Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Социалистические проекты за рубежом
#1
Чатал-Хююк - бесклассовое коммунистическое общество в неолитическую эпоху

От РП: Город Чатал-Хююк (такое написание более правильно) относится где-то к середине 8 тыс. до н.э., это один из корней индо-европейской цивилизации. Население - 10 тыс. человек, что очень много даже для средневековых городов. Эта культура была распространена в Малой Азии, на Балканах, в предгорьях Альп. Удивительно здесь то, что как и в Аркаиме здесь было бесклассовое очень разумно организованное и процветающее общество. Получается, такое общество можно построить при любом уровне технических знаний, а не только после капитализма, как утверждают марксисты. Один и тот же технический и технологический уровень может приводить к принципиально разным обществам - изуверским цивилизациям с садисткими элитами Мезоамерики вроде ацтеков, бюрократическому социализму перуанцев, где все предопределено "Сынами Солнца", замкнутому на себя национал-социализму Египта периода Раннего и Древнего Царств с культом смерти и погребения и в то же время - к справедливому общесту Чатал-Хююка. Это общество просуществовало, как минимум три тысячи лет - примерно столько же, сколько цивилизация Древнего Египта. Удивительная чистота жилищ и уровень гигиены большого города, самая трогательная забота о заболевших людях, практически полное равенство людей и высочайший уровень культуры и технологий тех лет. Самый настоящий хай-тек тех времен -  земледелие, скотоводство, прекрасно спланированное строительство, появление керамики, начало обработки меди. То есть такое общество приводило к расцвету самых продвинутых технологий и основывалось на них. На стенах жилищ и храмов - росписи с изображением грифов, башен с лестницами, погребальных обрядов, практически идентичных обрядом зороастрийцев.Что интересно, в одном из храмов есть изображение богини-лягушки, как тут не вспомнить русские сказки.
Этот город не был уничтожен врагом и никогда не был захвачен - это было очень сильное общество, нападать на которое не решались. Город был покинут жителями после резкого изменения климата в результате крупной геологической катастрофы - из-за таяния ледников резко поднялся уровень Средиземного Моря и в Чёрное Море, бывшее тогда огромным пресноводным озером, хлынули потоки солёной воды через образовавшиеся проливы Босфор и Дарданеллы. По всей видимости, поселение типа Чатал-Хююк было не одно, это была целая цивилизация, расположенная в бассейне Чёрного Моря, увы, в основном на береговой линии, которые были быстро затоплены и оказались на морском дне. В результате катастрофы климат в Малой Азии резко изменился, плато, где находился Чатал-Хююк, стало засушливым. Жители Чатал-Хююка, видимо, ушли на Балканы или на юг современной России. На территории современных Сербии и Венгрии найдены поселения, идентичные культуре Чатал-Хююка (культуры Винча и Старчево), но моложе на 1-2 тыс. лет. Чатал-Хююк современная официальная западная история очень не любит, он сильно не вписывается в классические схемы и модель цивилизационного развития по-западному, правда она ещё больше не любит Аркаим - тот вообще фактически не существует в западной исторической литературе.

[Изображение: url%5D]
Святилище Чатал-Хююка, реконструкция


Утопия – наследие далекого прошлого

Открытие высокоразвитой культуры в Анатолии


В 1958 г. британский археолог Джеймс Меллаарт в ходе разведывательной поездки по Южной Анатолии обнаружил холм, образованный слоями поселений каменного века. Археолога поразили его размеры. Поскольку холм расположен на разветвлении дороги, он так и называется: «Холм на развилке» – Чатал-Гююк (илл.1). В 1961 г. Меллаарт приступил к раскопкам, которые (с перерывом в 1964 г.) продолжались до 1965 г. В 1993 г. исследования возобновились. Под руководством британца Иена Ходдера были заложены новые раскопы. Они рассчитаны на срок в 25 лет и являются одним из крупнейших археологических проектов нашего времени.
Холм состоит из 12 расположенных друг над другом слоев города каменного века, который был обитаем с 7300 до 6100 г. до н.э., то есть, на протяжении 1200 лет без перерыва.(1). По сегодняшним оценкам, в Чатал-Гююке некоторое время обитали до 10 тысяч человек одновременно . Поселение никогда не подвергалось разрушению или разграблению, и Мелларта с Ходдером ждало множество великолепно сохранившихся находок.
Хотя Меллаарт был первым, кто нашел город эпохи каменного века, он обнаружил не старейший, не самый «первый» город. Чем дальше проникали археологи в последующие десятилетия в глубины Восточной Анатолии, тем древнее становились культурные центры (илл.1). Наконец, в 1990 г. было обнаружено Халлан-Чеми, пока что старейшее из найденных поселений, в которых длительное время жили оседлые люди (Rosenberg 1999, Rosenberg и Redding 2000). Халлан-Чеми был основан в 10200 г. до н.э.!
Остановимся здесь ненадолго, чтобы ориентировать эти даты во времени. За 800 лет до основания Халлан-Чеми, около 11000 г. до н.э., в Пиренеях еще расписывали стены пещер. Через 800 лет после основания Халлан-Чеми, около 9700 г. до н.э., заканчивается ледниковый период. Если Халлан-Чеми в Восточной Анатолии открывает эпоху, то самый западный из городов Бейджесултан, основанный в 4600 г. до н.э., закрывает ее. Примерно с 4000 г. до н.э. возникает эксплуататорский класс, который окончательно утверждается в 3000 г. до н.э. С развитием металлического оружия, письменности и государства формируются самые эффективные механизмы угнетения в руках эксплуататорского класса. Бейджесултан, подобно Трое, становится столицей важного «вице-королевства» Хеттской державы . Здесь мы возвращаемся в известную нам историю.
Высокоразвитая анатолийская культура простирается, таким образом, в пространстве и во времени между окончанием ледникового периода (Восток) и началом истории (Запад). Лежащие между этими датами 6000 лет как раз и объемлют эпоху неолита, то есть, последней стадии каменного века, при которой люди все еще изготовляли свои орудия трудя не из металла, но уже жили оседло и занимались сельским хозяйством и скотоводством.
Неолит начинается с «неолитической революции». Начнем и мы наше путешествие в прошлое с неолитической революции в местечке по имени Чаёню, далеко на востоке Анатолии (илл.1), за 10 тысяч лет до нашего времени. В Восточной Анатолии находятся корни Чатал-Гююка , анатолийской цивилизации и анатолийского коммунизма .

Социальная революция

Понятие «Неолитической революции» было сформулировано в 1936 г. марксистским археологом Гордоном Чайлдом для обозначения перехода от кочевых охоты и собирательства к оседлому образу жизни, связанному с производством средств питания. Термин образован по аналогии с «промышленной революцией», процессом, описанным как революция только в сфере производительных сил (Gr?nert 1982: 167-169). Однако, как выявилось несколько лет назад, революция производительных сил была связана с настоящей социальной революцией, революционным преобразованием общественных отношений.
В Чаёню в Восточной Анатолии (илл.1) можно ясно проследить различные стадии неолитической революции в последовательной смене слоев поселений. Хотя ни одна из основополагающих инноваций (домостроительство, сельское хозяйство, скотоводство) не возникла в самом Чаёню, [b]временная последовательность прихода новой техники в поселение точно соответствуют той последовательности, в какой она появлялась (пусть и в других местах).[/b] Самые нижние слои (8800 – 8500 гг. до н.э.) свидетельствуют о наличии устойчивого оседлого образа жизни на базе охоты и собирательства , в более верхнем слое (около 8000 г. до н.э.) обнаруживаются первые (импортированные) семена, еще выше засвидетельствовано наличие первой отары овец ок. 7300 г. до н.э.. С наличием оседлости, сельского хозяйства и скотоводства мы имеем вместе все три основополагающие инновации первой стадии неолитической революции производительных сил.
Но этот технический прогресс осуществляется в деструктивном, патриархальном и иерархическом и крайне жестоком обществе. В одном из упомянутых строительных слоев Чаёню, помимо жилых домов и амбаров, имелось еще «особое строение» площадью 8 на 12 метров – большое прямоугольное сооружение без окон, которое было врыто в горный склон и завершало поселение с востока.  Перед этим храмом располагалась прямоугольная площадь размеров в 1500 кв.метров, окаймленная каменными монолитами высотой до 2 метров . В целом, сооружение, подавлявшее своей монументальностью.
С северной стороны площадь замыкали 3 больших господских дома с одинаковыми фасадами, ориентацией и с равным расстоянием друг от друга. Эти дома стояли на более высоком постаменте на массивных фундаментах из больших, обтесанных камней и имели тщательно сложенные стены, веранду с каменными лестницами. В этих трех домах концентрировалось общественное богатство: большие блоки из горного хрусталя, каменные скульптуры, раковины из Средиземного моря и даже из Красного (!) моря , а также импортированное оружие высокого качества.
В западной части поселения дома были вполовину меньше, куда худшего качества, без дополнительного украшения, и построены они были не по единому плану. Там были найдены лишь немногие инструменты, необходимые для жизни.
Если уже архитектура и обнаруженные сокровища свидетельствуют о неравном распределении богатства и власти, то одна особенная находка прямо доказывает наличие частной собственности на средства производства. Все сырье, необходимое для производство орудий труда и добываемое путем торговли с далеко отстоявшими местностями – кремень и обсидиан – были обнаружены исключительно в домах, расположенных возле храма. Там они были сложены блоками, тяжестью до 5 кг. (Стоит упомянуть, что готовые изделия весят всего 4 г.!). Но никаких следов отходов, возникающих при обработке камня, никаких следов какой-либо производственной деятельности. Диаметрально противоположной была ситуация в бедных кварталах на Западе. Здесь не было обнаружено сырья, но на улицах валялись отходы от обработки кремня и обсидиана. Все это означает, что имелась небольшая группа людей, которая имела богатства, не работая, и большая группа людей, которая работала, но не владела богатствами: существовали классы! Такое положение дел в концентрированном виде изложено у Мехмета и Асли Ёздогана (1989: 72-74) и, почти в форме классового анализа, у Дэвиса (1998).
Характерно, что и это – древнейшее из известных нам – классовое общество предстает перед нами как патриархальное  и резко деструктивное. Похожие на вырытые в горе пещеры, мрачные храмы служили для поддержания власти в очевидно жестко организованном обществе путем открытого террора – с помощью человеческих жертвоприношений. В храмах всех слоев проливались целые потоки крови, о чем свидетельствует толстая корка на обнаруженных кинжалах, жертвенных камнях и в специально проложенных отводных шахтах. Анализ на гемоглобин подтвердил, что речь идет о человеческой крови (Loy и Wood 1989, Wood 1998). В кладовых одного из этих храмов лежали черепа более 70 человек и части скелетов более чем 400 различных людей, «уложенные в штабеля до краев». В других поселениях Восточной Анатолии ситуация была схожей (3).
Однако в то время как в других частях Земли развитие такого классового общества продолжалось и дальше (ср. параллели с культурами Центральной Америки), в Восточной Анатолии история приняла совсем другой оборот.
В один прекрасный день 9200 лет назад в Чаёню господские дома на северной стороне большой площади были сожжены, причем так быстро, что владельцы не успели спасти свои богатства. Храм был снесен и сожжен, даже пол был выкорчеван , каменные столбы вокруг площади повалены, а самые крупные из них разбиты на куски . Сама площадь, за которой до этого в течение 1000 лет ухаживали, содержа в полной чистоте, была переделана в место сброса отходов со всего поселения . После короткого и хаотического переходного периода начался снос всех домов. Трущобы на Западе исчезли навсегда, а всего лишь в нескольких шагах от места, где сгорели руины господских домов, стоял теперь новый Чаёню. Новые дома по размерам были сравнимы со старыми господскими домами, но плохо построенных домов или хижин больше не было. Во всех домах жители работали, и любые указания на социальные различия были стерты.
После научной документации этих находок 1989 г., руководитель раскопок в Чаёню, Мехмет Ёздоган смог в 1997 г. исключить вторжение чужеземных народов, войну, эпидемии и природные катастрофы и пришел к выводу, что единственной причиной этой перемены мог быть только социальный переворот.
Но революционерам той далекой эпохи удалось не только стряхнуть тысячелетнее, кровавое и эксплуататорское господство. Им удалось, более того, найти, сформулировать и осуществить общественную альтернативу. Социальная революция 7200 г. до н.э. стала моментом рождения неолитического коммунизма. Возникает бесклассовое общество равенства, с равноправием женщин и мужчин, – общество, которое за короткое время распространилось на всю Анатолию и почти одновременно на Балканы и просуществовало в течение 3000 лет (4).

Чатал-Гююк

Если мы далее ограничимся при рассмотрении бесклассового общества поселением Чатал-Гююк, то не потому, что существовавшая там форма общества была исключением (5), а вследствие археологической ситуации.
Как уже говорилось, Чатал-Гююк скрывает удивительное количество прекрасно сохранившихся находок и строений  Обращает на себя внимание консервирование бренного материала, который не сохранился ни в одном из сопоставимых археологических объектов того времени. Происшедший в городе пожар привел к тому, что в лежащем ниже, предшествующем слое земля на 1 м. в глубину оказалась стерилизованной, и весь органический материал обуглился . Таким образом, продукты из органических материалов сохранились в карбонизированной форме, и нам известны образцы тканей , одежда, предметы из кожи и меха, плетеные корзины и циновки , обуглившиеся продукты питания , а также деревянная посуда, деревянная мебель, ящики с содержимым и т.д.  Кроме того, люди в Чатал-Гююке разрисовывали в среднем 2 стены своих домов изображениями и тем самым оставили свидетельства тогдашней жизни и переживаний . Они хоронили умерших вместе в домах под полами, с характерными подношениями умершим, так что мы в известной мере лично знакомы с жителями города и их судьбами, насколько об этом можно судить по их скелетам: возраст к моменту смерти, пол, число родов, болезни, несчастные случаи и выводимые отсюда показатели детской смертности, продолжительности жизни и т.д. . Новые методы делают возможным анализ микроэлементов в зубах  и коллагена в костях , давая тем самым представление о питании людей в последние годы перед их кончиной.
Одним словом, мы знаем о доисторическом Чатал-Гююке больше, чем о какой-нибудь исторической культуре, расположенной куда ближе к нам по времени.

Откуда же нам известно, что это было бесклассовое общество?

Для этого имеются обычно три, а в случае с Чатал-Гююком, даже четыре критерия, которые следует рассматривать во взаимосвязи:
1. Архитектура. В классовых обществах жилая и дворцовая архитектура для представителей господствующего класса явственно отличается от жилой и рабочей архитектуры эксплуатируемого класса не только в количественном отношении (по жилой площади), но и по качеству (структуре). Никогда еще для археолога в Египте не составляло труда отличить дворец фараона от жилья крестьянской семьи.
2. Погребальные подношения. Если в обществе принято класть в могилы умерших предметы, то по явным качественным различиям между погребальными подношениями можно судить о различной классовой принадлежности умерших. То же самое относится к
3. Оформлению предметов потребления. В обоих случаях для наглядности можно снова упомянуть о примере с фараоном и крестьянской семьей. Однако в том что касается как погребальных даров, так и предметов потребления, важно то, что небольшое различие не является критерием для определения различий в классовой принадлежности. Великолепное изделие в относительно средней могиле, определенные различия в качестве предметов потребления или чуть более богатые или бедные погребальные дары весьма характерны для низших классов; их можно обнаружить уже в крестьянских и пролетарских семьях Древнего Египта
Архитектура, погребальные дары и предметы потребления прекрасно сохранились в Чатал-Гююке. Они позволяют судить о бесклассовой структуре этого общества. К этому добавляется и еще один критерий:
Лоуренс Энджел, исследовавший захороненные скелеты, обратил внимание также на изношенность костей и обнаружил на всех скелетах людей работоспособного возраста указания на тяжелый, физический труд. Энджел писал: «Это бросающееся в глаза, но вполне ожидаемое соответствие у народа, об активности которого свидетельствуют фрески» . «Ценой за творчество и стабильность был тяжелый труд для каждого и каждой», – продолжал он. (Angel 1971: 96). В классовых же обществах, напротив, как известно, дело обстоит так, что имущие вовсе не работают, так что у представителей господствующего класса можно обнаружить заболевания богатых, но не изношенность костей в результате тяжелого физического труда.

Бесклассовое общество

Но ключом к пониманию общественной формы Чатал-Гююка служит все-таки архитектура.
Дома в Чатал-Гююке стояли стена к стене, между стенами соседних домов не было зазора. Однако у каждого дома были собственные стены и плоская крыша. Город террасами поднимался на холм (илл.2), и посреди этой «сотовой структуры» было очень мало незастроенных дворов
Вход в дома был только через крышу. На каждой крыше имелась лестница, которая позволяла жившим дальше в пределах квартала добираться по крышам до своего дома. В крышах имелось отверстие, защищенное крышкой. Здесь стояла лестница, ведшая вниз, внутрь дома (илл.3) .
Крыши Чатал-Гююка образовывали посреди дикой местности созданный людьми, искусственный ландшафт (илл.2), который рассматривается как своеобразное культурное достижение. На этих крышах располагались сосуды с припасами, очаги и мастерские (илл.3). Крыши были пространством, в котором осуществлялись производство и общение, они не имели частного характера . Очевидно, что жизнь в Чатал-Гююке должна была регулироваться полнотой взаимных договоренностей. Не только все продукты питания нужно было нести по крышам, но и любая грязная пеленка означала долгий спуск вниз, к реке (илл.2). Строительный материал для новых домов, глину и воду для ежегодного нового оштукатуривания внутренних стен домов, – все это должно было переноситься по лестницам и крышам других семей . Крыши отнюдь нельзя было перегружать до бесконечности, о чем свидетельствует находка двух подточенных и рухнувших в дом крыш . Предотвратить катастрофы можно было только с помощью сложной сети обязательных договоренностей , ставших рутиной обязательств , материальные следы которых нам сегодня должны казаться знаками ритуалов.
Все дома прямоугольны в плане, и у южной стены – там, где лестница с крыши вела в дом, – располагалось кухонное помещение с печью и очагом. Напротив, у северной и восточной стен, находились каменные платформы для сидения, еды и сна (илл.4)  8 Эти платформы были рассчитаны на одного взрослого (возможно, с младенцем) или на 2 детей. Под платформами хоронили мертвых. Стены над ними были украшены настенными рисунками или рельефами. Квадратная средняя часть между кухонным помещением и платформами была покрыта плетенной циновкой и служила, как показывают найденные отходы, рабочим местом, как и крыши.
Фактически в Чатал-Гююке существовал только один-единственный дом в 1500 копий! Этот принцип строительства сохранялся во всех археологических слоях, так что на протяжении 1200 лет сооружались дома только одного этого типа, как это изображено на илл.4. Равенство в жилье распространялось также на материал, план, высоту и организацию пространства , даже на доступ воздуха . Внутреннее оформление, то есть украшение стен и платформ, однако варьировало . Уже сама эта архитектура не оставляла места для социальных различий. Все дома были в качественном отношении одинаковыми, представительные сооружения, такие как храмы и дворцы, совершенно отсутствуют. Каждое здание было обитаемым. Разделение на «священное» и «жилое» осуществлялось не посредством строительства различных сооружений , но внутри каждого отдельного дома, где имелась священная зона (платформы под фресками) и «светские» части дома (кухонное помещение и рабочая зона в центре) . Тем самым, не было и необходимости в существовании профессиональных священнослужителей. (На основе результатов раскопок в Чаёню, можно сделать вывод, что в рамках социальной революции культовые сооружения и жречество были полностью ликвидированы ). В 2003 г. было высказано предположение, что отдельные улицы вели в центр. Поскольку там предполагалось наличие представительной архитектуры , Ходдер начал там раскопки и обнаружил… центральную свалку мусора! «Мало вероятно, что будут обнаружены общественные дворцы или здания. Чатал-Гююк опять-таки состоит лишь из обычных домов и отходов»
Социальное равенство людей в Чатал-Гююке подчеркивалось еще и единственным различием между домами: по размерам жилой площади. Она соответствовала величине семьи, так что в распоряжении каждого взрослого или двоих детей моложе 15 лет находились 10–12 кв.метров, причем о размере семей говорит число платформ
Поскольку один дом мог служить жильем до 120 лет , возникает вопрос: как люди приспосабливали жилую площадь к изменившемуся числу жителей? Ответ, возможно, может дать строительный план . К каждому дому с 3 платформами (примерно 30 кв.м.) относились еще и 1–2 комнаты площадью по 10–12 кв.м., как видно на илл.4. Эти помещения служили для хранения запасов, но прежде всего, для хранения неорганических отходов, таких как осколки керамики, отходы каменного производства, мусор при уборке, пепел и зола из очага и печи т.д. . Если потребность в жилой площади возрастала, отходы из комнаты переносились на стройплощадку, где их использовали для засыпки и изготовления плоского пола под фундамент нового дома . Опустевшая и очищенная комната могла затем служить для увеличения жилой площади . Так становится понятным, почему на плане отсутствуют комнаты в расширенных домах . Но поступали и наоборот: если в одном доме оставался всего один человек, то жилое пространство уменьшалось до 12 кв.м.!
Интересно и то, что максимально возможные жилые площади использовались не с самого начала, а по мере возникновения потребности в них, а при снижении потребности площади опять сокращались. Если бы все дома были одинаковы по размерам, это внешне усилило бы впечатление «равенства», на самом же деле, отношение к различным людям оказалось бы весьма неравным: человеку в большой семье отводилось бы меньше пространства, чем в маленькой. Благодаря тому, что в Чатал-Гююке дома приспосабливались к реальной ситуации, каждый житель Чатал-Гююка всегда имел в своем личном распоряжении 10–12 кв.м. «Живые дома» Чатал-Гююка  демонстрируют, что потребности людей были общественно обязательной основой производства. Эти выводы насчет равенства людей при одновременном учете их индивидуальных потребностей подтверждаются и дополняются анализом погребальных даров и скелетов.
[Изображение: 7-26.2.jpg]
Изображение погребального обряда на башнях, подобного зороастрийскому, только на 7 тыс. лет раньше.

Индивидуальность и взаимоотношение между полами

Найденные в погребениях дары подчеркивают как социальное равенство, не сильно различаясь по количеству и качеству , так и индивидуальные различия между отдельными людьми. Дары варьируют от одной могилы к другой и даже в одном жилище , доказывая таким образом, что они свидетельствуют о различиях между отдельными индивидами, а не о различии на основе принадлежности к различным классам.
Меллаарт не мог себе представить, что обнаруженное им общественное богатство было общим. Поэтому он предположил, что раскопанная им зона была жреческим кварталом, а в остальной части города люди жили куда беднее. Против этого тезиса были выдвинуты весомые аргументы, особенно после публикации результатов изучения скелетов Энджелом в 1971 г. Но уже в 1969 г. было показано, что весь найденный материал больше соответствует обществу без социальной иерархии.  Исследования Ходдера очень быстро дали доказательства того, что Чатал-Гююк повсюду выглядел так же, как и в раскопанной Меллаартом зоне. Таким образом, в Чатал-Гююке отсутствуют те различия между людьми, какие бросаются в глаза в обществе, расколотом на классы. Соответственно, буржуазные археологи характеризуют это общество как эгалитарное  или обсуждают тонкие различия между эгалитарным обществом и обществом с различиями на основании ранга (об обществе с ранговыми различиями см.  Wason 1994: 153-179, о промежуточном обществе см. Hodder 1996b: 366/2, о чисто эгалитарном обществе см. Hamilton 1996: 262/2. Наоми Гамильтон нашла разъясняющие слова в этой дискуссии: «Различия еще не означают структурного неравенства. Уважение к старости, трудовые заслуги, общественное влияние на основе опыта и знаний не противоречат эгалитарному этосу»).
Захоронения в Чатал-Гююке свидетельствуют и об отсутствии общественного разделения труда, поскольку мертвым давали с собой орудия для самой разной деятельности в базовом производстве и в каждом доме имелся свой запас семян . Следует, однако, признать личную (частичную) специализацию, сообразно склонностям, в деятельности, выходящей за пределы основного производства, о чем свидетельствуют погребальные дары в виде художественных принадлежностей  или меди  . Люди в Чатал-Гююке – предположительно в рамках керамического производства – открыли, как из медной руды можно выплавлять металлическую медь, о чем свидетельствуют сохранившиеся шлаки.
Резкое отличие от классовых обществ заметно еще и в том, что погребальные дары не изготовлялись специально для погребения; все они были предметами потребления, которыми люди пользовались при жизни и которые им были оставлены после смерти. И это относится также к украшениям, вероятно, стоящим на грани «шкалы отличий по степени важности». Великолепно обработанные кремневые кинжалы, отшлифованное обсидиановое зеркало, блестящее сильнее, чем античные металлические зеркала , а также безупречные орудия из обсидиана, все найденные в погребениях, свидетельствуют как о развитых и различных предпочтениях и способностях тех или иных людей, сумевших их изготовить, так и об уважении со стороны других людей, положивших эти вещи в их могилу, вместо того, чтобы взять себе. Подобные изделия заставили Меллаарта придти к выводу, что столь совершенное изготовление могло быть только делом рук специалистов-профессионалов, тем более, что он не обнаружил отходов, возникающих при производстве. Но поскольку дома содержались в самой строгой чистоте, обнаружить отходы вообще было трудно. Поэтому при новых раскопках обращалось внимание даже на микроскопические следы отходов в глиняных полах, и анализировался утилизированный домашний мусор. Так удалось обнаружить следы отходов, возникших при обработке камня. Это означает, что такая обработка не была работой специалистов-профессионалов, но осуществлялась в каждой семье или – при более сложных производственных процессах, которые были возможны лишь коллективными усилиями – объединением семей . Погребальные дары, найденные в том или ином доме, изготавливались и использовались там же, а после смерти изготовившего и использовавшего их человека погребались вместе с ним. Ходдер делает вывод, что «не было элиты, обладавшей полным контролем над производством».
Как и «живые дома», изменявшиеся вместе с людьми и приспосабливавшиеся к их меняющимся жизненным обстоятельствам, так и эта связь людей с предметами их повседневной жизни дает целостную картину, состоящую из органических структур и живых отношений.
Действительно выдающимся фактом, заслуживающим особого упоминания, является то, что и женщинам клали в качестве погребальных даров орудия труда, точно так же как и мужчинам . В более поздних, классовых обществах мужчины (из «средних слоев»!) получали погребальные дары, связанные с их профессией, но в женские могилы укладывали только украшения: богатые женщины получали богатые украшения, бедные – бедные украшения. То, что эти женщины работали так же тяжело, как и мужчины (если не тяжелее), никак не отражается в их погребениях. Орудия труда в неолитических женских погребениях отражают естественное признание роли женщины в производстве благ. Это, в свою очередь, заставляет предположить, что в этом обществе не было противоречия между производством и воспроизводством. Дополнением и подтверждением служат настенные рисунки Чатал-Гююка, которые изображают мужчин, танцующих с детьми , сюжет, вообще не встречающийся в искусстве классовых обществ вплоть до 13 в. до н.э., да и позднее являющийся маргинальным. И – вопреки высказываниям Меллаарта – хоронили не только женщин с детьми, но и мужчин.
Однако жители Чатал-Гююка не только клали в могилы женщинам орудия труда, но и погребали мужчин вместе с украшениями, иногда в немалых количествах. Наоми Гамильтон, отвечавшая в команде Ходдера за обработку погребений и тем самым за анализ отношений между полами, сомневается в том, что сама концепция гендера, то есть определения социального пола отдельно от биологического, вообще применима для дискуссий о Чатал-Гююке. Она рассматривает концепцию гендера как привязанную к нашему времени, но принимает во внимание, что люди неолита отнюдь не воспринимали мужчину и женщину как нечто полярное. Действительно, Ходдер еще в 1990 г. выдвинул тезис, что главная полярность в неолитическом мировосприятии могла иметь совсем иную природу . Интересно, что и новые размышления над палеолитом привели к аналогичным предположениям . Автор Эльке Хайдефрау пишет: «По всей вероятности, дискуссия о поле… больше говорит о нашей собственной культуре, – культуре, при которой кажется невероятно важным знать половую принадлежность сидящего напротив (вспомним первый вопрос, который задается при рождении ребенка). Нам кажется почти немыслимой культура, в которой это не так. Так что подобные мысли могли бы открыть перед нами новые горизонты и тем самым обогатить ведущиеся в настоящее время гендерные дискуссии!». Со всей очевидностью, тогда речь шла об отдельном, конкретном человеке, и если тот любил украшения, то у него их не отбирали и после смерти – независимо от его пола. А орудия труда изготавливали люди, они владели ими и использовали их, и потому сохраняли их и в могиле – опять-таки, независимо от пола.
Стремясь опровергнуть прежние представления о матриархате в Чатал-Гююке, Ходдер посвятил специальную статью отношениям между полами . В этой статье в «Спектре науки» он приводит впечатляющие доказательства равноправия между полами в Чатал-Гююке. Между мужчинами и женщинами не было значительной разницы ни в еде, ни в величине тела, ни в образе жизни. Из изношенности костей вытекает, что оба пола занимались очень похожей деятельностью. Оба пола вели себя одинаково как в доме, так и вне его, в равной мере были заняты на кухне и в изготовлении орудий. В отличие от народов, и ныне живущих на сопоставимой стадии развития, в Чатал-Гююке нет никакого указания на разделение труда по принципу пола! Только из художественных изображений можно заключить, что вне дома мужчины охотились, а женщины занимались земледелием  (как считает Ходдер). На самом же деле настенные рисунки, опубликованные в отчетах Меллаарта о раскопках, показывают в сценах охоты и женщин вместе с мужчинами . И одинаковое погребение мужчин и женщин скрепляло равенство даже в смерти.

Солидарность и уход

Социальное равенство, открывшее свободное пространство для развития индивидуальности, приводит к вопросу: «Как люди, являясь равными и свободными, относятся друг к другу?» Ответ дают примеры индивидуальных судеб, открывающиеся в совокупности находок, учреждения и статистические данные изучения скелетов.
Так, судьба охотника, который подвергся нападению первобытного быка, был принесен с охоты смертельно раненым домой, где за ним до самой смерти от гангрены и костоеды самоотверженно ухаживали , доказывает, что семья и дальше могла получать еду после того, как лишалась важного члена семьи. Девушка, искалеченная вследствие перелома бедра и умершая в 17-летнем возрасте, была похоронена необыкновенно пышно. 17-летнюю девушку, преждевременно родившегося младенца  и мать, скончавшуюся вместе со своим ребенком, перед погребением осыпали красной краской : эта символика должна была обеспечить повторное рождение . Погребение матери, задавленной вместе с ее 12-летним сыном рухнувшей крышей, до сих пор глубоко трогает, даже по фотографии скелета. Эти ситуации говорят об уходе и поддержке заболевших и свидетельствует о глубоком сочувствии к обойденным судьбой.
Но о попечении за больными свидетельствуют не только индивидуальные судьбы, но и учреждения. Энджел считает, что различные строения в Чатал-Гююке служили самыми настоящими больницами.
Если сравнить статистические данные по Чатал-Гююку с данными по Эльмали-Каратас , городу в том же регионе, но периода не каменного, а раннего бронзового века, то бросается в глаза, что детская смертность во втором городе была на 30% выше, чем в Чатал-Гююке. В городе бронзового века никто не жил дольше 55–60 лет, тогда как в городе каменного века имелось небольшое число жителей в возрасте 60–70 лет! Если вспомнить об огромном прогрессе технической революции эры металла хотя бы на одном-единственном примере плуга, который принес увеличение производительности по сравнению с неолитической копалкой на многие сотни процентов, то подобное падение качества жизни кажется удивительным. Но, в отличие от материального богатства (сегодня обозначаемого как ВВП), качество жизни (детская смертность, продолжительность жизни, обеспечение по болезни, снабжение основными продуктами питания, доступ к образованию, равенство возможностей) гораздо сильнее зависит от общественных отношений, чем от экономической производительности
Переход от каменного века к эпохе металла связан не только с многочисленными техническими достижениями, но и с возникновением классового общества. Классовое общество означает патриархат и эксплуатацию: женщины должны работать почти до самих родов, а затем вернуться к работе как можно скорее после рождения ребенка. Это увеличивает детскую смертность и уменьшает продолжительность жизни женщин. Классовое общество означает также войну, которая снижает продолжительность жизни мужчин.
Средняя продолжительность жизни в Чатал-Гююке составляла 32 года . Хотя сегодня эта цифра пугает, мы должны иметь в виду, что эксплуатируемый класс достиг ее снова только около 1750 г.. Это означает, что у крепостных крестьян 300 лет назад продолжительность жизни была меньше, чем у свободных крестьян в каменном веке! (От РП: это продолжительность жизни в Царской России в 1913 году - 9-10 тыс. лет спустя!)
Так негативные последствия эксплуатации и угнетения на тысячелетия далеко затмили позитивные воздействия технического прогресса.

Чего нет в Чатал-Гююке?

Однако общество характеризуется не только тем, что есть. Столь же важным может быть то, чего нет.
Так, отсутствуют указания на преступления, связанные с собственностью
. Воровство как криминальное преступление археологически доказать невозможно, но можно обнаружить проявление особой формы воровства – ограбление могил. Такое ограбление встречается во всех культурах, в которых предметы имеют меновую стоимость (то есть, где измеряется рабочее время, необходимое для их изготовления), ценности эти неравномерно распределены в обществе, а в могилы мертвых укладываются большие ценности, в то время как живые страдают от лишений. Никакие наказания, никакие самые жестокие формы казней, божественные проклятия, ожидание ужасных мук на том свете не мешали людям при этих обстоятельствах грабить могилы. [b]Поэтому ограбление мог
Ответ
#2
Попробуйте представить(реконструировать) жизнь тамошнего "безклассового" общества - сложив воедино все факты, переиленные в цитируемых вами статьях + социально-антропологический контекст той эпохи.
Представьте, что лично вы(несколько поколений) живёте в доме без окон с "дверью в потолке".
+ история архитектуры.
+ элементарное жизнеобеспечение и санитария(канализация, водоснабжение и т.п. +эпидемиологическая обстановка)

01 July 2011 @ 05:17 pm
Четыре года назад всплыло
Дома без окон с дверями в потолке

http://gans2.livejournal.com/18440.html
Цитата:В первых поселениях "Благодатного полумесяца" -самых древних из известных - двери в домах- в
потолке. Ничего не напоминает?

ЭФФЕКТИВНОЕ рабство сделало неолитическую революцию.

В классическом трехтомнике проблема рабства упирается вначале в то, что охотник не может удержать раба в повиновении, если даст ему мотыгу - мало преимущество. Как заставить раба работать - ночью убежит.

Мем концлагеря, зиндана, карцера.

Первый солдат истории - вертухай.

Первая элита-племя, додумавшаяся сажать пленных в зинданы и заставлять ковырять землю.

Первая ограда - чтоб не убежали.

А третье поколение заключенных не умело уже и охотится, но нашло в своем положении много выгод.


А уж освоить долины Нила, Евфрата и Хуанхэ смогли как раз не охотники, а когнитивные зэки.

Мем посева на будущее возник ДО неолитической революции (НеР).

Но заставить себя отказаться от охоты и поставить свою жизнь в зависимость от урожая - это от знания результата.
Жизнь не имеет готовых ответов.
Скорее племена вымирали от голода, чем начинали сеять.

Строить дома начали как раз уже когнитивные ЗК и их охрана, когда пошел процесс.
Имитировали первые зинданы в естественных ямах-пещерах.

ПЕРВЫХ ЗК держали в пещерах - как домашних зверьков.

Приручение детенышей для будущего резерва пищи - это есть у ВСЕХ примитивных культур. на окраинах ареала
Детенышей зверей держат пока есть излишек еды- а он у охотников есть всегда - после УДАЧНЫХ охот.


Использование патриархальных рабов для земледелия с помощью искусственных пещер на равнинах - это уже следующая ступень-которую археологи видят.

Неолитическую революцию совершили племена, которые имели обычай держать "говорящие орудия".
Это оказалось эволюционным преимуществом перед "ортодоксальными" охотниками.

И не факт, что первые пленники были "говорящими орудиями", а не запасами мяса на зиму.

Людоедство отмерло не по моральным критериям, а от "медленных инфекций" от которых вымирали практикующие антропофагию племена. (это, надеюсь, общеизвестный факт?).

Додумавшиеся заставить "разумный скот" работать перешли когнитивный барьер неолитической революции.
А остальные остались на уровне бушменов и австралийских аборигенов,
Живые" консервы - это на уровне инстинкта.


Кошко- собако- мания это оттуда.
От эректусов, наверное, судя по глубине неосознанного.
Отдавать излишки еды, когда ее много, вместо того , что бы выбрасывать, и съедать потребивших избыток, когда голод - технология до-НеР.
Только от нее могло произойти осмысление попыток земледелия.

И проросшие зерна скорее в загонах для "говорящего скота" заметили, а не в поле на откочевках.

Успешное племя имело обычай содержать не только зверьков , но и пленников.
Их откармливали в сытые периода. а в голодные подъедали. Держали в глубоких провалах. чтоб не разбежались.
Престижность и долголетие этого обычая позволяла племенам переживать голодные периоды.


Отбор среди пленников шел по способности выживать.
Они даже размножались.
Достаточно найти удобное место для такого содержания -племя получит преимущество и размножится.
Произойдет закрепление мема - поведения.

А потом м ы в и д и м дома с дверями в потолке!
Модели тех природных зинданов, где держали мудрые предки свои "живые консервы".


Элита - это те, кто держал.
Сколько поколений прошло, пока начали целенаправленно строить "провалы" и разводить "говорящий скот" "на вывод".
НеР - это уже результат внедрения инновации. Земледелие -побочный продукт содержания.
Кормили "скот" остатками. Весьма богатыми иногда.

А досуга у "скота" поболее оказывалось, чем у содержателей... .
Проще содержать и кормить человека, а не зверя потому, что знаешь, что и как человек хочет и может, по себе.

А разбираться , почему свинья или бык захворал, или не ест - это технологии более сложные и животноводство произошло от рабства.

Инновация "говорящее стадо" нетривиальна.
Она потребовала сочетание нескольких факторов.

И конечно , гения, который это придумал, но раз появившись и закрепившись - давала однозначное эволюционное преимущество.

Каменный провал в два-три роста пленника, в относительно комфортном месте.

А зерно растет там где может прорасти - и у пленника досуга больше за этим наблюдать.
Для того чтобы держать ночью рабов достаточно глухого каменного сарая с дверью в крыше.

А если Вы родились и выросли в яме с выходом наверху как и десяток поколений до вас, то построите для себя дом с дверью в крыше - так комфортнее.

Такой вот взгляд на порядок открытий.

и вот свеженькое про это

В Чаталхююке родственные связи не играли большой роли

http://science.compulenta.ru/619525/

"там не было улиц: дома строились стена к стене, а вход находился на крыше.
Внутри постройки украшались настенной росписью.

Изготавливались также наконечники копий и керамика.

Мёртвых (порой по три десятка на дом) хоронили под полом...

В списке критериев, по которым можно было стать членом дома, скорее всего, родственные узы занимали далеко не первое место..."

когда догадаются, что это не дома?
77 comments
Цитата:fortunatus
on July 1st, 2011 04:14 pm (UTC)

http://gans2.livejournal.com/18440.html?replyto=96008
Мне такая идея пришла в голову в Аркаиме, хоть это и бронозвый век. Там не только дома баракообразные, но и оборонительная стена обращена внутрь. Экскурсоводша от моей идеи несколько охренела, но внятно возразить не смогла Smile

Гипотеза красивая (своеобразной готичной красотой). Но для надёжного доказательства нужно найти рядом с поселением рабов одновременное поселение хозяев.



gans2
on July 2nd, 2011 04:57 am (UTC)
В Аркаиме тоже бараки? О_О...

Поселение хозяев искать бессмысленно.
Хозяева живут при рабах.
Они же еще бывшие собиратели-охотники.
Они дома строить не умеют.
Они научились только бараки строить.
Это такой присваивающий инструмент, как загоны многокилометровые для охоты в виде стрелы в тех же местах ранее, или сети и гарпуны для ловли рыбы.
Им особо и строения как жильё не нужно - нет навыка жизни под крышей. Такой навык появится только у потомков ЗК.
Цитата:gans2
on July 4th, 2011 07:06 am (UTC)

http://gans2.livejournal.com/18440.html?...544#t97544
Выгодно-невыгодно - это от послезнания. Земледелие ОЧЕНЬ невыгодно в сравнении с собирательством. Да еще зубы песком из муки стираются. Земледелие было обычаем религиозным, тяжким и непонятным. Но когда всё вокруг подъели собирательством, оказалось, что выжить не уходя с обеспложенного места можно только этим тяжким трудом-религией. Это уже потом , через тысчяи лет земледельцы оттеснили собирателей в джунгли и в тысячи раз превзошли их числом. Такто.

Вот тут почитайте
http://transmission.lenin.ru/Diamond-Mistake.html
Свежий Даймонд.
"Средняя продолжительность жизни в до-агрокультурном сообществе была около 26 лет, - говорит Армелагос, - но в пост-агрокультурном сообществе она составила 19 лет. Таким образом, все эти проблемы с пропитанием и инфекционных заболеваний серьезно влияли на их потенциал выживания"
Цитата:gans2
on July 6th, 2011 05:51 am (UTC)
Re: Люди - рациональны

http://gans2.livejournal.com/18440.html?...44#t103944
Опять повторение советских учебников.
Новые данные как раз ставят религию вперед.
Вот тут полюбопытствуйте обсуждение

http://anthropology-ru.livejournal.com/570082.html

Июньский номер National Geographic вышел с преинтересным материалом (сокращенный вариант по ссылке) по раскопках в Gobekle Tepe на юге Турции.

Находки в Гебекли-Тепе ставят с головы на ноги то, что мы знаем\предполагаем о эпохе позднего мезолита\раннего мезолита.

Ребята отстроили ряд храмовых комплексов еще до неолитической революции.
Как\для чего они это сумели\додумались возводить - тема, открытая для гипотез.

Но так или иначе, практически аксиоматичное утверждение о истоках примитивных "организованных" религий в периоде неолита (результат формулы: земледелие+скотоводство=оседлость+ "излишки" = социальное расслоение+попытки его оправдать и объяснить+ "свободное время для мышления" = организованная религия) крушится на своем основании. Не только религиозный импульс, но и его организованное, систематизированное в определенную объединяющую и требующую немалых затрат и времени проявление, оказывается, намного древнее, чем мы все предполагали. Авторы материала из National Geographic выдвигают гипотезу, ставящую религию первопричиной оседлости
Ответ
#3
Дык, Ганза - это сборище моральных уродов. Это они сами там отвязные животные по типу пиндосов только русскоязычных, и всё и всех они считают соответственно таким(и) же.
Они как чатлане и пацаки из Кин-дза-дза никогда в принципе не поймут - зачем Прораб Машков "не переместился с тем козлом, когда мог" ( а начал спасать их ) - им кажется (по себе) что хотел он "малиновые штаны" или "бассейн ПэЖе" ...
Так и тут...
Ответ
#4
Мировое сопротивление глобальному капитализму
Третья мировая революционная волна.

[Изображение: eb8e7a7c7b86.jpg]

Рассматривая историю антикапиталистического сопротивления  в XX веке можно увидеть, что ленинский анализ эволюции  системы капитализма  по линии «центр- периферия», когда он писал: «легче начинается движение в тех странах, которые не принадлежат к числу эксплуатирующих стран, имеющих возможность легче грабить и могущих подкупить верхушки своих рабочих»  был провидческим.  

 После отлива революционной волны 1916-21 годов в Европе, революции происходят только на периферии и полупериферии – в Китае в 1925-27, на Кубе в 1933, в Испании 1936-39. После отлива революционной волны 1944-49 в Европе, Корее, Китае, Иране , вызванной  победой  сталинского СССР над европейским фашизмом и Японией,  революции также отступают на периферию.

В 1952 левые офицеры под руководством Гамаль Абдель Насера берут власть в Египте и национализируют Суэцкий канал. В том же году происходит революция в Боливии.   В ходе затяжной войны 1954-62 годов Фронт национального освобождения во главе с Ахметом Бен-Беллой изгоняет французских колонизаторов и берет власть в Алжире.

На рубеже 1950-60 годов происходит деколонизация большей части Африки. До этого, в 1948 году получает независимость Индия, а до нее – Индонезия. Появляется огромное количество новых независимых государств, которым суждено составить «третий мир». Но  обретение независимости не сделает бывшие колонии похожими на страны метрополии. Наоборот, разрыв продолжит увеличиваться.

Дело в том, что функция колониализма не ограничивалась прямым административным  ограблением колоний. Военно-политическое подчинение лишь служило «открытию рынков» колониальных стран, разрушению традиционной экономики для экспансии товаров и капиталов из метрополии. Страны, которые уже были втянуты в мировую систему капитализма, можно было безболезненно освободить от политической привязки к «великим державам», - они уже и без того находились в экономической зависимости, плотно опутанные сетью торговых и финансовых связей. Колониализм сменился неоколониализмом.

Деколонизация зачастую даже подстегивалась империалистическими странами, в особенности США, которым этот процесс открывал доступ к рынкам бывших колониальных стран, которыми раньше монопольно владели английские и французские капиталы.

Система экспорта капитала без прямого военно-административного контроля оказалась даже более эффективной (конечно, учитывая предшествующую «работу» по вовлечению в мировой рынок, проделанную колониальными методами). Особенно эффективным новый «империализм без колоний» стал для США. Прибыль от внешних инвестиций Соединенных Штатов по отношению ко всей прибыли за вычетом налогов полученной нефинансовыми компаниями выросла с 10% в 1950 году до 22% в 1964.

Почему происходит так, что страны получившие политическую независимость остаются под экономическим господством империализма?

Во-первых, страны «центра» пользуются своим технологическим преимуществом, которое они получили во времена прямого колониализма, подавляя развитие туземного хозяйства, науки и культуры.

Производными из этого преимущества является появление товарных и финансовых методов контроля  «освободившихся стран» , обусловленных неэквивалентным  обменом,  на крючке которого вынуждены сидеть,  не имеющие национальной науки и технической базы  бывшие колонии.  Капитал продолжает  концентрироваться в странах центра и в этих условиях выполняет функцию тех же парусников, вывозящих ресурсы  на заре колониализма.

Роль этих центров накопления  усиливается с ростом ТНК. В странах «центра» базируется большинство транснациональных корпораций, здесь живут их владельцы, располагаются главные офисы, отсюда рекрутируется высший менеджмент. Большая часть мировых инвестиций исходит из стран «центра». А так называемая «национальная буржуазия отсталых стран» становится  товарными и финансовыми  агентами и посредниками  мирового капитализма  в  продолжаемом грабеже «освободившихся стран».

Таким образом, на  периферии мирового капитализма местная буржуазия и полит-элита, получив политическую независимость, интегрируется в мировую систему,  подчиняясь империалистическому капиталу, и начинает плясать под его дудку.

Так  1965 году происходит контрреволюционный переворот в Индонезии, в ходе которого убито более миллиона коммунистов и заподозренных в сочувствии к ним. Революционные буржуазные и мелкобуржуазные лидеры, такие как Кваме Нкрума в Гане, Патрис Лумумба в Конго, Хакобо Арбенс в Гватемале отстранены от власти. В Египте власть переходит от Насера к проимпериалистическому политику Анвару Саддату. Индийский национальный конгресс, который так и не довел до конца аграрную реформу, идет на все большие уступки американскому и британскому капиталу. Постепенно сводятся на нет достижения боливийской революции 1952 года. В 1958 году происходит военный переворот Айюб Хана в Пакистане. В Ираке к власти приходит правое крыло партии БААС. В Бразилии в 1964 году устанавливается военная диктатура.

Национальная буржуазия тем быстрее переходила на контрреволюционные позиции, к союзу с империализмом, чем быстрее и мощнее шло  распространение  социалистических идей  и  коммунистического вероучения .
В связи с этим только те революции действительно давали возможность вырваться из цепей зависимого развития, которые ставили вопрос о ликвидации капитализма вообще и приходу  к власти  коммунистического авангарда. Такой революцией стала кубинская революция 1959 года, которая буквально за считанные месяцы перешла от буржуазно-демократической к социалистической фазе.

Неоколониальная зависимость, выгодная  большинству  «национальной»  буржуазии, становится предметом атаки со стороны коммунистических и социалистических  революционных движений «третьего мира».

Период с 1968 – год убийства наемниками ЦРУ Че  по 1976  гг , когда было разгромлено сильнейшее революционное движении  Аргентины (PRT-ERP) и  завершился  антикоммунистический перехват власти в Китае,   можно охарактеризовать,  как  третью волну мировой  социалистической революции.


Массовое антиимпериалистическое революционное повстанческое движение в странах периферии , было новым явлением  в мировой политике,   ставшим  ведущей формой борьбы революционных коммунистов и социалистов по всему миру. Широко разворачиваются малые гражданские войны, «герильи», начавшиеся в этот период на просторах Латинской Америки. Вдохновляющим примером здесь была Куба, что понятно, но также и маоистский Китай. Из официальных коммунистических партий, подавляющее большинство которых приняло линию Хрущева на мирный путь к социализму через победу на выборах, выделяются революционные группы, которые начинают действовать наперекор установкам КПСС.

Движение за создание «очагов» партизанской войны начинается еще до 1968 года. Его кульминацией становится попытка создания партизанской базы латиноамериканского масштаба Эрнесто Че Геварой в Боливии, закончившаяся, как известно, его трагической гибелью. До этого вооруженные группы возникают в Аргентине, Венесуэле, Никарагуа и Перу. За исключением Венесуэлы герильерос нигде не добились серьезных успехов, но и там они были побеждены в середине 60-х.

В 1964 году колумбийская армия разгромила республику безземельных крестьян в Маркеталии. «Резня в Маркеталии», как назвали в народе это событие, стала отправной точкой самой длинной в истории Латинской Америки гражданской войны. Во второй половине 60-х  в стране появляются сразу несколько крупных партизанских армий – созданные компартией Революционные вооруженные силы Колумбии – Армия народа (FARC-EP) , опирающаяся на опыт кубинской революции Армия национального освобождения (ELN). В 1967 году, когда коммунистическое движение раскалывается на просоветское и прокитайское направления, возникает третья крупная армия – маоистская Армия народного освобождения (EPL). Все партизанские формирования продолжают действовать до сих пор, в 1987 году они объединили свои силы, сформировав Партизанскую Координацию имени Симона Боливара.

Вслед за сельским «очаговым» этапом борьбы, активизируются городские партизаны, наиболее известные из которых – «Тупамарос» в Уругвае, «Монтонерос» и Революционная народная армия в Аргентине, Движение 19 апреля в Колумбии.

Самыми  знаменитыми  городскими партизанами стали бразильские коммунисты и патриоты  под руководством Карлоса Маригеллы . Сам Маригелла был ветераном коммунистического движения еще коминтерновских времен, членом ЦК компартии Бразилии. В 1967 году он уводит из   КПБ  большую группу коммунистов , обвиняя руководство в соглашательстве и пацифизме , неспособности перейти к решительной революционной борьбе и парламентском кретинизме. Он говорит, что компартия подчинила политику рабочего класса политике либеральной буржуазии и предала  идею революции. В 1968-69 годах боевики созданной Маригеллой организации «Действие за национальное освобождение» (ALN)   осуществили целый ряд боевых операций, но к началу 70-х движение было разгромлено. О  сопротивлении Карлоса Маригеллы речь пойдет в следующих статьях .

Разгорается повстанческое движение в Азии. Если в Латинской Америке революционные коммунисты равняются на Кубу и Китай с Вьетнамом, то в Азии маоизм становится основным  вариантом революционной коммунистической политики в 60-70-х. Подлинного размаха  герилья достигла на Филиппинах и в Индии. Филиппины, где коммунистическое повстанчество после войны было подавлено под руководством американцев, кризис конца 60-х снова начинает гражданскую войну. Теперь ее возглавляют коммунисты-маоисты под руководством Хосе Марии Сисона, который в 26 лет стал генсеком компартии, выкинув из нее всех сторонников просоветской линии. Герилья достигла наибольшего размаха в начале 70-х, но к 1972 году партизаны были оттеснены в труднодоступные сельские районы. Новая народная армия существует и сегодня, насчитывая несколько тысяч бойцов.

В Индии к концу 60-х уже действовало две коммунистические партии – КПИ и КПИ (марксистская), вторая была более революционной и ориентировалась на Китай. Однако, обе они были вовлечены в парламентские игры и успели побывать в буржуазных правительствах. В 1967 году из КПИ(м) выделилась КПИ (марксистско-ленинская) во главе с легендарным революционером Чару Мазумдаром  КПИ(м-л) подняла ряд крестьянских восстаний с центром в местности Наксалбари. Положение крестьянства в те годы было очень тяжелым, на селе господствовали рабские отношения. В 1965 году 100 миллионов индийцев голодали или испытывали серьезную нехватку продуктов питания в результате засухи и средневековой организации производства и распределения при господстве транснационального капитала в  индийском хозяйстве.

КПИ(м-л) в 1970-м году удалось подкрепить развивавшуюся сельскую герилью городским восстанием студентов и рабочими забастовками. Это произошло в Калькутте, одном из крупнейших городов страны. Но к 1972 году движение и здесь было подавлено. Сегодня оно существует в виде многочисленных осколков КПИ(м-л) , часть из которых действует легально, часть пытается продолжать Народную войну в недоступных для карателей районах .  Так недавно спецслужбами Индии был пойман и убит  руководитель партизан Котесвар Рао, гораздо более известный  под партийным псевдонимом  Кишенджи.

Восстание также не прошло бесследно, буржуазия была вынуждена идти на уступки: ускорилась аграрная реформа, в тот же период Индира Ганди национализировала 14 крупнейших банков  и  … прославилась  страстными речами на конгрессах «неприсоединившихся стран».

В эти же годы возникает и растет партизанское движение маоистского толка в Турции и Северном Курдистане, оккупированном турецким режимом.

Однако, наиболее успешным и наиболее трагичным эпизодом революционного движения в странах зависимого капитализма в период третьей волны мировой революции стала Чилийская революция 1970-73 годов . Она, как известно, победила мирным путем, как будто в подтверждение «нового курса КПСС» коммунистических партий, который гласил, что «в современных условиях» парламент «можно превратить из органа буржуазной демократии в орудие действительной народной воли», если завоевать там «прочное большинство». Правда, в Чили был избран не социалистический парламент, а социалистический президент Сальвадор Альенде от коалиции «Народное Единство». Однако, в мирном характере революции заключалась не только ее моральная сила, но и слабость. Власть коммунистической и социалистической партий оказалась связана обязательствами перед буржуазией, которые вынужден был принять на себя Альенде. В их числе были такие важные как сохранение в неприкосновенности старой армейской структуры, запрет на создание параллельных органов власти и вооружение рабочих и т.д., что и привело к фатальному исходу.

В итоге Мао Цзэдун и Эрнесто Че Гевара, повторявшие тезис ленинских большевиков, что революция только тогда чего-то стоит, когда умеет защищаться, и что без вооруженной схватки с буржуазией дело все равно не обойдется, оказались правы.
================
Переход к обществу потребления в странах «центра» ,  рост  материального благосостояния рабочих и  создание индустрии психопрограммирования и растления масс, стали питательной средой  для оппортунистических и ревизионистских теорий «мирного сосуществования». Еще до кризиса 1968 года почти все коммунистические партии стран «центра» принимают доктрину Хрущева о переходе к социализму в рамках буржуазной законности с использованием капиталистического государства, вместо создания самостоятельных структур власти трудящихся, под руководством коммунистического авангарда. Их стратегия включает в себя перед совершением социалистической революции некий этап создания «антимонополистической демократии», что по сути явилось  большим  подспорьем  в переходе политических и духовных процессов  под контроль  глобальной  технологии «общества спектакля».

Рабочая аристократия, воспитанная под воздействием  буржуазной антикультуры массмедиа , которая серьезно улучшила свое положение в ходе послевоенных реформ, в значительной степени была удовлетворена своим положением – согласно теории А. Грамши в странах «Центра» мировая капиталистическая верхушка завоевывает полную культурно-политическю гегемонию. Официальные   коммунистические партии, руководство которых уже опирается на этот слой, перестраивает свою работу. Теперь они  всецело переориентируются на частичные реформы капитализма, работу в местном самоуправлении, в профсоюзах, за права  наемных работников и парламентские игры.

Конечно, этот поворот в политике компартий не был бы таким тотальным, если бы не определяющая линия руководства КПСС, которое взяло курс на «мирное сосуществование» с империализмом. Антисоветская элита СССР, манипулирующая  брежневская верхушкой престарелых партфункционеров фактически полностью исключала революционную перспективу в империалистических странах и фактически отказывала революционным силам не только в военной, но и в политической поддержке. Революция в странах «третьего мира» советскими руководителями допускалась и иногда даже поддерживалась (Вьетнам и Чили), но и тут соблюдался своего рода «раздел сфер влияния» между СССР и США. В частности революционеры Латинской Америки могли рассчитывать на содействие только Кубы и Китая. Даже Чили Советский Союз оказал весьма и весьма  скромную помощь.

Показателен тот факт, что самому  Фиделю, при организации помощи революционерам Л. Америки , приходилось действовать с оглядкой на «товарищей из КПСС» , не питавших  любви к этому  революционному  процессу.  Тезис,  вводимый в сознание советских людей в ходе подготовки «перестройки»  о т.н. « громадной  и затратной помощи СССР революционным режимам», отвлекающей  ресурсы  от   повышения благосостояния советских граждан – глубоко ложен и являлся  идейной агрессией  в  советскую мировоззренческую матрицу , унаследованную  от  сталинских времен.

«Мы хотим дружить и сотрудничать с Соединенными Штатами на поприще борьбы за мир и безопасность народов», - сказал Хрущев на роковом  для мира ХХ съезде. Ради этой «дружбы» пришлось пожертвовать «малостью» – идейными  принципами, на которых и держался советский проект социализма.

В противоположность теориям о мирном парламентском пути к социализму, Че пишет, что «решимость достичь более справедливой общественной системы должна заставить нас думать главным образом о вооруженной борьбе». Гимн вооруженной борьбе поет и «Красная книжечка», цитатник, составленный из произведений Мао Цзэдуна в 1967 году для малограмотных солдат Народно-освободительной армии Китая. Парадоскально, но именно он стал неприменным атрибутом революционера-интеллектуала  даже Европы и США: «Центральной задачей революции и высшей её формой является захват власти вооружённым путем, то есть решение вопроса войной. Этот революционный принцип марксизма-ленинизма верен повсюду; он безусловно верен как для Китая, так и для других государств». «Марксизм открыто заявляет о неизбежности насильственной революции. Он указывает, что насильственная революция есть повивальная бабка, без которой не обходится рождение социалистического общества, есть неминуемый путь замены буржуазной диктатуры диктатурой пролетариата, всеобщий закон пролетарской революции».

Полемика между Мао Цзэдуном и Эрнесто Че Геварой, с одной стороны, и руководителями КПСС и следовавшим за ними руководством большинства партий, с другой, была полемикой между революционным коммунизмом  и реформизмом, последствия которого  детям  советских граждан 70-х  приходится  сегодня  ощущать  на своей шкуре.

Че Гевара не менее категоричен: «недостойно поддаваться оппортунистическому искушению и выступать знаменосцами народа, который желает своей свободы, но отказывается от борьбы к ней ведущей, и ожидает победы, как нищий подаяния».

Советский Союз, напротив, часто предпочитал оказывать помощь буржуазии, считая ее «вождем» национально-освободительной борьбы, а не коммунистам в странах «третьего мира». Индия, например, стояла на первом месте среди получателей советской экономической помощи, а также на одном из первых мест среди покупателей советского вооружения, в то время как буржуазия Индии уже перешла на контрреволюционные позиции и  зверски подавляла коммунистов и восставших крестьян. Стремясь сохранить «дружеские» отношения с Францией, СССР долго не признавал Временного правительства Алжирской республики. Хрущев однажды даже заявил, что Алжир – это «внутреннее дело Франции».

Частью системной  революционной стратегии Мао Цзэдуна и Че Гевары является признание тезиса, что мировая революция первоначально охватит «периферию» мирового капитализма, «мировую деревню», а лишь затем захлестнет «мировой город», развитые империалистические страны.

«Конечная стратегическая цель нашей борьбы – уничтожение империализма, - пишет Че Гевара, - Задача, стоящая при этом перед нашими народами, народами отсталых и эксплуатируемых стран, - это разрушение тыловых баз империализма, пресечение его возможностей черпать отсюда свои капиталы, дешевое сырье, дешевую рабочую силу и дешевых специалистов – и направлять сюда новые капиталы – как орудие своего господства, оружие и прочие средства, призванные содействовать наше тотальной зависимости».

«Каково главное противоречие современной эпохи? Если бы это было противоречие между социалистическими и империалистическими странами или между империализмом и рабочим классом его стран – роль т.н. третьего мира действительно была бы намного меньшей, чем на самом деле. Однако существует с каждым днем все более веские аргументы для того, чтобы считать, что главным является противоречие между эксплуатирующими нациями и эксплуатируемыми народами»

Понятно, что советские учебники по политэкономии, истории и  экономической географии были  жестко зачищены, марксистским словоблудием  от таких крамольных идей, несмотря на их созвучность и преемственность с учением Ленина об империализме.

Вот точка зрения китайских коммунистов по тому же вопросу: «Обширные районы Азии, Африки и Латинской Америки — это районы, где сосредоточены различные противоречия современного мира, самое слабое звено господства империализма, главная зона бурь мировой революции, которые наносят непосредственный удар по империализму …Антиимпериалистическая революционная борьба народов Азии, Африки и Латинской Америки является отнюдь не региональным вопросом, а вопросом всеобщего значения, касающимся дела мировой революции международного пролетариата в целом».
Из этого вытекает, что именно «революционная буря в Азии, Африке и Латинской Америке … нанесет решающий и сокрушительный удар по всему старому миру».

Мао Цзэдун, как и Че Гевара, констатирует становление всемирной революционной ситуации: «Никто не может отрицать, что в Азии, Африке и Латинской Америке ныне сложилась весьма благоприятная революционная ситуация».

Эта революционная ситуация не ограничится, однако, «третьим миром»: «Мы уверены, что в Западной Европе и Северной Америке — колыбели капитализма и сердцевине империализма — в результате развития противоречий и борьбы между пролетариатом и буржуазией настанет великий день грандиозных битв. Тогда Западная Европа и Северная Америка несомненно станут средоточием мировой политической борьбы, средоточием противоречий мира».

Глобальная революционная стратегия Мао и Че оказалась верна: революционная буря конца 1960-х действительно началась в странах третьего мира (Перу, Боливия, Панама, Индия, Турция, Аргентина,  Филиппины и т.д.).

Еще одной чертой, которой революционный коммунизм Че и Мао отличался от коммунизма руководителей КПСС и большинства компартий, был интернационализм. Этих двух теоретиков и практиков отличает  системное понимание революции именно как мировой революции, а не как замыкающейся в себе «системы социализма», которая «мирно сосуществует» с миром капитала. «В конце концов, мы должны иметь в виду, что империализм – это мировая система, и что надо победить его в конфронтации мирового масштаба», - пишет Че.

«Мы должны объединиться с пролетариями всех капиталистических стран, с пролетариями Японии, Англии, США, Германии, Италии и всех других капиталистических государств, и только тогда можно будет свергнуть империализм, добиться освобождения нашей нации и народа, освобождения всех наций и народов мира», - пишет Мао. Национально-освободительное движение для Мао является не просто движением за освобождение от колониальной зависимости, но частью мировой пролетарской революции: «Независимо от того, какие классы, какие партии и какие отдельное представители угнетённых народов принимают участие в революции, независимо от того, сознают они это нет, понимают они это субъективно или нет, если выступают против империализма, то их революция становится частью мировой пролетарской, социалистический революции и сами они становятся её союзниками». Но революция непременно должна превращаться в социалистическую, иначе неизбежен возврат назад: «Выбора нет: либо революция на континенте будет социалистической революцией, либо это будет карикатура на революцию».

Мысля глобально, Че Гевара предлагает альтернативу мировому капиталистическому разделению труда, складывающемуся начиная с 60-х годов под командованием транснациональных корпораций. Эта альтернатива – экономическая система, включающая социалистические страны и страны «третьего мира» в рамках которой обмен продуктами труда происходит на нерыночной основе. Фактически это – всемирно- организованная плановая экономика, «социалистическая глобализация», вместо глобализации при господстве империализма, которая сложилась после кризиса 1973-74 года. Такой идеи в «чистом виде» у Че Гевары нет, но она является прямым и единственно логичным выводом из его последнего публичного выступления – Алжирской речи 1965 года.

В этой речи Че Гевара выдвинул советским руководителям обвинение в том, что они отказываются создавать параллельную экономическую систему со странами «третьего мира», продолжая торговать по «мировым ценам» и фактически проводя политику «социал-империализма». «О какой  «взаимной выгоде»  может идти речь, - говорил он, - если по ценам мирового рынка продается сырье, стоимость которого определяется потом и безграничными страданиями народов отсталых стран, и закупается – по ценам того же рынка – оборудование, произведенное на крупных современных автоматизированных заводах».

В отличие от КПСС, которая настаивает на внедрении рыночных принципов  в  социалистическую экономику и мысли  советских граждан (что, в конечном счете, привело к реставрации капитализма), Мао и Че предлагают уничтожение разделения труда и создание нового человека, как необходимый момент становления коммунизма. Цель коммунистического движения по Че Геваре – человек «освобожденный от своего отчуждения». Мао Цзэдун говорит в связи с этим о революциях в развитых капиталистических странах, где, в отличии от «третьего мира», «степень механизации высока» и «главной задачей после успеха революции будет не продвижение механизации, а преобразование людей». И Че и Мао являются противниками «экономического детерминизма», который достался советским учебникам диалектического и исторического материализма в наследство от апологетов  чистого марксизма  Каутского и Бухарина. Справедливости ради  нужно сказать , что идеи  Мао и Че в политической, практической форме были созвучны  вопросам,  поднимаемым  Марксом в «Экономическо-философских рукописях 1844 года»: снятию отчуждения, присвоению общественным человеком его собственных сущностных сил, действительному – в сознании, а не только формальному преодолению частной собственности и т.д.

Как не печально, но приходится признать,  что  эта третья революционная волна, отголоски которой  раздаются до сих пор , была мастерски  нейтрализована мировой капиталистической элитой и её  «патриотическими» марионетками  в странах периферии.  Как уже отмечалось,   этот мировой всплеск  закончился  переходом КПК к капитализму  и разгромом наиболее  сильных революционных организаций Аргентины в конце 70-х гг.    И чуть ли не первую скрипку в этой стабилизации  играла партверхушка   позднего СССР, готовящая   окончательный слив социализма  и в СССР. Кроме того, усилиями идеологической машины КПСС , сам факт  этого движения, был  тщательно сокрыт от советских людей, и кроме расхожих представлений о «хорошем парне Че Геваре»  и «честном президенте Альендо» ничем не отмечен в исторической памяти  постсоветского населения. Потому мы продолжим  публикацию материалов  о этой героической эпохе, очищая имена героев  антикапиталистического сопротивления от  ярлыков  радикалов, террористов, леваков,  экстремистов, «фокистов», марксистов, троцкистов,  левых бандитов или просто наивных идеалистов , приклеиваемых  им различными продажными интерпретаторами , зарабатывающими на жизнь интеллектуальной проституцией и клеветой на врагов  глобальной капиталистической элиты.  
============
В статье  использованы материалы из  работы  Виктора Шапинова Кейнсианский капитализм и революция 1968 года   ПРАВДА.info
Ответ
#5
(08-27-2012, 08:27 PM)Святкин link Написал: Мировое сопротивление глобальному капитализму
Третья мировая революционная волна.

Самыми  знаменитыми  городскими партизанами стали бразильские коммунисты и патриоты  под руководством Карлоса Маригеллы . Сам Маригелла был ветераном коммунистического движения еще коминтерновских времен, членом ЦК компартии Бразилии. В 1967 году он уводит из   КПБ  большую группу коммунистов , обвиняя руководство в соглашательстве и пацифизме , неспособности перейти к решительной революционной борьбе и парламентском кретинизме. Он говорит, что компартия подчинила политику рабочего класса политике либеральной буржуазии и предала  идею революции. В 1968-69 годах боевики созданной Маригеллой организации «Действие за национальное освобождение» (ALN)   осуществили целый ряд боевых операций, но к началу 70-х движение было разгромлено. О  сопротивлении Карлоса Маригеллы речь пойдет в следующих статьях .


Карлос Маригелла

Переход к революционному действию

Как известно в 1961 году кубинские революционеры провозгласили социалистический характер своей  революции , а в 1965 окончательно перевели  полит-структуры  нового кубинского общества на  коммунистические идейно-политические позиции, чем вызвали бешеную злобу мирового капиталистического Центра.
 
Многим латиноамериканским коммунистам и социалистам  становится ясно, что лишь та революция позволяет действительно вырваться из товарно-финансовых и духовных  цепей неоколониализма, которая ставит вопрос о ликвидации капитализма ВООБЩЕ (СССР, Китай, Куба), не идя ни на какой компромисс с буржуазным парламентаризмом и демократией.

Начинает складываться понимание, что местная национальная буржуазия является проводником интересов транснационального капитала, а та бесконечная чехарда переходов от  военно-популистских хунт к  демократическим режимам  и обратно –  есть механизм господства все тех же мировых центров капитализма и их местных марионеток.  В антиимпериалистическом движении Латинской Америки развивается  тенденция  на  переход  к вооруженным методам  освобождения , вне зависимости от того, какая  текущая маска (и методы)  – парламентской демократии или военной диктатуры – прикрывает правящую буржуазную  верхушку. Возникают различные геваристские, ленинистские  и маоистские идейно- революционные  течения , проповедующие  курс на вооруженное действие.

Одним из наиболее ярких представителей  этого  движения стал видный бразильский коммунист Карлос Маригелла. Маригелле в это время было уже далеко за пятьдесят, и, в отличие от многих других известных латиноамериканских революционеров, он был представителем поколения  еще Коминтерновских времен.
[Изображение: a08b8e06e1f9.jpg]
В компартию Маригелла вступил в 1930-х годах, ещё до бразильской революции 1935 года, вернее попытки начать социалистическую революцию в Бразилии. Попытка провалилась, и после ареста прежнего руководства партии Маригелла вошёл в состав руководителей Бразильской компартии и долгое время  являлся  одним из руководителей.  Центральный Комитет БКП  придерживался  просоветской линии, которая с хрущевских времен была переориентирована на так называемое мирное существование с капитализмом и отказ  от  военно-революционного действия . ЦК  прикладывал все силы для искоренения «экстремистских элементов» в БКП.

Начиная с конца 50-х  Жуан Карлус Маригелла становится  одним из главных деятелей  внутренней Революционной Тенденции в БКП, который пытается  «революционизировать»  политическую линию БКП. Наиболее сильным влиянием Маригелла пользовался в Сан-Паулу, где и была образована достаточно большая группа его последователей, называвшая себя «Крылом Маригеллы».

В мае 1964 года , после очередной смены парламентской демократии  на военную хунту в период мощного антиимпериалистического подъема в Бразилии,  на очередном форуме БКП был зачитан документ , в котором  «Крыло Маригеллы» утверждало, что причиной поражения бразильских коммунистов  стала…  сама Коммунистическая Партия, всё больше и больше уклоняющаяся от революции  и питающая иллюзии относительно возможности реформ и мирного прихода к власти в союзе с национальной буржуазией. Сделав ставку на «совместную работу с буржуазным правительством», партия не смогла революционизировать  и вооружить  массы до прихода военных «горилл». 

Во второй половине 65 –го Маригелла начинает разработку идей, посвященных борьбе против военного режима, в том числе – и идею вооружённой борьбы.
Кубинская Революция, по его мнению, «достойно иллюстрирует пример революционной борьбы масс», хотя для Маригеллы 65-ого Куба не была копией для точного подражания, но только возможностью извлечь необходимые уроки, оценить подлинность теории и тактики революционного принципа, применённого в этой стране.

Следующий конфликт Маригеллы с БКП, который произошёл в 1966 году в течение внутренних дебатов, был вызван публикацией текста «Бразильский кризис». Он вновь поднимает вопросы сопротивления диктатуре, яростно критикует стратегию политических партий и впервые пытается определить тактику вооружённой борьбы, подходящей под бразильские условия. Источником проблемы по его мнению проблемы  зависимость партии от правительства и буржуазии. Возникшая ситуация в стране не может быть разрешена предложенными  ЦК  методами («мирный путь и поддержка буржуазии в борьбе за реформы»).  В этом контексте Маригелла предлагает новую формулу политической борьбы, основной характеристикой которой является единство между массовой и вооружённой борьбой.

Важно помнить, что именно эти дебаты внутри Бразильской Коммунистической Партии инициировали процесс, в результате которого началось объединение всех партийных сторонников вооружённой борьбы. В ходе этой дискуссии образовался полюс, вокруг которого и группировались радикальные товарищи – Региональный Комитет БКП в Сан-Паулу, чьим председателем в середине 1966 года и был избран Карлус Маригелла. В декабре того же года Маригелла добровольно складывает с себя полномочия члена Исполнительного Комитета, заявив, что орган продвигает тактику «подчинения интересов пролетариата интересам буржуазии», и что выход из бразильского кризиса может быть только один – «вооружённая борьба, революционный путь, подготовка народного вооружённого восстания со всеми вытекающими отсюда последствиями».

[Изображение: 289751aaf86a.jpg]

В период с 31 июля по 10 августа 67 гг в Гаване (Куба) состоялась первая конференция «Организации Латиноамериканской Солидарности» (OLAS), чётко обозначившая рождение нового революционного центра континента. Среди других формулировок, OLAS подвергла критике «коммунистические» партии, которые выступают против вооружённой борьбы, указывая, что вооружённая борьба как стратегия захвата власти подходит для большинства стран Латинской Америки. В конечном итоге, именно здесь произносится знаменитая фраза о том, что «долг революционера – делать революцию».

Именно поэтому, осознавая настрой OLAS, БКП отказалась от участия в конференции, публично раскритиковав кубинскую позицию. К удивлению верхушки партии, Карлус Маригелла не просто без ее ведома  посетил заседание, но и подверг на нём яростным нападкам позицию БКП. Узнав об этой поездке, руководство БКП направило ноту протеста Коммунистической Партии Кубы, в которой заявлялось, что Маригелле не было разрешено присутствовать на конференции. Тотчас же после получения ноты, Маригелла отвечает Исполнительному Комитету следующим образом:

«Не запрашивая разрешение у партии, я присутствовал на конференции, во-первых потому, что не обязан просить разрешения ни у кого на осуществление революционных действий, а во-вторых потому, что я не признаю Центральный Комитет той революционной властью, которая обладала бы правом решать, что мне следует делать, а чего не следует»

«…я намерен встать на путь вооружённой борьбы, подтверждая свои революционные позиции…»

Решением ЦК Маригелла тотчас же был снят со всех постов и исключён из Компартии.

Вернувшись в Бразилию во второй половине1967, Маригелла реорганизует группу своих сторонников в Сан-Паулу в «Коммунистическую Группировку» (Agrupamento Comunista de S?o Paulo – AC/SP), которая позже станет ядром «Национально-Освободительного Действия» (ALN).

Принятие руководящих принципов OLAS, а так же целенаправленный отказ от партийной схемы, приводят к превращению AC/SP в своеобразный полюс притяжения для многочисленных групп, рассматривавших вооружённую борьбу в качестве основного метода бразильской революции.

В Гуанабаре диссидентская ячейка БКП, базировавшаяся в «Национальной Технической Школе», в конце 1967 окончательно покидает ряды партии, присоединяясь к «Коммунистической Группировке». В дальнейшем, благодаря широким связям активистов этой группы в университетской среде, ячейка будет расширятся за счёт присоединения к ней многочисленных учащихся, повернувшихся к вооружённой борьбе после студенческих бунтов 1968 года.

В сентябре 1967 года Маригелла посылает первую группу бразильцев, состоявшую всего из семи человек,  для прохождения военного обучения на Кубе. Чуть позже эта группа получит название «Первой Армией ALN» (I Ex?rcito da ALN).

К этому моменту из  поражённой  пацифизмом и соглашательством  Бразильской Коммунистической Партии выделилось, по крайней мере, два револционных  крыла :
1. Отказавшаяся от партийной орг-схемы «Коммунистическая  Группировка» в последствии знаменитая ALN – Карлоса Маригеллы и Жоакима  Камары Феррейры – стремившаяся к минимизации орг-структур и привлечению к герильи  как можно большего спектра идейно-полититических элементов,  для нанесения  поражения хунте -  1 этап «национальное освобождение Бразилии от империализма».

2. И союзная ей «Бразильская Коммунистическая  Революционная  Партия»  PCBR  Мариу Алвиса  де Суза Виейра (впоследствии из нее выделится маоистская  группа боевиков), сохранившая  иерархическую , но уязвимую для спецслужб партийную структуру  , и более жесткую идеологическую платформу, ставящую ближайшей  целью приход власти коммунистического  авангарда для  перехода непосредственно  к социалистическому строю (делала упор на мобилизацию в основном рабочего класса города и села).

Интересен эпизод  из становления РСВR . В 1968 г активисты РСВR наладили  контакт с Жорже Медейросом Валле, «сознательным Буржуа». Медейрос, будучи служащим «Банка Бразилии» с 1952 года, уже давно симпатизировал Коммунистической Партии. Начиная с июля 1968 года, пользуясь своим положением руководителя отделения банка в Леблоне, посредством фиктивных платежных поручений, он выводит из банка около 1 миллиона долларов, которые и размещает на счетах в швейцарских банках. Несколько ранее  он  увлёкся концепциями «Революционного Течения внутри БКП», и, поверив, что вооружённая борьба может снести режим военной диктатуры, большую часть имевшихся денег пустил на поддержку организаций, шедших по пути вооружённой борьбы. Медейрос безвозмездно передал PCBR около 170 тысяч долларов на подготовку и развитие боевой структуры. В следующем году примерно же столько он отдал в распоряжение «Революционного Движения 8 октября».

Благодаря этим средствам  партии удалось профессионализировать большую часть своих кадров, а так же обеспечить организацию пятью домами, одной подпольной типографией и двумя автомобилями.
Но по масштабу вооруженных дествий  РСВR так и не удалось выйти на уровень  ALN .  В ходе  герильи у  РСВR будут  уничтожены два состава ЦК.
[Изображение: 0af45881e61b.jpg]
Мариу Алвис
Сам  Алвис будет  тайно похищен  16 января 1970г  и  доставлен в один из «центров допросов», где подвергнется  жесточайшим пыткам:  его зверски избивали, пронзали органы  зазубренной спицей, а затем с помощью металлической щётки содрали кожу, в результате чего  руководитель PCBR  погибнет. Вооруженные ячейки  PCBR  будут уничтожены поралельно с отрядами ALN.
Ответ
#6
(продолжение)

Концепция герильи Карлоса Маригеллы

[Изображение: 12df571eaa6e.jpg]

В феврале 1968 года лидер AC/SP излагает свои воззрения и руководящие принципы в документе «Заявление Коммунистической Группировки Сан-Паулу», которые и лягут в основу ALN.  Поразительно, что актуальность этого документа  совершенно не потеряна по прошествии стольких лет, а скорее наоборот, и он стоит того , что бы привести его здесь полностью.

Заявление Коммунистической Группировки Сан-Паулу
Карлус Маригелла

"Этим заявлением, доведённым до общественности в виде документа, мы хотим пояснить нашу точку зрения по поводу вооружённой борьбы в Бразилии.

Мы все принадлежим к группе коммунистов Сан-Паулу, противостоящей примиренческой линии Центрального Комитета Бразильской Коммунистической Партии. Многие из нас были изгнаны, другие стали жертвами яростных нападок, не имея возможности защитить себя, так как партийная бюрократия не допускает их до открытых дебатов.

Разделение между нами и ЦК носит характер окончательного разрыва.

Этот разрыв стал очевиден во всей своей полноте во время конференции OLAS в Гаване, когда ЦК не только проигнорировал приглашение на конференцию, но и применял карательные меры и прямое насилие в отношении и тех, кто отправился на Кубу, и тех, кто просто пытался противостоять «пацифистской» и соглашательной линии БКП.

Такие меры были одобрены и ратифицированы решением IV Съезда, прошедшего без участия представителей внутренней оппозиции, превратившегося, таким образом, просто в фарс.

Наша позиция по поводу линии OLAS

Что касается вооружённой борьбы, то мы, как уже было указано ранее, стоим на позиции вооружённой революции.

Что касается непосредственно OLAS, то мы поддерживаем и одобряем «Общую декларацию», принятую на конференции, настаивая на том, что нужно изучать и следовать 20 пунктам в окончании этого документа.

Мы так же принимаем политическую линию «Генеральной Декларации» OLAS.

Герилья – это не очаг

Мы рассматриваем герилью, полностью соглашаясь с Конференцией, в соответствии с пунктом 10 «Всеобщей Декларации» OLAS, утверждающей, что герилья – это эмбрион будущей армии освобождения и наиболее эффективный метод развития революционной борьбы в большинстве стран Латиноамериканского континента.

Но мы не основываем свою концепцию герильи, как это пытаются представить наши враги, на стратегии «очага» (фокизма).

Теоретически, фокизм заключается в том, что небольшая группа вооружённых людей организует партизанский очаг в любой части Бразилии, после чего будет ожидать результатов: возникновения подобных же очагов в разных точках страны. Если бы мы действительно руководствовались данной стратегией, мы приняли бы позицию вооружённого спонтанеизма, сделав, таким образом, фатальную ошибку.

Бразильская герилья не сможет победить, если не будет руководствоваться глобальной стратегией и тактикой.

Это значит, что герилья требует подготовки, и её дальнейшее развитие будет зависеть от этого. Подготовка герильи весьма тяжёлая и очень серьёзная работа, которая не может рассматриваться вскользь. Она требует тренировки бойцов, сбора оружия, выбора территории, установления общей стратегии и тактики, наконец, создания логистических сетей поддержки.

Логистическая поддержка и глобальная структура герильи

План создания логистической поддержки должен быть введён в действие немедленно. Решающее значение создание такой сети играет в городах, так как невозможно победить в сельской партизанской войне без поддержки города. В свою очередь, крестьянин является единицей революционного баланса, и герилью нельзя развернуть, если не проводить работу с сельскими массами, если не наладить связи с ними, если не добиться их поддержки.

Наконец, мы планируем создать общую структуру, необходимую для инициирования и ускорения развития партизанской войны в селе и в городе, в основе которой будут стоять вооружённые ячейки рабочих и крестьян, трансформирующиеся затем в революционную армию освобождения.

Для нас герилья – это революционный авангард в своей основе. Это центр работы всех коммунистов и бразильских патриотов.

Региональный Комитет не имеет никаких оснований для дальнейшего существования

Для планирования и координации различных действий партизанской войны нам необходимо новое руководство. Старый Региональный Комитет БКП штата Сан-Паулу более не может исполнять данных функций.

Вспомогательные органы РК, такие как городские и районные комитеты, студенческий комитет и комитеты профессиональных секторов, являясь частью пацифисткой БКП, так же должны быть игнорируемы.

Партийная структура, куда входит РК и все его вспомогательные органы, принадлежат партии, которая, после своего IV Конгресса, по сути предала революционные идеи.

Комиссии, вспомогательные сектора и все формы организации, порождённые бюрократизмом БКП, являются громоздкими и неэффективными. Более того: царящая внутри них бюрократизация предотвращает и препятствует революционной инициативе простых партийцев. Следовательно, эти сектора не должны существовать.

Политический профессионализм

Политическому профессионализму старой организации так же должен быть положен конец, поскольку именно это породило коррупцию в рядах БКП.

Так называемые партийные функционеры страшатся потерять своё прибыльное место в Центральном Комитете или любом другом руководящем органе в случае высказывания мнения, отличного от мнения руководства.

Напротив, мы поощряем революционный профессионализм, но отношения профессионального революционера с организацией должны строится исходя из интересов революции, а не удовлетворения своих потребностей.

Нам нужна Революционная Организация

Такая организация, как БКП, с огромным количеством руководящих органов и крайним бюрократизмом, не может перейти ни к вооружённой борьбе, ни к партизанской войне.

Сейчас нам нужна тайная организация: небольшая, хорошо структурированная, гибкая и подвижная. Организация авангарда для действия, для практики революционных акций, постоянных и ежедневных, а не для проведения бесконечных встреч и обсуждений.

Надёжная организация, защищённая от информаторов, применяющая эффективные методы безопасности, дабы предотвращать проникновения, выявлять или уничтожать агентов полиции в наших рядах.

Члены этой организации – это мужчины и женщины, которые хотят сделать революцию. Боевики этой организации будут товарищами и подругами по духу инициативы, они будут свободны от бюрократической рутины, не станут полагаться на так называемых помощников и не будут сидеть сложа руки в ожидании приказов сверху.

Никто не принуждает вступать в эту организацию. Те, кто принимает её такой, какова она есть, приходят, чтобы стать частью её, чтобы быть добровольцами революционной войны, чтобы делать революцию.

Революционная демократия

Демократия этой организации есть революционная демократия, где важно действие, которое служит интересам революции, где конкретная инициатива является основной обязанностью.

Принципов, которыми руководствуется эта организация, всего три:

- долг каждого революционера - делать революцию;

- мы не просим разрешения ни у кого на проведение революционного действия;

- мы твёрдые сторонники вооружённого революционного пути.

Отправные точки революционной организации

Организация образовывается по воле революционеров, а не благодаря приказам или разрешениям. Организация вбирает в себя всех коммунистических революционеров, группы и организации, сопротивляющиеся ЦК БКП и не желающие более терпеть произвол руководства партии.

Мы считаем, что пришло время прекратить бесконечные внутренние дискуссии и не терять больше сил на внутреннюю борьбу с ЦК.

Мы не собираемся основывать новую коммунистическую партию, или что-либо подобное. Всё, чего мы хотим – это революционные действия, подготовка и развитие герильи.

Революционные группы

Фундаментом борьбы является создание революционных групп.

Тот, кто вступает в вооружённую борьбу, должен чётко понимать, что он становится перед лицом яростной реакции, и должен быть готов к этому. Громоздкие и малоподвижные организации несут смерть для революционеров. Эту опасность мы видим в продолжении существования муниципальных комитетов и структур старой организации.

Революционные группы являются основой революционной организации. Это маленькие группы, состоящие из профессиональных революционеров: наиболее инициативных, имеющих наибольший потенциал к борьбе.

Названия таких групп имеют мало значения.

После создания, им необходимо немедленно переходить к революционным действиям, дабы не создавать благоприятных условий для пустой демагогии.

Мы все без исключения должны основывать революционные группы. Все эти группы должны подчиняться общему революционному командованию. Таким образом, организация способна направлять эти группы на решение первостепенных революционных задач.

Революционные задачи

Не может быть коммуниста или патриота, который не имел бы задачи, которая должна быть исполнена. В противном случае, такой человек не является ни коммунистом, ни патриотом. Революционные группы должны быть способны выполнять любые задачи, включая и наиболее сложные.

Приоритетными задачами являются те, что непосредственно связаны с герильей. На сегодняшний день таковыми являются подготовка герильи и создание материально-технической сети поддержки.

Среди задач подготовки к герилье, мы можем выделить следующие: стрелковая подготовка, отбор и военно-политическое обучение комбатантов. Обучение можно производить посредством пеших походов на природу, где практикуется стрельба и приёмы личной самообороны.

Необходимым так же является захват, фабрикация или покупка оружия, а так же боеприпасов. Не менее важна задача печати и распространения наших материалов. Так же немедленно должны быть организованы группы финансовой поддержки, добывающие денежные средства для поддержки герильи.

Городские группы должны быть прекрасно организованы. Руководители их должны понимать, что главной целью данных коллективов является создание и поддержание в городах атмосферы бунта, что позволит беспрепятственно развиваться партизанам в сельской местности.

Необходимо так же наказывать американцев, действующих в городах или сельской местности. Защита Амазонии и нашего суверенитета от иностранного вмешательства требует исполнения конкретных действий.

Массовое движение трудящихся должно организовываться снизу вверх, содействуя дискредитации синдикальной верхушки, а так же радикализации. Разоблачая правительство, организуя акты фабричного террора, тем самым мы пробуждаем в рабочих дух революционной борьбы.

Следует так же поощрять самозахваты земель бедняками, организуя сельские союзы бедноты, расширяя и углубляя классовую борьбу на селе. Заработав поддержку крестьян, не нужно останавливаться. Следует переходить к новому этапу активной поддержки герильи, вооружая крестьян за счёт средств, экспроприированных у латифундистов.

Женщины и молодёжь должны быть организованы в конкретные группы, которые, помимо общих задач пропаганды, так же могут исполнять и некоторые революционные задачи.

Реализация этого комплекса задач, целью которых является создание логистической базы поддержки будущей герильи, будет основной мотивацией, которая позволит формировать вокруг революционных групп широкую сеть поддержки, охватывающую множество наших граждан, что и является окончательной задачей подготовки герильи на данном историческом этапе.

Почему мы не будем организовывать ещё одну Коммунистическую Партию

Коммунистическая группировка Сан-Паулу является организацией, отличающейся от Коммунистической Партии. Мы не намерены создавать клон БКП, страдающий теми же недостатками, повторяющий старые аргументы и старую партийную структуру, в ущерб немедленной революционной деятельности.

Наша стратегия заключается в непосредственном переходе к действиям, к вооружённой борьбе. Теоретическая концепция, которой мы руководствуемся, заключается в том, что действие рождает фронт борьбы и авангард. Было бы непростительной ошибкой созывать учредительный съезд, избирать руководство, выпускать тактические и программные документы, вынося их на одобрение новых конференций, благодаря чему организация каменеет и бюрократизируется.  Эти деформации нам слишком хорошо известны.

Те, кто привык заседать за дискуссионными столами, сегодня уже не являются революционерами. Бразильскими революционерами являются только те, кто приступает к действию, те, кто развязывает революционную войну.

Работать в этом ключе, не оглядываясь на руководство, не вмешиваться в дела других революционных организация, пытаться объединить усилия с ними для организации широкомасштабной герильи – вот наша обязанность и наш революционный долг сегодня.

Партизаны, в конечном итоге, составляют бразильский революционный авангард. Пока их работа идёт в фоновом, незаметном режиме, но они выступают там, где «гориллы» и империалисты меньше всего ожидают.

Пример Героического Партизана Че Гевары ведёт нас вперёд к победе."


Agrupamento Comunista de S?o Paulo, Сан-Паулу, февраль 1968
Ответ
#7
(продолжение)

Но наиболее  полно цели и методы  революционной войны  Карлос Маригелла изложил  в своем  знаменитом «Миниучебнике городского партизана».
[Изображение: 276.jpg]


Эти концепции сильно отличаются от проведываемой  французским интеллектуалом Режи Дебре идеи «фокизма» - сельского партизанского очага, которую  некоторые публицисты стараются приписать Карлосу Маригелле (как впрочем и самому Че).

Маригелла пишет, что революционная война должна проявлять себя в форме городской партизанской войны, информационно-психологической войны и сельской партизанской войны, которые неразрывны  друг от друга.

Примечательной  особенностью «Миниучебника», а также и всех остальных дошедших до нас произведений Маригеллы является постоянно присутствующий в них тезис, что основная цель вооружённой борьбы — пробуждение сознания масс, демонстрация на практике той мысли, что репрессивному аппарату  империализма можно не только сопротивляться, но и в конечном итоге его свергнуть. Маригелла приходит  к выводу, что в современных условиях мощная индустрия сознания, пропаганда, газетные и телевизионные империи настолько эффективно манипулируют сознанием, что вполне можно говорить о «фашизме средств массовой информации» — репрессиях фашистской элиты по отношению к массовому сознанию.

В таких условиях уже не работают когда-то успешные средства и методы агитации и пропаганды  — единственный выход в том, чтобы инициативное меньшинство с помощью дерзких вооружённых акций вначале пробудило народ от гипнотического транса, в который его погружает индустрия сознания. Это и есть вооруженная пропаганда и мобилизация масс.  Вместе с тем, если внимательно перечитать эти тексты, то становится понятно, что Маригелла не испытывал иллюзий в отношении того, что такое инициативное меньшинство (и даже само ALN) сможет в течение длительного времени оказывать эффективное сопротивление фашистскому режиму или постараться захватить власть в стране. Такие задачи под силу только массовому народному движению и отсюда его надежды и нацеленность  на перерастание герильи в массовое восстание с постепенным созданием  национально-освободительной армии.

ЦЕЛИ АКЦИЙ ГОРОДСКОГО ПАРТИЗАНА
Городские партизаны, основываясь на моделях проведения акций со своей определенной техникой, проводят в Бразилии атаки со следующими целями:

A) Для создания угрозы треугольнику, который поддерживает в Бразилии государственную систему и доминирование США; точки этого треугольника - Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу и Белу-Оризонти и его основа - ось Рио-де-Жанейро - Сан-Паулу, где расположен гигантский индустриальный, финансовый, экономический, политический, культурный, военный и полицейский комплекс, который держит в своих руках всю полноту исполнительной власти в стране;

B) С целью ослабления местной охраны или системы безопасности диктатуры, учитывая тот факт, что мы нападаем, а "гориллы" защищаются, и это означает наше стремление вынудить правительство занять оборону со стационарно базирующимися подразделениями полного комплекса национальных служб, с постоянными опасениями нападений на стратегически важные центры и без какого-либо чёткой информации о том, где, как и когда это нападение произойдёт;

C) Для нападения в каждом регионе большим количеством различных малочисленных вооруженных групп, каждая из которых сама себя поддерживает и действует самостоятельно в операционном отношении, что рассеивает правительственные силы при преследовании крайне фрагментированной организации вместо того, чтобы дать возможность диктатуре сконцентрировать репрессивные силы на разрушении работающей по всей стране единой организованной организации;

D) Для доказательства боевитости, решимости, стойкости, целей и постоянства в борьбе против военной диктатуры, чтобы позволить всем недовольным последовать нашему примеру и сражаться с использованием городской партизанской тактики. Тем временем правительство, со всеми его проблемами, будучи неспособным остановить партизанские операции в городе, будет терять время, испытывать прогрессирующее истощение и, наконец, будет вынуждено отвести репрессивные подразделения, чтобы усилить охрану банков, промышленных объектов, складов оружия, военных казарм, тюрем, государственных офисов, радио и телевизионных станций, американских фирм, резервуаров для хранения газа, нефтеперегонных заводов, судов, самолетов, морских портов, аэропортов, больниц, поликлиник, центров по переливанию крови, складов, гаражей, посольств, резиденций видных членов режима, вроде министров и генералов, полицейских участков и официальных организаций и т.п.;

E) Для постепенного усиления дезорганизации в результате действий городских партизан при непрекращающемся нарастании неожиданных атак с таким расчетом, чтобы правительственные подразделения не смогли покинуть регион городов без того, чтобы подвергнуть риску эти города, и уйти для преследования партизан во внутренней части страны, тем самым позволяя восстанию расшириться и на побережье и во внутренней части страны;

F) Для того, чтобы лишить армию и полицию, их командный состав и их помощников относительного комфорта и спокойствия в их казармах и обычного отдыха, обречь их на постоянную тревогу и все возрастающую напряженность в ожидании нападения или в поиске следов тех, кто исчезает без следа;

G) Для того, чтобы избежать открытого столкновения и решающего боя с правительством, ограничивая борьбу краткими и быстрыми молниеносными нападениями;

H) Для того, чтобы обеспечить максимальную свободу маневра и проведения операций городского партизана без какого-либо отказа от использования вооруженного насилия с постоянным целью оказания помощи в организации развёртывания сельской партизанской войны и поддержки строительства революционной армии для национального освобождения.

Наиболее важными целями для атак партизан являются следующие объекты:

A) кредитные учреждения;

B) коммерческие и промышленные предприятия, включая производящие оружие и взрывчатые вещества;

C) военные учреждения;

D) комиссариаты и полицейские участки;

E) тюрьмы;

F) собственность правительства;

G) средства массовой информации;

H) фирмы и собственность США;

I) правительственные транспортные средства, включая военные и полицейские, грузовики, бронированные транспортные средства, транспорты для перевозки денег, поезда, суда и самолеты.


Но не забывает Маригелла и об опасности прихода демократии (о парламентской проституции и  демократическом отстойнике) , которую  империалистических стратеги и их местные клерки  всегда держат про запас. Подобная  попытка  тушения революционной активности была , правда безуспешно,  применена в Аргентине 1973 году  и успешно в Чили в конце 80-х.

  В заключении «миниучебника» Маригелла пишет.

"Когда милитаристы и диктатура окажутся на краю пропасти и испугаются последствий революционной войны, которая уже продвинулась далеко вперед и приобрела необратимый характер, в рядах правящих классов всегда найдутся пацифисты и правые оппортунисты, сторонники ненасильственных методов борьбы, которые будут за кулисами пожимать друг другу руки и болтать всякую ерунду, выпрашивая у палачей выборов, "возвращения к демократии", конституционных реформ и другую чепуху, предназначенную для массы дураков, надеясь с помощью этого остановить революционное восстание в городах и сельских районах страны.

Однако, наблюдая за действиями революционеров, люди теперь понимают, что это фарс, участие в голосовании имеет единственную цель - гарантировать продолжение военной диктатуры и сокрытие преступлений.

В борьбе против этого фарса выборов и так называемого "политического решения проблемы", к которому призывают оппортунисты, городской партизан должен стать более агрессивным и использовать больше насилия, прибегая для их срыва без всякого колебания к саботажу, терроризму, экспроприациям, нападениям, похищениям, казням и т.п.

Любая попытка оболванить массы открытием Конгресса и реорганизацией политических партий, как правительственных, так и разрешенных "оппозиционных", когда парламент и так называемые "партии" действуют только по разрешению военной диктатуры, означает участие в настоящей "комедии марионеток" или напоминает "собак на привязи".

Роль городского партизана заключается в том, чтобы получить поддержку народа и он продолжает бороться, имея в виду интересы масс и усиливая бедственную ситуацию, в которой будет вынуждено действовать правительство. Эти бедственные для диктатуры обстоятельства позволят революционерам начать партизанскую войну в сельской местности одновременно с расширением не поддающегося контролю городского восстания.

Городской партизан занят в революционном действии во имя народа, и с этим связано участие масс в борьбе против военной диктатуры и для освобождении страны от ига Соединенных Штатов. Начавшись в городе и опираясь на поддержку народа, при одновременной организации продуманной инфраструктуры, партизанская война в сельской местности будет быстро прогрессировать, в то время как в городах восстание будет продолжаться и дальше. "


До последнего момента  Маригелла надеется на революционное преображение всего народа и верит  в слом   культурно-политической  гегемонии  буржуазии   и отсюда его основной тезис, звучащий призывом:

ГОРОДСКАЯ ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА - ШКОЛА ПАРТИЗАНСКИХ КАДРОВ

"Революция представляет собой социальный феномен, который зависит от людей, оружия и ресурсов. Оружие и ресурсы в стране есть и они могут быть взяты и использованы, но чтобы это сделать, необходимо люди. Без них оружие и ресурсы бесполезны и не представляют никакой ценности. Со своей стороны, люди должны иметь два основных и необходимых обязательных качества:

A) иметь политическое и революционное сознание;

B) иметь необходимую техническую и революционную подготовку.


Люди, имеющие светлые головы и политическое и революционное сознание, находятся среди широких слоев врагов военной диктатуры и империализма США.

Почти ежедневно такие люди втягиваются в городскую партизанскую войну и по этой причине, как бы реакция вновь не объявляла, что она расстроила планы революционеров, - все снова видят их возрождение из пепла.

Лучше обученные, наиболее опытные и просвещенные как в городской, так и в сельской, партизанской войне люди составляют основу революционной войны и, следовательно, бразильской революции. На этой основе создаётся костяк революционной армии национального освобождения, увеличивающейся в ходе партизанской войны.

Именно они представляют собой центральное ядро, а не укрывшиеся в разного рода организационных структурах бюрократы и оппортунисты, не любители пустых рассуждений, не авторы стандартных резолюций, которые всегда остаются только на бумаге, а люди борьбы. Это люди с самого начала определились и готовы на все, они лично участвуют в революционных действиях, они не дрожат от страха и не обманывают.

Это ядро является идеологически неортодоксальным и дисциплинированным. Оно имеет стратегическое и тактическое видение ситуации, базирующееся на основе марксистско-ленинской теории и идей Ф. Кастро и Че Гевары применительно к конкретным условия бразильских реалий. Это ядро поведет за собой восстание через стадию партизанской войны.

Отсюда придут мужчины и женщины с единым и целостным военно-политическим мировоззрением, их задача состоит в том, чтобы стать будущими лидерами в строительстве нового бразильского общества после триумфальной победы революции.

Всё больше мужчин и женщин выбирают для себя путь работы во имя партизанской войны; крестьяне, пришедшие в город в поисках работы, возвращаются в сельскую местность политически и технически подготовленными, неортодоксальными студентами, представителями интеллигенции, священниками. С этим материалом мы строим, начиная с городской партизанской войны, вооруженный союз рабочих и крестьян вместе со студентами, интеллигенцией и священниками.

Рабочие имеют огромные познания в промышленной сфере и лучше подготовлены для решения революционных задач в городе. Рабочий в роли городского партизана участвует в борьбе, производя оружие, предпринимая акты саботажа и подготавливая саботажников и взрывников, а также лично участвуя в вооруженных действиях или организуя забастовки и частичный паралич работы на фабриках, предприятиях и других рабочих центрах, сочетая их с актами массового насилия.

Крестьяне имеют необыкновенную интуицию, знание местности и необходимые способности для установления контакта с бедняками. Партизан-крестьянин уже участвует в нашей борьбе, и это он создает ядро партизанского отряда, организует пункты поддержки в сельской местности, устраивает тайники для людей, оружия, амуниции, снаряжения, организует сев и сбор урожая зерна для использования в партизанской войне, выбирает пункты транспортировки, места откорма скота и источники поставки мяса, обучает проводников, которые показывают путь сельским партизанам и создает информационную службу в сельской местности.

Студенты представляют собой грубое политическое сырье, и потому они часто нарушают все правила. Но когда они объединены в городской партизанской войне, а теперь это имеет место во всё более широком масштабе, то здесь они проявляют особый талант в деле революционного насилия и довольно быстро приобретают высокий уровень политического, технического и военного умения. Студенты имеют много свободного времени, потому занятия часто приостанавливают, диктатура исключают студентов из учебных заведений, так что они начинают проводить свое время с пользой для революции.

Интеллигенция составляет авангард сопротивления произволу, социальной несправедливости и ужасной жестокости диктатуры "горилл". Она распространяет революционный призыв и имеет большое влияние на людей. Городской партизан-интеллигент или художник является наиболее современным из сторонников бразильской революции.

Религиозные деятели, то есть священники и религиозные люди различных уровней и убеждений представляют собой тот слой, который имеет особую способность связываться с людьми, особенно с рабочими, крестьянами и бразильскими женщинами. Священник, являющийся городским партизаном, представляет собой активный компонент в продолжающейся бразильской революционной войне и большую силу в борьбе против власти военных и империализма США.

Что касается бразильской женщины, то ее участие в революционной войне и особенно в городской партизанской войне, отмечено непревзойденным духом борьбы и упорством. Не случайно так много женщин было обвинено в участии в партизанских действиях против банков, военных центров, и т.п. и так много их находится в тюрьмах, а другие разыскиваются полицией."


Вооружённая борьба революционеров так и не смогла вызвать в Бразилии настоящего революционного взрыва (все бразильские партизанские организации были в начале 1970-х годов ликвидированы в результате жесточайших репрессий). Мировая верхушка сменила  военно-диктаторскую форму режима    на демократическую лишь к  середине 1980-х годов, к тому времени, когда  сумели воспитать новое поколение с нужным  жрецам капитализма сознанием, а глобальный капитал   так и продолжает удерживать Бразилию в своих цепких лапах.
Ответ
#8
(продолжение)
Боевая структура,  вооруженные  и информационные  действия  ALN Карлоса Маригеллы

[Изображение: images?q=tbn:ANd9GcS2B1zWvYSNPyQLKxAj3CY...DghZyPLrfi]

«Я сижу на нуле,-/ Дрянь купил жене - и рад./А у Пеле – шевроле/В Рио-де-Жанейро» пела  пропаганда  КПСС советским обывателям 70-х  устами, якобы гонимого, в. Высоцкого, … и ни слова о Карлосе Маригеллы и его бойцах. Тем временем операции ALN получают всемирный резонанс.

После того, как «Коммунистическая Группировка» реорганизуется в «Национально-Освободительное Действие» (A??o Libertadora Nacional), организация делится на три отдела: «Группу Стратегической Работы» (Grupo de Trabalho Estrat?gico), ответственную за организацию и развитие сельской герильи; «Тактическую Вооружённую Группу» (Grupo T?tico Armado), организующую и исполняющую вооружённые действия в городах; и «Группу Действия» (Grupo de A??o), которая должна была развивать массовую борьбу. Существовали так же «Независимые группы» (Grupos Independentes), игравшие роль вспомогательных сил, чётко не связанных ни с одним отделом. Руководство над всеми группами осуществляли Региональные Советы, которые подчинялись Национальному Совету.

В конце 1968 года Маригелла, проанализировав первые опыты вооружённой деятельности, выпускает стратегический документ «Вопросы организации», в котором заявляет, что, не отказываясь от своих принципов, AC/SP должна содействовать вовлечению в революционную войну как можно большего количества людей, относящихся к различным общественным слоям, заинтересованных в смене режима. Для этого, по мнению руководителя, необходимо осуществлять яркие публичные вооружённые акции («акции вооружённой пропаганды»), которые найдут максимальный эмоциональный отклик у населения.

Документ призывает так же к созданию «Центра Самосовершенствования»: своеобразной военно-политико-философской школы воспитания кадров и руководителей, необходимых для дальнейшего расширения структуры и увеличения численности.

Трудно говорить о численности рядов ALN, который с самого своего начала работал в подполье. Как правило, когда касаются «Национально-Освободительного Действия», говорят о крупнейшей бразильской  вооружённой организации. Например, Моисей Виньяс утверждает, что Маригелла и Феррейра увели с собой из партии около 10 тысяч активистов. Элио Гаспари в своих оценках более реалистичен: по его подсчётам, к 1969 году в рядах ALN насчитывалось не более 300 боевиков.

Оперируя этими вышеописанными концепциями и структурой, ALN начал свои действия в 1967 году, но без публичной идентификации себя как революционной организации.

Первая акция состоялась в Сан-Паулу, в муниципалитете Президенте Эпитасио. Безо всякой конфликтной подоплёки, фермер Жозе да Консейсау Гонсалвеш, боевик ALN, вместе с другими крестьянами совершил налёт на дом местного крупного землевладельца и убил его.

Первые городские акции, направленные, главным образом, на добычу средств для финансирования сельского фронта, были осуществлены анонимно. Идея заключалась в том, чтобы полиция думала, что данные операции были совершены не революционной централизованной организацией, а различными группами бандитов. Таким образом, было осуществлено около десятка налётов на банки и инкассаторские машины. Был даже экспроприирован  поезд, следовавший по маршруту Сантос – Жундиай: операция, которую Маригелла возглавил лично.

В 1968 году нападения усилились. В то время как одни боевики ALN занимались экспроприациями , другие усиленно подыскивали регион, пригодный для создания опорных баз будущей герильи.

Обнаружение полицией существования революционной организации произошло лишь в конце 1968 года, когда один из участников очередного налёта на банк был идентифицирован и арестован. Под пытками он сообщил властям о существовании ALN. Однако этот факт не снизил активности организации. Потому что, с одной стороны, полиция была совершенно не готова к противостоянию с группой подобного типа, а с другой – потому что ALN в первой половине 1969 года значительно укрепил свою структуру за счёт боевиков, вернувшихся с Кубы после прохождения там усиленной военно-политической подготовки.

В течение практически всего времени своего существования, - с 1967 по 1974 гг.,- ALN посылал своих бойцов на Кубу для прохождения боевой подготовки. Среди всех организаций, чьи боевики получали образование на Острове Свободы, контингент «Национально-Освободительного Действия» был самым многочисленным. Между 1967 и 1970 годами, на Кубу были отправлены четыре команды, насчитывающие, в общей сложности, 92 человека. Обучение включало в себя стрелковую подготовку, инструктажи по обращению со взрывчатыми веществами, а так же технические курсы, посвящённые фабрикации оружия и бомб. Существовали так же тренинги по выживанию в диких природных условиях, проходили учебные бои с кубинской армией.

Для Маригеллы главным условием обучения являлся только военный аспект – кубинцы не должны были никак вмешиваться в политическую линию ALN, хотя возвращавшиеся с Кубы бойцы отличались особым напором и непримиримостью в боях с режимом.

В июле 1968 комбатанты «Первой Армии ALN» возвращаются с Кубы, и инициируют хорошо подготовленные в военном отношении вооружённые акции. Не останавливаясь на достигнутом, Маригелла тотчас же приступает к организации ещё одной группы («Вторая Армия ALN» или «Группа 25-ти»), которая так же отправляется на Остров Свободы, где и проходит усиленный курс военно-политической подготовки в период с марта по сентябрь 1969 года.

Итак, при поддержке «Первой Армии», «Коммунистическая Группировка», ведомая жаждой деятельности, организует и проводит первые серьёзные вооружённые акции:

- Нападение на «Торгово-промышленный Банк» на проспекте Сан Габриель;

- Нападение на финансовое агентство «Alameda Barros» на проспекте Анжелика;

- Ограбление почтового поезда, следовавшего по маршруту Эстрада де Ферру Сантус – Жундиан;

- Нападение на автомобиль с деньгами агропромышленной корпорации «Massey Ferguson» в Альто де Пиньейрос;

- Нападение на дом коллекционера оружия в Аламедия Рибейран Прету;

- Взрыв автомобиля, принадлежащего сотруднику Департамента Полиции и Общественного Порядка (DOPS) в Сан-Паулу, на проспекте Маржиналь;

- Взрыв в доме директора телекоммуникационной компании «Contel»;

- Нападение на оружейную фабрику «Ind?stria Rochester» в Моги Дас Крузес.

Эта последняя акция представляла собой наиболее дерзкую и сложно-организованную вылазку, когда около тридцати боевиков на пятнадцати автомобилях обезвредив охрану, экспроприировали 23 ящика с динамитом, 21 трубку пластида и 4 мешка хлората калия.

Операции AC/SP 1968 года были ограничены исключительно районом Сан-Паулу, и принесли в казну организации более 530 тысяч крузейро, а так же позволили значительно увеличить арсенал группы. (По подсчетам некоторых исследователей за время герильи  ALN экспроприировала порядка миллиона долларов - по тем временам солидная сумма).

12 октября 1968 года,  в Сан-Паулу совместно с боевиками VPR был убит капитан армии США Чарльз Родни Чендлер,  идентифицированный  агент  ЦРУ , который  прибыл в Бразилию под видом студента-заочника Школы Социологии и Политики  для  консультаций военной хунты в деле борьбы с герильей.

Так же в 1969 году ALN совместно с «Революционным Движением 8 октября» осуществил похищение американского посла в Бразилии, для обмена на пленных товарищей.

В 1969 году национальным координатором ALN был назначен Жоаким Камара Феррейра («Толедо»), несмотря на то, что сам Карлус Маригелла продолжал часто переезхать, координируя или разрабатывая  стратегические направления герильи внутри страны.

В начале года ALN несёт большие потери в Сан-Паулу.
Но несмотря на жесткие репрессии  ALN продолжает борьбу.  В этом же месяце ALN исполнил теракт в представительстве американской корпорации «Allis-Chalmers» на проспекте Агуа Бранка, а так же нападение на ювелирный магазин в Аламеда Жау.

27 мая для того, чтобы увеличить арсенал организации, а так же деморализовать вооружённые силы, и сделать достойную рекламу организации, вооружённая команда из шести человек осуществляет нападение на гарнизон 15 Батальона Вооружённых Сил в Сан-Паулу на проспекте Крузейро ду Суль.

В этой же операции ранение в спину получил боец  Франсиску Гомес да Силва, однако, из-за тяжести травм, хирург ALN на этот раз не решился оперировать Да Силву, и он был оставлен своими спутниками в больнице «Боа Эсперанса». Увидев, что причиной травмы являлось пулевое ранение, доктора решили сообщить об этом в полицию. Но Боанержес Масса, Элиана Тоскано Замиховски и Паулу де Тарсу Венсеслан не допустили ареста своего товарища: взяв хирургов в заложники, они угнали карету скорой помощи и под страхом смерти заставили докторов прооперировать раненого товарища в домике на пляже в Сантусе, принадлежавшем активистке ALN  Сандре Бризоле.

Продолжая свою революционную деятельность, «Национально-Освободительное Действие» в следующие месяцы осуществляет серию экспроприаций  банков, супермаркетов и транспортных компаний, «разбавляя» эти акции вооружённой пропагандой:

16.06 Взрыв бомбы в лифте представительства «Бразильского Информационного Канала» (TV CBI);

23.06. Нападение на офис автобусной компании «Via??o Leste-Oeste»;

26.06. Теракт против электроподстанции «Light» в Пикете;

08.07. Нападение на финансовое агентство «Банка Бразилии» в Санту-Андре;

12.07. Одновременное нападение на офис «Союза Бразильских Банков» и «Федеральную Экономическую Кассу» на проспекте Гуарапира в Жасанане;

15.07. Первое нападение на офис финансового агентства «Bradesco» на улице Мажор Диого;

24.07. Вооружённое нападение на представительство «Культурной Ассоциации Бразилия – США» на улице Оскара Порту;

Конец июля: нападение на супермаркет «P?o de A??car» в Байрро Пиньерос;

18.08. Нападение на отделение «Коммерческого Индустриального Банка» на проспекте Сан Габриель;

24.08. Теракт против офиса электрокорпорации «Light»;

24.08. Расстрел витрины супермаркета «Mappin», где выставлена экспозиция, посвящённая «Недели Армии»;

29.08. Нападение на инструментальную компанию «Berse Ltda» на улице Аугустиньо Гомеса;

06.09. Взрыв бомбы в Епископальном Дворце;

09.09. Нападение на финансовое агентство «Итало-американского банка» на улице Памплона;

22.09. Второе нападение на офис финансового агентства «Bradesco» на улице Мажор Диого.

Летом  1969 года партизаны начинают рассылать по воинским  частям призывы к военным переходить на сторону революции, следуя примеру виртуоза бразильской герильи Карлуса Кемарки. Кроме того, в адреса иностранных посольств  рассылались тексты следующего содержания:

«Офицеры и сержанты дезертируют из армии и присоединяются к революционерам, унося с собой самое современное оружие и амуницию. Именно так поступил капитан Карлус Ламарка. Сержант Престес и его товарищи были освобождены из военной тюрьмы городскими герильерос. Американский шпион Чарльз Чендлер был казнён бразильскими патриотами, так же являвшимися военнослужащими, перешедшими на революционную платформу. Революционная война набирает ход, шествуя по стране вооружившись теориями Карлуса Маригеллы. Пожалуйста, уведомите своё правительство о сложившейся ситуации, т.к. бразильская диктатура пытается скрыть происходящее. Салютуем. Национально-Освободительное Действие».

15 августа команда из двенадцати человек  захватила центральную студию «Национального Радио» в Пирапоринье, муниципалитет Диадема, Сан-Паулу. В ходе операции у охранника был отобран пистолет,  а директору  радиостанции Либорио Шуку – «дали в рыло» . Вышедший в прямой эфир партизан Жильберту Лусиану Белок зачитал манифест Маригеллы «К бразильскому народу», в котором лидер ALN  призвал своих товарищей к усилению боевых действий в городе, дабы отвлечь репрессивные силы от сельской местности, где, в свою очередь,  ALN призвало к развертыванию сельской герильи.

Не менее полезными в деле развития психологической войны, запугивании и деморализации репрессивных сил государства, становятся нападения на полицейские патрули и уличные посты. Хотя солдаты и полицейские были серьёзно вооружены, партизаны довольно легко заставали сотрудников врасплох, разоружали их, сжигали машины и насмехались на глазах прохожих.

Крайне эффективным методом психологического давления  являлись прямые угрозы сотрудникам гражданской и военной полиции: довольно распространённым явлением были телефонные звонки, во время которых боевики ALN зачитывали агентам распорядок дня их жён или детей,  хотя со временем этот метод ослаб, когда военные поняли, что геваристы неспособны совершить какое либо насилие против их домочадцев.

Интересный случай произошел, когда за несколько дней до 7 сентября, ALN направило властям Сан-Паулу грозный манифест, в котором революционеры требовали запретить все торжества, посвященные ура-патриотическому «Дню Родины» (дню национальной независимости). В противном случае, организация угрожала провести серию диверсий. 

В начале октября 1969 года заработала зарубежная информационная сеть ALN, выстроенная отцом Освальду. Маригелла даёт сенсационное интервью французскому журналу «Фронт», опубликованное под заголовком «Бразилия будет новым Вьетнамом». В момент выхода номера, сам Карлус Маригелла был уже убит.

Еще в 1967 года Городской Комитет БКП Бразилии, практически полностью состоявший из сторонников герильи, воодушевлённый концепциями «Революционного Течения», начал подготовку к вооружённой борьбе. Под наблюдением членов ЦК Горкома местные коммунисты в местечке Паракати организовали солидный тренировочный лагерь, где практиковались упражнения в стрельбе, работе со взрывчатыми веществами, а так же марш-броски и физические занятия. После VI Конгресса БКП коммунистическая группа Бразилии под лидерством адвокатов Томаса Мигеля Прессбургера и Раймунду Нонату дус Сантуса в полном составе покидает партийные ряды, сближаясь с «Крылом Маригеллы».

На базе этой группы Маригелла пытается начать разветывать  в Центральной Бразилии  сельскую герилью. Но сразу после  первых акций  арестовываются многие руководители. Пытавшиеся  продолжить развитие  сельской сети Жозе Карлус Видаль  и Жеова Ассис Гомес пропадают в застенках полиции к концу 1969 года.

Развить сельскую герилью в Бразилии так и не получилось.

Что бы иметь представление  о вооруженной агитации  Карлоса Маригеллы  интересно посмотреть отчеты  главных газет, выпускавшихся  ALN: «O Guerrilheiro» (Партизан), «Venceremos» (Мы победим) и «Guerrilha Oper?ria» (Рабочая Герилья), которые активно распространялись не только внутри революционного  лагеря, но и непосредственно во время вооружённых акций, в школах, университетах, на заводах и фабриках, где они передавались из рук в руки.

В акции по экспроприации металлургической фабрики, авторы отчёта настаивают на необходимости политического обучения рабочих посредством «вооружённых лекций о войне народа против эксплуататоров»:

«В 13 часов 10 февраля революционная команда экспроприировала два карабина СВС 22 калибра, револьвер 38 калибра и 270 миллионов крузейро у металлургической фабрики, принадлежащей североамериканской корпорации «Mangels Industrial», расположенной в пятистах метрах от автопарка 2 Военного Округа в Ипиранга. В ходе акции экспроприации члены вооружённой революционной команды провели перед работниками необходимую лекцию, посвящённую народной войне против эксплуататоров» (Venceremos №1, апрель 1971)

«Экспроприация в Асос Вилларес.

"Днём 10 марта партизанская команда, состоящая из бойцов « Movimento Revolucion?rio Tiradentes» и «A??o Libertadora Nacional», ворвалась и оккупировала завод в Асос Вилларес.

Таким образом была исполнена экспроприация денежных средств, предназначенных для закупки оружия и боеприпасов для национально-освободительной войны. Герильерос так же расписали стены завода фразами «Долой боссов, вооружайся и сражайся!»

Рабочие, ставшие свидетелями операции, никоим образом не противодействовали партизанам, рассматривая их как своих товарищей по борьбе. В ходе братской беседы, были объяснены цели нашей борьбы, нашедшие полное одобрение среди трудящихся: борьба бедных против богатых, рабочих против боссов, за рабочую власть, свободу собраний, обсуждений, забастовок и т.д. Мы указали, что этих целей можно достигнуть только с оружием в руках» (Venceremos №2, май 1971)


Как мы видим, экспроприация имела двойную цель: добыча денег для организации, а так же поиск одобрения своих действий со стороны рабочих посредством пропаганды. Помимо экспроприаций и акций против эксплуататоров, ALN так же проводило чисто символические операции. Именно подобного рода акцией было первомайское вторжение боевиков в «буржуазный ресторан»:

«Герильерос захватили буржуазный ресторан. Или вернуть Родину, или умереть за Бразилию!

"В то время как министр Барата расточает комплименты в адрес рабочих, герильерос «A??o Libertadora Nacional» показали, что 1 мая – это день войны, а не день фиктивных торжеств, как хотели бы эксплуататоры. В этот день команда «Марилена Вилас Боас» (названная в честь нашей боевой подруги, которую реакция захватила раненой после перестрелки в Гуанабара, и которое позднее умерла под пытками) вторглась в ресторан «O Hungaria», где частенько собирается элита эксплуататоров. Таким образом, мы продолжили войну против угнетателей, разбазаривающих деньги, заработанные на поте рабочих, покупая престижную еду и напитки, и способных потратить миллион за одну ночь. Буржуазные паразиты были разложены на полу ресторана и автоматы герильерос дали понять им, что приближение войны, которая позволит устранить буржуазию как паразитирующий и эксплуататорский класс, неизбежно» (Guerrilha Oper?ria №1, май 1971)

Интересным является момент, где партизаны квалифицирую Первое мая как «день войны», а не «день фиктивных торжеств», тем самым намекая на то, что официальные профсоюзы стремятся отвлечь трудящихся от борьбы, несмотря на то, что первомайские выступления рабочих 1968 года были ещё в памяти у многих.

Революционная пропаганда шла ещё дальше, расширяя концепцию «борьбы против боссов» далеко за пределы заводов и фабрик, ибо невозможно было не видеть бразильских трущоб и огромных масс безработных и деклассированных элементов, растущих год от года:

Герильерос в Вила Пальмарес.

17 мая в 10:30 утра герильерос, развеяв все сомнения, показали, на чьей стороне они стоят и против кого воюют с оружием в руках.

В этот день партизанская команда захватила грузовик-рефрижератор компании «Frigorifico Swift» в Санту Андре, и привела его к фавеле Вила Пальмарес, где весь продуктовый груз был распространён среди нуждающихся. Герильерос сообщили обитателям трущоб, что только с оружием в руках можно забрать у больших начальников то, что принадлежит им по праву, и что революция в Бразилии будет осуществлять именно эту тактику: экспроприацию крупных капиталистов» (Guerrilha Oper?ria №1, май 1971)


Та же акция более подробно описана в газете «Venceremos», где её рассматривают более аналитически; согласно этому взгляду, нужно объяснять народу, помимо всего прочего, что «вооружённые действия указывают путь к справедливости и захвату власти народом, для того, чтобы он сам управлял своей судьбой»:

«В 10:45 17 мая два городских партизана захватили грузовой автомобиль «Фольксваген», принадлежащий империалистической компании «Swift». Обезвредив водителя, товарищи направили автомобиль в сторону Вила Пальмарес, к рабочей фавеле муниципалитета Санту Андре.

Хижины, сделанные из дерева и жестяных листов. Большое количество бедно одетых или вообще нагих детей, явно голодающих. Рабочих нет в своих домах: в течение дня они мостят улицы, работают на заводах или грузят цемент и песок для строительства. Каждый упорно трудится, чтобы получить свою жалкую минимальную заработную плату. В Вила Пальмарес так же множество безработных, выкинутых из жизни людей. (…)

В то время как люди разбирали продукты, партизаны раздавали им листовки. Наша подруга, в чёрном берете и с пистолетом-пулемётом на боку, бойко общалась с местным населением, отвечая на многочисленные вопросы по нашей революционной позиции.

Среди всего прочего, местным жителям были даны следующие разъяснения:

- что пища, одежда, жильё, образование и здравоохранение созданы усилиями и страданиями рабочих, а, следовательно – принадлежат им по праву

- что вооружённые действия указывают путь к справедливости и захвату власти народом, для того, чтобы он сам управлял своей судьбой и распределял национальные богатства страны по мере надобности

- что герилья, это путь к единству народа, к освобождению от североамериканской эксплуатации

- что герилья это фактор строительства национального самосознания» (Venceremos №2, май 1971)


Забастовки, даже те, которые проходили без непосредственного участия герильерос, так же были освещены в газетах ALN, поскольку идеологи организации считали, что «забастовки так же служат рабочей герилье»:

«Рабочие забастовки.

Рабочие-металлурги, химики и гражданские строители штата Сан-Паулу недавно провели несколько забастовок, с требованиями немедленной выплаты заработной платы. Перестали работать на несколько часов индустрии в Гояне, Тамо, Марбразе и Текнофиме, пока эксплуататоры не погасили задолженность. На предприятии в Конспедра забастовка продолжалась два дня, и рабочие здесь требуют не только погашения задолженности, но и увеличения заработной платы. ЗАБАСТОВКИ ТАК ЖЕ СЛУЖАТ РАБОЧЕЙ ГЕРИЛЬЕ!

В начале этого года, 1800 работников фирмы «Деодоро» в Гуанабара объявили стачку с требованиями выплаты 13 зарплаты. В этот же момент бастовали рабочие предприятий в Ленаре, в Паракамби, требуя выплаты зарплаты и замены профсоюзного представителя, назначенного самим работодателем. Эти стачки показывают рабочим путь для продолжения борьбы против боссов и военной диктатуры» (Venceremos №3, июнь 1971)


Маригелла, в свою очередь, ещё в начале своего партизанского пути, одобрял подобную форму борьбы, и вывел теорию её прогрессивности:

«Когда мы в поддержку стачек и забастовок будем усиливать удары в форме оккупаций заводов или похищений работодателей и менеджеров, рабочие, в свою очередь, станут ещё одним полем вербовки для вооружённых революционных групп». ( «Перспективы Бразильской Революции»)

Согласно данной траектории, герильерос действительно усиливали свои «удары», направленные на повышения популярности организации внутри рабочих масс: например, фабрики оккупировались в день выплаты зарплат, и герильерос насильно осуществляли «перераспределение благ», «сокращая» зарплату топ-менеджеров, и повышая за счёт этого оплату простых рабочих, причём заводовладелец не мог знать, кому и сколько выплатили. Так же приняла большой размах деятельность по розыску «стукачей» и «сотрудничающих с хозяином» внутри рабочей среды, а так же штрейкбрейхеров, которые подвергались жестоким побоям со стороны герильерос, что так же приносило ALN симпатии рабочих и простого народа.
Ответ
#9
(продолжение)

Церковь и  Маригелла

[Изображение: 8afbc37a0d06.jpg]

В 1969 году ALN становится всё более структурированной организацией, расширяет своё влияние по всей стране, получая поддержку студенческих и рабочих секторов, а так же некоторых служителей Католической Церкви. Организация имеет сеть здравоохранения, логистики, печати. Одной из важнейших баз поддержки, где происходили заседания национального командования, являлся дом французского промышленника Жака Эмиля Фредерика Брейтона, сочувствующего бразильской революции, на улице Соуза Рамос (Вила Мариана), отношения с которым наладил Паулу де Тарсу Венсеслау, координатор логистической сети ALN.

Другим ключевым пунктом материально-технического сектора «Национально-Освободительного Действия» являлся монастырь монахов-доминиканцев в квартале Пердизас, роль которого со временем всё возрастала.

В январе 1969 года, после ограбления Карлусом Ламаркой арсенала 4 Пехотного полка и последующих арестов в Итапесерика да Серра, вскрылись связи, которые поддерживались между боевиками VPR и фреем Бету. Напуганный возможностью ареста, монах покидает свой дом, переезжая на конспиративную квартиру, предоставленную «Народным Революционным Авангардом». Однако, после ареста в марте члена VPR Исаиса де Вале Алмада, власти вновь раскрывают местонахождение мятежного монаха. В панике, фрей Бету направляет прошение провинциальному приору Доминиканского Ордена фрею Домингусу Майя Лейте о переводе его в Семинарию Кристу Рей в Сан Леопольду (Риу-Гранди-ду-Суль). Прошение удовлетворено, брат-доминиканец с облегчением покидает ставший опасным город.

В июле монах вызван в Сан-Паулу, где Маригелла возлагает на него миссию организации схемы тайной переброски скрывающихся товарищей в Монтевидео. Связавшись с уругвайским собратом, таким же революционным христианином, отцом Вериссимо, фрей Бету успешно монтирует «коридор»  между городами Адуана (Бразилия) и Ривера (Уругвай).

Система работала. Фрей Бету получал шифрованные телефонные сообщения из Сан-Паулу от фрея Фернанду, так же сотрудничавшего с ALN. Используя свои связи среди местного клира, монах размещал прибывших комбатантов в местной церкви. После чего, из Сан-Леопольду он перемещал их на автомобиле в Сантана ду Леваменту, на самую границу с Уругваем, откуда беглецы своим ходом следовали в сторону Риверы, где их уже поджидал падре Вериссимо, сопровождавший беглецов далее в Монтевидео.

Таким вот образом, фрею Бету удалось переправить в Уругвай, в разное время, семь человек. Восьмой, Жозеф Бертольд Кальверт 26 октября 1969 был арестован на границе, так и не сумев достичь Риверы.

Другой доминиканец, фрей Освальду, оказывал неоценимую помощь в передвижении Маригеллы по стране. С помощью братьев-доминиканцев, ему удавалось надёжно укрывать от взора полиции руководителя ALN.

В конце мая 1969 года фрей Освальду был направлен в Рио-де-Жанейро для укрепления местной структуры AC/SP и передаче своего опыта молодым революционерам.

С прибытием опытного и предприимчивого координатора, группа Фаяля  в Рио-де-Жанейро возобновляет свою деятельность. Уже более подготовленные отцом Освальдо боевики 12 июня грабят финансовое агентство «Уругвай», принадлежащее «Банку Боа Висты», забирая 4 тысячи крузейро. Фрей Освальду, приложивший неимоверные усилия к обучению комбатантов, ликовал.

Получив уверенность в собственных силах благодаря этому нападению, структура «Национально-Освободительного Действия» в Рио-де-Жанейро провела в течение июля 1969 года следующие экспроприации:

- 08.07. финансового агентства «Сан-Кристован», принадлежащего «Территориальному Кредитному Банку» на улице Бела Виста;

- 12.07. конторы по продаже автомобилей «Novocar» на улице Уругвай;

- 29. 07. финансового агентства «Санс Пенья», принадлежащего «Банку штата Минас-Жерайс» на улице Карлус де Васконселус.

- 27.08. ограблено финансовое агентство «Catete», принадлежащее «Банку Нового Мира».

- 25.09. грабёж агентства «Bonsucesso», принадлежащего «Территориальному кредитному банку».

- 15.10 грабёж агентства «Rua Bela vista», принадлежащего «Банку Байи».

- 29.11. нападение на офис фирмы «Construtora Presidente» на улице Майринк Вейга.

- 05.12. ограбление агентства «Castelo do Banco Bordalo».

- 16.12. ограбление агентства «M?ier», принадлежащего «Банку Байи».

После организации нескольких вооружённых ограблений, добившись значительных результатов в деле подготовки комбатантов Гуанабары, монах-доминиканец, под предлогом прохождения дополнительного обучения богословию, отправился в Европу.

Прибыв в город Фрибург, Швейцария, где должны были проходить курсы теологии, фрей Освальду установил контакты с сотрудниками посольства СССР, которые, правда, не получили развития. Обосновавшись в Швейцарии, и даже получив вид на жительство, доминиканец создал здесь небольшое агентство по распространению революционных бразильских новостей в Европе. Кроме того, она начинает активно сотрудничать с революционным журналом «Фронт», издававшемся в Париже. В Бразилии ключевым сотрудником этого швейцарского агентства являлся фрей Фернанду, который так же был отряжён Маригеллой в помощь фрею Бету по поддержке схемы нелегальной переправки боевиков в Уругвай.

В итоге  фрею Освальду удалось создать  сеть информационной войны с бразильской диктатурой. Связавшись с Мигелем Арраесом, руководителем «Бразильского Информационного Фронта», мятежный монах учредил агентства распространения революционных новостей в Париже, Алжире и Италии, где поддержку деятельности доминиканца оказывали местные коммунисты.

Ещё одним помощником бразильской герильи ALN являлся фрей Жорже (Джиорджио Калегари), бразилец итальянского происхождения, имевший связи с Издательством «Фельтринелли», которое, в том числе, опубликовало на итальянском языке ряд документов «Национально-Освободительного Действия» (что, в свою очередь, крайне сильно повлияло на самого Джанджакомо Фельтринелли, создавшего в 1970 году по бразильской схеме свои «Группы Партизанского Действия»).

После отъезда фрея Бету в Риу-Гранди-ду-Суль, сектор печати ALN перешёл под руководство другого монаха, фрея Маурисиу (Жуана Антониу де Кальдаса Валенса), который организовал маленькую типографию для печати документов организации прямо в здании монастыря на улице Каиуби.

Аресты  во второй половине 1969 года привели к разрушению связей «Национально-Освободительного Действия» с доминиканскими монахами, поскольку большинство из них было идентифицировано и схвачено.  Кроме того эти аресты привели к организации злополучной  ловушки в которую попал Карлос Маригелла.
Ответ
#10
(окончание)

Убийство Карлоса Маригеллы и разгром ALN

[Изображение: 05963a2ba992.jpg]

Как известно самым дерзким и вдохновляющим действием ALN был захват  в Рио-де-Жанейро, 4 сентября 1969 года посла  США Чарльза Берка.  Он был освобожден через три дня в обмен на пятнадцать  захваченных  товарищей , которые были  сразу же эвакуированы в Мексику. В операции лично участвовал заместитель  Карлоса  Маригеллы  Жоаким Камара Феррейра.  По окончании операции  Маригелла  отправляет своего давнего товарища , еще по борьбе с БКП ,   Жоакима  Фаррейру  на Кубу , что бы переждать  ожидаемый  вал  репрессий.  

Как и ожидалось,  данный эпизод переполнил чашу терпения политических верхов Бразилии и их западных покровителей. Высокопоставленные псы капитала пришли в ярость,    ищейкам  DOPS  была  дана установка любыми способами  вычислить  и  ликвидировать  структуру ALN.

[Изображение: 2e7256511266.jpg]

В ноябре 1969 года полиция выходит на доминиканских монахов, сотрудничающих с ALN. В ходе разговора в пыточном отделении  DOPS  фрей Тимотео , через которого шла связь с Маригеллой ,  пошел на сговор с полицией. Была назначена роковая встреча.

4 октября в Аламеда Каза Бранка, близ места будущей встречи, была организована засада. Одни агенты скрывались в близлежащих строящихся домах, наблюдая за происходящим на улице, другие конспирировались под обычных прохожих или под влюблённые пары. В нужном месте стоял «Фольксваген – Фуска» с двумя испуганными доминиканцами в салоне.

Незадолго до назначенного времени, мимо высоты 800 медленно прошёл мужчина внимательно осматривающий окрестность , идентифицированный полицией как Луис Жозе да Кунья («Креол»), близкий помощник командира ALN.

Маригелла явился позже -в 20:00 и направился к автомобилю монахов. После того, как он сел на переднее пассажирское сиденье, фрей Иво и фрей Тимотео выскочили из машины и кинулись на землю. Осознав, что попал в засаду, он выхватил револьвер и попытался оказать сопротивление аресту, но был расстрелян.

Маригелла следовал всем правилам своей собственной концепции и  не собирался сдаваться живым. Помимо револьвера, в кармане своего спортивного костюма он так же носил две ампулы с цианистым калием.

В тот же миг автомобиль, на котором глава ALN прибыл на место встречи, был окружён агентами, но находившиеся в салоне бойцы , осознав, что произошло,  оказали столь резкое и яростное сопротивление, что прорвали  мощное оцепление и скрылись, убив при этом многих полицейских, участвовавших в разработке операции.  

Так закончилась жизнь Карлуса Маригеллы, однако его организация продолжала жить и действовать, в соответствии с руководящими принципами погибшего вождя.

Поражённый смертью Маригеллы, Феррейра, находившийся в это время в Париже с миссией установления международных контактов для дальнейшей поддержки бразильской вооружённой борьбы, срочно отбывает на родину.

Через Кубу, где в это время проходила обучение «Вторая армия ALN», «Старик» направляется в Бразилию, куда пребывает в конце января 1970 года. Незадолго до отъезда с Острова Свободы, Феррейра даёт интервью «Радио Гаваны», где подтверждает свою верность принципам Маригеллы.

В этом интервью, «Толедо» говорит, что бразильская революция не закончена, более того: необходимо усилить натиск на военную диктатуру за счёт увеличения темпов вооружённых акций. Касаясь действий в сельской местности, Феррейра призывает боевиков осуществлять нападения на крупные фермы, убивать скот и распространять мясо среди беднейших слоёв крестьян, дабы заручиться их поддержкой и сочувствием, необходимым для развёртывания сельской герильи.

Так же «Толедо» отметил, что смерть Маригеллы должна быть отомщена, и напомнил, что объединение всех бразильских революционных сил должно быть достигнуто путём конкретных вооружённых действий.

Похищение американского посла в Гуанабаре, исполненное совместными силами ALN и MR-8, Камара Феррейра приводит как пример подобных действий.

В заключение, «команданте Толедо» предсказал скорую сборку всех революционных организаций в единую бразильскую сражающуюся партию, которая «нанесёт поражение диктатуре вооружённым путём».

В марте месяце Камара Феррейра поставил перед организацией новую задачу: консолидировать ALN, захватить и повысить инициативу вооружённых действий в городах. Он настаивает на посылке на Кубу как можно большего числа новых боевиков для прохождения обучения, дабы увеличить военный потенциал организации. По возвращению в Бразилию «Второй Армии ALN», Феррейра тут же формирует «Третью Армию».

ALN приступает к реорганизации.
Параллельно с перестройкой структуры, Камара Феррейра запускает в обращение ряд внутренних документов, в которых заявляет о необходимости дальнейшей подготовки к сельской герилье (приостановленной в виду смерти Маригеллы), а так же о временном ограничении, ввиду кризиса безопасности, связей с другими революционными организациями страны.

Новый руководитель  стремился внести два изменения в организацию. Во-первых, Феррейра централизовал руководство организации и принял в качестве генеральной линии внутренней дисциплины концепцию «демократического централизма». Во-вторых, он настаивал на увеличении темпа городских военных акций с целью укрепления позиций ALN внутри всего сопротивления.

Попытки увеличить темп боевых действий партизан  не увенчались успехом. Ибо, нужно вспомнить, что эта новая тактика  Феррейры  совпала по времени с пиком развития  репрессивного аппарата  хунты  и  официального принятия пыток,  как главного следственного инструмента в борьбе против коммунистических организаций.

Еще во время  перевода Бразилии  к  военно-полицейскому правлению в 1964 году в знаменитой  «Школе Америк» в форте Беннинг (штат Джорджия) инструкторами ЦРУ  был подготовлен  выпуск  офицеров  для бразильских спецслужб, специально  натасканных на борьбу с  партизанским подпольем. Курсы включали  контрразведку,  тактику репрессий, информационно-психологические методы,  проведение избирательных компаний , а так же методики и техники  пыток.  Кроме того секретные соглашения  между  США и бразильской элитой  предусматривали  закачку  в  Бразилию  достаточного количества   миллиардов долларов, ушедших ,  как на  проплату  работы  карателей и  СМИ,   так  и  на недопущение  чрезмерного обнищания, кризисов  и безработицы   среди бразильцев, которые, в противном случае,  могли бы поддаться на  вооруженную пропаганду «коммунистических бандитов».
   
Уже  осенью  1970 года бразильским спецслужбам в ходе истязаний захваченных боевиков удалось вычислить и похитить   Жоакима  Феррейру . Ему выпала доля испытать на себе  инновации, привнесенные инструкторами  ЦРУ в методы дознания DOPS, но палачи перестарались. Свидетели пребывания Феррейры в застенках политической полиции рассказывали, что перед тем как объявить о смерти главы ALN (официально от сердечного приступа), начальник полиции Сержио Флери по прозвищу «мясник», проводил медицинское совещание о возможности поддержания  жизнедеятельности  и продолжения пыток Жоакима Феррейры. Официально было объявлено о его смерти 24 октября 1970 года.

Смерть Феррейры привела ко внутреннему кризису и деятельность ALN стала постепенно ослабевать. Снизив свои боевые акции, бойцы организации продолжали осуществлять многочисленные экспроприации, дабы обеспечить  выживание находившихся в подполье многочисленных бойцов, и акции мести за  погибших товарищей. Хотя все же совместно с другими геваристскими организациями было организовано несколько громких акций, в основном в плане захвата заложников  из послов и знаковых фигур режима, для вызволения своих товарищей из застенков полиции.  

Спецслужбы хунты, получив за годы герильи большой опыт продолжали ликвидировать одну ячейку ALN за другой. Количество арестованных бойцов не поддается исчислению. Вскоре  организация пережила раскол – группа товарищей, проходивших обучение на Кубе (поланныеФеррейрой) , покинула ALN и создала «Движение Народного Освобождения» (Movimento de Liberta??o Popular – MOLIPO). По возвращению на родину, все члены этой группы – около 30 человек, - были убиты в схватках с карателями.

Другими раскольниками оказались находившиеся в вынужденной эмиграции члены ALN, образовавшие группу «Ленинская Тенденция» (Tend?ncia Leninista), претендовавшей на роль партии революционного авангарда. TL имела очень небольшое влияние непосредственно в Бразилии, и в 1974 года группа прекратила своё существование.

В 1973 году кубинский  дивизионный генерал Арнальдо Т. Очоа Санчес предлагал последнему командиру ALN Карлусу Эужениу (команданте Клемент) набрать  сотню обученных кубинских добровольцев и в месте с ним организовать на базе остатков ALN партизанский отряд в лесах Амазонии,  что бы  продолжить герилью, но предложение было отвергнуто, т .к. по мнению Эужениу революционную освободительную  войну должны были вести только бразильцы. В 1974  году бойцы ALN сложили оружие или продолжили борьбу в геваристских организациях других стран Л. Америки.

=========
В заключение необходимо отметить следующий примечательный  факт , показывающий  как действуют политтехнологи глобального капитализма применяя в той или иной стране метод так называемого «согласия и примирения», направляя историческую память подвластного населения  в нужную для себя сторону. После  замены военно-полической диктатуры на демократическое правительство  , «новое»  государство «пересматривает» свои взгляды на деятельность Карлоса Маригеллы. Сегодня именем «борца за демократию» Карлуса Маригеллы названы улицы в Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Риу-Гранди-ду-Суль и мост в Белене.
В Пинар-дель-Рио, Куба, ещё в 1973 году была открыта военная школа имени Маригеллы.
Архитектор Оскар Ньемейер спроектировал Мемориал Карлуса Маригеллы, который должен был быть возведён правительством штата Рио-де-Жанейро в пролетарском районе Санта Барбара, где коммунистические революционеры обычно организовывали свои встречи для планирования вооружённых акций.
А в 2004 году, в 35 годовщину смерти основателя и руководителя ALN, в Сан-Паулу, на доме 815 в Аламеда Каза Бранка, близ которого он и был убит, властями была установлена мемориальная доска.

Так, что всегда до Победы.
----
[i]В обзоре использована информация с сайта  http://nikitich-winter.blogspot.com/ [/i]
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)