Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Советская медицина
#1
Что большевики делали без антибиотиков.

Сегодня существует распространенное заблуждение, будто успехи советского здравоохранения по снижению заболеваемости, смертности целиком обязаны появлению антибиотиков. Мол, не причем тут целенаправленные партийные и государственные программы большевиков по развитию сети учреждний здравоохранения; подготовке и управлению движением медицинских кадров; санпросвещению; развитию медицинской промышленности и прочая. Сегодня я проанализирую один документ, который поможет в преодолении такой точки зрения.

Докладная записка завоблздравотделом Лаврищева(?) в обком ВКП(б) о заболеваемости сыпным тифом в Саратовской области. Датирую по тексту началом 1941 г. Документ находится в фонде Саратовского обкома ВКП(б) (ГАНИСО.Ф.594. Оп.1. Д.1868.Л.75-76об)


Статистика указывается в таблице ниже
[Изображение: 61001b2e769a.jpg]

Цитирую вывод о причинах заболеваемости:

«... основными причинами появления сыпно-тифозных заболеваний по области являются:

1.Отсутствие регулярного мытья среди населения.
2.Перебои в функционировании бань из-за отсутствия топлива (Б.Карабулак, Новоузенск, Ершов и др.)
3.Совершенно недостаточно строительство бань в колхозах (во многих колхозах отсутствуеют бани)
4.Неудовлетворительное санитарное состояние школ из-за необеспеченности топливом — (школьники занимаются в верхней одежде, благодаря чему в отдельных школах отмечалась большая завшивленность и вследствие этого высокая заболеваемость сыпным тифом (до 60%)
5.Плохое снабжение населения мылом.
6.Неудовлетворительно проводится медработниками санпросветработа, а педагоги в школах не следят за личной гигиеной школьников».


Автор записки в качестве примера приводит вспышку заболевания в ноябре 1940 г. в селе Баклуши Кистендейского района.

Когда местные медики выявили первых заболевших, то потребовалась их госпитализация, чтобы предотвратить распространение заболевания. Однако, и председатель сельсовета и председатель колхоза отказали в транспорте для больных. В течение следующих двух-трех недель число заболевших достигло 52 человек (в 2001 г. в селе проживало 707 чел.)

Облздравотдел выслал в село две медбригады, которые ликвидировали очаг тифа по состоянию на декабрь 1940 г.

Медики обратили внимание, что в большом селе имеется всего ШЕСТЬ индивидуальных бань. По их требованию колхоз срочно выстроил общественную баню.

Вообще, докладная записка называет типичные мероприятия в очаге тифа:

1.Подворный обход.
2.Госпитализация выявленных больных. В случае необходимости — во временные изолированные бараки.
3.Санобработка всех лиц, которые контактировали с больными, а также завшивленных.
4.Повторный подворный обход.


«В Новоузенской средней школе из 854 осмотренных школьников завшивленность обнаружена у 54%, в Самойловской школе 90%, в Ершовском районе — до 60%».
=========================

Итак, о чем нам говорит данный документ?

В сущности о том, как прогрессивная власть преодолевает отсталость сельского населения, следствием которой и является в данном случае заболеваемость сыпным тифом.

Чем, как не отсталостью, низкой санитарной культурой крестьян можно объяснить отсутствие даже индивидуальных бань в крупном селе, в окрестностях которого есть леса?

Кто должен строить колхозникам общественную баню?

Чем думали председатели Баклушинского сельсовета и колхоза, когда отказались выделить транспорт для отправки тифозных больных из своего села?

Почему крестьяне не захотели обеспечить свою школу дровами? Ладно еще степные Ершов и Новоузенск, - тут частичная вина местных властей, - но лесистый Базарный Карабулак?

Почему и крестьяне и сельские учителя равнодушны к массовой завшивленности своих детей?

Почему крестьяне не требуют завоза мыла от потребкооперации?


Ответ один: сталинская культурная революция на тот момент обошла эти районы стороной, население не проявило воли и желания выйти из невежества и темноты.

И кого же волнует это санитарное бескультурье населения? Волнует медиков и партийное руководство
. Медики бьют тревогу, применяют свое профессиональное мастерство, партийное руководство мобилизует местную советскую власть, колхозное руководство, педагогов, потребкооперацию на обеспечение школ топливом, строительство бань, завоз мыла, мероприятия по санитарному просвещению и контролю санитарного состояния в школах.

А как же антибиотики? Их нет. Но есть видимое сокращение заболеваемости сыпным тифом по Саратовской области в 1940 г. в 18,7 раз по сравнению с 1934 г.
http://ihistorian.livejournal.com/381341.html
Ответ
#2
Антибиотики появились только после войны...

А то я видал недавно одного молодого полудурка. Он мне заявил, что Сталин издевался на людьми - заставлял их упахиваться с тачками, кайлом ломами, лопатами! Типа, а почему было такое издевательство? Где механизация?!
Я чуть не выпал. Я ему - а ты может думаешь, что к началу 30-х были камазы и белазы, тягачи, краны, карьерные экскаваторы и прочее?!
Может, блеать, ещё и сотовые телефоны и интернет?!  =?=  :\:
В стране даже металла ещё не было достаточно. Надо было сперва открыть месторождения руд, затем вручную строить первую индустрию, получать  металл, осваивать станкостроение, учится изготовлять из металла какие-то орудия и машины - и сперва разумеется всё будет получаться косо и криво - пока ни научишься и поставишь на поток. В еще для всей этой индустрии нужна энергетика - потому и строили электростанции вручную практически. Ещё нужен транспорт. Ещё нужны специалисты, которых надо сперва выучить где-тои как-то. Сперва оторвав их от крестьянского двора. Но тогда надо, чтобы оставшиеся крестьяне, смогли кормить и себя и всё большую армию рабочих, инженеров, интеллигенцию. Т.е. еспева надо провести коллективизацию, для увеличения эффективности с/х ...
Это такой клубок проблем был. А страна была в полной жопе - разрушенная после всех войн с неграмотным в основном населением. И тот прорыв который был сделан при Сталине - он поистине фантастичен и гениален.
И то-то и оно - что начинали с голой жопой, с самыми примитивными инструментами ручными, с сохой. А закончили с атомной бомбой!
И нам оно не с небо упало. И как в песне поётся:
"Нам счастье досталось ни с миру по нитке!
Оно из Кузбасса, оно из Магнитки!"

Но всё это ещё только предстояло построить! А многие открытия открыть, сперва выучив специалистов...

===

Но поражает вообще сам уровень мЫшления таких особей. Похоже, фурсенковцы добились главного - современная система выпускает реальных дебилов.
Ответ
#3
Миротворцев С.Р.

[Изображение: mirotvortsev.jpg]

Когда размышляешь о необыкновенной, исполненной высокого смысла судьбе доктора Сергея Романовича Миротворцева, о его громадном вкладе в отечественную науку, невольно начинает казаться, что он прожил вовсе не одну, а сразу несколько жизней. Что особенно поражает в биографии Миротворцева? Это то, что он прошел пять войн! Само по себе знаменательно. Но прошел-то он их не просто как участник (пусть даже самый активный), а как хирург, как ученый, из всех этих войн сумевший вынести колоссальный опыт спасения раненых на поле брани - опыт, который золотыми буквами вписан в нашу военно-полевую хирургию.

Выбор цели

С дошедшей до нас фотографии смотрит красивый, улыбчивый мужчина с пышными усами и приветливым, доброжелательным взглядом, одетый в форменную шинель. Это - отец будущего знаменитого хирурга Роман Львович Миротворцев. Он был преподавателем, а затем - директором гимназии, в совершенстве знал немало языков: греческий, латынь, французский, немецкий. Мать Сережи - Александра Ивановна - тоже была весьма образованной женщиной. Родители хотели видеть своего сына филологом, но с детства Сережа был неравнодушен к ботанике, лесоводству, садоводству. И не удивительно. Вскоре после его рождения (это произошло в 1878 году в станице Усть-Медведицкая) семья Миротворцевых переехала в зеленый, уютный городок Корочу Курской губернии, который издавна славился садами.

Еще учась в шестом классе гимназии, Сергей Миротворцев поступает на курсы плодоводства и огородничества Курского земства, оканчивает их успешно и получает звание техника-садовода. Несколько позднее вместе со своим братом он едет в Нижний Новгород, на Всероссийскую сельскохозяйственную и промышленную выставку, где с увлечением слушает лекции по физиологии растений уже знаменитого в ту пору профессора Клементия Аркадьевича Тимирязева. А вернувшись домой, сооружает небольшую теплицу и ставит в ней различные опыты по выращиванию растений. Казалось бы, судьба Сергея Миротворцева отныне определена довольно-таки четко.

Но дальше события развивались иначе. В Корочу приехал молодой, талантливый хирург Василий Герасимович Лесовой - ученик известного профессора Коха. Слава об изумительных операциях Лесового пошла по городу. Слышал об этом и Сережа, хотя до поры до времени значения этому не придавал. Но однажды Лесовой был приглашен в гости к Миротворцевым. Разговорившись с Сергеем, Лесовой спросил его, чему он собирается посвятить свою жизнь. Сергей ответил, что мечтает поступить в сельскохозяйственную академию. Тогда Лесовой предложил: "Приходите ко мне в больницу. Своими глазами увидите, какое это поразительное искусство - хирургия".

Гимназист Миротворцев приглашение принял: пришел к Лесовому на операцию и остался потрясенным. Он словно прикоснулся к великому таинству исцеления человека...

И все-таки после окончания гимназии документы Сережа, как и намечал ранее, подал в Московскую сельскохозяйственную академию, ныне носящую имя К.А. Тимирязева. Однако в приеме ему отказали, так как желающих было слишком много. И тогда - нет худа без добра! - он вспомнил Лесового, его операции и... стал студентом медицинского факультета Харьковского университета! Это было за два года до начала ХХ века. Так, совсем неожиданно и для своих родителей, и для себя самого, Сергей Миротворцев сделал жизненный выбор.

Учится Сергей вдумчиво и уже в первом семестре вместе со своим сокурсником Владимиром Воробьевым пишет сочинение "Сосуды, нервы и сухожилия стопы человека". Обоих авторов этой работы награждают золотыми медалями университета с надписью: "Преуспевающему". Интересно, что тогда же профессор Алексей Константинович Белоусов удостоил Сергея Миротворцева еще одного своеобразного "приза" - ему вручили... человеческий скелет. Естественно, для научной работы.

Многие преподаватели медицинского факультета заметили незаурядное дарование Сергея Миротворцева и прочили ему большое будущее. Но случилось так, что год спустя его учеба прервалась. Это было в 1899 году...

Страшная весть облетела Россию: в Петропавловской крепости, не выдержав издевательств, сожгла себя в знак протеста курсистка Ветрова. В студенческой среде поднялась буря негодования.

Первыми забастовали студенты Киевского университета, славившиеся своим революционным духом. За ними поднялся Харьковский университет.
"...Мы вышли на улицу, - вспоминал в своей книге "Страницы жизни" С.Р. Миротворцев, - прошли по главной улице г. Харькова - Сумской - с песней "Вы жертвою пали в борьбе роковой...". На безоружных студентов налетели казачьи разъезды и жестоко расправились с нами. Затем начались аресты. Почти треть студентов была исключена из университета, в том числе и я..."

Конечно, Сергею был очень дорог университет, где все так хорошо, складывалось для него с первых же дней; дорога была научная работа, высокий мир медицины, куда он только-только начал входить. Но еще дороже ему были гражданская честь и совесть, чувство справедливости и долга, интересы русского народа, стонавшего под управлением царизма. Вот почему в самую решительную минуту он, не задумываясь, встал в ряды тех, кто выступил против  самодержавия.

После исключения из университета Сергей Миротворцев уехал в деревню работать фельдшером. Это время не пропало для него даром: он ближе узнал народ, чем он живет, чем дышит, на что надеется. А работы в деревне было много. Сначала он помогал земскому врачу, потом - изготовлял лекарства. Живое практическое дело увлекло его. Одно только тяготило Сергея: он чувствовал, что ему остро не хватает знаний.

К счастью, через год его опять приняли в университет. С новым пылом, наверстывая упущенное, Сергей принимается за учебу. Тогда на медицинском факультете Харьковского университета было немало замечательных педагогов. Но может, более всех любил и ценил Миротворцев талантливого ученого, великолепного лектора Леонида Васильевича Орлова. Даже спустя несколько десятилетий Сергей Романович часто вспоминал Орлова, который привил ему большую, преданную любовь к хирургии.

Уже будучи на пятом курсе, Сергей со своим товарищем Воробьевым взялся за новую научную студенческую работу - "Вывихи костей запястья". Вдвоем они проделали массу экспериментов и удачно обобщили их в своем сочинении. И снова был успех, снова им вручались золотые медали... Имена С.Р. Миротворцева и В.П. Воробьева были торжественно занесены на мраморную доску актового зала университета. Честь высочайшая: удостаивались ее только избранные.

Время учебы пролетело быстро, и вот настал день, когда вместе со всеми Сергей Миротворцев произнес слова "Клятвы Гиппократа" и получил диплом "лекаря с отличием". Ему предлагали остаться в университете для дальнейшей научной работы, но он подумал и не согласился. Сергей понимал: знания знаниями, но, чтобы стать настоящим хирургом, нужна еще солидная практика. Без денег, без протекции, с одним только горячим желанием работать и работать во имя жизни и здоровья людей, он едет в далекий, незнаемый Петербург, к знаменитому в то время хирургу Обуховской больницы Алексею Алексеевичу Троянову.

Сергея Романовича берут в Обуховскую больницу (кстати, она была предназначена для чернорабочих) за неимением мест сверхштатным ординатором с мизерным окладом 15 рублей в месяц. Но во имя науки он согласен на все. Он жадно перенимает у своего нового  учителя секреты мастерства, не щадя себя, проводит в клинике дни и ночи.

Русско-Японская война

Когда в Санкт-Петербург пришла экстренная депеша о том, что 26 января 1904 года японская эскадра коварно напала на Порт-Артур, в царском дворце был в разгаре бал. Сообщение о начале войны всерьез тут не восприняли: "Какие-то япошки? Да на нас? Ну, погодите!" И музыка продолжала греметь. Бал кипел. Мелькали пышные наряды придворных дам. Шаркали каблуки на зеркальном паркете. А в это время русские солдаты и матросы умирали в Порт-Артуре "за веру, царя и отечество"!..

Через два дня после начала войны с Николаевского вокзала столицы отправлялся в далекий и трудный путь, в Порт-Артур, санитарный отряд добровольцев Российского общества Красного Креста. Он состоял из 5 врачей, 9 студентов Военно-медицинской академии, 12 сестер милосердия Георгиевской общины и 50 санитаров. В составе этого отряда был и молодой доктор Сергей Романович Миротворцев.

В Порт-Артуре всякое бывало. Не раз на глазах Миротворцева гибли люди, стонали искалеченные, смертельная опасность подстерегала его на каждом шагу. Но он знал лишь одно: его мозг и руки хирурга очень нужны здесь, на поле боя, этим несчастным, которых коснулось кровавое дыхание неумолимой войны, и он не смел отойти от них хоть на шаг в минуту самой сильной опасности.

В конце июля русская эскадра, изрядно потрепанная японцами, решилась в отчаянном броске вырваться из западни, уготованной ей на рейде Порт-Артура, и с боем пробиваться во Владивосток. Трудно сказать, насколько все это было обосновано с военной точки зрения. Однако факт остается фактом: в открытом море русскую эскадру уже поджидал японский флот. Откуда японцы все заранее разузнали? Может быть, это было результатом искусного восточного шпионажа, а может, и гнусного предательства, но, как бы там ни было, а для наших моряков это обернулось подлинной трагедией: японцы расстреливали русские корабли беспощадно...

Санитарный пароход "Монголия" находился тут же, но, исходя из правил Красного Креста, он не смел даже приближаться к военным судам и забирать у них раненых. Бой завершился тем, что русская эскадра была рассеяна: одни корабли все-таки сумели уйти из огненного кольца в нейтральные воды, другие - вернулись в Порт-Артур. И тогда на пароходе "Монголия" встал вопрос: двигаться ли во Владивосток под безопасным флагом Красного Креста или взять курс на Порт-Артур, где с каждым днем растет число раненых и где остро требуется помощь медицинского персонала санитарного отряда?

Как пишет в своей книге А. Степанов, "длинный, сухопарый младший врач Миротворцев, прибывший в Артур уже после начала войны", решительно высказался за возвращение в осажденный Артур, ибо уход "в нейтральные воды будет дезертирством". "Монголия" вернулась в гавань, но стоять теперь на рейде, практически ничем не защищенном, было совершенно бессмысленно, а поэтому весь отряд, в том числе и Миротворцев, был переведен на сушу. Молодой доктор достойно выполнил свой долг. Трудно даже сказать, сколько операций сделал Сергей Романович, скольким раненым облегчил участь, скольких спас от смерти. Он был в крепости с ранеными до самого конца, оставаясь с ними даже после занятия города японцами в результате позорной капитуляции Порт-Артура. 3атем доктор Миротворцев сопровождал раненых на родину на зафрахтованном у Германии пароходе "Траве". Рейс этот был исключительно трудным.

После Порт-Артура медицинская судьба Миротворцева навсегда определилась: с той поры и до последних дней его жизни она была тесно связана с военно-полевой хирургией.

Вернувшись в Петербург, Сергей Романович сначала работает ассистентом Военно-медицинской академии в клинике профессора С.П. Федорова, затем на кафедре общей хирургической патологии В.А. Оппеля. Именно здесь, в Военно-медицинской академии, в мае 1909 года С.Р. Миротворцев с блеском защищает диссертацию на степень доктора медицины. После этого его избирают приват-доцентом академии.

Диссертация Сергея Романовича открывала принципиально новый путь лечения различных нелегких заболеваний мочевого пузыря, когда требовалось его удаление. И вот в этом случае Миротворцев на основании многочисленных собственных экспериментов предложил мочеточники пересаживать в кишечник. А это значит, что человек избавляется от недуга и живет, как все другие здоровые люди. Более 80 лет прошло с того далекого дня, когда Миротворцев обнародовал свой метод лечения, но до сих пор операция Миротворцева применяется в медицине.

ПМВ

В мае 1914 года Миротворцев приезжает в Саратов, где в молодом волжском университете на его главном в ту пору медицинском факультете он был избран по конкурсу профессором кафедры хирургической патологии. Но вскоре в Европе загрохотали пушки, и Миротворцев - в новом звании хирурга-консультанта Российского Красного Креста - выезжает на фронт.

На фронтах мировой войны - сначала на Западном, потом на Кавказском, а затем опять на Западном - Сергей Романович показал себя не только превосходным хирургом, но и отличным организатором медицинской помощи раненым, за что был отмечен орденом Владимира 4-й степени с мечами.

Однажды случилось так, что Миротворцев приехал в госпиталь г. Молодечно, но никого там не застал. Выяснялось, что каждое утро кайзеровцы совершают воздушный налет на город и врачи, сестры, санитары пережидают это время в соседнем лесу. Когда все собрались, Миротворцев сказал начальнику госпиталя, что покидать раненных - позор для врача... Позже для придания храбрости сослуживцам, Миротворцев выходил в часы налета на площадку перед госпиталем, и всем своим видом показывал , что ничего особенного не происходит. В своей книге он потом вспоминал, как трудно ему давался этот воспитательный момент, под свист, разрывы бомб и стрекот аэропланов.

В период продолжающихся боевых действий первой мировой войны выходит в свет весьма ценная и актуальная статья доктора Миротворцева, которая носит конкретное, выразительное название: "О ранениях осколками аэропланных и цеппелинных бомб". Любопытно, что она написана столь доходчиво (а это яркая особенность научного стиля Сергея Романовича!), что, даже не будучи специалистом, можно понять в ней практически все. Смысл статьи сводится к тому, что ранения осколками бомб резко отличаются от огнестрельных ранений. Ведь каждое аэропланное ранение - это и сама рана, и ожоги, и ткани одежды, которые попадают в тело человека, и воздушная контузия, и явления психического шока. Ну, а главное, повреждения, "наносимые осколками оболочки аэропланной бомбы, в большинстве случаев множественные и в силу этого нуждаются в особенном внимании, так как нередко ведут к сепсису".

Это была далеко не единственная научная работа Миротворцева периода первой мировой войны. Важно тут сказать, что все его публикации тех лет отнюдь не носили строго теоретического характера. Одну лишь цель преследовал при этом Сергей Романович: дать своим коллегам конкретные медицинские рекомендации, помочь в лечении различных ранений, в организации медицинской службы.

В Саратове.

Вернулся Миротворцев на Волгу в 1917 году, теперь уже навсегда (Спустя годы, когда имя Сергея Романовича обретет всесоюзную известность, его не раз будут приглашать в Москву, Ленинград и Харьков, но он так навсегда и останется в Саратове). Это было в начале нового учебного года в Саратовском университете. Здесь он встретил Октябрь.

Принимать или не принимать революцию - для него просто не было вопроса. С первого дня Миротворцев, типичный представитель старой русской интеллигенции, решительно стал на сторону Советской власти.

Вскоре его избирают членом правления университета, затем - деканом медицинского факультета. По распоряжению Народного комиссариата здравоохранения он назначается представителем Центральной коллегии Красного Креста на Юго-Западном фронте. Сергей Романович деятельно создает госпитали, лазареты, санитарные отряды, привлекая для работы в них профессоров, врачей, студентов, медицинских сестер. Большую заботу проявляет он в ту пору о том, чтобы огромное количество инвалидов первой мировой и гражданской войн как можно скорее вернулись к активному труду на благо Родины. Интересно, что нынешнее саратовское протезно-ортопедическое предприятие ведет свое начало от протезной мастерской, которую создал после гражданской войны С.Р. Миротворцев, и в которой он был первым директором.

А ведь в то же самое время наряду с этими многообразными административными обязанностями Сергей Романович широко занимался педагогической, научно-исследовательской деятельностью. Вместе с профессором Миротворцевым работали выдающиеся ученые-хирурги Василий Иванович Разумовский и Сергей Иванович Спасокукоцкий. Это было замечательное трио, которое трудилось дружно, энергично, творчески.

В 1922 году Сергей Романович Миротворцев становится ректором Саратовского университета. Не все, наверное, знают, что в первые годы Советской власти ректоров не назначали, а избирали. В трех куриях - студенческой, преподавательской и профессорской - баллотировалась кандидатура профессора Миротворцева, и всюду он набрал абсолютное большинство голосов.

Шесть лет пробыл на этом весьма ответственном и хлопотном посту Сергей Романович. Срок, казалось бы, не такой уж значительный, но до сих пор остались, в буквальном смысле слова, зримые следы его кипучей деятельности. Именно тогда университетский городок обрел после гражданской войны и разрухи вполне законченный вид, каким и задумывал его знаменитый художник-архитектор Карл Людвигович Мюфке: вокруг квартала появилась ограда, во дворе были высажены деревья, которые и по сегодняшний день шумят своими кронами.

И еще одно доброе дело совершил тогда ректор С.Р. Миротворцев: он достроил и озеленил клинический городок медицинского факультета (ныне Саратовского мединститута). Торжественное открытие городка состоялось в ноябре 1928 года. Все желающие могли осмотреть самые современные по тем временам лечебные корпуса, в которых было много света, воздуха, удобств как для больных, так и для медицинского персонала.

Предстоящее открытие клиники вызвало у горожан такой жгучий интерес, что никакие расстояния их не смущали. Для участия в торжествах толпы нарядно одетых саратовцев дружно двинулись к назначенному сроку в сторону клиники. Ехали с песнями в трамваях, тряслись в пролетках, шли пешком... Без преувеличения, это был настоящий праздник всего города. Может быть, столь бурный восторг сейчас вызовет улыбку, ведь подобные события давно никого не удивляют: они стали нормой современного образа жизни. Но надо также понять, что тогда паломничество саратовцев в новую клинику воспринималось вполне естественно: ее открытие было большим социальным достижением молодой Советской власти, которым гордились все.

Вспоминается , как однажды мне попала в руки записка декана мед-факультета Саратовского университета, в которой он описывает положение терапевтической прифакультетской клиники в 1920 г: грязь, скученность, вши, сыпной тиф, голод, заражение персонала и больных. И походит каких-то 8 лет (а это были трудные годы, разрухи, голода, оживления хозяйства), и вдруг город получает просторную, светлую, отлично оборудованную клинику - настоящий дворец медицины. И не последнюю роль в этом сыграли энергия и настойчивость С.Р. Миротворцева.

[Изображение: img31347515.jpg]

Начиная с 1928 года, профессор Миротворцев целиком посвящает себя научно-исследовательской и педагогической работе. Сергей Романович очень любил молодежь. Выступать перед студентами с лекциями для него было огромной радостью. Ну а для слушателей каждая такая лекция превращалась в праздник. И это не преувеличение. Речь его лилась плавно, образно. Оратором он был замечательным. Даже артистом - в хорошем смысле слова. У выдающегося актера, своего друга Ивана Артемьевича Слонова, он брал уроки дикции. То, о чем он говорил и как говорил, навсегда оставалось в памяти студентов.

Конечно же, многое значило, что у него была громадная хирургическая практика и многолетний опыт работы. А каков был его культурный кругозор! Он великолепно знал музыку, был заядлым театралом, за долгие годы жизни собрал богатую медицинскую библиотеку, которая по завещанию профессора была передана Саратовскому мединституту.

В годы ВОВ

Он был в Сталинграде, когда началась Великая Отечественная - пятая война в его жизни. Ночью 22 июня 63-летний профессор Саратовского мединститута Миротворцев посылает телеграмму в Генеральный штаб Красной Армии с просьбой использовать его опыт. И вот ответ: "Ваша просьба, достойная патриотов нашей Родины, Генштабом Красной Армии удовлетворена..."

Сергей Романович сначала был назначен помощником начальника эвакопункта, потом - главным хирургом эвакогоспиталей Саратова и области. Надо было многое делать быстро, в широких масштабах: формировать и развертывать все новые и новые госпитали, подыскивать для них помещения, заботиться об уходе за ранеными, их питании, перевязочном материале. Как говорил когда-то великий русский хирург Николай Иванович Пирогов, не медицина, а администрация играет главную роль в деле помощи раненым и больным на театре войны.

[Изображение: img31324468.jpg]

[Изображение: img31324484.jpg]
[Изображение: img31324500.jpg]
Обращение коллектива мединститута к тов. Сталину
7 ноября 1942 г.

Ф. Р - 3737. Оп. 1. Д. 80.


Госпитали Саратова и области приняли первые эшелоны с ранеными в начале июля сорок первого года, и этот обагренный кровью людской поток нарастал с каждым днем... В сорок втором, когда развернулись жестокие бои в районе Сталинграда, и Саратов стал прифронтовым городом, в местные госпитали раненые прибывали прямо с передовой, из жуткого пекла, перевязанные наспех под огнем противника, в сочащихся кровью бинтах... По сути дела, саратовские госпитали выполняли в ту пору функции полевых подвижных госпиталей и даже медсанбатов.

Те, кому довелось быть тогда в Саратове, помнят, что на грузовой станции  Саратов-2 была организована специальная площадка для съема раненных с эшелонов. Десятки санитарных составов, приходивших из-под горящего Сталинграда, разгружались здесь. К теплушкам подходили автомашины, развозя раненных по госпиталям, многие из которых тут же  попадали на операционный стол. Профессор Миротворцев и все его сотрудники падали от усталости, но никогда не жаловались. Сергей Романович не раз повторял: "А как же в Сталинграде?". Здесь был то же фронт, только без выстрелов и разрывов. И тоже , как на войне, в критическую минуту  требовалось мужество и способность поднять уставших людей и увлечь за собой.

Госпитали задыхались без ваты, и ему приходит в голову мысль: использовать заменитель - корпию - старый полотняный материал, расщепленный на тонкие волокна, а ведь ее при желании может делать каждый. И вот через местную газету "Коммунист" С.Р. Миротворцев обращается к саратовцам с призывом: помогите раненым - возьмитесь за изготовление корпии! И это горячее слово уважаемого профессора медицины услышали во всех уголках Саратовской области - вскоре в госпитали стало поступать огромное количество корпии.

Возможно, и сам Сергей Романович не ожидал столь значительного эффекта от своего обращения. Но успех был налицо. И тогда он с новым пылом берется за осуществление еще одной важной идеи: вместо бинтов, которых тоже остро не хватало при невероятном количестве перевязок, применять марлевые подушечки, набитые сосновыми и еловыми опилками. Сергей Романович сумел при этом доказать, что по гигроскопичности и асептичности эти подушечки даже превосходят марлю. И вот в Саратове была создана целая фабрика по выпуску этой нужной для исцеления раненых продукции.

[Изображение: thumb31328296.jpg]
[Изображение: thumb31328312.jpg]
[Изображение: thumb31328328.jpg]
Выступление С.Р. Миротворцева в Сталинграде. 1943 г.
Ф. Р - 3737. Оп. 1. Д. 85.


Чем дальше уходит от нас Великая Отечественная, тем большую ценность обретают ни с чем не сравнимые свидетельства ее участников, их письма, фотографии, документы. Особое место в этом ряду занимают подчас чудом дошедшие до нас подлинные личные дневники военного времени, обладающие огромной силой эмоционального воздействия на тех, кто спустя несколько десятилетий после 9 мая 1945 года берет их в руки.

Эти скуповатые, подчас торопливые строки, занесенные в дневник по свежим следам, содержат в себе громадный, разносторонний материал - как в профессиональном, так и в чисто человеческом плане. Давайте же перелистаем несколько страниц дневника Миротворцева - этой правдивой летописи тех суровых дней и ночей, доносящей до нас живое дыхание Великой Отечественной и позволяющей зримо представить многогранный, самоотверженный труд во имя Победы известного всей стране хирурга.

1 января. Его срочно вызвали в госпиталь смешанного профиля: надо было осмотреть молодого красноармейца с тяжелым ранением бедра...

2 января. Сергея Романовича подняли среди ночи - на этот раз он поехал в сортировочный госпиталь. "У одного раненого открылось вторичное кровотечение из раны..."

13 января. Этот день Сергей Романович проводит в госпитале для тяжелораненых и потом делает такую запись в дневнике: "В корпусе... тепло и не переполнено. Но... в перевязочной и операционной - сердце всего учреждения - холодно. Это абсурд! ...А между тем перевязывать раненых можно только раздетыми и спокойно лежащими, иначе очень важные подробности в развитии патологического процесса могут ускользнуть от внимания врача".

15 января. Страница из дневника: "Надо быть администратором сперва, а хирургом потом. Конечно, хирурги нужны. Плохо было бы, если бы все хирурги сделались администраторами, и никто не занимался бы хирургическим лечением раненых. Но в известном возрасте, при известном положении и имени, надо быть все-таки организатором работы для других, памятуя о том, что ты прооперируешь одного, десять больных, а правильно организованная тобою работа обеспечит за это же время операции сотням..."

16 января. Он стоит у операционного стола - извлекает из тела раненого трассирующую термитную пулю (как заметил Сергей Романович в дневнике, она обладает таким свойством, что "при трении "бойка" о свинцовый сердечник идет дым и начинает распространяться запах горящего фосфора"). Эту злополучную пулю пытались извлечь у бойца еще на поле боя, в медсанбате, но не нашли...  он нашел.

17 января. "Был в госпитале ранений кровеносных сосудов. Смотрел больного, которого оперировал полтора месяца назад... Вечером был на конференции в госпитале, посвященной вопросу вторичного шва".

19 января. Конференция в госпитале смешанного типа... Консультация в урологическом госпитале...

20 января. Срочный вызов в госпиталь по поводу газовой гангрены, развившейся у раненого.

22-23-24 января. Операции... Операции... Операции...

Говоря о своей работе в военные годы, С.Р. Миротворцев всячески избегает в дневнике высоких слов и нигде даже не упоминает о том, с каким физическим и нервным напряжением ему, человеку преклонных лет, приходилось работать. Только одна фраза, внешне такая бесстрастная, но в высшей степени красноречивая, промелькнула в записи за 25 января: "Сегодня после операции зашел взвеситься. Оказывается, вес моего тела 81,300 кг. А в день объявления войны во мне было 106кг..."

Основываясь на бесценном опыте лечения тысяч и тысяч раненых, С.Р. Миротворцев делает ряд важных научно-практических выводов. В частности, речь в них шла о том, чтобы проводить первичную обработку ран в качестве основного метода подачи первой врачебной помощи, как можно раньше делать операции при ранениях черепа и мозга, груди и живота, бороться с шоком на передовых позициях, переливать кровь в условиях фронта, наладить комплексное лечение раненых путем применения ранней физкультуры, физиотерапевтических мероприятий и специального диетпитания.

Это был принципиально новый, исключительно прогрессивный взгляд на военно-полевую хирургию в условиях Великой Отечественной войны, сыгравший большую практическую роль в оказании помощи раненым. Если же учесть при этом самоотверженность всего медицинского персонала во главе с главным хирургом С.Р. Миротворцевым, его блистательный организаторский талант, то станет совсем понятным такой немаловажный факт: более 70 процентов раненых, лечившихся в саратовских госпиталях, возвращались в строй и продолжали бить ненавистного врага!

[Изображение: img31309109.jpg]

За большие заслуги перед Родиной в годы Великой Отечественной войны Сергей Романович Миротворцев был удостоен двух орденов - Трудового Красного Знамени и Красной Звезды и трех медалей: "За доблестный труд в Великой Отечественной войне", "За оборону Сталинграда" и "За победу над Германией".

И еще вот что осталось после академика Миротворцева - память о его уникальном, в высшей степени гуманном подходе к каждому больному или раненому, да и вообще к каждому человеку, когда-либо встречавшемуся на его жизненном пути. Более пяти десятилетий минуло с того дня, когда перестало биться его горячее сердце, а о нем до сих пор рассказывают легенды. Больные говорили, что после посещения Сергея Романовича самочувствие у них значительно улучшалось, и болело поменьше, и они ничего не боялись, даже предстоящей сложной операции...

В речи перед молодыми хирургами, с которой Сергей Романович выступил 15 марта 1942 года, он призывал их любить раненых.
"А любить, - пояснял он, - это значит жертвовать собою, своим временем, досугом, своим отдыхом, своими желаниями, своими удовольствиями. Нужно отдать свое сердце и так относиться к раненому, как к своему родному. Хирургия не служба, а честь, радость, вдохновение, хирургия - счастье людей, отцов, матерей..."

[Изображение: img31335296.jpg]
[Изображение: img31335312.jpg]
Похороны академика Миротворцева ,Саратов, 1949г.

-----------------
В романе "Порт-Артур" есть такой эпизод: в бою с японцами тяжело ранило молодого прапорщика Звонарева. Его осматривают врачи. Главный хирург крепости Гюббенет принимает решение сегодня же, без промедления ампутировать у Звонарева правую ногу ниже колена, иначе тому грозит гангрена... Девушка Варя, горячо любящая прапорщика просит: "Не делайте его калекой!" Но Гюббенет неумолим: иного выхода он не видит... И тогда молодой, еще безвестный врач Миротворцев берет на себя смелость повременить с ампутацией. И что же? Он спасает Звонареву ногу! В порыве благодарности Варенька восклицает:
- Вы... вы не Миротворцев, а Чудотворцев!

Таким он и вошел в историю отечественной хирургии и в сердца всех знавших его людей.


Использованные материалы:
    - Непроторенными дорогами: Сборник очерков о крупнейших ученых-врачах, работавших в Саратове. – Саратов: Приволжское книжное издательство, 1981.

Ответ
#4
Возвращение старого убийцы. Туберкулез в России.

[Изображение: e5035626dab0.jpg]

24 марта отмечается Всемирный День борьбы с туберкулезом. В 2013 году он проходит под девизом: "Остановите туберкулез, пока я жив!" Ежегодно туберкулез уносит до 2 миллионов жизней. Для России проблема туберкулеза является более чем актуальной. На каждые 100 тысяч населения приходится около 80 случаев заболеваний. Хотя показатели заболеваемости и смертности от этой инфекции в целом за последние годы несколько снизились, заболеваемость детей остается на высоком уровне, а в ряде субъектов РФ регистрируется ее рост, сообщает официозная "Российская газета".

А теперь давайте я вам расскажу, в чем дело.

В начале 20-го века в Петербурге туберкулезом в легочной форме (чахоткой) болел каждый третий житель. От нее, как правило, и умирал, если, конечно, раньше не травился едой и не получал по голове топором от какого-нибудь Раскольникова. Совершенно не смешно - столица "великой империи" жила в состоянии постоянной эпидемии смертельной болезни, лечения которой до эры антибиотиков практически не было.

В советское время заболеваемость туберкулезом постоянно снижалась - даже в довоенное время, когда антибиотиков еще не было. Все - за счет профилактики.

Туберкулез был причислен к так называемым "социальным заболеваниям", то есть болезням, причины которых лежат в социальной неустроенности и несовершенстве системы управления обществом. Советский союз старался эти несовершенства изживать.

В реальности меры государственной профилактики были беспрецедентными - массовая, практически поголовная диспансеризация позволила выявлять почти все 100 процентов случаев туберкулеза на ранних стадиях. В этом, конечно, преимущество тоталитарного строя - начальник сказал, и исполнение гарантировано.
Что за глупость ! Просто в СССР было социалистическое жизнеустройство, когда цель руководящей системы общества  всеобщее развитие и здоровье народа , как в большой общине, а не нажива верхушки за счет опущенного в мракобесие и болезни быдла.

Во вторых, резко ограничивался контакт незараженных граждан с людьми, больными открытыми формами туберкулеза. Чахотка очень заразна, строго говоря, больной открытой формой проехав в трамвае, мог инфицировать и тысячу человек. Правда, инфицированный далеко не всегда заболевает, но все же проблема. И тоталитарный социалистический режим решал ее тоже стопроцентно - люди с открытой формой туберкулеза получали лечение по социальным показаниям.

Естественно, они помещались в лечебное учреждение, где получали адекватное лечение и очень хорошее содержание. Для долечивания туберкулезных больных была открыта огромная сеть санаториев на Южном берегу Крыма, от Ялты до Фороса - крымсякий сухой климат считался целебным для легочных больных. (Кстати, размещались здравницы во дворцах и коттеджах бывших успешных господ)  Они находились под диспансерным наблюдением всю жизнь. И разумеется - получали внеочередное право на получение жилой площади. Право это было настолько жестким, что если в семье обнаруживался носитель открытой формы туберкулеза, то ему полагалось отдельное жилье, чтобы он не контактировал с остальными и не инфицировал их.

Эти меры привели к резкому снижению заболеваемости туберкулезом в СССР уже к 30-м годам прошлого века.

В послевоенный период, с появлением антибиотиков, проблема туберкулеза, казалось бы, исчезла навсегда. Когда я учлися, найти больного открытой формой туберкулеза, чтобы показать студентам, часто не представлялось возможным. Но профилактические меры оставались столь же жесткими, как и в сталинские времена - фтизиатры уже тогда боялись оживления туберкулезной инфекции, ожидая, что палочка Коха рано или поздно приобретет устойчивость к антибиотикам.

Ну и, собственно, с развалом СССР (с ликвидацией советского социализма) и параллельным развалом профилактической медицины мы получили резкий всплеск заболевамости. Но главная причина была все в том же социальном характере этого заболевания.

Первыми очагами эпидемии стали места лишения свободы - тут произошло "счастливое" сочетание всех факторов, благоприятствующих развитию теберкулеза: и ослабленные скверным питанием и плохими условиями жизни люди, и скученность, и отсутствие каких-либо профилактических мероприятий. Вплоть до содержания больных открытыми формами туберкулеза в камерах со всеми прочими заключенными.

А дальше пошла статистика - в стране, где каждый третий взрослый сидел, где произошло резкое снижение уровня и качества жизни и практически полностью исчезла доступная медицина (про санатории в Крыму и внеочередные квартиры больным вообще умолчу), распространение туберкулеза и других социальных болезней (в том числе СПИДа, которого в советский период практически еще не знали) было лишь делом времени.

Сегодня в России ежегодно выявляется порядка 75 больных открытой формой туберкулеза на 1 тысячу человек населения. Смертность - около 18 на тысячу. В структуре смертности от инфекционных и паразитарных заболеваний в России доля умерших от туберкулёза составляет 70 %. Показатели на уровне Судана, Алжира, Афганистана. Заметно хуже, чем даже в Бразилии, Индии или КНДР.

Есть и хуже - Украина, где все социальные показатели, от уровня жизни до состояния медицины, еще хуже, чем в России. Сегодня болезнью охвачено около 700 тыс. человек, из которых 600 тыс. находятся на диспансерном учёте, в том числе 142 тыс. с открытой формой туберкулёза. Официально число туберкулёзных больных превысило 1 % населения, однако эксперты полагают, что реальное количество больных значительно выше. Ежегодно число больных увеличивается на 40 тыс., умирает 10 тысяч.

И закономерно лучше положение в Белоруссии, где сохранились элементы профилактической медицины и отсутствует в резкой форме социальное расслоение, но все равно заболевает порядка 5 тысяч человек в год - пр населении в 9 миллионов это серьезная цифра.

В целом отношение к туберкулезу как к социальному заболеванию не может быть пересмотрено. Хотя существует и иная проблема - эта инфекция оживилась во всем мире, и глобализация резко способствует ее распространению практически неконтролируемо. Сегодня мировая статистика туберкулеза такая же, как в дореволюционном Петербурге - каждый третий житель планеты был инфицирован микобактерией туберкулеза. И, разумеется, кривая распространения заболевания резко возрастает от развитых к неразвитым: минимальные значения в Северной Америке - максимальные в Африке.

Но мы говорим о более близких проблемах - Россия давно не сврехдержава, и проблемы у нее сугубо местечковые. Фактический отказ от профилактической медицины, основная ставка на развитие медицины лечебной, особенно высокопспециализированных медицинских центров - в окружении "дикой степи", приводит к неизбежному росту социальных заболеваний. Чему, естественно, способствует низкий уровень жизни, падающий уровень образования и общей культуры - и физической культуры как ее части. Практически исчезла из нашей жизни социальная гигиена - просто как явление исчезла.

На таком фоне - почему не развиться туберкулезной эпидемии?

Еще более важный фактор - это социальное расслоение, субкультуризация единого некогда социума, которая проходит по уровню доходов и уровню недоступности для целых слоев населения доступа к многим социальным благам. У нас появились целые социальные группы "отверженных", как в романе Гюго. Если мы возьмем статистику по группам, а не общую по стране (где в среднем по госпиталю температура нормальная), то увидим в ряде слоев уже свершившуюся социальую катастрофу - и целый букет эпидемий различных опасных заболеваний. Но не надо думать, что от туберкулеза гарантированно защищены более благополучные слои населения - мы общаемся так или иначе, а контагиозность этой инфекции очень высока.

И вот вам - всего лишь как пример - проблема женского бесплодия, которое чаще всего вызывается латентно перенесенной туберкулезной инфекцией, поразившей моче-половую систему...

Самое же досадное - туберкулез не является неизлечимым или безусловно смертельным заболеванием. Туберкулез излечивается. Умирать в массовом масштабе от туберкулеза в 21-м веке просто дико.

Но мы продолжаем, как 100 лет назад, массово умирать от туберкулеза...

http://forum-msk.org/material/economic/9849470.html
Ответ
#5
Какими были аптеки Советского Союза

[Изображение: 2d77417fa72e.jpg]

«Глядите, какая Мэрилин Монро плавает! – ухмыльнулся красавчик Сережка и показал на красивую до ужаса рыбу». Черный пучеглазый вуалехвост в красивом аквариуме в 70-е годы был редкостью. И я впервые увидела его не в кабинете директора школы и не в райкоме партии, а именно здесь. Мы (7 класс) собирали боярышник и занесли сдавать лекарственные ягоды в районную аптеку. После осенней лесной прохлады в учреждении было чисто, уютно и тепло. Согревало сердце и то, что тут работала кассиром моя мама.
-------------
Фармацевтические учреждения держали открытыми двери для пациентов до 22-00 часов, а лекарства можно было купить круглосуточно. Мы с Наташей (13-летние девчонки-одноклассницы), мама которой работала провизором, ходили поздним вечером встречать самых дорогих наших людей с работы. Домой приходили в 22-30, уставшие и счастливые. Ведь как приятно было прогуливаться снежными зимними ночами  по расчищенным улицам, освещенным фонарями. А мамы наши работали в 2 смены: одну неделю в первую (с 6 до 14 часов), а следующую – во вторую (с 14 до 22 часов). Выходит, график работы учреждения был такой: с 6-00 до 22-00.

В 1918 году (28 декабря) издается декрет о национализации аптек. В нем говорилось, что под патронат народных комиссаров передается все аптечное имущество в интересах обеспечения трудового народа.

Великая Отечественная война подорвала развитие фармации на оккупированных территориях , а восстановление пришлось на 50-е и 60-е годы. И было оно таким:

Аптеки строились по специальным проектам.

Производилось оснащение нужным технологическим оборудованием.

Вводилась премиальная система оплаты труда.
Устанавливалась материальная ответственность.
Организовывались филиалы аптек при поликлиниках.
Росла доля готовых препаратов в рецептуре.
Распространялся отпуск лекарственных средств за счет общественных фонов.

В СССР руководило аптеками Главное аптечное управление в таком формате:

Оно определяло потребность в медикаментах.
Распределяло продукцию .
Разрабатывало нормативные документы.

Главному управлению – подчинялись областные аптечные управления, которым повиновались другие учреждения общенародной фармацевтической сети.

В Советском Союзе существовало 2 вида аптек:

Больничные (для стационарных больных).
Амбулаторные.

В стационарах все без исключения больные получали медикаменты бесплатно, и только хозрасчетные аптеки отпускали лекарства за деньги.

Важно: стоимость лекарственных средств в СССР была самой низкой в Европе.

Но негативно повлияли на деятельность аптек дефицит импортируемых средств и отсутствие конкуренции.

Сознание автора воспоминаний  поражено наживо-рыночной пропагандой. Как раз отсутствие конкуренции и запрет на НАЖИВУ , на БИЗНЕС в этой сфере и делали препараты копеешными и  доступными для всех.

Лекарства в СССР всегда были, но люди хотели лечиться импортными препаратами. Их дефицит имел четкую денежную подоплеку: всего 20 – 40% платили пациенты, а 60 – 80% цены оплачивало советское государство. К тому же льготные категории граждан никогда не платили за лекарственные средства, даже импортные.

Благодаря  тонкому антисоветскому маркетингу в позднем СССР  слово "ИМПОРТ"  действительно вызывало в сознании совка  бурю восторга, как у папуаса бусы, или на подобие  того,  как буквально   недавно  слово "Путин" действовало  на  современного быдло-обывателя.  А  дефицит и его производная блат в СССР   был создан почти везде. в т.ч. в снабжении некоторыми  импортными лекарствами.   Не создав его было невозможным дискредитировать советский социализм и склонить сознание людей к рыночно-собственническому самоубийству переходу в капитализм. Но распространить его на советские и уж тем более жизненно-важные лекарства, антисоветская элита не решалась вплоть до самой Перестройки.
 

Смешные цены

При советском правительстве цены на все контролировались (да и сейчас в  капитализме цены контролируются,  но в чьих интересах ) , не были исключением и аптеки. Стоимость фармацевтических препаратов в 60-е – 80-е годы двадцатого столетия составляла копейки.  

Советская аптека нашла отражение в литературе и кино . Образ аптеки задействовался с воспитательной целью.

Например , Наталия Овчинникова-Печеркина «Записки аптекаря»

Произведение –  об особенной атмосфере советских аптек, лекарственном запахе, тишине и идеальной чистоте при множестве пациентов. За стеклянной витриной на вращающихся стульях сидели провизоры в белых халатах и высоких колпаках. Они делали лекарства: что-то растворяли, смешивали, взвешивали. Люди стояли в небольших очередях спокойно, держа в руках рецепты с латинскими надписями.

Иногда тишина нарушалась. Малограмотные бабушки еще дореволюционной закалки выдавали настоящие перлы, от которых аптекари тихонько съезжали со стульев, будто бы что-то поднять, а на самом деле беззвучно поржать. Бабуси требовали дормидонт (димедрол), гастрином (цитрамон), каплЕй анисимовых (нашатырно-анисовых) от воды в коленке, лихоты и нутра.

Одна бабулька вообще пожаловалась аптекарю, что ректальные свечи совершенно не горят. Дед вон цельный коробок спичек на них извел, а все бесполезно.

Скандалы вообще, даже во времена дефицита, были редкими.

Автор делает вывод, что фармация в СССР имела цель максимально ускорить лекарственную помощь народу и приблизить ее к нему, а сейчас аптеки нацелены лишь на извлечение прибыли.

Еще пример художественный фильм «Аптека на перекрестке» «Арменфильм» 87г.
Его сюжет таков:

У небольшой старой аптеки (на перекрестке улиц) встречаются пожилые люди, прошедшие Великую Отечественную войну и потерявшие в ней своих близких: сторож Гаспар, дворник Мушег и аптекарь Адамян. Их объединяют справедливость, желание помочь ближнему, вера в человека.

Воспоминания о советской аптеке

Ольга

Моя бабушка работала в аптеке, которая располагалась в двух квартирах на первом этаже. В двухкомнатной – была подсобка или склад, а в трехкомнатной — кабинет директора, еще какой-то кабинет и торговый зал.

Моими любимыми занятиями были: фасовать лекарства (формировать пакеты по 10 пластинок, которые перевязывались резиночкой), пробивать чеки и даже стоять за прилавком. Мне это доверяла одна аптекарша, и я была горда этим. После рабочего дня мы накалывали чеки на длинный шпиль и сверяли суммы: на кассовой ленте, чеков и выручки. Считали все на счетах, но никогда не ошибались.

А еще я любила есть много витаминов – ревит и аскорбинку ценой по 1 и по 6 копеек. Правда, бабушка ругала меня, что нельзя килограммами употреблять витаминные препараты. Но больше всего мне нравился очень вкусный гематоген – современный совершенно не такой.


Валентина

В детстве я часто гостила за городом. Мы там могли совершенно легально немного заработать и купить шоколадку или мороженое. В Советском Союзе за сбор лекарственных растений и их сдачу в аптеку платили деньги. Мы собирали подорожник, бессмертник, крапиву. За полный пакет крапивы мы получали 11 коп., как раз на эскимо на палочке. Этот пакет мы набирали всего за 30 минут. Сейчас такой бизнес является частным, а тогда мог заработать каждый советский человек, даже ребенок.

А вы заметили, что сейчас все стараются  называться советским: магазины, кинотеатры, аптеки? А все потому, в период СССР во главу угла ставилась забота о человеке. Поэтому и выпускались качественные отечественные препараты по совершенно недорогой цене.

«В окнах светится крест аптеки, ? писала И. Одоевцева, ? цвет зеленый, надежды цвет». Образ аптеки во все времена вызывал в нас мотивы добра и надежды на выздоровление, на лучшее будущее. Особенно тогда, в СССР…

[Изображение: 51228787.jpg]

http://nashaplaneta.su/news/kakimi_byli_...11-25-4995
Ответ
#6
".... М. И. Калинин, отвечая на вопрос о том, какие лучшие человеческие качества надо воспитывать у советской молодёжи, на первом месте поставил «любовь, любовь к своему народу, любовь к трудящимся массам». «Человек,— говорил М. И. Калинин,— должен любить людей. Если он людей будет любить, то ему будет жить лучше, веселее будет жизнь, ибо никто не живёт так худо в мире, как мизантроп — человеконенавистник».

Идеал гуманного отношения к человеку советские люди видят в товарище Сталине. «Сталинской заботой о людях» мы называем чуткое, бережное, заботливое отношение к каждому человеку - строителю социалистического общества.

«Радостно жить и бороться в стране ... , где железная воля её вождя Иосифа Сталина навсегда освобождает человека от проклятых навыков и предрассудков прошлого»,— писал М. Горький...

Но социалистический гуманизм не имеет ничего общего с сентиментальной любовью ко всем людям без разбора. Он  требует наряду с большой любовью и большую ненависть. Из действенной настоящей  любви к людям, к своему народу, ко всем трудящимся с необходимостью  рождается непримиримая ненависть к врагам трудящихся, к тем, кто борется против общих интересов народа, кто преграждает путь к счастливому будущему."

"Психология" Учпедгиз, Москва, 1953 г.



http://youtu.be/5pw7IIx_7G8
Ответ
#7
Первый крестьянский санаторий в мире

[Изображение: 76425ae9331f.jpg]

Ливадийский крестьянский санаторий (из альбома "Изогиз", 1931 год)

Советская власть национализировала Ливадийское имение и имущество дворцов в 1920 году, в Ливадии создаются лечебно-оздоровительные учреждения. С ноября 1920 г. здесь функционирует два госпиталя № 10 и № 14 (который размещался в бывшей больнице)


21 декабря 1920 г. В.И. Ленин подписал декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся», в котором говорилось: «...дворцы бывших царей и великих князей должны быть использованы под санатории и здравницы рабочих и крестьян».

[Изображение: 91ae32f536d3.jpg]

Фото памятника в честь декрета 1920 года.

«Об использовании Крыма для лечения трудящихся» 21 декабря 1920 г.

Благодаря освобождению Крыма Красной Армией от господства Врангеля и белогвардейцев открылась возможность использовать целебные свойства Крымского побережья для лечения и восстановления трудоспособности рабочих, крестьян и всех трудящихся всех советских республик, а также для рабочих других стран, направляемых Международным советом профсоюзов в санатории и курорты Крыма, бывшие раньше привилегией крупной буржуазии.

Прекрасные дачи и особняки, которыми пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, дворцы бывших царей и великих князей должны быть использованы под санатории и здравницы для рабочих и крестьян.
Для приведения этого в исполнение Совет Народных Комиссаров РСФСР по соглашению с Совнаркомом УССР и Ревкомом Крыма постановляет:

1. Обязать Народный Комиссариат здравоохранения открыть в кратчайший срок санатории в Крыму с таким расчетом, чтобы в январе было открыто 5000 коек, весной 25 000 коек; наблюдение за отбором больных рабочих, а также за размещением в санаториях Крыма возложить на ВЦСПС совместно с. Наркомздравом, поручив им привлечь к этой работе представителей профсоюзов Петрограда, Москвы, Иваново-Вознесенска, Харькова и Донбасса.

2. Наркомпроду немедленно обеспечить санатории достаточным количеством продовольствия по санаторным нормам, выработанным Наркомздравом по согласованию с Наркомпродом. Продовольствие в кратчайший срок двинуть ближайшим путем с Северного Кавказа. Санатории должны быть обеспечены постоянно месячным запасом продовольствия.

3. Наркомпути принять меры к срочному продвижению санаторных поездов как для доставки, так и для эвакуации больных по первому требованию Наркомздрава в размерах, определяемых Наркомздравом с Высшим советом по перевозкам.

4. Главтопу снабдить санатории топливом па все зимнее время.

5. ВСНХ, по согласованию с Наркомздравом, принять меры к действительному обеспечению управления курортами в городе Симферополе достаточным количеством автомобилей, используя для этого в первую очередь трофейное имущество, захваченное у Врангеля.

6. Наркомзему, по согласованию с Наркомздравом, обеспечить санатории и курорты молочными фермами, а также виноградниками и огородами как для проведения трудового режима в санаториях и здравницах, так и для улучшения питания больных; в первую очередь должны быть использованы бывшие царские виноградники при Ливадийских дворцах.

Ни одно помещение на Крымском побережье, подходящее под санаторию или здравницу или для обслуживания их, гостиницы и т. д., не могут быть занимаемы лицами и учреждениями без согласия Наркомздрава или уполномоченных им органов.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин).


[Изображение: e19a52d8c819.jpg]

"...Хожу,

гляжу в окно ли я —
цветы
да небо синее,
то в нос тебе
магнолия,
то в глаз тебе
глициния." (  В.Маяковский )

В течение декабря 1920 года и января 1921 года районным курортным управлением было национализировано и взято на учет 177 зданий на Южном берегу и к 1 января 1921 года в Большой Ялте было оборудовано 6 санаториев на 595 больных.
В связи с тем, что Ялтинский район являлся «ударным по размещению в нем на лечение больных рабочих», в январе и феврале создается ряд новых санаториев, в том числе 19 февраля 1921 года открывается Ливадийская здравница № 6 на 65 мест.
Это был первый санаторий, открытый на территории Ливадии в здании бывшей хирургической больницы, построенной в 1916 году. Немного позднее — 5 июня 1921 г. в бывшем Свитском корпусе был открыт еще один Ливадийский санаторий № 5 на 80 коек, специально для женщин, больных легочным туберкулезом.

[Изображение: c8400a29fcd1.jpg]


[Изображение: b82a27b3c671.jpg]


Ливадийский санаторий № 5 просуществовал 7 месяцев и был закрыт в феврале 1922 г. В это время в связи с очень тяжелым продовольственным положением в стране было принято решение о создании в бывшем Свитском корпусе санаторного детского дома для голодающих детей на 200 мест (он функционировал до 1924 года).

XII Всероссийский съезд Советов принял решение «расширить курортную помощь крестьянам». 20 февраля 1925 года Совет народных комиссаров РСФСР постановил организовать в Ливадийских дворцах «санаторий для бесплатного лечения крестьян на 500 коек». Государство выделило 50 тысяч рублей специально для ремонта Ливадийских дворцов и зданий, переоборудования их под здравницу, для обеспечения всем необходимым первых отдыхающих. Их ждали здесь к международному празднику 1 Мая.

Энтузиазмом небольшого коллектива медицинских работников и обслуживающего персонала под руководством первого директора курорта Сергея Ивановича Кащенко (который был директором крестьянского курорта с 31 мая 1925 г.) были в короткий срок оборудованы спальные корпуса, водолечебница, лаборатории, рентгенкабинет.

30 апреля в Ливадию приехали первые 10 человек, 1 мая их было 15. Ежедневно из самых различных мест страны прибывали сюда крестьяне. К 20 мая в Ливадийских дворцах разместилась 262 крестьянина из Костромской и Ивано-Вознесенской, Владимирской и Московской, Ульяновской и Архангельской областей, из Грузии и Узбекистана, Чувашии и Киргизии, с Урала и других удаленных от Крыма уголков. Они сдавали одежду, получали белые пижамы и поселялись в палатах свитского дворца. Обедали в царской столовой, имели доступ в роскошную библиотеку Романовых.

[Изображение: 8a4bba5ceb94.jpg]

Для большего идеологического воздействия в одной из комнат Белого дворца была устроена выставка личных вещей императорской семьи, где рядом с каждым предметом указывалась его стоимость. На простых людей это производило сильное впечатление.

Торжественное открытие санатория состоялось 28 июня 1925 года.
В этот день все здание дворца было украшено красными стягами, гирляндами цветов. Терраса восточного фасада стала местом для президиума, а вся большая придворцовая площадь наполнилась крестьянами из санатория, отдыхающими в соседних здравницах Ялты, трудящимися Южного берега Крыма, красноармейцами. На торжественном митинге присутствовали Нарком здравоохранения СССР Н.А. Семашко, от газеты «Правда» — поэт Демьян Бедный, представители ВЦИК, Совнаркома партийных и советских организаций.

[Изображение: 37ee965462f7.jpg]

Открывая праздник, Н.А. Семашко сказал:

«Где, когда в мировой истории, в какой стране бывал такой факт, чтобы в дворцы царей приезжали крестьяне для того, чтобы поправить свое расстроенное здоровье? Нигде, никогда, ни в одной стране мира».
От имени зарубежных гостей крестьян поздравил ректор Лондонского университета.
Позднее Н.А. Семашко вспоминал об этом торжественном дне: «Надо было видеть напряженные лица всех присутствующие, надо было слышать восторженное ура, которое катилось далеко по Черному морю, надо было слышать искренние, простые мужицкие слова крестьян и крестьянок, благодаривших Советскую власть».

Демьян Бедный, выступавший на митинге, назвал это историческое событие одним из чудес революции, «самых показательных, самых агитационных, самых убедительных чудес».
В санатории было создано общетерапевтическое отделение, которое размещалось в Белом дворце, противотуберкулезное — в Свитском корпусе (некоторые больные с закрытой формой туберкулеза находились в Белом дворце), нервное — в Малом, во дворце барона Фредерика были оборудованы основные лечебные кабинеты.

На летний сезон 1925 года путевки были разосланы в 30 областей (13 промышленных и 17 сельскохозяйственных районов) и 7 союзных и автономных республик. На курорт направлялись преимущественно малообеспеченные крестьяне и непосредственно занятые в сельском хозяйстве труженики земли. Так, в методических рекомендациях «О способе отбора больных крестьян для лечения на курортах» говорилось, что в Ливадию комиссия обязуется направлять исключительно крестьян от сохи, и никто из сельских властей и служащих на койки эти не может быть отправлен. «Это предписание строго выполнялось. Так, по отчетам крестьянского курорта из 324 человек, находящихся в Ливадии 13 июня 1925 г., 321 крестьянин был от сохи и только трое сельских активистов. Изо всего количества побывавших в Ливадии в 1926 году 86,6% составили крестьяне от сохи», причем около 57,6% всех крестьян были бедняками, 35,6% — середняками. Нарком здравоохранения СССР Н.А. Семашко писал о первых крестьянах в Ливадии: «Их измученные вековым трудом лица ясно показывали, что они заслужили отдых...»

Думали ли когда-нибудь крестьяне о том, что они будут лечиться и отдыхать в великолепных дворцах? Как вспоминают современники, «вновь прибывшие в санатории были робки в своих движениях, несмело садились на краешки стульев и диванов, удивлялись всему увиденному». Они рассказывали о том, как собираясь в дальний путь, сушили сухари, иные продавали свои скудные пожитки — не верилось, что лечение будет бесплатным.

Государство в 1925 г. в среднем расходовало свыше 130 руб. в месяц на одного больного в Ливадии. Разнообразное четырехразовое питание (не считая утренней и вечерней кружки молока) составляло в среднем 2 руб. в день из общего суточного расхода на одного человека в 4 руб. 50 коп.
Как показывают статистические отчеты, хранящиеся в архивах, больше половины крестьян, приезжавших на лечение в Ливадию, были больны туберкулезом, иногда они составляли до 90% всего контингента отдыхающих. В санатории в основном это были молодые люди, до 60-70% больных крестьян были в возрасте от 16 до 40 лет.

Врачи и сотрудники санатория делали все возможное, чтобы улучшить состояние больных. Широко и разнообразно использовались целебные факторы климата Южнобережья. Морские купания, дозированные солнечные и воздушные ванны, утренняя гимнастика на свежем воздухе, прогулки по прекрасному парку, сон на открытых террасах (для чего приобретались на зимний период спальные мешки и теплое белье) — содействовали выздоровлению. За две надели до выписки с целью физического укрепления больного, прописывались подвижные игры, занятия спортом, экскурсии в окрестности Ливадии и более дальние туристические походы.

Врачи санатория, работавшие в 1925-26 гг., не только занимались лечением больных, но и проводили научную работу по использованию эффективных методов климатолечения в условиях Южного берега Крыма.
Срок пребывания крестьян на курорте был определен в 6 недель, но очень часто сроки продлялись с целью закрепления лечения, иногда это делалось по предписанию врача, в других случаях — по просьбе больных.

С большим вниманием врачи и обслуживающий персонал здравницы относились к больным, стремясь выполнить все их просьбы. В специальной книге отзывов тех лет больные благодарили сотрудников санатория за заботу. Отдыхающий А.П. Васильев из деревни Верхний Чигирь Чебоксарского уезда писал:

«Эта поездка в Крым превзошла все мои ожидания. Природа Крыма поражала меня своей красотой и величием... Не забуду я прекрасный Ливадийский парк с разнообразными деревьями и цветами, фонтанами... и Ливадийские дворцы в море зелени... Еще большее впечатление произвел на меня радушный прием, оказанный нам по приезде служащими санатория, и уход, каким мы были окружены впоследствии. Вся обстановка жизни в санатории, врачи, сестры и другие служащие, а также чудесный климат сделали то, что я чувствую себя намного лучше».

Из двух тысяч крестьян, лечившихся в Ливадии в течение 1926 г., 87,1% уехали со значительным улучшением здоровья.
Крестьяне не только лечились бесплатно в Ливадии, но государство обеспечивало и бесплатный проезд до санатория и обратно. При выписке из санатория крестьяне обеспечивались продуктами питания на все время нахождения в пути. Нередко крестьянам приходилось очень долго добираться до санатория и обратно до дома. Так, крестьянин И.А. Айбадин из Коми-Зырян Устьвемской области писал в своем заявлении: «После поезда еще ехать на конях около 600 верст при 40-градусном морозе, ехать приходится как не менее 7 суток до дому».

Из Ливадии крестьяне увозили с собой не только окрепшее здоровье. В одном из протоколов заседания медицинской части санатория мы читаем такое постановление: «Придать курорту не только лечебное, но и культурно-просветительное значение, чтобы возвращающийся в деревню крестьянин мог быть передатчиком полученных знаний». В санатории проводилась большая политико-воспитательная работа: читались лекции по сельскому хозяйству и агрономии, на медицинские и другие темы, давались юридические консультации.
В 1926 году для отдыхающих было прочитано 220 лекций и проведено бесед по самым различным отраслям знаний. Кроме этого, часто для них устраивалась читки. Ведь большое количество крестьян, приезжающих в санаторий, были неграмотными. Изо всех крестьян, находящихся на лечении в апреле 1926 года, среднюю школу окончили 1%, сельскую — 65%, неграмотные и умеющее только подписываться составили 34%. В кружках по ликвидации неграмотности, организованных для крестьян, постоянно занималось до 50-70 человек.

[Изображение: 22ccfa506c48.jpg]

На первом этаже дворца в бывшем кабинете императора и бильярдной была оборудования читальня. Здесь можно было познакомиться с различными газетами и журналами, выбрать для чтения книгу (библиотека в то время насчитывала до 4 тысяч книг), поиграть в шахматы, домино. «За два месяца, — вспоминав крестьянин Исаенко из Кабардино-Балкарской автономной области, — я больше узнал в Ливадии, чем у себя в глуши за несколько лет. Наша санатория — это... политическая школа. В ней мы поздоровели и поумнели».
Отдохнувшими, окрепшими и расширившими свой кругозор возвращались крестьяне домой.

[Изображение: 910ebee63357.jpg]

марка "Крестьянский санаторий"

[Изображение: 579f0a142086.jpg]

В.В. Маяковский, дважды посетивший Ливадию и выступавший перед крестьянами, выразил в стихотворении «Чудеса» гордость за свою страну, за новую жизнь в Ливадийских дворцах:

«Пусть тот,
кто Советам
не знает цену,
со мною станет
от радости пьян:
где можно еще
читать во дворце —
что?
Стихи!
Кому?
крестьянам!»

В конце 20-х годов на территории Ливадии были построены новые санаторно-лечебные корпуса, и Ливадийская группа санаториев в 1931 г. была преобразована в Ливадийский лечебный кабинет, переданный в 1934 г. в ведение профсоюзов.

В настоящее время санаторий «Ливадия» — ведущая здравница кардиологического профиля на Южном берегу Крыма.

источник   http://sell-off.livejournal.com/18497672.html


Цитата:С большим вниманием врачи и обслуживающий персонал здравницы относились к больным, стремясь выполнить все их просьбы.

Интересно, что во времена свертывания большевизма и  хрущ-брежневского взращивания антисоветской  говно-элиты   крестьяне в санатории то же ездили. Стали даже богаче  обстановка, быт и лечение , но начала "поднимать голову"  некоторая новая (или  забытая старая РКМП ? ) тенденция, уже отрицавшая духовные принципы , на основе которых строился  СССР.

вот и  В.Шукшин заметил  

https://youtu.be/qjHh_p7wAJ0

смотреть с 1-28-52  по 1-30-30
Ответ
#8
Зарубежные авторы о здравоохранении в СССР

[Изображение: c30637e85698.jpg]

Буржуазная пресса, как и следует ожидать, старается не касаться здравоохранения, однако этот вопрос чрезвычайно важен, особенно для борцов за улучшение жизненных условий, ведь хорошее здоровье — основа достойной жизни. Сравнивая социалистическое и капиталистическое общества необходимо наглядно показать разницу систем здравоохранения, потому что все социалистические государства заботятся о здоровье населения, ставят задачу здравоохранения на одно из первых мест, создают общедоступные системы медицинской помощи самого высокого качества — в отличие от любого капиталистического государства.

Достаточно взглянуть на ситуацию в мире сегодня, чтобы увидеть чем могут похвастаться капиталистические страны в отношении здравоохранения. Согласно официальной статистике, 40 миллионов людей умирают каждый год из-за болезней, вызванных недоеданием. В то же время количество средств, необходимых для обеспечения каждого человека на планете минимумом качественного медицинского обслуживания составляет около 3% годового мирового военного бюджета. Таким образом можно наглядно убедиться насколько упадочен монополистический капитализм в любом виде !

Сегодня, благодаря прогрессу в медицине и технике у нас есть возможность предоставить превосходную медицинскую помощь каждому человеку. Нет причин ставить преграды на пути к отличному здоровью всех граждан. Более того, право на хорошее здоровье должно быть одним из важнейших прав человека. Вместо этого мы сталкиваемся с очередями и недостатком врачей и мест в больницах.

Вопросы, которые меня просили рассмотреть следующие: какова была политика советского государства относительно здравоохранения? Каковы её успехи? Как организовали медицинское обслуживание в СССР? Как оно развивалось? В последующих главах я попытаюсь ответить на эти вопросы.

Медицина в дореволюционной России

Строители социализма в СССР унаследовали систему медицинского обслуживания в плачевном состоянии. В России не было центрального медицинского органа, координирующего вопросы здравоохранения, подавляющее большинство населения жило в условиях крайней бедности, не хватало врачей (в некоторых районах на 40 000 человек приходился только один врач), а огромная часть населения и вовсе не получала никакой медицинской помощи. Несмотря на это, в России существовало медицинское движение, которое стало основанием для строительства социалистической системы здравоохранения.

Начало организованной системе здравоохранения в России положил Петр I, основавший первые больницы в России (в 1706 году в Москве и в 1715 году в Санкт-Петербурге), пригласив иностранных докторов , а также открыв Академию Наук (в 1724 году) для подготовки российских врачей. Екатерина II продолжила дело Петра I, открыв ряд больниц и первую русскую лечебницу для душевнобольных (в 1776 году). Однако, российская медицина все же была чрезвычайно отсталой. Удушающая царская бюрократия делала профессиональную медицинскую помощь труднодоступной свободным крестьянам и практически недоступной крепостным и рабочим.

В 1884 году в России впервые появились земства - местные органы управления. Земство было губернским собранием, занимающимся местными вопросами, в том числе и здравоохранением. Они контролировались отдельными землевладельцами, буржуазией и свободными крестьянами, при этом каждая группа имела треть голосов. Система земской медицины впервые позволила крестьянам получить медицинскую помощь и создала сеть медпунктов в сельской местности. Генри Сигерист, автор книги “Социализированная медицина в Советском Союзе”, описывает земства, как учреждения “прокладывающие путь” к советской медицине путем создания сети медпунктов по всей стране, которая, однако, была недостаточно обширна а сами медпункты нуждались в улучшении.

Земская система медицинской помощи говорит скорее о добрых намерениях, чем о реальном стремлении предоставить качественное медицинское обслуживание. Она недостаточно финансировалась и была далека от того, чтобы справится с проблемами в одиночку. Классы эксплуататоров, имевшие большинство голосов, не желали вносить значительный вклад в общественные медицинские организации. С другой стороны, земские врачи были полны энтузиазма и руководствовались искренним интересом и заботой к вопросам здоровья населения - они посвящали свои жизни службе людям. Если бы их интересовало личное состояние, то они могли бы нажить его быстрее, работая частными врачами богатых горожан. (Кстати, великий русский писатель драматург А.П. Чехов одно время был земским врачом.) Одним из передовых земских врачей был знаменитый Н. А. Семашко, впоследствии ставший первым Наркомом лучшей системы здравоохранения в мире.

Отношение большевиков к здоровью

В программу КПСС (б) были включены следующие пункты:

“В качестве основы для своей деятельности в сфере защиты здоровья населения, Российская Коммунистическая Партия большевиков считает делом первостепенной важности внедрение всеобъемлющих мер по укреплению здоровья и санитарных мер с целью предупреждения возникновения заболеваний. Соответственно, РКП(б) ставит своей немедленной задачей:

1. Принять решительные и всесторонние санитарные меры в интересах рабочих людей, такие как:

а) улучшение состояния мест общественного пользования (защита земли, воды и воздуха от загрязнения),
б) организацию общественного питания на научной основе с учетом требований гигиены
в) внедрение мер по предотвращению вспышек и распространения инфекционных заболеваний
г) создание кодекса законов о здравоохранении.

2. Бороться с социальными заболеваниями - туберкулезом, венерическим болезнями, алкоголизмом и т.д.
3.Сделать профессиональные медицинские и фармацевтические услуги бесплатными и доступными для всех.

Главными принципы системы медицинской помощи, предложенные большевиками, - всеобщая профилактика, здоровые условия работы и жизни, социальное страхование и санитарное просвещение. Основной тенденцией советского здравоохранения с самого начала была профилактика заболеваний, а не лечение. Говоря словами Н.А. Виноградова, написавшего книгу “Общественное здоровье в Советском Союзе”: “Советское государство поставило себе целью не просто вылечить болезни, но предотвратить их, оно делает все, чтобы создать такие условия жизни и работы, что возникновение болезней станет невозможным.”

Такой подход к здравоохранению, очевидно, логичен - любой ребенок , согласится что профилактика заболеваний лучше, чем лечение. Однако, интересы правящего класса состоят в том, чтобы извлечь как можно больше прибыли за счёт рабочего класса, при этом обеспечение рабочих качественными социальными и медицинскими услугами, необходимыми для поддержания высоких стандартов жизни и здоровья оказывается невозможным. И это не только экономический, но и организационый вопрос . При социализме все люди, органы управления, общество - все стремятся к общей цели - к улучшению жизни людей - делая возможными её организацию и планирование. Но в капиталистическом обществе дело обстоит совсем по-другому.


Внедрение теории в практику

Вскоре после Революции 1917 года Россия погрузилась в пучину гражданской войны. Свирепствовали эпидемии и росла смертность. В июне 1918 года был создан Народный Комиссариат Здравоохранения и «впервые в истории медицины, единый административный орган стал управлять системой здравоохранения целого государства» (Сигерист). Первейшей задачей стало укрощение эпидемий, стремительно распространявшихся по стране и наносивших огромный урон морали бойцов армии молодого социалистического государства.

На седьмом всероссийском съезде Советов, собравшимся в декабре 1919, Ленин заявил «...И третий бич на нас еще надвигается — вошь, сыпной тиф, который косит наши войска. … Товарищи, все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит вшей!»

В крайне тяжелых условиях, недостатка воды, мыла, одежды, Комиссариат Здравоохранения, выполняя свою почетную миссию, взялся за спланированные, систематичные действия. Основное внимание уделялось расширению сети медицинских пунктов, содержанию помещений в санитарных условиях, улучшением водопроводной системы, обеспечению населения общественными банями и борьбой с сыпным тифом. В апреле 1919 года вакцинацию сделали обязательной. Эффект был огромен: к примеру, в Петрограде число заболеваний ветряной оспой уменьшилось с 800 в месяц до 7.Тогда врачи, получившие образование ещё при Российской Империи, убедились, что Советское правительство стоит на страже здоровья людей и большинство из них присоединилось к борьбе за выживание социалистического государства, вместо того чтобы сбежать.

Санитарное просвещение играло важную роль в борьбе против чумы. В 1920 году 3,8 млн солдатов Красной Армии посетили лекции и беседы о гигиене, а в 1919 и 1920 году только среди армейцев было выпущено и распространено 5,5 млн плакатов, буклетов и брошюр. Подобные кампании по санитарному просвещению проводились и среди широких слоёв населения

В 1922 году империалистические армии потерпели поражение, благодаря усилиям молодой страны по улучшению здоровья её граждан. С окончанием войны подняли новый лозунг - “От борьбы с эпидемиями к оздоровлению труда.”

После гражданской войны

Хотя положение дел после Гражданской войны было далеко не простым, система здравоохранения последовательно улучшалась во время Новой Экономической Политики. К 1928 году число терапевтов выросло с 19,785 до 63,219, вложение средств в здравоохранение увеличилось с 128.5 млн до 660.8 млн рублей в год, количество мест в больницах возросло со 175 000 до 225 000, а в яслях с 11 000 до 256 000.

Но еще более ощутимый прогресс был достигнут во время первой Пятилетки. Обычно люди считают, что пятилетки планировали исключительно промышленное производство и никаким образом не влияли на благосостояние людей - так их описывают буржуазные учебники истории. Подобная точка зрения невероятно далека от истины.

Пятилетние планы затрагивали все аспекы жизни страны Советов: экономические, социальные и культурные. Планы не навязывались сверху, а всесторонне обсуждались на местах и основывались на данных, собранных самими рабочими. Относительно здравоохранения, первый Пятилетний план касался в основном облегчения доступа к медицинским услугам: требовалось большее количество медпунктов, мест в больницах, медицинских сестер и врачей. План основывался на полном отчете региональных органов здравоохранения, больниц, колхозов и фабрик о том, что необходимо и чего возможно достигнуть. За четыре года, понадобившиеся для выполнения первого пятилетнего плана, число врачей изменилось с 63,000 до 76,000, количество мест в больницах выросло более чем наполовину а число яслей выросло с 256,000 до 5,750,000. Были основаны 14 новых медицинских институтов и 133 медицинских училища.

После того как медучреждения стали доступны всем советским гражданам, вторая Пятилетка была направлена на повышение качества оказываемой медицинской помощи. Одной из основных задач было улучшение медицинского образования и следовательно поднятие стандартов для врачей. Были основаны новые медицинские и научные исследовательские институты, среди которых был огромный Институт Экспериментальной Медицины, открытый по инициативе И.В. Сталина, В.М. Молотова, К.Е. Ворошилова и А.М. Горького.

Медицинское просвещение среди рабочих и крестьян по-прежнему было главным фронтом в борьбе за улучшение здоровья. С.М. Мантон, британская ученая, посетившая СССР в 1951 году, подробно описала широко распространенное санитарное просвещение в СССР в своей книге “Советский Союз сегодня”. Она заметила, что все врачи были обязаны потратить по крайней мере 8 часов в месяц на обучение профилактике и ответам на вопросы общественности в парках, лекционных залах и оздоровительных центрах; просвещение в области профилактики и гигиены проводилось в школах; плакаты и памфлеты, дающие основные рекомендации по общим вопросам медицинской помощи можно было найти повсюду в различных учреждениях Советского Союза.

К концу второй Пятилетки, был заложен крепкий фундамент социалистической системы здравоохранения.

Медицина в СССР своим качеством намного превосходила любую другую в мире.

Согласно Британскому Общему Обследованию Домохозяйств от  1989 года, исследование, в котором приняли 1000 человек показало, что хронические заболевания встречаются в два раза чаще среди неквалифицированных рабочих, чем среди профессиональных работников вроде врачей или адвокатов, и разумеется, если бы исследование касалось безработных, то данные были бы еще более устрашающими.

Это статистика не случайна, но в то же время это не является индикатором того, что бедные люди имеют плохую наследственность. Оно просто подчеркивает тот факт, что рабочий класс вынужден жить в отвратительных условиях, которые не способствуют хорошему здоровью. Если у человека не хватает денег, он вынужден жить в плохих условиях. Муниципалитет не убирает улицы и люди довольствуются тем, что мусор забирают всего раз в неделю; отопление обходится дорого, поэтому людям приходится пренебрегать здоровьем для того, чтобы сэкономить на счетах; здоровая еда стоит дороже; теплая одежда стоит больших денег, оплата за горячую воду- высокая, моющие средства - дорогие, занятия в спортзале - дорогие, лечение- дорогое; воздух загрязнен, улицы не убраны, автобусы и электрички редко убираются и, следовательно все это способствует распространению болезней. Поэтому не удивительно, что здоровье нации такое плохое.

http://onb2017.livejournal.com/71640.html
Ответ
#9
Зарубежные авторы  о здравоохранении в СССР (окончание)

[Изображение: 6ae42c29d3f3.jpg]

Как было организовано здравоохранение в СССР?

В Советском Союзе, медицинская помощь была организована самым  государственным  демократичным образом, как и все остальное: система управления имела вид “треугольника с широким основанием”. В основании треугольника лежало бесчисленное множество комитетов, имеющихся на каждой фабрике, колхозе и предприятии. Эти комитеты сотрудничали с местными врачами для составления отчетов и улучшения качества услуг; они следили за надлежащим распределением фондов социального страхования работников; контролировали санитарное состояние условий труда и детских яслей, организовывали санитарное просвещение на рабочих местах. Выборные представители работников предприятий вовлекались в управление на более высоком уровне - в Советах. Советы вели  надзор за больницами и медицинскими учреждениями, организовывали просвещение общественности по вопросам личной гигиены, отвечали за санитарные инспекции и устранение прочих проблем здравоохранения. Следующий уровень управления находился на уровне района, которых в Советском Союзе было около 3000. Каждый район имел отдел общественного здравоохранения, возглавляемый районным инспектором, ответственным за работу местных медицинских учреждений. На вершине пирамиды находился Комиссариат здравоохранения, опиравшийся на результаты работы различных научно-исследовательских институтов.

Подобная организация системы здравоохранения позволила напрямую вовлечь в нее население страны, всеми силами старавшееся улучшить здоровье нации. Привычки людей и их отношение к своему здоровью сильно поменялись по сравнению с дореволюционным временем. Сигерист описывает некоторые из своих собственных впечатлений, испытанных им в 1936 году:

"Привычки русских невероятно быстро поменялись. Города стали безукоризненно чисты, и заезжему иностранцу тут же укажут, что бросать окурки на тротуар - дурной тон, а пользоваться нужно специальными урнами, стоящими на каждом углу. Помню как во время моего путешествия поездом из Москвы в Казань, помешав мне, в купе дважды приходил проводник для уборки. Когда я попросил его дать мне спокойно поспать он ответил "Знаете, гражданин, мне нужно убраться в каждом купе - на любой станции может зайти инспектор и устроить проверку - вагон должен быть чист, словно мы только что выехали из Москвы. Я постараюсь вас больше не беспокоить."

Без чистого халата и шапочки вас не пустят на предприятия пищевой промышленности, в медучреждения или ясли. На первый взгляд подобные правила могут показаться чрезмерно жесткими - однако они часть обширной программы здравоохранения, а долгосрочных результатов невозможно достичь без строгих правил, которых нужно точно придерживаться.

Непрерывное увеличение расходов на медицину способствовало постоянному повышению ее качества . К 1937 году количество врачей в СССР составляло 132 000 по сравнению с 2 000 в царской России. Разница особенно ощущалась в нерусских республиках. К 1941 году в Азербайджане работало 2 500 врачей, в то время как до революции их насчитывалось лишь 291. В Таджикистане было всего 13 докторов. К 1941 году их стало 372. На всю царскую Россию приходилось 9 родильных домов. В 1938 году их количество выросло до 4 384. Детские сады, ясли, дома отдыха матери и ребенка - все было построено в тот период.

К завершению второй Пятилетки, во всех частях СССР появилось множество больниц, медицинских учреждений и оздоровительных центров. Все виды лечения - госпитализация, физиотерапия, лучевая терапия, санаторное лечение, стоматологические услуги, акушерская помощь и т.д. - все было бесплатным для советских граждан. В жилых домах организовывались санитарные комиссии. Члены этих комиссий избирались местным населением и проходили подготовку в специальных Образовательных Центрах Гигиены. Бюджет на расходы в области общественного здравоохранения в СССР в 1937 году был примерно в 75 раз больше, чем в царской России в 1913 году. Расходы на медицинские нужды в 1913 году составляли 90 копеек на душу населения. К 1937 году они увеличились до 60 рублей.

В результате организации системы социального страхования, в которой определенный процент заработка всех рабочих и колхозников отчислялся в фонд социального обеспечения, ВСЕ виды медицинских услуг были бесплатными - в отличие от, например, Англии, где нужно платить за выписку рецептов, за стоматологические услуги, за физиотерапию, остеопатию, а государственная система здравоохранения финансируется так плохо, что трудно ожидать качественных медицинских услуг.

Частная медицинская практика в СССР никогда не запрещалась, но скоро сошла на нет, так как люди имели возможность бесплатно получить равное, а то и более качественное медицинское обслуживание.

Материальная основа для развития плохого здоровья устранялась.

Основная причина болезней в капиталистическом мире - бедность.

Документально засвидетельствовано то, что бедняки страдают от значительно более тяжелых заболеваний, чем богатые слои населения В статье американского ученого Грегори Папаса, вышедшей в 1993 году, упоминается, что в 1986 году уровень смертности среди американцев с годовым доходом меньше 9 000 $ был в 3-7 раз выше, чем у тех, кто зарабатывал более 25 000.

Результаты британского опроса по месту жительства респондентов показали, на выборке из тысячи человек, что хронические заболевания встречаются вдвое чаще у низкоквалифицированных рабочих ручного труда, чем у рабочих профессий требующих высокой квалификации — например врачей или адвокатов. Включение в выборку безработных несомненно приведёт к ещё более ужасающим результатам.

Подобная статистика не случайна и уж точно не является следствием генетической предрасположенности к заболеваниям бедных людей. Она всего лишь обращает внимание на тот факт, что рабочий класс вынужден жить в условиях вредных для здоровья. Если у вас мало денег вы вынуждены жить в плохих условиях. Городской совет не убирает улицы, а мусор вывозят хорошо если раз в неделю. Отопление дорогое, и вам приходится жертвовать своим здоровьем просто для того чтобы оплатить счета за коммунальные услуги; дороги здоровая пища и теплая одежда, горячая вода и бытовая химия, дорог абонемент в спортзал и медицинские услуги; воздух загрязнен, улицы замусорены, в автобусах и поездах не убирают и они превращаются в настоящий рассадник болезней. Неудивительно что здоровье нации в таком плачевном состоянии.

“В СССР … с безработицей, лишениями и бедностью было навсегда покончено с помощью упразднения эксплуатации человека человеком. За невероятно короткий период времени социалистическое государство достигло значительных успехов в поднятии материального и культурного уровня всей нации , заложив таким образом основу для успешной работы в области общественного здравоохранения” (пишет профессор Н. Проппер-Гращенков, помощник народного комиссара здравоохранения в статье под названием “Охрана Общественного здоровья”).

Советский Союз избавился от трущоб и обеспечил города и села водопроводом, канализацией и электричеством. Кроме того, качество и разнообразие продуктов питания невероятно увеличилось. Уровень производства пищевой промышленности в СССР В 1938 году был примерно в 6 раз раз выше, чем в царской России в 1913 году.

Здоровая пища стала доступна всему населению, и ее производство и потребление постоянно росло. За время второй пятилетки потребление рабочими фруктов и ягод увеличилось в три раза, потребление ветчины, грудинки и других копченостей возросло в пять раз, яиц - в два раза. В 1938 году потребление белка на душу население составляло 100 грамм в день, в то время как в Германии оно равнялась 35 граммам. А зарплаты населения в 1938 году увеличилось в 3 раза по сравнению с 1932 годом.

Но и это ещё не всё. Исследования последних десятилетий доказали, что немаловажное влияние на развитие заболеваний оказывают не только физические, но и психологические факторы. Была обнаружена прямая связь между психическим напряжением, особенно неподконтрольным человеку, и иммунитетом.

Очевидно, что рабочие страдают от повышенного напряжения, учитывая условия в которых им приходится находиться, и это оказывает определенное влияние на их здоровье. Было наглядно продемонстрировано, что существует прямая зависимость между уровнем контроля над жизнью человека и его здоровьем. Американская исследовательница Сюзанна Кобаса в исследовании, опубликованном в 1979 году, обнаружила, что даже после поправки на другие факторы, люди не контролирующие собственную жизнь,  болеют чаще. При капитализме у власти стоит меньшинство - буржуазия, при этом жизнь обычных рабочих находится под контролем этого господствующего класса. В СССР пролетариат, взяв власть в свои руки, предоставил всем все необходимое в достаточном количестве, а также сделал возможным нормальный досуг, улучшив психологические и материальные жизненные условия, а следовательно, и здоровье народа.

Результаты работы системы здравоохранения СССР

Хотелось бы завершить выступление, перечислив некоторые из непосредственных результатов той заботы, которая проявлялась в СССР для  улучшения системы здравоохранения .


? К 1938 году, за 21 год советской власти детская смертность снизилась на 50%

? Средний рост ребенка в 1938 году был на 3 сантиметра больше чем в царской России

? Средний вес ребёнка в 1937 году вырос на 5 килограмм по сравнению с 1925 годом.

? Обхват груди ребенка вырос на 2.5 сантиметра со времён Российской Империи

? Заболеваемость туберкулезом к 1938 снизилась на 83% и продолжала снижаться

? Заболеваемость сифилисом уменьшилась на 90% к 1938 году и продолжила снижаться

? Смертность в СССР в 1937 году была на 40% ниже, чем в Российской Империи в 1913 (что подразумевает большую продолжительность жизни)

? Рождаемость постоянно повышалась. Всего лишь за один 1936 год рождаемость выросла на 18%. В Ленинграде естественный прирост населения увеличился с 5.3 человека на 1000 в 1913 до 18.6 на 1000 в 1937 году.

? Постоянно снижалась общая заболеваемость и травматизм


Подобные цифры — неоспоримое доказательство преимущества социализма относительно здоровья нации, хоть они и отражают лишь десять лет строительства социализма. К сожалению, я не располагал достаточным временем или материалами для разбора послевоенного периода (что будет сделано позже), но можно смело сказать, что система здравоохранения продолжала улучшаться и в период с 1945 по 1953 год.

Уже к середине тридцатых годов система здравоохранения СССР намного опередила свои аналоги в странах западного мира.

В отчете управляющего Федеральным Агентством Безопасности, опубликованном в 1948 году, указывается, что одна шестая населения США имеет хронические заболевания, 200 000 детей страдают от эпилепсии, 175 000 от туберкулёза, а 500 000 нуждаются в хирургическом или ортопедическом вмешательстве. При этом качественное медицинское обслуживание оставалось недоступным большинству населения. И до сих пор ситуация в США не сильно изменилась, в то время как здравоохранение социалистических стран продолжает улучшаться быстрыми темпами. Сегодняшние признанные лидеры в этой области — Куба и КНДР. Именно в этих странах людям предоставляют лучшие в мире медицинские услуги и совершают передовые научные открытия.

Развеяв все сомнения в превосходстве социализма, приступим же к его строительству!

Доклад сделан на собрании Сталинского общества в феврале 2000 года.


http://onb2017.livejournal.com/72420.html
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)