов своего бюджета, 63% которого у мужчин уходит на все остальные потребности: на платье, на обувь, на подати и повинности, на покрытие недочетов в заработке во время болезни и на развлечения и удовольствия, состоящие у мужчин и женщин единственно и исключительно из чая и водки в трактире по праздникам.

Сопоставляя расходы нашего рабочего с такими же расходами рабочего в Америке, мы находим, что наш рабочих тратит на продовольствие вчетверо меньше, между тем как, при сравнении цен на съестные припасы, мы не нашли никаких оснований предположению стоимости последних в Массачусетсе более высокой, чем у нас. Вместе с тем, сравнивая продовольствие массачусетского рабочего, единственное заключение, к которому можно прийти, это то, что они не сравнимы, — настолько несоизмеримо велико их различие. Так, как продовольствуется массачусетский рабочий, у нас продовольствуются не рабочие, но класс, которого на лестнице общественной иерархии мы ставим далеко выше, — класс людей (одиноких) с жалованием не менее 50 р. в месяц.



Таблица продолжительности рабочего дня:

Часов Работы % Фабрик
Менее 12 10
12-12,5 29
13-13,5 44
14-14,5 11,5
15-18 5,5

…Нигде, ни на одной фабрике не существует до сих пор никаких ограничений, никаких облегчений работы до последнего дня беременности.

Существует еще работа сверхурочной дневной, удлиняющая и без того некороткий, а иногда чрезмерно продолжительный рабочий день наших фабрик. На первом месте стоит работа Коломенского машиностроительного завода, где один из более коротких, на бумаге, рабочих дней — 11,5 часов на самом деле сводится обычно к 14,5-16,5 рабочим часам, а в экстренных случаях даже к 19,5-21,5 часам суточной работы и притом работы самой тяжелой!

С учетом различных профессий и неполного дня некоторых рабочих, средняя продолжительность рабочего дня составляет после всех поправок — 12 часов 39 минут, но эта величина имеет чрезвычайно широкие колебания… Определить точный рабочий день многих работников и работниц, которые живут на работе, крайне сложно, потому что все семейные работницы в процессе работы отлучаются то по одному, то по другому делу.

Огромное количество рабочих работают в невероятно вредных условиях, особенно среди тех, кто обрабатывает волокнистые вещества и рабочих механических и химических заводов. Результатом этого является то, что например, 9,5 % прядильщиков переходит сорокалетний возраст, причем прядильщиков старше 58 лет нет вообще. Куда же уходят эти люди с производства, в особенности, обрабатывающие волокнистые вещества. На кладбище. Даже если они уезжают в деревню, то в очень короткое время умирают от чахотки.

В результате всего этого потомство рабочих слабеет все более от поколения к поколению и происходит прогрессирующее ухудшение физических качеств населения, то есть то, что называется вырождением расы.»

[Изображение: image-GaPO33-russia-biography.jpg]
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 2 Гость(ей)