Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Партизанская война
#1
Методические материалы от Макарыча.

ЧЕМ ДОСТИГАЕТСЯ СКРЫТНОСТЬ ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ВНЕЗАПНОСТЬ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВОЙСКОВОЙ РАЗВЕДКИ



ПОИСКИ

Поиск  представляет собой один из методов наземной войсковой разведки и  ведётся частями как ночью, так и днём с целью добыть необходимые  сведения о противнике и местности, захватить пленных и документы.
Как  показал опыт Отечественной войны, поиск проводится небольшими  разведывательными партиями в составе 15-20, а иногда и 5-10 человек.  Основные принципы действий поисковых разведывательных партий -  внезапность, смелость и решительность с применением хитрости и заранее  обдуманных приёмов борьбы.

Успех поиска зависит от умелого  осуществления внезапности действий. Это и есть самое трудное в  организации поиска. Для того чтобы поиск был внезапным, следует  постоянно изыскивать новые способы его проведения, а для этого, в свою  очередь, надо знать повадки врага.
Только наладив непрерывное  наблюдение, внимательно присматриваясь к привычкам и режиму врага,  обобщая имеющиеся данные, можно будет разнообразить способы проведения  поиска и действовать на врага ошеломляюще.

Однажды командир  разведывательного взвода младший лейтенант Радченко в процессе  наблюдения обратил внимание на то, что по вечерам немецкие сапёры  отрывали впереди своих траншей окопы. Работать они начинали сейчас же  после ужина. Учтя это обстоятельство, Радченко с группой разведчиков  проник за несколько минут до прихода сапёров за передний край и  направился к траншеям противника. Ничего не подозревавшие немецкие  сапёры в темноте приняли наших разведчиков за своих и продолжали  спокойно двигаться к месту работы. Как только немцы приблизились на  расстояние 20 м, разведчики забросали их гранатами. Унтер офицер,  пытавшийся сопротивляться, был опрокинут ударом приклада и захвачен в  плен. Противник настолько растерялся, что открыл огонь по своим, а наши  разведчики тем временем благополучно отошли в своё расположение.

Подготовительные  мероприятия к поиску должны проводиться с исключительной тщательностью,  а сам поиск осуществляться внезапно, без предварительной огневой  подготовки. Разведчики, действующие в составе поисковой группы, обязаны  всегда стремиться к тому, чтобы выполнить поставленную задачу незаметно  для противника. Если они действуют с задачей захватить пленного или  добыть документы, то надо стараться нападать бесшумно, документы же  "украсть", а не брать с боя.

При проведении поиска допустимо  прибегать к бою только в тех случаях, когда этого требует обстановка,  которая может неожиданно измениться в ходе операции.
Во избежание  повторений мы не будем затрагивать те общие условия, обеспечивающие  введение элемента внезапности, о которых нами уже упоминалось в главе  второй; бесспорно, что все они должны быть учтены при организации  войсковой разведки любыми методами.

Если объект предварительно  изучен, каждый разведчик знает свою задачу и разведывательная партия в  целом достаточно натренирована, то она выходит в исходное положение за  несколько минут до начала действий. О начале операции командир  разведывательной партии отдаёт приказ заранее. В исходном положении  разведывательная партия находится минимальное количество времени, чтобы  не обнаружить себя. Пребывание разведчиков в исходном положении длится  до того момента, пока сапёры, заранее выдвинувшиеся к проволочному  заграждению, не сообщат, что проход готов. Такие проходы в проволочном  заграждении сапёры делают перед самый выходом разведывательной партии в  исходное положение. Готовить проход в проволочном заграждении и  производить разминирование за несколько часов до начала действий не  рекомендуется, так как противник может обнаружить проход и, догадавшись о  наших намерениях, организовать в этом месте засаду.

Как только  сапёры доложат, что проход готов, разведывательная партия начинает  движение в исходное положение для атаки. Расстояние между исходным  положением для начала движения к объекту и исходным положением для  броска на объект должно быть преодолено как можно быстрее, однако не в  ущерб маскировке. Движение происходит в боевом порядке, заранее  предусмотренном планом.
Опыт показал, что боевой порядок (схема 1) в  исходном положении для броска на объект надо строить следующим образом:  если нападение решено произвести в лоб, то группа нападения  располагается непосредственно перед объектом; если же нападение на  объект производится с заходом с тыла или фланга, то группа нападения  располагается в том месте, с которого ей лучше всего начать обход.  Группы обеспечения чаще всего располагаются на флангах атакуемого  объекта в готовности подавить своим огнём соседние огневые точки и  отрезать пути, по которым атакуемому объекту может быть оказана помощь. В  группах обеспечения следует заранее выделить бойцов в помощь группе  нападения, задача которых будет заключаться в том, чтобы броситься на  атакуемый объект, как только в этом появится необходимость.
[Изображение: 968bd3725fde.jpg]
Такой  боевой порядок оправдал себя и чаще всего применяется при действиях  поисковых партий, при этом нельзя забывать, что боевой порядок  разведывательной партии строится с учётом конкретной обстановки, т. е.  не может быть шаблонным.
При выходе поисковой партии в исходное  положение для броска на объект обстановка может сложиться так, что  потребуется изменить боевой порядок, нарушив намеченный план, поэтому  командир всегда должен быть готов внести соответствующие коррективы в  действия поисковой партии.
Мы уже указывали, что при нападении  (особенно с целью захвата пленного) не следует производить шума. Многие  допускают ошибку, предпочитая сначала бросить гранату, а потом напасть.  Правда, внезапный шум на некоторое время парализует волю противника к  сопротивлению, но у каждого человека, которому угрожает опасность,  появляется бессознательно инстинкт самозащиты, и он предпринимает  какие-то действия. Даже в том случае, если противник не будет  сопротивляться, он постарается уйти, что никак не входит в планы  разведчиков, стремящихся захватить его в плен.
Ниже мы приводим примеры, иллюстрирующие роль внезапных действий при организации поисков.

Пример  1. На одном участке фронта противник сильно укрепился. Он создал  прочный опорный пункт с несколькими ДЗОТ, открытыми площадками для  пулемётов, разветвлённой системой траншей и ходов сообщений. Опорный  пункт опоясывали минное поле и проволока. Все подступы простреливались  плотным пулемётным огнём (схема 2).
[Изображение: 0ae09cb5376b.jpg]
Попытки  наших разведчиков проникнуть в оборону противника на данном участке не  давали положительных результатов. Тогда командир подразделения Шумайко  подобрал четырёх бойцов и приказал им рыть туннель (минную галлерею) от  нашей передовой траншеи в сторону противника. Расстояние до основной  траншеи противника составляло приблизительно 150 м.
Метр за метром  продвигались наши бойцы вперёд. Это был тяжёлый труд. Песок осыпался,  крепить и обшивать стенки досками было трудно, к тому же следовало  проявлять величайшую осторожность, чтобы не быть обнаруженным  противником. В то время как бойцы приближались к вражеской траншее, наши  пулемёты и миномёты в целях маскировки вели методический огонь.
Когда  туннель был подведен на 10 м к ячейкам, отходящим от основной траншеи  противника, бойцы проделали в стенках его два ответвления и заложили  туда большое количество взрывчатых веществ. За то время, "ока  назначенные бойцы прорывали туннель, начальник разведывательной партии  тщательно разработал план действий, подобрал разведывательную партию и  тренировал разведчиков на местности, оборудованной по типу той, на  которой предстояло действовать. Предусмотрено было всё, вплоть до  мелочей. Каждый разведчик точно знал свою задачу и место в бою.  Основательно продуманы были вопросы взаимодействия как с группами  разведывательной партии, так и с артиллерийскими средствами поддержки.
За  10 минут до начала действий разведчики заняли исходное положение в  траншее в 170 м от места, где были заложены взрывчатые вещества. 12  сентября 1943 года ровно в 6 часов утра раздался оглушительный взрыв.  Поднявшийся столб песка образовал густую завесу.
Пользуясь этим  обстоятельством, разведчики бросились вперёд. Впереди бежали бойцы групп  обеспечения и разграждения. Разведчики из группы обеспечения, подбежав к  проволоке, залегли; бойцы группы разграждения быстро расширили  гранатами ранее имевшийся проход в проволоке. В этот проход прошла  группа захвата и, разбившись на ходу по парам, разместилась по траншеям,  ведущим к ДЗОТ и блиндажам противника. Артиллеристы, получив" сигнал,  открыли мощный заградительный огонь по батареям и огневым точкам в  глубине обороны противника. Взрыв произошёл у основной траншеи, ведущей к  ДЗОТ противника, образовав воронку глубиной в 10 м. Взрывной волной  часовые были убиты; не успели ещё отдыхавшие солдаты и офицеры со сна  разобраться в обстановке, как одновременно во все блиндажи и ДЗОТ  полетели гранаты наших разведчиков.
Разведчики действовали  стремительно, расчётливо и смело. Каждый боец имел автомат, нож и 8  гранат. Сержант Пешков, вскочив в траншею и увидев немца, немедленно  набросился на него, окрутил верёвкой и потащил в своё расположение.  Через 8 минут пленный был доставлен на командный пункт командира  подразделения.
Старшие сержанты Иванов и. Появкин дальше всех  проникли в оборону противника. Они подбежали к ДЗОТ, бросили в дверь  противотанковую гранату и, прострочив ДЗОТ из автомата, ворвались в  него. Семь солдат лежали мёртвыми, а один был ранен. Разведчики взяли  его в плен.
Старшина Минихин захватил двух пленных следующим образом:  продвигаясь по траншее, он заметил двух вражеских солдат. Обезумевшие  от страха, они бежали в тыл. Один из них на ломаном русском языке вопил:  "Святая Мария, спаси!" "Сейчас спасу", ответил ему разведчики  автоматной очередью прикончил бандита; второго, легко раненого, он  захватил в плен.
На обратном пути Минихин заскочил в блиндаж и выволок за воротник ещё одного бандита.
Вся  операция заняла 20 минут. В результате внезапного, короткого боя  опорный пункт был разгромлен, уничтожено до 50 солдат и офицеров  противника, захвачено 6 пленных, документы, оружие и имущество. Наши  разведчики потерь не имели.
Вывод. Разведывательная операция  окончилась успешно благодаря внезапным действиям разведчиков.  Внезапность же была достигнута вследствие устройства минной галлереи.

Пример 2. Ночной поиск по захвату пленного (схема 3).
[Изображение: 449233554783.jpg]
Объектом  нападения поисковой группы являлся часовой в траншее противника.  Передний край вражеской обороны находился в 300 м от наших передовых  траншей. На подступах к объекту тянулась лощина шириной до 120 м. По  лощине протекал ручей. С нашей стороны берег ручья был обрывистый, со  стороны противника - пологий. Перед передним краем обороны противника  был сделан лесной завал. За завалом установлены фугасы в три ряда, далее  проволочное заграждение в три кола и по берегу ручья - небольшой завал  из хвороста. В 100 м от объекта (часового) находился взорванный мост  узкоколейной железной дороги. Позади часового (в 80 м от него) проходило  полотно узкоколейной железной дороги высотой в 3-4 м, препятствовавшее  зрительной Связи между первым часовым и часовым соседней огневой точки  слева. От первого часового ко второму проходила траншея и сигнальная  проволока. В 150 м правее второго часового находился ДЗОТ со станковым  пулемётом, который простреливал лощину вдоль ручья в направлении  железнодорожного моста. Правее ДЗОТ стояла землянка, в которой  располагался гарнизон противника силою до взвода. Наблюдением было  установлено, что гарнизон этого, опорного пункта вёл себя беспечно.  Часовые на постах читали, писали, ели, чистила оружие, на 10-15 минут  уходили с постов.
Немцы вели наблюдение не тщательно. Очевидно,  противник не ожидал наших действий, так как мы ли разу ещё не  предпринимали разведки на этом участке.
Разведывательная партия была  организована в составе 21 человека под командой младшего лейтенанта  Кайзер и разбита на следующие группы:
1.  Группа захвата - 5  человек. Старший - старший сержант Бокарь. Вооружение: 4 автомата,  пистолет, 5 ножей, 10 ручных гранат. Для связывания пленного имелась  верёвка.
2.  Группа разграждения - 2 человека, старший - старший  сержант Назаров. Вооружение: 2 автомата, 4 ручные гранаты. Для резки  проволоки были приготовлены 2 пары ножниц.
3.  Группа обеспечения - 5 человек, из них правая группа - 2 человека и левая - 3 человека. Вооружение: 5 автоматов, 10 гранат.
4.  Резерв командира разведывательной партии - 7 человек.
Подготовка  поиска. Наблюдение за объектом (с целью изучить поведение его  гарнизона) велось в течение 3 дней на расстоянии 120 м, Двое разведчиков  ползком пробирались на наблюдательный пункт и в течение 4 часов вели  наблюдение, потам выходила следующая пара. Таким образом, объект был  постепенно изучен всем составом партии. В процессе наблюдения удалось  установить время смены часовых и степень их бдительности. Тренировка  личного состава разведывательной партии проводилась в тылу своего  расположения. Во время тренировки прорабатывались различные варианты  действия групп, могущие возникнуть при выполнении задачи. Каждый  разведчик тренировался в выполнении своей конкретной задачи.
План  действий. 18 сентября в 11 часов вечера разведывательная партия занимает  исходное положение. Группа разграждения проделывает проход в  проволочном заграждении. Один сапёр остаётся на месте для расширения  прохода, а второй сопровождает группу захвата: Правой группе обеспечения  поставлена задача - уничтожить под мостом секрет противника, если он  окажется там и будет мешать продвижению группы. Левая группа обеспечения  прикрывает группу захвата слеза. Группа захвата проникает в траншею  противника, оставляя одного разведчика на углу траншеи с задачей  прикрыть группу справа. Четыре разведчика по траншее подходят к  часовому; один из разведчиков остаётся в траншее и прикрывает группу  слева, а трое врываются в ячейку, где находится часовой, захватывают его  в плен и тем же путём эвакуируют в своё расположение. В том случае,  если противник обнаружит действия нашей разведки, последняя вызывает  огонь артиллерийской группы.
С целью отвлечь внимание противника от  участка, на котором действуют разведчики, правее, на другом участке,  наши стрелковые подразделения, расположенные на переднем крае, открывают  сильный ружейно-пулемётный огонь. На этом участке месяца полтора назад  наши разведчики дважды пытались действовать (и оба раза неудачно),  поэтому противник имел некоторые основания ожидать здесь повторной  разведки.
Ход действий. Ночь на 18 сентября 1943 года была тёмная.  Дул сильный ветер. В 24.00 сапёры Назаров и Митотрюков спустились в  лощину к завалу; сняв три ряда фугасов и очутившись в 40 м от вражеского  часового, они бесшумно проделали проход в проволочном заграждении,  причём разрезали только нижние нити, чтобы можно было пролезть. Первой  двигалась группа захвата: Впереди полз сапёр - старший сержант Назаров;  он прощупывал каждый сантиметр местности руками. Наконец, бойцы группы  захвата проникли в траншею и оказались в 60 м правее часового. Сапёр  Назаров остался на бруствере траншеи для прикрытия группы. Двигаясь по  траншее к часовому, группа обнаружила проволочную дверь-сетку,  прикрывавшую подход к часовому. Старший сержант Бокарь бесшумно снял  дверь и положил её на бруствер. Приблизившись к часовому почти вплотную,  разведчики услышали разговор. Происходила смена часовых. Новый часовой,  оставшись один, пустил осветительную ракету. Затаив дыхание, разведчики  прижались к стенке траншеи. Как только ракета погасла, сержант Бокарь,  ефрейтор Левенок и рядовой Савельев молниеносно набросились на часового.  Сержант Бокарь схватил его за горло, но, увидев, что у часового потекла  кровь из носа, разжал руки. Часовой вырвался, начал кричать и, выхватив  нож, пытался нанести удар разведчику Бокарю, но разведчик Дивенко голой  рукой схватился за лезвие ножа и вырвал его из рук бандита. Тогда немец  ударил ногой в лицо Савельеву, последний упал, но тут же поднялся и  ударом кулака свалил немца на землю. Разведчики заткнули ему рот,  связали руки и, захватив вражеский автомат и ручной пулемёт, потащили  немца по траншее. Отход группы прикрывал ефрейтор Карасёв. На крик  часового прибежала группа солдат противника в количестве 5 человек.  Ефрейтор Карасёв, подпустив их вплотную, убил трёх солдат из автомата,  двое же бросились бежать.
Пленный солдат, услышав приближение своих,  ударом ноги в живот сбил с. ног старшего сержанта Назарова и тоже  пытался бежать, однако Назаров догнал его, ударил сапёрными ножницами по  голове и свалил на землю. С левой стороны на шум бежала вторая группа  противника, но ефрейтор Кураков, прикрывавший группу захвата слева,  расстрелял двоих немцев в упор, остальных же заставил залечь и задержал  до отхода группы захвата.
Командир разведывательной партии сигналом  вызвал огонь артиллерийской группы, под прикрытием которого разведчики  благополучно преодолели проход в проволочном заграждении. В это время  противник открыл на участке поиска беспорядочную ружейно-пулемётную  стрельбу. С целью отвлечь его внимание стрелковый взвод лейтенанта  Курзина, расположенный правее участка, на котором производился поиск,  также открыл интенсивный ружейно-пулемётный огонь, что дало желаемый  эффект. Разведчики подошли к обрыву, но они настолько обессилели, что  самостоятельно взобраться с пленным на обрыв не могли. Тогда к ним  выслали из резерва 3 человек, с помощью которых разведчики вышли в своё  расположение.
Разведывательная партия благополучно прибыла в часть.  Захваченный ею пленный дал ценные показания о группировке противника и  характере его обороны.
Выводы.
1.  Объект поиска был заблаговременно изучен:
2.  Разведчики проявили смелость и решительность, причём действия их соответствовали обстановке, сложившейся в ходе боя.
3.  Захват  вражеского часового был произведён внезапно, и вся операция могла бы  закончиться бесшумно, если бы разведчики более детально отработали  элементы захвата пленного. Крик часового привлёк внимание соседних  огневых точек, и операция усложнилась.
Пример 3. Рассказ сержанта  Бончука. Мы ползли, сливаясь с темнотой ночи, затаив дыхание. Если бы  хрустнула под нами хоть одна, даже самая тоненькая хворостинка, то вся  предпринятая операция полетела бы в тартарары.
Сапёры Тимофеев и Котов двигались впереди нас. Они нащупывали мины; попадались им всё больше шрапнельные, самые вредные.
Вблизи  проволочного заграждения немцев мы залегли. Проволока была натянута на  железных рогатках. За проволокой находился умело замаскированный немцами  ДЗОТ. Издали его не заметить, а он-то и был нам нужен.
Несколько  часов лежали мы неподвижно и наблюдали. Узнали, когда сменяются часовые и  в какое время они ведут себя более настороженно; высмотрели, где  помещается вход в огневую точку, где находятся бойницы; наметили, с  какой стороны выгоднее подобраться к ДЗОТ. После этого потихоньку  вернулись в свою роту.
В следующую ночь снова побывали на прежнем  месте, вблизи проволоки у ДЗОТ. Высматривали, запоминали, прикидывали.  Ведь чем лучше знаешь повадки врага, тем легче оправиться с ним. И вот  после тщательного изучения объекта и поведения противника, уверенные  друг; в друге, мы пошли захватывать "языка". Каждый из нас знал, как ему  действовать. Главное в нашей работе - бесшумность и расторопность,  чтобы напасть на врага внезапно и действовать наверняка. Если хоть один  из разведчиков замешкается, он подведёт всех.
Ночь, в которую мы  решили действовать, была тёмная, сыроватая. Подползли мы к проволоке.  Она была натянута, как струна. Чуть тронешь - звенит. Сапёры Тимофеев и  Котов приступили к своему делу. Все были начеку, ждали. Со стороны  немецкого ДЗОТ доносился разговор. На пригорке маячил вражеский часовой.  Он озирался и прислушивался. Где-то справа от него ври" таился  ракетчик, то и дело освещавший небо. Наконец, сапёры проделали в  проволоке проход; мы могли бы уже приступить к работе, но в это время  происходила смена часовых. Пришлось ещё целый час пролежать без  движения; на нового часового сразу не нападёшь; вначале он бывает очень  зорок; надо подождать, пока он устанет. Тяжко ждать, когда в душе азарт,  а ничего не поделаешь. Разведчик должен быть терпеливым и разумным.  Наконец, мы заметили, что часовой свернул папиросу и спустился в  блиндаж, видимо, за огоньком. В одно мгновение мы проскочили вперёд и  ворвались в ДЗОТ. Не успели немцы глазом моргнуть, как наш сибиряк  Наумов схватил первого попавшегося из них, зажал его голову подмышку и  потащил. В ДЗОТ оказалось ещё четверо немцев. Мы бесшумно и быстро  прикончили их. Успешно выполнив задачу, спокойно возвратились обратно,  как с удачной охоты.
Пример 4. Перед разведывательной партией  старшего лейтенанта Бабаева стояла трудная задача - захватить пленного  из опорного пункта противника, расположенного на расстоянии нескольких  сот метров от переднего края. Операция была тщательно подготовлена и,  несмотря на трудности, блестяще выполнена. Пленный был захвачен без  единого выстрела.
Объектом поиска была избрана наиболее укреплённая  огневая точка (ДЗОТ), расположенная на открытой и хорошо обозреваемой  местности. От нашего переднего края объект отделяла широкая река. Немцы  не ожидали появления наших разведчиков, что и было использовано  разведывательной партией для организации внезапного нападения.
В  течение шести дней велось тщательное наблюдение за объектом. За три дня  до начала поиска разведчики переправились через реку и произвели  рекогносцировку местности. По заранее намеченному пути они проникли в  водосточную трубу, проложенную поперёк дороги, и оказались в 50 м от  объекта. Обстановка всё более прояснялась. Оставалось узнать, сколько  солдат находится в огневой точке. Для дальнейшего наблюдения за объектом  тов. Бабаев оставил четырёх разведчиков во главе с сержантом  Маточкиным. Целый день разведчики пролежали в холодной воде, не  произнося ни единого слова и не производя ни малейшего шороха.  Разговаривали друг с другом посредством мимики. Ночью они возвратились в  своё расположение и доложили о результатах наблюдения. Удалось  установить и количество людей в ДЗОТ.
На следующий день, в сумерки,  разведчики начали поиск. Незаметно переправившись через реку, они  подползли к большому камню - ориентиру, у которого разведывательная  партия должна была принять боевой порядок и приступить к действиям.  Группа захвата направилась вправо, чтобы выйти в ход сообщения ДЗОТ с  фронта. Атакующая группа перерезала ход сообщения с тыла. Таким образом,  обе группы двигались навстречу, одна другой, как бы сжимая ДЗОТ  противника. Захватывающая группа не ставила своей задачей врываться в  ДЗОТ. Тов. Бабаев рассчитал, что при взрыве гранаты немцы выбегут из  ДЗОТ, в этот момент их и надо будет захватывать. Так и случилось. Когда  раздался взрыв гранаты, уцелевшие немцы выбежали из ДЗОТ и прижались к  стенке траншеи. Здесь на них нагрянула группа захват та. Бойцы этой  группы были вооружены пистолетами "ТТ", что значительно облегчало им  действия в траншее;
Стоило только немцу увидеть обрез дула пистолета,  как он поднимал руки и кричал: "Русс, плен!" Трое фашистов были взяты в  плен. Основная задача была выполнена, но предстояло ещё одно нелёгкое  дело - уйти на свою сторону. Ясно было, что немцы откроют с соседних  огневых точек огонь и разведывательная партия может понести большие  потери. Тов. Бабаев учёл это и направил одного разведчика с ракетницей в  сторону. Тот начал пускать ракеты и стрелять из пистолета, маскируя  путь отхода партии, причём ракеты были пушены в направлении противника  прямо над землёй, чтобы не освещать разведывательную партию. Тем  временем тов. Бабаев с остальными разведчиками круто повернул в сторону и  направился к реке. Немцы, будучи дезориентированы, открыли огонь в  ложном направлении. Наши разведчики благополучно переправились через  реку и без потерь возвратились в своё расположение.
Вывод. Поиск был подготовлен и проведён умело, с учётом имевшегося опыта.
Разведчики действовали не силой, а проявили ловкость и искусство манёвра, правильно использовав элемент внезапности.

источник: [URL=http://"http://bb-msu.livejournal.com/"]http://bb-msu.livejournal.com[/URL]
Ответ
#2
Методические материалы от Макарыча. Заключительные материалы по внезапности в разведке.

Nov. 17th, 2010 at 9:23 AM

ЧЕМ ДОСТИГАЕТСЯ СКРЫТНОСТЬ ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ВНЕЗАПНОСТЬ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВОЙСКОВОЙ РАЗВЕДКИ.


ЗАСАДА

Засада  - это скрытное расположение разведывательного органа или другого  подразделения с целью внезапного нападения на противника и уничтожения  его или захвата в плен. Основа действий засады - внезапность.
Если  небольшая группа смельчаков появляется перед противником (даже  превосходящим её по численности) внезапно и в непосредственной близости,  то последний на некоторое время лишается возможности предпринять  контрмеры. Однако для достижения успеха недостаточно только внезапно  появиться перед противником, так как растерянность его будет  продолжаться недолго и уже через несколько минут он сможет организовать  сопротивление. Минуты замешательства противника должны быть использованы  для того, чтобы нанести ему возможно больше потерь. Действия засады  должны быть дерзкими и решительными, бой засады должен быть скоротечным.

Рассмотрим основные условия, обеспечивающие внезапность действий засады.
1.  Выход разведывательного органа в район засады должен совершаться  скрытно, с соблюдением строжайших мер маскировки. Это требование  необходимо соблюдать особенно тщательно при организации засады в тылу  противника. При этом надо принимать во внимание плотность боевых  порядков противника, время года и характер местности. Необходимо заранее  находить разрывы в боевых порядках противника или, во всяком случае,  выбирать менее плотные участки. Крайне важно предварительно изучить путь  движения разведчиков, причём желательно, чтобы он проходил по  местности, способствующей маскировке. Весь состав разведывательного  органа должен иметь маскировочные халаты, Условия проникновения в тыл  противника определяют количественный состав разведывательного органа.  Чем труднее скрытно проникнуть во вражеский тыл, тем состав  разведывательного органа должен быть меньше.
2. Засады целесообразно  организовывать в таких местах, где можно ожидать появления противника, а  для этого надо располагать ранее добытыми разведывательными данными.
3.  Боевой порядок в засаде устанавливается с таким расчётом, чтобы при  нападении у противника сложилось впечатление, будто против него  действует крупное подразделение (схема 4). Все пути отхода противника  должны быть перерезаны. Противник, подвергшийся нападению из засады,  должен находиться как бы в ловушке.
4. Группа засады принимает меры  непосредственного охранения. С этой целью в стороны, на вероятные пути  движения противника, высылаются парные дозоры; в их обязанности, помимо  несения службы охранения, входит предупреждать командира засады о  приближении противника. Организацию связи с высланными дозорами следует  основательно продумать. Ночью связь осуществляется звуковыми сигналами  (подражание привычным звукам для данной местности), днём - условными  знаками (движениями рук, оружием и т. п.), но пользоваться этими  сигналами надо с исключительной осторожностью, чтобы приближающийся  противник не мог обнаружить их.
5. Разведчики, находящиеся в засаде, должны быть замаскированы так, чтобы их нельзя было заметить, даже находясь вблизи от них.
6. Нападение из засады производится по сигналу дружно, всем составом засады. Огонь открывается всеми разведчиками одновременно.

Все эти условия могут быть созданы только в результате тщательной предварительной тренировки личного состава.
Засады  не всегда действуют с применением огневых средств. Так, например,  задачу по захвату пленного рекомендуется выполнять без огнестрельного  оружия, как говорят, "втихую".

Пример 1. В течение нескольких  дней наблюдатели следили с переднего наблюдательного пункта, устроенного  на верхушке большой сосны, за вражеским разведчиком, появлявшимся из  рощи. Немец осторожно двигался по направлению к нашему переднему краю,  искусно прячась за кустами и пнями. Он то рассматривал в бинокль наши  позиции, взобравшись на сосну, то шнырял вдоль минного поля, изучая наш  передний край. Наши снайперы охотились за ним, но немец был ловок и  хитёр, Тогда решили организовать на пути движения вражеского разведчика  засаду и захватить его в плен. С этой целью начала действовать  разведывательная партия из 5 человек под командованием старшины  Кукушкина.
Скрытно преодолев передний край, наши разведчика проникли в расположение противника и на просеке рощи расположились в засаде.
Тропа,  по которой передвигался вражеский разведчик, проходила в 50 м от места  засады. Это было невыгодно, так как исключалась возможность захватить  немца живым. Но старшина Кукушкин придумал, как обмануть врага. Он вышел  на песчаную тропу, по которой вскоре должен был проходить немец, и сам  несколько раз прошёл по ней взад и вперёд. Его план был прост и умён:  немец, заметив свежие следы, не решится пойти вперёд, не зная, что его  ожидает там, и обязательно свернёт с просеки в лес. Расчёт оказался  безошибочным. Перепуганный немец немедленно бросился в чащу леса, где и  попал в руки наших разведчиков.

Пример 2. Непрерывное наблюдение  за противником длилось трое суток. Разведчики изучали систему вражеской  обороны, расположение огневых средств, нащупывали слабые места в боевых  порядках противника, чтобы без особых затруднений проникнуть в его тыл и  захватить пленного. На третий день разведчикам удалось установить  разрыв между боевыми порядками, который и был использован для  проникновения во вражеский тыл. Разведывательная партия сержанта  Авдонина приступила к действиям. Разведчики двигались под покровом  тёмной ночи. Только редкие вспышки ракет заставляли их плотно  прижиматься к земле.
Не встречая на пути серьёзных препятствий, партия быстро миновала передние окопы противника и стала продвигаться дальше.
Невдалеке  проходила дорога, по которой двигались немецкие грузовики, повозки с  боеприпасами и отдельные группы солдат. Подойдя к дороге, Авдонин увидел  разбитую грузовую машину. Здесь и решено было устроить засаду. Группа  захвата разместилась под машиной. Группа обеспечения залегла в  нескольких метрах от машины, в кустах.
Вскоре разведчики услышали  скрип повозки, направлявшейся' по дороге в тыл. Усталые лошади,  отфыркиваясь, медленно приближались к месту засады. Двое солдат,  сидевших в повозке, беспечно мурлыкали что-то себе под нос. Когда они  поравнялись с засадой, четверо разведчиков из группы захвата бросились  на гитлеровцев и стащили их с повозки. Перепутанные лошади шарахнулись в  сторону. Один гитлеровец при попытке к сопротивлению был убит ножом,  второго связали, заткнули ему рот и на его же повозке привезли в своё  расположение.


РАЗВЕДКА БОЕМ

Разведка боем производится  с целью всестороннего изучения боевых порядков противника, системы его  обороны и огня, а также с целью захвата шлейных. Внезапные и дерзкие  действия разведывательного отряда с массированным применением  артиллерийских средств должны создать у противника впечатление, что на  данном участке идёт наступление. Если противнику станет ясно, что мы  производим демонстративные или разведывательные действия, то он не  обнаружит всех своих огневых средств, а также мест расположения своих  резервов.
Для того чтобы прорвать передний край обороны противника  (особенно, если она организовывалась в течение продолжительного  времени), следует неожиданно массированным артиллерийско-минометным  огнём и стремительными действиями живой силы парализовать волю  противника к сопротивлению и, используя этот момент, проникнуть в  глубину его расположения. Разведывательный отряд не ставит своей задачей  захват и удержание местности, поэтому бой должен происходить накоротке,  с последующим отходом в своё расположение.

Обеспечение внезапных, а следовательно, и успешных действий достигается, в основном, следующим:
1.  Исходное положение для атаки избирается как можно ближе к переднему  краю противника. Выход в исходное положение рекомендуется производить  ночью, соблюдая строжайшую маскировку. Подразделения разведывательного  отряда должны находиться в исходном положении недолго.
2. Проходы в  проволочном заграждении противника, если есть возможность, следует  приготовить заранее. Лучше всего проделать их при помощи удлинённых  зарядов, которые взрывают одновременно с открытием огня артиллерией.
3.  До начала разведки боем следует провести некоторые разведывательные  мероприятия на соседних участках с целью скрыть от противника  действительное место предстоящего боя. За несколько дней до начала  разведки боем активизируется разведка мелкими партиями на широком  фронте. Производится ложная пристрелка артиллерии и миномётов с запасных  позиций.
4. Атака начинается без артиллерийской подготовки.  Артиллерия производит пятиминутный огневой налёт по переднему краю  противника, после чего переносит огонь в глубину и на фланги.  Подразделения разведывательного отряда тотчас же после пятиминутного  огневого начёта бросаются в атаку.
5. За 3-5 дней до разведки боем в  намеченном направлении не должны предприниматься активные действия.  Войска, расположенные перед этим участком, сохраняют обычный режим  поведения.
6. За 3-4 дня до проведения разведки боем артиллерия и миномёты производят пристрелку по действительным рубежам и направлениям.
Накануне проведения разведки боем с целью отвлечения внимания противника огонь ведётся в других направлениях.

Приведём несколько примеров успешного проведения разведки боем с использованием элемента внезапности.

Пример  1. Поисковыми группами было установлено, что подступы, ведущие к  переднему краю противника, бдительно охранялись. При подходе к объекту  группа захвата обычно обнаруживалась противником, и разведчики вынуждены  были отходить, не выполнив задачи. Иногда противник, обнаружив подход  наших разведчиков к переднему краю, стремился группами в 10-15 человек  выйти на пути отхода разведывательных групп. Предпринять более активные  действия поисковая группа не могла вследствие своей малочисленности.  Решено было провести разведку боем в составе усиленной роты.
Командир  отряда капитан Караваев организовал тщательное наблюдение; для выбора  объекта нападения он выдвинул к переднему краю противника дозоры,  установил характер сооружений, заграждений и примерный численный состав  гарнизона противника, а также наметил пути отхода.
К тщательному изучению объекта нападения и путей подхода к нему был привлечён весь личный состав разведывательного отряда.
Для  решения задачи методом разведки боем отряд был разбит на шесть групп:  1, 2, 3-я группы, под командой лейтенанта Шмелёва и старших сержантов  Ахмадеева и Щёткина, в составе от 14 до 22 человек, предназначались для  атаки; 4-я группа, под командой старшины Игнатенко, в составе 3  сапёров,- для обеспечения; 5 и 6-я группы, под командой сержанта Липова и  красноармейца Лысина, в составе 7 человек (в каждой), - для прикрытия.  Отряд был вооружён: автоматами, винтовками, гранатами (по 5 штук на  человека); кроме того, отряду придали один 50-мм миномёт. Вызов огня  двух батарей, выделенных для прикрытия групп, решено было произвести  пуском ракеты.
10 ноября 1943 года в 5 часов утра разведывательный  отряд вышел с исходного положения (боевое охранение нашей обороны),  приняв следующий боевой порядок: 1-я группа - слева, 3-я группа - справа  и 2-я - незначительным уступом назад в центре. Использовав поля ржи и  овраги, отряд незаметно для противника подошёл к его переднему краю. Две  группы прикрытия с одним ротным миномётом были предназначены для  отражения возможного внезапного удара противника с тыла и флангов. Бойцы  группы обеспечения по-пластунски пробрались к заграждениям и проделали  четыре прохода в минном поле и проволочном заграждении.
Личный состав атакующей группы также принимал активное участие в обезвреживании мин.
Атакующие  группы заняли исходное положение для атаки объекта и на рассвете  подползли к нему; будучи в 50 м от объекта, разведчики по команде  лейтенанта Шмелёва и старшего сержанта Щёткина бросились вперёд, ведя на  ходу огонь из автоматов и закидывая противника гранатами. Отдельные  огневые точки противника, пытавшиеся вести огонь по разведчикам, были  уничтожены меткими бросками гранат старшего сержанта Щёткина, сержанта  Иванова и красноармейцев Кирееза и Любарского. Огнём гранат были  разрушены четыре блиндажа, уничтожены семь ручных пулемётов, ротный  миномёт и до 40 гитлеровцев. Уцелевшие гитлеровцы стали разбегаться, но  разведчики, предприняв решительные и дерзкие действия, обошли и  уничтожили их, за исключением двух немцев, захваченных в плен.
После  пятиминутных стремительных и дерзких действий разведчики под прикрытием  огня групп поддержки, ротного миномёта и огня батарей отошли.  Разведывательная партия потерь не имела.


ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

В тылу противника разведывательные органы выполняют следующие задачи:
• совершение внезапных налётов на штабы и узлы связи с целью разгрома их и захвата документов;
• определение группировки противника и его намерений в тактической глубине (до 15 км);
• установление районов сосредоточения резервов противника (особенно мотомеханизированных);
• установление интенсивности и характера перевозок по грунтовым и железным дорогам;
• установление огневых позиций артиллерии и наличия инженерных сооружений в глубине расположения противника.
Эти  задачи разведывательные органы могут разрешать посредством организации  поисков, засад, скрытного наблюдения, подслушивания телефонных  переговоров.

Действия разведывательных органов в тылу противника  имеют следующие специфические особенности, которые при всех условиях  необходимо учитывать:
1. Разведывательные органы, находящиеся во  вражеском тылу, действуют в отрыве от наших войск, без их помощи и без  огневой поддержки артиллерии.
2. Разведывательной партии, действующей  в тылу противника, самой приходится находить и выбирать объект  разведки, в то время как в обычных условиях объект выбирается  заблаговременно из расположения наших войск.
3. При выполнении задачи  в тылу противника разведывательная партия должна вести усиленную  круговую разведку "на себя" и принимать меры непосредственного  охранения; разведчики должны избегать встреч и столкновений с  противником.
4. Находясь в тылу противника, разведывательная партия  должна обладать высокой подвижностью и маневренностью, ибо, скрытно  выходя в один район после удавшейся или неудавшейся разведывательной  операции, она так же скрытно и быстро переходит в другой район.
Только  при соблюдении перечисленных требований разведывательная партия может  оставаться не замеченной противником и действовать внезапно.
Далее мы приводим примеры действий разведчиков в тылу противника.

Пример  1. Командир Н-ской стрелковой дивизии, используя образовавшийся разрыв  между отступающими частями противника, принял решение - выслать  разведывательную партию в составе семи человек на автомашине в район  пункта Г. (в тыл противника на глубину 15 км) с целью установить пути  отхода противника и захватить пленного.
В ночь на 23 августа 1943  года разведывательная партия приступила к выполнению задания. 'К 3 часам  ночи разведчики достигли реки Г., где выяснилось, что мост через реку  взорван. Дальше двигаться на машине нельзя было. Старший партии решил  замаскировать машину у реки и пробираться пешком.
Незаметно  переправившись на лодке через реку, разведчики продолжали свой путь.  Двигаясь по лесу, разведывательная партия скрытно подошла к населённому  пункту П. На окраине пункта пять разведчиков организовали засаду, а двое  стали пробираться огородами в населённый пункт. У одной избы разведчики  заметили мотоцикл с коляской и подползли к нему. Из избы доносился  оживлённый разговор. Затаив дыхание, с автоматами наготове, разведчики  наблюдали за избой. Ждать пришлось недолго. Вскоре из неё вышли три  немца, неся в руках масло, яйца и несколько кур. Бандиты начали грузить  свою добычу в коляску мотоцикла и уже собирались сесть сами, но  автоматная очередь насмерть уложила двоих, а третий бросился бежать на  окраину села, в том направлении, где пятеро наших разведчиков  расположились в засаде. Как только немец поравнялся с засадой,  разведчики набросились на него и захватили в плен.
Конвоируя  пленного, разведчики дотащили до реки и мотоцикл. Затем они благополучно  переправились на противоположный берег, где их ждала автомашина.
Пленный был доставлен в штаб дивизии и дал ценные показания об отходящих частях противника.

Пример  2. Под ударами наших частей противник поспешно отходил на запад.  Командир соединения решил выслать разведывательную партию на удаление 15  км в тыл противника с задачей перерезать лесную дорогу, по которой  совершался отход, вызвать панику во вражеских рядах, нарушить  планомерный отход тылов и перерезать связь. Разведывательная партия под  командованием гвардии капитана Бякина должна была действовать в составе  20 разведчиков и 15 сапёров. Времени на подготовку оставалось очень  мало.
11 августа 1943 года в 9 часов вечера партия выступила на  выполнение задания. Путь движения проходил в стыке боевых порядков  противника, на местности, изрезанной болотами, и далее по лесному  массиву.
Соблюдая все меры предосторожности, имея впереди и на  флангах непосредственное охранение, разведчики миновали передний край  противника и 12 августа к 9 часам утра вошли в лес (2 км западнее  населённого пункта К.). В лесу разведчики встретили местного жителя,  скрывавшегося от немцев. Он рассказал, что у перекрёстка просек  расположился большой немецкий обоз с имуществом, и согласился провести  разведчиков в этот район.
Командир разведывательной партии принял  решение - скрытно приблизиться к вражескому обозу и внезапной атакой  разбить его, после чего заминировать дорогу и перерезать идущие вдоль  неё телефонные провода.
Скрытно приблизившись к месту расположения  немецкого обоза, разведчики забросали скученно расположенные повозки  гранатами, а затем молниеносно атаковали противника. Немцы,  растерявшиеся от неожиданного нападения, открыли беспорядочную стрельбу.
Несколько  в стороне от обоза стояло противотанковое орудие, из которого был  открыт огонь по разведчикам. Капитан Бякин подскочил к нему и  противотанковой гранатой взорвал орудие вместе с его расчётом.
Помимо обозников, в этом месте находилось ещё около взвода пехоты. Произошла горячая схватка.
Опомнившись  и разобравшись в обстановке, группа немцев бросилась в глубь леса,  очевидно, имея целью обойти наших разведчиков с фланга, прижать их к  дороге и при помощи обозников уничтожить. Но этот манёвр своевременно  разгадал капитан Чирикало. С группой разведчиков он смело бросился в  самую гущу немцев, на ходу уничтожая их гранатами и автоматным огнём.  Сам капитан Чирикало уничтожил 10 немцев. Маневр немцев сорвался. Все  они были убиты.
Тем временем командир сапёрной группы лейтенант  Филатов выдвинулся со своей группой на дорогу к в нескольких местах  заминировал её. Минут через 20 на дороге показались две автомашины с  солдатами противника, две самоходные пушки и несколько танкеток и  бронемашин. Машины с солдатами, наткнувшись на заминированный участок  дороги, взлетели на воздух. Пушки, танкетки и бронемашины, не дойдя до  заминированного участка, остановились и их экипажи открыли огонь в  направлении леса, откуда ещё слышен был бой наших разведчиков с  уцелевшими немцами.
Расправившись с обозниками и вражеской пехотой,  разведчики стали окружать танки и бронемашины противника, экипажи  которых, заметив наших разведчиков, повернули машины обратно.
В  течение всего дня разведывательная партия оставалась у дороги,  препятствуя движению противника как по направлению к фронту, так и к  тылу. И только с наступлением темноты, заминировав дорогу ещё в  нескольких местах, разведчики возвратились в своё расположение.
В  результате дерзкого налёта было уничтожено до 100 немецких солдат и  офицеров, 33 лошадей, две автомашины, одно противотанковое орудие,  взорвано семь подвод с боеприпасами и перерезано семь линий телеграфного  провода.

см.также: [URL=http://"http://bb-msu.livejournal.com/"]http://bb-msu.livejournal.com[/URL]
Ответ
#3
ПЧЕЛЫ ПРОТИВ АНГЛИЧАН ИЛИ ОБ ИЗУЧЕНИИ МЕСТНОСТИ ПЕРЕД БОЕМ

Как уже неоднократно писалось, тактика - это военная наука в которой успех всегда будет способствовать тому, кто занимается предопределением действием (действиями) противника. Только на основе опыта предыдущих поколений, а также творческого, нестандартного решения. Ибо, если действовать иначе, то получится то, что будет выложено ниже. Изучать тактику следует только на основе опыта предыдущих поколений. То, что уже было когда-то и кем-то проведено. Чем собственно мы и будем заниматься.

Первая мировая война явила всему миру невиданное до той поры кровопролитие, ужас газовых атак и тоскливый кошмар сотнекилометровых траншей, заполненных жидкой грязью. Одной же из главных и наиболее характерных особенностей той войны стала крайне низкая мобильность противоборствующих армий: ценой жизни сотен или даже тысяч солдат удавалось иногда продвинуться на считанные километры в глубь территории противника. Такое положение вводило военных с обеих сторон в состояние бессильного бешенства, поскольку совершенно не походило на то, чему учили в военных училищах и акадэмиях.

Окопная грязь не способна рождать героев, но без героев воюющий народ быть не может: идеологи государства обязаны регулярно поставлять образцы героизма и преданности своей стране, иначе у людей опускаются руки от лишений и исчезает агрессивность. Германия явно проигрывала войну и потому нуждалась в героях еще острее. И в 1918 году такой герой появился - им стал полковник Пауль фон Леттов-Форбек. С именем этого офицера связана оборона наиболее ценной колонии Германской империи - Германской Восточной Африки (сегодня это территория Танзании).

Прибыв в страну в самом начале 1914 года, Леттов-Форбек еще не знал, что ему придется провести здесь несколько лет, ведя настоящую партизанскую войну. Неопытным он не был, штабным теоретиком-белоручкой его тоже назвать нельзя: еще в 1904-1906 годах он достаточно успешно воевал в Юго-Западной Африке (современной Намибии) с восставшими племенами гереро и готтентотов, а потому прекрасно знал все особенности ведения боя в условиях африканских кустарниковых пустошей. Еще раньше, на самой грани веков, в 1900-1901 годах, ему довелось участвовать в подавлении так называемого боксерского восстания в Китае. Именно в этот период Леттов-Форбек успел хорошо изучить тактические качества британских войск - потом эти знания очень пригодились ему при организации партизанских рейдов по тылам англичан.

В августе 1914 года британские корабли обстреляли столицу колонии Дар-эс-Салам артиллерией главного калибра, продемонстрировав тем самым свои серьезные намерения и недвусмысленно намекнув на капитуляцию. Немецкий губернатор не имел намерения вступать в боевые действия с англичанами, но был смещен со своего поста полковником Леттов-Форбеком, который, по сути, и принял на себя всю полноту власти в условиях военного времени. Полковник двинулся на север, проведя свои войска вдоль кенийской границы. При этом небольшие мобильные отряды Леттов-Форбека сумели нанести англичанам несколько поражений в боях местного значения. В начале же ноября колониальные отряды германцев смогли даже отразить попытку высадки восьмитысячного англо-индийского десанта на стратегически важный порт Танга (к высадившемся англичанам полковник в гражданском платье ходил лично для разведки и подмечал, что английские войска обученные войне в джунглях индии совершенно не понимают того, что восточная Африка это другое место). Показательно, что под командой Леттов-Форбека в тот момент находилось чуть более тысячи человек, причем большинство из них составляли туземные солдаты-аскари. Рассказ о боях под Тангой довольно интересен от первоисточника.

...Спустя несколько дней после моего возвращения в Неймоши, 2 ноября, из Танги телеграфировали, что 14 неприятельских транспортных судов и 2 крейсера появились перед городом и потребовали его безоговорочной сдачи. Переговоры об этом затянулись, так как окружной чиновник Аурахер, который отправился на корабль, сказал, что он должен запросить особые инструкции, и предотвратил предполагаемую бомбардировку замечанием, что Танга — открытый и неукрепленный пункт. Капитан Баумштарк, находившийся с двумя ротами в пограничной области севернее Танги, был немедленно двинут на Тангу. Одновременно перебросили усиленными переходами к Неймоши из Таветы и Килиманджаро обе европейские роты и роту аскари. Большую помощь оказали нам два грузовых автомобиля, которые при этом передвижении войск служили для подвоза продовольствия на участке Неймоши-Тавета. Я решил сосредоточить возможно ближе к Танге против вполне вероятного десанта все части, какие можно было использовать. Даже при усиленных переходах войск этот план мог быть выполнен только при условии, что Северная железная дорога увеличит свою пропускную способность до крайних пределов. А это было чрезмерное требование при наличном числе паровозов. Их насчитывалось всего восемь.

Командование прибыло в Корогве 3 ноября, вечером. Я отправился в устроенный там лазарет и разговаривал с ранеными в бою у Танги, вернувшимися в тот же день. Один из них, обер-лейтенант Меренский, сообщил мне, что 2 ноября у Танги происходили стычки между сторожевыми охранениями и между патрулями в окрестностях Рас-Казоне, и что 3 ноября подошедший к Рас-Казоне неприятель, силой, по-видимому, в несколько тысяч человек, атаковал 17 роту восточнее Танги. Эта рота, усиленная европейцами и полицейскими аскари из Танги под командой обер-лейтенанта Аурахера, сдерживала наступление, пока не вмешались прибывшие первыми из Неймоши полторы роты, которые были немедленно направлены против левого фланга неприятеля и отбросили его. Обер-лейтенант Меренский считал, что неприятель совершенно разбит и повторение атаки маловероятно.
Когда командование 4 ноября в 3 часа утра высадилось из вагонов в 6 километрах западнее Танги и там встретило капитана Баумштарка, я не мог еще составить ясной картины положения по тем отрывочным телеграммам, которые были мною получены во время переезда.

Капитан Баумштарк иначе оценивал обстановку и считал, что при значительном превосходстве противника в случае повторения атаки удержать Тангу будет нельзя. Поэтому к вечеру он собрал в 6 километрах западнее Танги свои две роты, прибывшие с севера, и части, которые накануне принимали участие в бою у Танги, а в самом городе оставил только патрули. Свободна ли Танга или же занята неприятелем — об этом не было никаких сведений. Сильные офицерские патрули были тотчас же посланы через Тангу на Рас-Казоне. К счастью, мы захватили с собой несколько велосипедов, и, таким образом, я мог быстро добраться до вокзала Танги с капитаном фон-Гаммерштейном и вольноопределяющимся военного времени Лесселем. От встреченного здесь передового поста 6 полевой роты я также не мог узнать ничего нового о неприятеле и поехал дальше через опустевшие улицы города. Город был совершенно оставлен, и белые дома европейцев резко выделялись при ярком свете луны на улицах, по которым мы проезжали. Таким образом, мы достигли гавани на противоположном конце города.

Танга была свободна от неприятеля. В 400 метрах перед нами лежали ярко освещенные транспортные суда, на которых царило большое оживление; не могло быть никаких сомнений, что готовится десант. Я пожалел. что наша артиллерия — мы имели также 2 орудия образца 73 г. — еще не прибыла. Здесь при ярком лунном освещении и на таком близком расстоянии она могла бы стрелять успешно, несмотря на присутствие неприятельских крейсеров.
Затем мы поехали дальше на Рас-Казоне, где оставили в правительственном госпитале свои велосипеды, и пошли пешком к морскому берегу, у которого, совсем перед нами, лежал английский крейсер. На обратном пути, у госпиталя, нас окликнул, по-видимому, индусский пост — мы не могли понять языка, — но мы ничего не увидели. Мы сели на велосипеды и поехали обратно. Начинало светать, и слева от себя мы услышали первые выстрелы. Это был офицерский патруль лейтенанта Бергмана 6 полевой роты, который западнее Рас-Казоне наткнулся на патруль противника. Один из моих велосипедистов был послан к капитану Баумштарку с приказом немедленно выступить со всеми своими частями к вокзалу Танги. Для принятого мною плана предстоящего боя местность имела решающее значение. На севере дома расположенной у гавани европейской части города давали укрытие от взоров, а следовательно, и от артиллерийского огня близлежащих крейсеров. Город был окружен многочисленными кокосовыми пальмами и каучуковыми деревьями, которые простирались почти до Рас-Казоне и между которыми, кроме туземной чисти города, были также разбросаны и несколько туземных плантаций. Мелкий кустарник имелся только в немногих местах, и местность была совершенно ровная.

Представлялось наиболее вероятным, что противник произведет давление на нашем южном, т. е. правом, фланге, не только если он высадится в Рас-Казоне, но и при одновременной высадке сразу в нескольких пунктах, например, также у Мвамбани. Точно так же и для нас местность южнее Танги давала больше свободы действий. Я решил принять предполагаемый удар противника, заняв восточную окраину Танги и эшелонировав сильные резервы за своим правым участком для контратаки во фланг противнику.

За всем происходящим у неприятельских судов велось непрерывное и зоркое наблюдение. Считали каждую лодку, которая от них отваливала, и ее экипаж. Я оценивал силы неприятеля, высадившегося до обеда, в 6.000 человек. Но и при такой, слишком еще низкой, оценке противника я должен был поставить себе вопрос: следует ли мне с моими тысячью винтовками рискнуть и принять решительный бой? По многим причинам я ответил на этот вопрос утвердительно. Было слишком важно помешать неприятелю закрепиться у Танги. Иначе мы уступали бы ему лучшую базу для операций против северных областей. При своем движении он имел бы в Северной железной дороге отличное вспомогательное средство для наступления, и все новые войска и боевые средства могли бы быть им легко и неожиданно переброшены против нас. При таких условиях можно было с уверенностью ожидать, что мы не будем в состоянии удержать область Северной дороги и нам придется отказаться от столь удачного до сих пор способа ведения войны на границе с английскими колониями. Перед этими вескими и реальными соображениями должен был отойти на задний план приказ губернатора — избежать обстрела Танги при любом развитии ситуации.

Некоторые данные были также в нашу пользу. Еще раньше, в восточной Азии, мне пришлось лично познакомиться с неповоротливостью английских частей во время передвижений и в бою, и надо было ожидать, что затруднения для них возрастут во много раз на очень закрытой и совершенно незнакомой для неприятельского десанта местности. Малейшее нарушение порядка должно было повлечь за собой очень крупные последствия. Я рассчитывал использовать слабые стороны противника ловким и быстрым маневрированием своих частей; европейцы были хорошо знакомы с окрестностями Танги, а аскари чувствовали себя в кустарнике, как дома.

Еще утром я лично приказал капитану фон-Принцу продвинуться к Танге с его двумя ротами европейцев, чтобы иметь возможность быстро и, не ожидая особых распоряжений, ввязаться в бой при нападении противника на роту аскари, расположенную на восточной окраине города. Я уже начал сомневаться, состоится ли вообще нападение противника в тот же день, когда в 3 часа пополудни один из аскари со своей простой и вместе с тем воинской выправкой доложил: "Адуи таджари" (неприятель готов). Этого краткого донесения я никогда не забуду. В следующий момент одновременно по всему фронту вспыхнула ружейная перестрелка. При быстром развитии боя о постоянно меняющейся обстановке можно было судить только по направлению ружейной трескотни. Было слышно, как огонь с восточной окраины Танги перекинулся в город; это означало, что 6 рота отброшена. Неприятель, в 20 раз сильнее нас, проник в город до самого вокзала. Капитан Принц немедленно бросился вперед со своими двумя европейскими ротами, сразу остановил отход бравых аскари и помог им перейти в наступление. Британский Северо-Ланкастерский полк, состоящий только из старослужащих европейцев, силой в 800 человек, был отброшен с тяжелыми потерями. Точно так же наступавшая между этим полком и берегом моря индусская бригада (кашмирские стрелки) после упорного уличного боя оказалась выбита из захваченных ею домов.
Южнее Танги капитан Баумштарк подкрепил фронт своей ротой, и я наблюдал, как после примерно часового боя аскари начали отходить между пальмами к дороге Танга-Пангани. Европейцы из штаба немедленно бросились туда и остановили этих людей. Я как сейчас вижу перед собой вспыльчивого и упрямого капитана фон-Гаммерштейна, когда он, полный возмущения, бросил пустую бутылку в голову одному из отступавших аскари. В конце концов, большая часть из сражавшихся здесь рот было молодыми, только что сформированными частями, которые смешались, попав под сильный неприятельский огонь. Но, когда мы, европейцы, появились перед ними и начали над ними насмехаться, они скоро пришли в себя и убедились, что не всякая пуля попадает цель. Но в общем натиск, который производился противником на нашем фронте, был все-таки настолько сильным, что я не считал возможным медлить дальше с выполнением своего плана и решил приступить к контрудару. Для этого в моем распоряжении была только одна единственная рота, но это была хорошая, 13 полевая рота. 4-я же рота, которую я с нетерпением ожидал с минуты на минуту, еще не прибыла.

Только утром 5 ноября войска, сильное утомление которых было вполне понятно, прибыли опять в Тангу и снова заняли в общем положение прошлого дня. Оказать немедленно давление всеми силами на неприятеля у Рас-Казоне было бы нецелесообразно ввиду того, что местность там была совершенно открытая, и оба крейсера находились здесь в непосредственной близости. Однако, сильным патрулям и отдельным ротам, которые были выдвинуты на Рас-Казоне, чтобы тревожить противника, удалось все-таки внезапно обстрелять пулеметным огнем отдельные неприятельские отряды, несколько его лодок, а также палубу находившегося у госпиталя крейсера. В течение дня все больше укреплялось впечатление, что неприятель потерпел очень сильное поражение. Хотя вначале его потери в полном объеме известны быть не могли, но примерную оценку мы могли сделать как по часто встречавшимся грудам многих сотен павших, так и по запаху разложения, который, благодаря действию тропического солнца, окутывал всю местность. Мы оценивали потери очень осторожно — около 800 убитых, но теперь я думаю, что это слишком низкая оценка. Один высший английский офицер, который был знаком с результатами этого сражения, передавал мне позже по поводу другого боя, английские потери в котором он определял в 1.500 человек, что потери у Танги были значительно больше этой цифры. Теперь я считаю, что определять эти потери в 2.000 человек было бы слишком низкой оценкой. Еще более сильным было моральное потрясение неприятеля. Он почти начал верить в духов и привидения: уже спустя несколько лет меня спрашивали английские офицеры, употребляли ли мы при Танге дрессированных пчел, но, пожалуй, я могу сейчас признаться, что в одной из наших рот в решительную минуту все пулеметы были выведены из боя этими "дрессированными пчелами", так что мы от этого способа дрессировки пострадали, точно так же, как и англичане.
Неприятель чувствовал себя плохо и был действительно совершенно разбит. Его части бежали в диком беспорядке и, сломя голову, бросались в катера. Вероятность нового боя вообще не учитывалась. Из опроса пленных и найденных официальных английских документов выяснилось, что сводный англо-индийский экспедиционный корпус, силой в 8.000 человек, был совершенно разбит нашими войсками, чьи силы немногим превышали число в 1.000 человек. Только вечером нам стали вполне ясны размеры этой победы. Вечером явился английский офицер-парламентер, капитан Мейнертсгаген, и вступил в переговоры с посланным мною капитаном фон-Гаммерштейном о выдаче раненых. Капитан Гаммерштейн отправился в госпиталь, который был переполнен тяжело ранеными английскими офицерами, и от моего имени объявил, что они могут быть взяты англичанами под честное слово не сражаться против нас в эту войну.

Трофейное оружие дало возможность вооружить по-современному больше 3 рот; при этом особенно пригодились нам взятые пулеметы. Настроение войск и доверие к начальникам сильно поднялись, и я одним ударом освободился от большей части затруднений, которые тяжелым тормозом лежали на командовании. Продолжительный огонь судовых орудий, безрезультатный вследствие закрытой местности, перестал пугать наших бравых чернокожих. Материальная добыча была значительна. Кроме 600.000 патронов, неприятель бросил все наличное телефонное имущество и так много обмундирования и снаряжения, что их могло хватить, по крайней мере, на год для удовлетворения наших потребностей, особенно в теплых шинелях и шерстяных одеялах.

Наши собственные потери оказались незначительны. Было убито около 16 европейцев, в том числе отличный офицер капитан фон-Принц, 48 аскари и носильщиков пулеметов. Европейцы были погребены в общей братской могиле в тени чудесного дерева, где теперь их имена нанесены на простую дощечку.

Несмотря на явную неудачу у Танги, можно было ожидать, что англичане не смирятся с таким положением. И после своего поражения противник во много раз превосходил нас численно; поэтому попытка десанта в другом месте была вполне вероятна. Однако, поездка на велосипеде 6 ноября в северном направлении к бухте Манза убедила меня, что неприятельские суда заходили сюда, по-видимому, только для ухода за своими ранеными и для погребения умерших и не имели целью никакого десанта. Затем флотилия ушла в направлении на Занзибар.

Комментарии, как говорится, излишни.

Макарыч.
Ответ
#4
Методические материалы от Алекса.
Почему все боятся партизан? Ч.1 БОРОДИНО.


Dec. 6th, 2010 at 12:15 AM

Кому читать некогда можно посмотреть краткие выводы в конце текста.

Партиза?н  (от Partigiano — сторонник определённой общественной группы, партии) —  участник партизанской войны, член партизанского отряда.
Партизан –  член народного вооружённого отряда, самостоятельно действующего в тылу  врага; партизаны — народные мстители. «Словари и Энциклопедии на  Академике».

Почему наши воины победили французов. Разберём опыт  партизанской тактики Давыдова. Приведу выдержки из дневника знаменитого  русского партизана Дениса Давыдова, его опыт однозначно приходится в  борьбе с химерой.
Победит всегда тот, кто воюет за правое дело и на стороне народа.


«В  ремесле нашем тот только выполняет долг свой, который переступает за  черту свою, не равняется духом, как плечами, в шеренге с товарищами, на  все напрашивается и ни от чего не отказывается».
« Дневник партизанских действий». Денис Давыдов.


«В  1807 по 1812 год я был адъютантом покойного князя Петра Ивановича  Багратиона. В Пруссии, в Финляндии, в Турции; везде близ стремя сего  блистательного полководца. Когда противные обстоятельства отрывали его  от действовавших армий, тогда он, по желанию моему, оставлял меня при  них; так я прошел курс аванпостной службы при Кульневе в 1808 году в  Северной Финляндии и при нем же в Турции в 1810 году, во время  предводительства графа Каменского.

В 1812 году поздно было  учиться. Туча бедствий налегла на отечество, и каждый сын его обязан был  платить ему наличными сведениями и способностями. Я просил у князя  позволение стать в рядах Ахтырского гусарского полка. Он похвалил мое  рвение и писал о том к военному министру.
… Видя себя полезным  отечеству не более рядового гусара, я решился просить себе отдельную  команду, несмотря на слова, произносимые и превозносимые  посредственностию: никуда не проситься и ни от чего не отказываться.  Напротив, я всегда уверен был, что в ремесле нашем тот только выполняет  долг свои, который переступает за черту свою, не равняется духом, как  плечами, в шеренге с товарищами, на все напрашивается и ни от чего не  отказывается.

• ….Мы могли бы обходить селения; но я хотел  распространить слух, что войска возвращаются, утвердить поселян в  намерении защищаться и склонить их к немедленному извещению нас о  приближении к ним неприятеля, почему с каждым селением продолжались  переговоры до вступления в улицу. Там сцена переменялась; едва сомнение  уступало место уверенности, что мы русские, как хлеб, пиво, пироги  подносимы были солдатам.

• ….Сколько раз я спрашивал жителей по  заключении между нами мира: «Отчего вы полагали нас французами?» Каждый  раз отвечали они мне: «Да вишь, родимый (показывая на гусарский мой  ментик), это, бают, на их одёжу схожо». — «Да разве я не русским языком  говорю?» — «Да ведь у них всякого сбора люди!» Тогда я на опыте узнал,  что в Народной войне должно не только говорить языком черни, но  приноравливаться к ней и в обычаях и в одежде. Я надел мужичий кафтан,  стал отпускать бороду, вместо ордена св. Анны повесил образ св. Николая и  заговорил с ними языком народным.

• ….Дабы избежать гибели, день  мы провождали на высотах близ Скугорева, скрытно и зорко; перед  вечером, в малом расстоянии от села, раскладывали огни; перейдя гораздо  далее, в месте, противном тому, где определяли ночлег, раскладывали  другие огни и наконец, войдя в лес, провождали ночь без огня. Если  случалось в сем последнем месте встретить прохожего, то брали его и  содержали под надзором, пока выступали в поход. Когда же он успевал  скрыться, тогда снова переменяли место. Смотря по расстоянию до  предмета, на который намеревались учинить нападение, мы за час, два или  три до рассвета подымались на поиск и, сорвав в транспорте неприятеля,  что по силе, обращались на другой; нанеся еще удар, возвращались  окружными дорогами к спасительному нашему лесу, коим мало-помалу снова  пробирались к Скугореву.

• …Узнав, что в село Токарево пришла  шайка мародеров, мы 2-го сентября на рассвете напали на нее и захватили в  плен девяносто человек, прикрывавших обоз с ограбленными у жителей  пожитками. Едва казаки и крестьяне занялись разделением между собою  добычи, как выставленные за селением скрытные пикеты наши дали нам знать  о приближении к Токареву другой шайки мародеров. Это селение лежит на  скате возвышенности у берега речки Вори, почему неприятель нисколько не  мог нас приметить и шел прямо без малейшей осторожности. Мы сели на  коней, скрылись позади изб и за несколько саженей от селения атаковали  его со всех сторон с криком и стрельбою, ворвались в средину обоза и еще  захватили семьдесят человек в плен.

• …Тогда я созвал мир и  объявил ему о мнимом прибытии большого числа наших войск на помощь  уездов Юхновского и Вяземского; роздал крестьянам взятые у неприятеля  ружья и патроны, уговорил их защищать свою собственность и дал  наставление, как поступать с шайками мародеров, числом их превышающих.  «Примите их, — говорил я им, — дружелюбно, поднесите с поклонами (ибо,  не зная русского языка, поклоны они понимают лучше слов) все, что у вас  есть съестного, а особенно питейного, уложите спать пьяными и, когда  приметите, что они точно заснули, бросьтесь все на оружие их,  обыкновенно кучею в углу избы или на улице поставленное, и совершите то,  что бог повелел совершать с врагами христовой церкви и вашей родины.  Истребив их, закопайте тела в хлеву, в лесу или в каком-нибудь  непроходимом месте. Во всяком случае, берегитесь, чтобы место, где тела  зарыты, не было приметно от свежей, недавно вскопанной земли; для того  набросайте на него кучу камней, бревен, золы или другого чего. Всю  добычу военную, как мундиры, каски, ремни и прочее, — все жгите или  зарывайте в таких же местах, как и тела французов. Эта осторожность  оттого нужна, что другая шайка басурманов, верно, будет рыться в свежей  земле, думая найти в ней или деньги, или ваше имущество; но, отрывши  вместо того тела своих товарищей и вещи, им принадлежавшие, вас всех  побьет и село сожжет. А ты, брат староста, имей надзор над всем тем, о  чем я приказываю; да прикажи, чтобы на дворе у тебя всегда были готовы  три или четыре парня, которые, когда завидят очень многое число  французов, садились бы на лошадей и скакали бы врознь искать меня, — я  приду к вам на помощь. Бог велит православным христианам жить мирно  между собою и не выдавать врагам друг друга, особенно чадам антихриста,  которые не щадят и храмы божии! Все, что я вам сказал, перескажите  соседям вашим». Я не смел дать этого наставления письменно, боясь, чтобы  оно не попалось в руки неприятеля и не уведомило бы его о способах,  данных мною жителям для истребления мародеров.

• ….У страха глаза  велики, а страх неразлучен с беспорядком. Все рассыпалось при нашем  появлении: иных мы захватили в плен, не только без оружия, но даже без  одежды, иных вытащили из сараев; одна только толпа в тридцать человек  вздумала было защищаться, но была рассеяна и положена на месте. Сей  наезд доставил нам сто девятнадцать рядовых, двух офицеров, десять  провиантских фур и одну фуру с патронами. Остаток прикрытия спасся  бегством.

• ….На рассвете мы атаковали в виду города  неприятельский отряд, прикрывавший транспорт провианта и артиллерийских  снарядов. Отпор не соответствовал стремительности натиска, и успех  превзошел мое ожидание: двести семьдесят рядовых и шесть офицеров  положили оружие, до ста человек легло на месте; двадцать подвод с  провиантом и двенадцать артиллерийских палубов с снарядами достались нам  в добычу.

• …И те, кои избегают смерти, и те, кои на нее  отваживаются, — всем равная участь; каждому определен срок неминуемый!..  Стоит ли прятаться и срамиться!

• …Кипя мщением, я вызвал  охотников зажечь избы, в коих засел неприятель... Первыми на то  отважились оставшиеся мои двадцать пять героев! Избы вспыхнули, и более  двухсот человек схватилось пламенем. Поднялся крик ужасный, но было  поздно! Видя неминуемую гибель, баталион стал выбегать из села вроссыпь.  Чеченский сие приметил, ударил и взял сто девятнадцать рядовых и одного  капитана в плен. Тогда баталион столпился, был несколько раз атакован и  отступил с честью к двум вышеупомянутым баталионам, которые уже шли от  церкви к нему на помощь. Когда они показались, я, видя, что нам нечего с  ними будет делать, приказал понемногу отступать. Огонь, ими по нас  производимый, причинил мало вреда, и мы, подобрав наших раненых, вскоре  вышли из выстрелов.

• …Между тем из четырехсот отбитых наших  пленных я выбрал двести пятьдесят человек и присоединил к ним остаток  моей пехоты, которую назвал «Геройским полувзводом». В полувзвод сей я  переводил только за отличие и, таким образом, мало-помалу умножил его до  двух взводов. Остальных сто пятьдесят человек я отправил в Знаменское  и, наименовав их «Почетною полуротою», брать с них пример предписал  всему поголовному ополчению.

•  …Простояв на сем месте до вечера, мы зажгли бивачные огни и ночью скрытно отступили.

•  …Я заметил, что некоторые партизаны, командуя отдельною частию войск,  думают командовать не партиею, а армиею, и считают себя не партизанами, а  полководцами. Оттого-то господствующая их мысль состоит в том только,  чтобы отрезать противную партию от армии, к коей принадлежит она, и  занимать позиции подобно австрийским методикам. Надобно один раз  навсегда знать, что лучшая позиция для партии есть непрестанное движение  оной, причиняющее неизвестность о месте, где она находится, и неусыпная  осторожность часовых и разъездных, ее охраняющих; что партию отрезать  нет возможности, — и держаться русской пословицы: убить да уйти — вот  сущность тактической обязанности партизана.

• …Сделав несколько  практических примеров для нападения, отступления и преследования, я в  первый раз испытал рассыпное отступление, столь необходимое для партии,  составленной из одних казаков, в случае нападения на нее превосходного  неприятеля. Оно состояло, во-первых, чтобы по первому сигналу вся партия  рассыпалась по полю, во-вторых, чтобы по второму сигналу каждый казак  скакал сам из вида неприятеля и, в-третьих, чтобы каждый из них, проехав  по своевольному направлению несколько верст, пробирался к  предварительно назначенному в десяти, а иногда и в двадцати верстах от  поля сражения сборному месту.

• …Надо было решиться: или отложить  нападение до утра, или предпринять ночную атаку, всегда неверную, а  часто и гибельную для атакующего.

• …К тому же мало таких людей,  которые исполняют долг свой, не глядя на то, что на них не глядят.  Большая часть воинов лучше воюет при зрителях…

• …Он пал на  колени и признался, что он бывший Фанагорийского гренадерского полка  гренадер и что уже три года служит во французской службе унтер-офицером.  «Как! — мы все с ужасом возразили ему. — Ты — русский и проливаешь  кровь своих братьев!» — «Виноват! — было ответом его. — Умилосердитесь,  помилуйте!» Я послал несколько гусаров собрать всех жителей, старых и  молодых, баб и детей, из окружных деревень и свести к Спасскому. Когда  все собрались, я рассказал как всей партии моей, так и крестьянам о  поступке сего изменника, потом спросил их: находят ли они виновным его?  Все единогласно сказали, что он виноват. Тогда я спросил их: какое  наказание они определяют ему? Несколько человек сказали — засечь до  смерти, человек десять — повесить, некоторые — расстрелять, словом, все  определили смертную казнь. Я велел подвинуться с ружьями и завязать  глаза преступнику. Он успел сказать: «Господи! прости мое согрешение!»  Гусары выстрелили, и злодей пал мертвым.

•  …Кто не выручал своих пленных из-под ига неприятеля, тот не видал и не чувствовал истинной радости!

В общем рекомендую почитать «Дневник партизанских действий», Денис Давыдов.

Как  видно даже из небольших выдержек, какие были СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА. Давыдов  бросил свое тепленькое местечко адъютанта и у написав рапорт ушел в  партизаны! А какие характеристики своим подчиненным – несколько слов, но  каких – и вот портрет человека:

• «…Состоявший по кавалерии  ротмистр Чеченский — черкес, вывезенный из Чечни младенцем и возмужавший  в России. Росту малого, сухощавый, горбоносый, цвету лица бронзового,  волосу черного, как крыло ворона, взора орлиного. Характер ярый,  запальчивый и неукротимый; явный друг или враг; предприимчивости  беспредельной, сметливости и решимости мгновенных.

• Ахтырского  гусарского полка штабс-ротмистр Николай Бедряга — малого росту, красивой  наружности, блистательной храбрости, верный товарищ на биваках; в  битвах — впереди всех, горит, как свечка.

• Того же полка поручик  Дмитрий Бекетов — росту более нежели среднего, тела тучного,  круглолицый, златокудрый. Сердцем — малый, как говорится, рубаха,  весельчак, с умом объемистым, тонким и образованным; офицер весьма  храбрый и надежный даже и для отдельных поручений.

• Того же  полка поручик Макаров — росту высокого, широкоплечий и силы  необыкновенной, без образования, но с умом точным. Агнец между своими,  тигр на поле битвы.

• 1-го Бугского полка сотник Ситников,  шестидесятилетний старец, и Мотылев, молодой офицер. Оба. отличной  храбрости и неутомимой деятельности офицеры».

Смогут ли современные отцы-командиры дать такие характеристики? Вот в чем вопрос!

Краткие выводы (или что применял партизан Давыдов):
•  Борьба с врагами по долгу и по совести;
•  Распространение слухов о врагах;
•  Применение маскировки;
•  Связь через доверенных лиц;
•  Помощь населению (оружием и провиантом);
•  Привлечение население для судов над предателями;
•  Использование старых армейских приемов - нападения, отступления и  преследования, и изобретение нового - рассыпного отступления;
•  Отличное знание личных качеств подчиненных;
•  Открытие тактики партизан: убить да уйти — вот сущность тактической обязанности партизана.

http://ekishev-yuri.livejournal.com/98585.html#cutid1
Ответ
#5
Осторожно!
В материалах могут буть идеологические вирусы.
Нам важна тут техническая и технологическая составляющие
:


От вирусов лечат материалы веток:
про "Русский Марш"
Парабеллум и НОМП (Екишев и Квачков) - ПОДСТАВА?
и другие...
 
====

Бармен тов. Молотов рекомендует коктейль!
August 1st, 2011

Самое главное видео в этом журнале. 

Коктейль Молотова

Также  потренируйтесь с охотничьими спичками.  Сухое горючее, уложенное в ряд,  является замедлителем для пластиковых емкостей. Смоченные полоски  ткани, губки и залитые полосы целлофана не дадут пройти вражеским танкам  =-))

По экспертным оценкам Грядет народное освободительное восстание. Оно  обязательно будет из-за идущего быстро разрушения страны. Реальность  доказывает, что мирные протесты - потеря сил и времени - разрушение  страны не останавливается, и времени до коллапса осталось мало.  Практика революций показывает что исход дела решает группа особо  активных и смелых, численность ее редко превышает 10 тыс человек.
И  может быть, именно вас может не хватить для Победы народа.
Ситуация  может взорваться неожиданно и развиваться очень быстро. Можно сидеть,  плакать и смотреть на свое уничтожение, а можно решать судьбу свою и  страны.
Иного выхода уже нет.

Коктейль Молотова - память наших  дедов героев-партизан- 1\3 дешевого машинного масла 2\3 дешевого  бензина.

У власти преступный режим -никто ваших проблем кроме вас не  решит.

Особенно если одиночка работает ночью в дождливую или морозную  погоду. Прогуляйтесь вокруг объекта ночью, надо пройти пути отхода,  сектора обзора камер. С 3-00 до 4-00 самое лучшее время.

В зеленке маскхалат, в городе черная одежда; кепка и капюшон, перчатки черные.


Незаконная  торговля, нелегальная миграция?, ОПГ "МВД" крышует преступников,  точечная застройка? "Ночь твоя -добавь огня!"  (Схрончик в безлюдном  месте недалеко от дома, пластиковая канистра при выносе с заправки  прячется в пакет для мусора.)
"Самооборона":
Получаем разрешение на оружие. http://talks.guns.ru/forummessage/1/2095.html
Газовые баллончики, особенно струйные, пневматика (по открытым участкам  не далее 10 м. )
Вилы,  заточенные грабли, косы, топоры с длинной ручкой, лопаты - все  пригодится на дачном участке или в хозяйстве -Smile  Прикупите на кухню  большие кухонные ножи-секачи для мяса. Короткая арматура - аналог ножа,  длинная - как таран. Запасной ножик, привязанный на шнуре всегда в  кармане; желательно с пилкой для резки веревки.
Маска или подшлемник  (медицинская маска от гриппа, платок, бандана), прочные брючки на ремне,  дешевые вязанные перчатки. В кедах-кроссовках убежать можно быстрее.  Обязательно маленькая пластиковая бутылка с минеральной водой (например  для промывки раны) и шоколадка с энергетическим напитком для сил.  Шлем  или каска , (защитные спортивные шлемы, например хоккей), противогаз или  противогазовый респиратор и изолирующие очки (смоченная ткань и очки  для плавания). Стальные листы с ручкой и одевающиеся на шею? Чтобы не  скучать можно слушать радиоэфир.
Аптечка - жгут, обезболивающее,  бинт, пластыри, 2 перевязочных пакета. Все эти товары очень пригодятся в  быту и они гораздо важнее, чем модные шмотки или новый телефон.

Каратели собственного народа в серой форме защищают не общественный порядок а преступный порядок олигархов и работают на разрушителей страны
Нормальный человек в таких подразделениях служить не может. Они  избивают ветеранов, своих соседей. Не секрет, что за каждую командировку  и избиение они получают повышенное вознаграждение. Абсолютная  беспощадность к полицаям-карателям оккупационной власти, уничтожающим  мирных жителей!
Самые незащищенные места - шея, плечи и ноги. Не  долбитесь в щит и каску, не теряйте сил и времени. Действуйте умнее.  Хотя бы пару раз потренируйтесь. Не пугайтесь свето-шумовых гранат,  отойдите в сторонку придите в себя. никому никогда не отдавайте свое  оружие.
Прикупите качественной пиротехники.

Художественное произведение:  1 мая 1993. Русский бунт.

Отбившихся  от стада овечек нужно "зажаривать" насколько вы психологически готовы.  Если вас окружают уходите быстро, чтобы ударить снова. Берегите себя, не  подставляйтесь просто так, если это не оправданно серьезной целью -  рискуйте разумно. Контролируйте ситуацию вокруг себя, постоянно  просматривая пути отхода.

Закидывание "коктейлем" или "двухсотые" резко  изменят "боевой настрой"  в рядах ваффен СС. После этого на избиения и  расстрелы пойдут только наёмники, а к ним никакой пощады.

Надо  грамотно психологически подготовится к смерти и к уничтожению врагов  великой страны.
Страшно ли было красноармейцу впервые на фронте убить  фашиста? Трудно ли было партизанам уничтожать карателей?
Врагов  уничтожающих страну изнутри надо выносить беспощадно.
Иначе конец всему. 
Герои Брестской крепости не умерли - они шагнули в вечность. А вы хотите  умереть от мизерной пенсии, и видеть как умирает старшее поколение,  отстоявшее и построившее великую страну, от недостатка лекарств?
Хотите  умереть в Дальневосточной республике в разрухе и расчлененной стране,  или хотите видеть вымирание русского населения по 500.000 в год только  по официальной статистике как сейчас?
Вопрос как мы умрем.
Некоторые  шансы даются 1 раз в жизни.
Как правило погибают, те кто боятся смерти, а  не смелые и морально подготовленные.

Тревожный пакетик должен  быть наготове. Хорошо будет, если жители Московской области сразу же  приедут поддержать народ и решить судьбу своей страны.
Чтобы не  выделятся и не опознаваться бейсболка, очки или плащ синтетический  дешевый до пят. А в руке целлофановый пакет, где поверх "груза" положено  что-то легкое и не вызывающее подозрений.
Мародеры, поджигатели и  наемники, стреляющие в народ подлежат немедленному поражению, по закону  военного времени, иначе начнется хаос и распад.
Будет очень жесткое  время это не ОМОН камнями закидывать. Штурмовать всякие  силовые-карательные заведения, видимо, бессмысленно, а вот  осветительного жару на первом этаже поддать стоит, чтобы поняли всю  серьезность происходящего исторического момента.
Только не надо как в  1993г. вещать -"Все идем штурмовать Кремль-Останкино-далее по списку! " немногие должны знать о скрытном выдвижении и шоу.
За клоунами с  дубинками и щитами всегда стоит полицай-спецназ, расстреливающий  собственный народ, - вот здесь самая главная битва.
А против народа  воевать бесполезно. 

Не удивляйтесь быдломассе, смотрящей с  попкорном на происходящее  как на зрелище.  Это овцы которые согласны  жить и сдохнуть как им скажут - их нельзя назвать полноценными людьми,  скорее они безвольные зомби.

Есть вероятность введения миротворческого  корпуса НАТО, для "подавления беспорядков и восстановления прав человека  по просьбе россиянского руководства". Тут уже нужно формировать  партизанские отряды для их уничтожения, нанесения "неприемлемых  потерь".  Наша страна это козырь кланы ее так просто не отдадут. Поэтому  нужно быть особенно беспощадными. 

Наше дело правое, враг будет разбит,  Победа будет за нами!!!

http://ru-partizan.livejournal.com/2289.html
Ответ
#6
Мнение:


Цитата:И снова "Партиазнское". Ситуация на Манежке.

    В двадцать пятый раз. Скопом ответы тем, кто обвиняет меня в страшилках, нагентании обстановки и самопиаре на теме.
    Вот что я писал в первой своей статье "Партизанское":
    "...милиция – это такой универсальный враг, которого ненавидят все. И теперь вектор ненависти определен. Партизаны ткнули в силовиков пальцем и сказали: «они»."
    "Так, как мы живем сегодня, не хотят жить уже не отдельные группы экстремистов, сепаратистов и прочих недовольных. Так не хочет жить уже все население. В итоге воевать будет попросту не с кем – стрелять в затылок начнут из каждой подворотни".
    "Но беда в том, что это будет не либерально-демократическое освободительное движение за право человека жить в своей стране достойно, как многим, вероятно, хотелось бы. Это будет националистически-религиозное движение. В отличие от демократически ориентированной части общества, которая действовать не готова и не способна, национально-ориентиролванные силы действовать не только готовы, не только боеспособны, но и хотят этого. И таких людей предостаточно. Ячейки, способные организовать, поднять и повести людей, я встречаю в каждом городе."
  "Власти выгодно, чтобы люди резали таджиков, а не жгли бронированные «Мерседесы». Чтобы фашисты и антифашисты воевали друг с другом, а не с ними. Чтобы массы как можно меньше задумывались, почему же они так живут на самом деле. Но контролировать этот процесс вечно еще не удавалось никому. Франкенштейн всегда выходит из под воли хозяина и начинает на него охоту. Произошло ровно то, что и всегда происходит в таких случаях – создание превзошло своего создателя
    Власть сама вырастила тех, кто готов – и хочет – вешать её на столбах. Ментов, судей, чиновников уже начали убивать."
    "Осталось дождаться, какой же именно очередной ментовской беспредел взорвет эту бочку пороха. И если на Кавказе мы имеем национально-исламистское движение, то в России, если ничего не изменится, получим национально-православное."


    полностью здесь: http://starshinazapasa.livejournal.com/154115.html

Хотелось бы, чтобы Русское Коммунистическое движение Wink
Ответ
#7
Находясь под впечатление от прочтения биографии Фиделя Кастро в данную тему хотел бы предложить разместить книжку-памятку его современника и боевого товарища, испанского генерала: Альберто Байо Хироуда - 150 вопросов партизану.
Ссылка например вот: http://constitutions.ru/archives/4626
Не про наши широты, но в целом очень простой и информативный труд.

Ответ
#8
http://depositfiles.com/files/hsp6tdufm

Автор: А. Афанасьев
Название: В помощь партизану
Год: 1942
Отрасль (жанр): Военная литература
Язык: Русский
Формат: DJVU
Качество: Хорошее

Описание:
"Советский партизан, запомни!
Коварный враг - германские фашисты(в данном случае уместно сказать, NATOвские фашисты нападут) напали на нашу Родину..."

В книге дан ряд практических советов и справочных сведений для нашего бойца-партизана, действующего в тылу врага.

От себя: действительно дан ряд ценных советов по способу ведения партизанской войны.
Ответ
#9
Сущность партизанства и повстанчества как метода войны (часть 1)

[Изображение: 1321082577_3-1.jpg]

Три фазы партизанской войны

Полный цикл развития малой войны в стратегическом измерении состоит из трех сменяющих друг друга фаз: обороны (наступления противника); динамического равновесия борющихся сторон; стратегического наступления сил сопротивления. Важно подчеркнуть, что такая последовательность этих фаз обязательна и является краеугольным камнем метода.

Не допускается перескакивания или поспешного прохождения предыдущих фаз. Случалось, что иллюзия неуязвимости, порожденная неспособностью регулярных войск противника разгромить относительно немногочисленные повстанческие силы, толкала последних на излишне активные наступательные действия, на неоправданное сосредоточение, на локализацию районов боевых действий. Именно тогда повстанцы повсюду несли самые тяжелые поражения. Чаще всего опасность забегания вперед возникала в тех случаях, когда внешние количественные признаки (рост числа бойцов, предшествующие боевые успехи, расширение контролируемых зон) они оценивали как признаки нового качественного состояния.

Внешне кажутся исключением из правила обязательного прохождения всех трех фаз случаи возникновения малой войны из революционно-повстанческого или национально-освободительного движения. Однако в этих случаях надо считать, что стратегическая фаза наступления противника завершилась установлением колониального господства, либо захватом власти оккупантами и сотрудничающими с ними местными коллаборационистами, либо антинародным поворотом правительственного курса.

Добившись военных целей (даже если и не велись реальные боевые действия, или они велись в отдаленном прошлом), противник осваивает захваченную территорию, устанавливает контроль над тыловым пространством, создает свою военную, административную, политическую инфраструктуру, т.е. тяготеет к мирному состоянию и, в отличие от оппозиции, склонен игнорировать прошлое. В то же время, с точки зрения оппозиции подобное положение вещей воспринимается как продолжение колониальной войны, либо как антинациональный режим марионеточного правительства поддерживаемого штыками оккупантов, либо как состояние гражданской войны. В данный период потенциал сопротивления (если он существовал на первой фазе и не иссяк к началу второй) преобразуется в реальные действия, и малая война начинается сразу со второй фазы, которая предстает как начальная.

[Изображение: 1321082679_3-2.jpg]

Создание опорных баз и партизанских районов

На первом этапе борьбы главная задача сил сопротивления состоит в создании опорных баз и партизанских районов. Под опорными базами понимаются места временной дислокации штабов повстанцев, их боевых формирований и подразделений обслуживания. Помимо жилья и складов, там оборудуются командные посты, классы боевой подготовки, устанавливаются средства связи, создаются пункты медицинской помощи и тылового обеспечения. Во избежание случайного обнаружения опорные базы устраиваются, как правило, в безлюдных местах. Однако с учетом потребностей материального обеспечения места для опорных баз выбирают с таким расчетом, чтобы расстояние до ближайшего населенного пункта составляло не более одного дневного перехода.

Так называемые партизанские районы - это территории двойного контроля, где силы сопротивления, выдвигаясь со своих опорных баз, осуществляют диверсии, засады, налеты, рейды и другие кратковременные, ограниченные по масштабам действия.

При рассмотрении особенностей малых войн довольно часто допускается переоценка влияния на них физико-географических условий. Несомненно, сама технология таких войн выступает за то, чтобы природа взяла на себя часть задач борьбы с противником - чтобы горы, леса и болота укрыли обороняющихся, ограничили ударные и маневренные возможности технически оснащенного неприятеля, чтобы жара перегревала моторы его машин, а мороз не давал им заводиться, чтобы песок, трясина или залитые водой рисовые поля позволяли иметь свободной от вражеского контроля часть национальной территории. Но и партизаны, действуя в тех же условиях, не могут бесконечно выжидать под покровительством природы и вынуждены покидать свои естественные убежища.

Переоценка географического фактора и других местных особенностей приводит к принципиально неверному выводу о том, что успешное ведение повстанческо-партизанской войны возможно лишь в особых условиях, которые якобы оказывают определяющее влияние на формы и способы ведения боевых действий. «Естественно,- замечал по этому поводу Эрнесто Че Гевара, - географические и социальные условия каждой страны определяют формы и способы, в которых будет развиваться партизанская война. Но ее основные законы действительны для любой войны этого типа». То обстоятельство, что партизанские войны велись на всех континентах, подтверждает справедливость данного замечания.

В частности, опорные базы не всегда и не во всех странах создавались в неприступных горах, непроходимых чащах или болотах. Если труднодоступных изолированных районов не имелось, то опорные базы располагались на равнинах, в озерной или речной местности, в песках. При этом отсутствие благоприятных природных особенностей в значительной мере компенсировалось временным, сезонным, кочующим характером баз, соответствующими способами их охраны и обороны, отвлекающими действиями, инженерным оборудованием местности, варьированием интенсивности боевых действий в других частях ТВД.

Цель повстанцев заключается в том, чтобы созданием максимального числа опорных баз, установлением связи и взаимодействия между находящимися там отрядами, расширением зоны боевых действий постепенно локализовать регулярные войска противника в городах и на основных линиях коммуникаций. Соответственно, обнаружение и уничтожение опорных баз является одной из главных задач противоповстанческих сил.

Характерные черты партизанской войны

Надо обратить внимание на такие важные черты партизанской войны как преднамеренное оставление территории, ведение не просто оборонительной, но и затяжной войны. Эти иррегулярные («неправильные») принципы резко отличаются от принципов военного искусства регулярных армий. Они базируются на реалистичной оценке сил противника и собственных возможностей, носят вынужденный характер, а следование им обеспечивает главное условие достижения окончательной победы - сбережение и накопление оборонительного потенциала. Лишенные армии, тыла, оружия, оперативного пространства, коммуникаций и организационного единства, силы сопротивления больше всего нуждаются во времени, чтобы все это создать и противопоставить противнику, стремящемуся к скорейшему упорядочению жизни в стране.

Весьма характерная черта повстанческого движения заключается в том, что оно начинается сразу, как только созданы первые вооруженные отряды, нередко в составе всего несколько человек. Так, в Абхазии, Карабахе, Приднестровье, Таджикистане первые отряды боевиков насчитывали не более 60-120 человек, вооруженных охотничьими ружьями, пистолетами и лишь в небольшом количестве автоматами. Спорадические, бессистемные и малоэффективные акции первых групп не имеют большого военного значения, не представляют собой реальной угрозы для противника и потому недооцениваются им.

Однако надо ясно понимать, что поначалу война ведется повстанцами не с целью разгрома противника, не освобождения национальной территории, а ради создания военной организации. Ведущий принцип военного строительства на этом этапе - иррегулярность, то есть отказ от жестких организационных форм, от централизации управления, от регламентации способов действий, от унификации вооружения.

И только конечным итогом военного строительства должно стать создание повстанческой армии регулярного типа, которая будет способна нанести решающее поражение противнику на третьей фазе войны. Чтобы понять, каким образом эти две противоположные тенденции не только не подавляют одна другую, но и плодотворно сосуществуют на всем протяжении войны, следует рассмотреть состав сил сопротивления на различных этапах.

Как уже отмечалось, чаще всего начало активного сопротивления связано с действиями одного или нескольких небольших вооруженных отрядов и созданием первых опорных баз. На этом начальном этапе осуществляется изучение топографических условий, налаживаются контакты с местным населением, создается система разведки, оповещения и связи, организуются каналы продовольственного и медицинского обеспечения, привлекаются новые бойцы, уничтожаются агенты противника, коллаборационисты и предатели.

Первые боевые вылазки напрямую связаны с решением перечисленных задач, они осторожны и кратковременны. Главная цель - захват оружия, боеприпасов, средств связи, транспорта. Постепенно радиус действия увеличивается, растет и численность отрядов, и эффективность их боевой работы. Образуется партизанский район, примыкающий к опорной базе, что в совокупности иногда называется фронтом, или освобожденным районом. В этот период неуязвимость партизан обеспечивается не столько их боеспособностью, сколько условиями местности, чрезвычайной мобильностью в пределах района (поэтому данный этап иногда называют «кочевым»), малочисленностью отрядов и характером их действий, пресле­дующих главным образом цели материального обеспечения.

Со временем налеты становятся все более частыми, дерзкими и решительными, партизаны захватывают все больше оружия, боеприпасов и другого военного имущества, что позволяет им вооружать новых бойцов. Но и в дальнейшем переходы занимают больше времени, чем собственно боевые действия. Если отряд сумеет подготовить и провести один крупный бой в месяц, это считается вполне приемлемым. Подобная интенсивность тем более приемлема потому, что таких отрядов множество, их число растет, а вооруженные выступления, хотя и ограниченные по масштабу, охватывают значительные пространства.

Наконец, наступает момент, когда количественный и качественный рост новой армии делает пределы первоначального района слишком тесным, и тогда снаряжается часть партизанских сил для оперативного, политического, хозяйственного освоения по той же схеме следующего района. Если противнику не удается пресечь такого рода экспансию в своем стратегическом тылу, то она продолжается дальше. Отбитого у противника, закупленного за рубежом, поставленного из других стран оружия становится достаточно, чтобы обеспечить массовый характер партизанской армии, накопить запасы на тайных складах за пределами и внутри освоенных районов, приступить к вооружению поддерживающей части населения и созданию местных отрядов самообороны.

На этом этапе возникает тенденция регулярности. Она проявляется в форме выделения и обособления лучшей части партизанского войска, обеспечения ее лучшим оружием, комплектования наиболее подготовленным командным и личным составом. Данный процесс начинается и идет с самого низа - с мелких боевых групп. Хорошо проявившему себя бойцу доверяют наиболее эффективное оружие, а со временем и вся группа оказывается отменно вооружена. Несколько таких групп объединяются в особые ударные отряды, способные решать большой объем ответственных боевых задач. Им назначаются отдельные оперативные районы, но чаще они играют роль ударного резерва.

Тем временем вновь возникающие партизанские отряды, а также отряды народного ополчения и самообороны продолжают выполнять функцию источника пополнения ее личным составом и материальными средствами. Иными словами, строительство регулярной армии идет не методом отсечения менее эффективных формирований, а путем одновременного развития обоих компонентов - вооруженных народных масс и тяготеющей к регулярности отборной части повстанческого войска. Такая военная система, когда одновременно создаются, существуют и действуют иррегулярные формирования войскового типа и чисто партизанские отряды, характерна для большинства малых войн.

При этом в строительстве партизанской армии используется главным образом принцип добровольного комплектования личным составом. В некоторых случаях меры принудительной мобилизации населения тоже применяются, однако они носят исключительный характер и не играют ведущей роли. Более того, отход от добровольности часто приносил обратные результаты и приводил к угасанию сопротивления. Распространенным явлением большинства малых войн, особенно гражданских, стало также комплектование сил сопротивления за счет пленных и дезертиров (непременно на добровольной основе). Примечательно, что эти категории личного состава в новой армии нередко проявляли себя с самой лучшей стороны, а отдельные их представители даже становились авторитетными военачальниками. Успех такого способа комплектации предрешается главным образом целеустремленной политикой по подрыву морально-боевого потенциала противника, проводимой как методами психологической войны, так и широкой практикой отпуска военнопленных, гуманным обращением с ними. Это обычно обеспечивает большой пропагандистский эффект, развенчивает миф о кровожадности партизан, а с другой стороны освобождает их самих от бремени содержания военнопленных.

[Изображение: 1321082692_3-3.jpg]

Обеспечение оружием и работа тыла

Организационная разнородность сил сопротивления дополняется разнородностью вооружения различных отрядов. Все они в основном вооружены легким стрелковым и другим вооружением, которое бойцы в состоянии переносить на себе. Это холодное оружие (вплоть до вил, кос и мачете), охотничьи дробовики и штуцеры; это магазинные винтовки, ручные и станковые пулеметы, револьверы, пистолеты, пистолеты-пулеметы времен первой и второй мировых войн; это и современные ПЗРК, безоткатные орудия, минометы и гранатометы. Естественно, стремясь к обладанию оружием с наилучшими тактико-техническими характеристиками и более высокими поражающими свойствами, партизаны вынуждены сдерживать себя в этом стремлении, руководствуясь соображениями независимости от собственного вооружения и оснащения.

Сложное мощное оружие коллективного пользования ограничивает маневренные возможности, принуждает к позиционным действиям, требует транспортных средств и ремонтно-восстановительной базы, специальной длительной подготовки личного состава, предполагает резкое утяжеление боекомплекта, обязывает создавать полноценный тыл и развитую систему боевого обеспечения. Например, в самом начале афганской войны вооруженная оппозиция захватила у правительства некоторое количество артиллерии и танков, но очень скоро вынуждена была от них отказаться. Подтверждается это и фактами чеченской войны. Авиация сепаратистов была уничтожена на земле, так и не сумев взлететь. Большое количество танков, БМП, БТР, другого тяжелого вооружения, имевшегося у боевиков в начале боевых действий, уже к концу 1995 г. было уничтожено федеральными силами, а иногда просто брошено за ненадобностью.

Важно подчеркнуть, что основным источником вооружения иррегулярной армии является ее противник. Важно потому, что знание этого принципа дает возможность понять логику военных действий партизан, одной из главных боевых задач которых (а в ходе накопления сил основной задачей) является захват средств ведения войны. Их акции считаются неэффективными, если в результате нет приращения количества оружия и боеприпасов. Этим же объясняется стремление вооружаться теми образцами и типами оружия, которые состоят на вооружении противника.

Однако это правило не абсолютно. Современные конфликты, какова бы ни была их природа, отличаются тем, что они крайне редко удерживаются в рамках двустороннего противоборства. По мере их развития каждая из участвующих сторон приобретает на международной арене союзников и противников, явную и тайную поддержку или противодействие. С течением времени, когда выявляется затяжной характер конфликта, его политическое содержание и тенденция к эскалации, оружие начинает поступать потоком из сопредельных стран, регионального окружения и мировых центров. Особую роль играет «черный рынок» вооружений.

Поэтому такие внутренние конфликты нередко выливаются в соперничество мировых технологий, а налаженные поставки извне в значительной мере разрешают проблему материально-технического обеспечения участников конфликта. Известно также, что поддерживая вооруженную оппозицию внешние силы нередко поставляют ей оружие, аналогичное имеющемуся у правительственных войск. В некоторых случаях для этого при­ходилось специально налаживать его производство либо закупать в третьих странах.

Чаще всего применяется комбинированный способ добывания оружия, что превращает зону конфликта в арсенал разнообразных его образцов - от реликтов прежних эпох до новейших моделей. При этом наиболее значительные современные конфликты подобного рода показали, что создание регулярной повстанческой армии без внешней помощи невозможно.

Говоря о внешнем факторе, об опорных базах и партизанских районах в малой войне, следует подробнее остановиться на структуре и функционировании партизанского тыла. Этот аспект отличается особым своеобразием, так как общепринято, что тыл существует лишь при наличии фронта, при выстраивании всей армии лицом к врагу, при ее делении на боевые и не боевые компоненты и максимальном подтягивании первых к рубежам соприкосновения с противником. Известно также, что в современных армиях доля управленческих, обеспечивающих, обслуживающих и других вспомогательных подразделений непрерывно растет, и вследствие этого центр тяжести постепенно перемещается назад, от передовых позиций в сторону тыла.

В малых войнах нет фронта как рубежа противоборства, но есть повсеместная борьба, очаги которой внезапно возникают и исчезают на обширных пространствах, одновременно вмещающих всех прямых участников конфликта. Нет постоянных операционных направлений и устойчивых векторов приложения усилий, но есть множественные удары во всех направлениях и всегда в сторону противника и его объектов. Нет тыла как зоны относительной безопасности за спиной собственных войск, но есть операционная (она же тыловая) зона за спиной противника, превращающаяся в ходе войны из тыла в зону повышенной опасности.

Партизаны ведут непрерывную борьбу за то, чтобы тыл врага (включая и войсковой) был в то же время их тылом. При этом главным принципом формирования тыла для них всегда остается принцип самообеспечения, а принципом функционирования - действие двух потоков движения материальных средств: от населения к бойцам и обратно. Создание же опорных баз позволяет перейти к материальному производству, и они, расширяясь, сливаются в обширные районы расположения как боевых элементов, так и сельскохозяйственных угодий, медицинских и образовательных учреждений, всевозможных мастерских, складов и т.п. Благодаря этому примыкающий к опорной базе район становится объектом социальной поддержки населения, и определенная часть боевых операций может проводиться с задачей распределения среди местных жителей продовольствия, одежды и прочих необходимых товаров.

Соответственно, война все больше политизируется, ведется ради привлечения на свою сторону населения, а силы сопротивления трансформируются из чисто военной организации в военно-политическую. Вот почему боевые действия предпринимаются не только там, где они целесообразны с военной точки зрения, но и там, где это политически важно.

Разгром опорной базы не означает разрушение тыла, так как освоившие метод самообеспечения, действующие в собственной стране и поддерживаемые населением (хотя бы частью его) бойцы легко могут перебазироваться либо начать «кочевую» жизнь. Более того, как показывает опыт, даже разгром всей системы опорных баз не обязательно приводит к окончанию войны. Всегда остается возможность стратегического перебазирования боевых отрядов и групп (включая поддерживающее их население), эвакуации их за границу или перевода войны в начальную фазу. Высокая степень зависимости от тыла имеет место только в тех случаях, когда основные источники обеспечения находятся за границей.

Продолжение следует...

Материал взят из книги «Малая война (Организация и тактика боевых действий малых подразделений)»

http://pravoslav-voin.info/pravvoiny/999...a-kak.html
Ответ
#10
Сущность партизанства и повстанчества как метода войны (часть 2)

[Изображение: 1321111961_3-1.jpg]

Партизанская тактика и динамическое равновесие сил

Говоря об оборонительном характере войны в целом, следует особо отметить активно-наступательный характер военных действий, предпринимаемых повстанцами и партизанами против превосходящих сил противника. На первый взгляд подобные действия находятся в формальном противоречии с важнейшим принципом - максимальным рассредоточением и сбережением собственных сил. Но это лишь на первый взгляд. Один специалист следующим образом характеризовал действия афганских партизан:

«Тактика действий бандформирований основывалась на использовании опыта басмаческого движения в советской Средней Азии и в основе своей содержала действия небольших по численности отрядов и групп (10-15 человек и более), осуществлявших нападения на небольшие гарнизоны войск, командные пункты и узлы связи, склады, колонны машин, отдельные группы военнослужащих и посты охранения, а также на слабо охраняемые административные и экономические объекты. В случае необходимости при решении сложных задач группы и отряды объединялись в более крупные формирования по 500-900 человек и более. Тактика действий бандформирований в этих условиях приближалась к действиям регулярных войск.

Боевые действия мятежников характеризовались следующими общими особенностями: устремлением к достижению внезапности (особенно ночью); взвешенным учетом соотношения сил и средств, условий обстановки; всесторонней подготовкой боевых действий; широким применением засад, минированием местности, созданием искусственных заграждений путем подрыва дорог, мостов, плотин, тоннелей, хорошо организованной разведкой с использованием различных источников получения данных (населения, а также контрреволюционных элементов армии, органов государственной безопасности, госучреждений): проведением диверсионно-террористических акций на дорогах по срыву перевозок, а также нападением на посты, хозяйственные и военные объекты».

Подчеркнув достоверность данной характеристики, следует лишь сказать, что она в своих главных элементах универсальна и пригодна для описания не только афганской войны, басмаческого движения, но и почти всех малых войн.

Развитие опорных баз и расширение партизанских районов, все более частые и дерзкие выступления партизан приближают момент, когда борьба с ними становится главной и неотложной задачей оккупационной (правительственной) армии, а противоборство иррегулярных и регулярных войск - основным содержанием войны. И чем активнее и успешнее действуют партизаны на предыдущей фазе, тем масштабнее и ожесточенней выступают против них группировки противника, устремляющие свои главные усилия на скорейший выход к опорным базам и на уничтожение их сосредоточенными ударами.

В условиях неравенства сил и средств оборона баз осуществляется, как правило, не организацией отпора на фиксированных рубежах и подготовленных на дальних подступах позициях, а методом так называемого центростремительного отступления. Выше указывалось, что рассредоточенные партизанские группы, действующие на известном удалении от опорных баз, заняты в основном решением задач самообеспечения и обозначения своего присутствия, для чего осуществляют диверсии, засады, налеты и передислокации. Их небольшая численность - не только слабость, но и необходимое условие (вместе с высочайшей подвижностью) для выживания. Переход же противника из относительно статичного положения в динамику решительных противопартизанских операций обязывает и самих партизан действовать сообразно ситуации, в частности, порознь и всем вместе устремляться за наступающей группировкой регулярных войск.

Неизменно действуя на флангах, в тылу и даже в промежутках наступающих, партизаны увеличивают свою активность по мере приближения противника к опорной базе. В результате их естественного сосредоточения повышается сила и эффективность проводимых ими операций, направленных на изнурение противника, снижение темпов его наступления, изменение запланированных направлений ударов. Множественные налеты, беспокоящие и отвлекающие действия, засады, завалы на дорогах, их минирование или заблаговременное разрушение, различного рода диверсии служат единственной цели - путем изнурения и дезорганизации, втягивания в мелкоочаговые стычки, срыва подвоза материальных средств понизить боеспособность противника, принудить его отказаться от продолжения операции и уйти из партизанского района в места прежней дислокации.

Если такая цель достигается, то начинается обратный процесс рассредоточения, нового «расползания» партизанской войны, преследования отходящих войск, уже уставших, деморализованных самим фактом провала операции, истративших боезапас, обремененных ранеными и больными.

Партизан не случайно называют «иезуитами войны», потому что вся их борьба подчинена одному только закону целесообразности во всех действиях. Находясь большую часть времени в режиме выживания, всемерного сохранения собственных сил, находясь в сильной зависимости от противника (от его действий, его запасов), но неизмеримо более свободные, чем он, в выборе форм и способов действий, они часто применяют методы, которые асимметричны методам противника. Они бесконечно изобретательны в приемах ухода из-под ударов, в достижении внезапности, инициативы и свободы действий, в навязывании выгодных только им условий, в нешаблонности и неповторяемости предпринимаемых шагов, в маскировке и сокрытии своих истинных намерений.

Постоянная индивидуальная и коллективная импровизация, достигаемая благодаря отсутствию чрезмерного нормирования деятельности отрядов со стороны руководящего центра, настоящий демократизм процесса принятия решений и определения способов их выполнения возводят партизанскую войну в степень подлинного искусства, гнушающегося серийных поделок и всякий раз удивляющего противника уникальными находками. Война активно развивает творческие начала личности рядового бойца и командира, вынужденных быть в постоянном поиске. Как свидетельствовал Че Гевара, в отличие от застывших методов классической войны партизаны в каждый момент изобретают свою собственную тактику и этим постоянно застают противника врасплох.

Так, если противник наступает, они отступают; если он остановился, они тревожат; и они переходят в наступление, когда противник начал отход. Предпочтительные объекты и цели их атак - самые слабые, уязвимые элементы неприятельских группировок. В первую очередь, это склады, блокпосты, транспортные колонны, ремонтные базы и т.п. Партизаны приступают к решительным действиям только тогда, когда уверены в победе, всячески воздерживаются от боя, если возможность достижения успеха вызывает сомнение.

Партизаны отвергают саму идею поля боя как пространства, естественно удобного или приспособленного для расположения и боевых действий войск. Всячески избегая фиксированных рубежей и позиций, они мастерски пользуются естественными укрытиями. Партизанские отряды не стремятся к общевойсковому бою, не пытаются и не могут достичь превосходства в количестве, качестве и разнообразии вооружения, но сосредоточены на эффективном и экономичном использовании имеющегося. Их усилия и применяемые тактические приемы направлены на то, чтобы избежать противоборства живой силы с техникой, перевести его в плоскость схватки живых людей. Именно в ней партизаны, не имеющие профессиональной военной подготовки, раз за разом повсеместно обнаруживают свое превосходство над профессиональными военными.

И против крупных группировок врага, и против его артиллерии, танков, авиации партизаны применяют набор одних и тех же приемов. Это рассредоточение до уровня мелких подразделений (иногда даже до уровня одиночных бойцов), максимально возможное сближение с противником, стремительность передвижений, внезапность начала и окончания боевых действий, непрерывная маскировка и дезинформация, наибольшая активность в темное время суток, использование защитных свойств местности и климатических особенностей. Партизаны атакуют в самые невыгодные для противника моменты, например, во время отдыха.

Находясь в состоянии фактического окружения на стратегическом уровне (т.е. по отношению к главным группировкам и гарнизонам противника), партизаны стремятся достичь численного превосходства на местах. Они используют любую возможность для окружения отдельных подразделений регулярной армии, осады гарнизонов. Тем самым они вынуждают противника перенацеливать главные силы на решение задач охранения, дозорной службы, частные рейдово-поисковые операции. При этом кольца окружения являются небольшими, а сами боевые действия носят кратковременный характер. Однако бой с окруженным противником может длиться и несколько дней, если тот оказался в отрыве от своих основных сил, не получает подкреплений и находится в ослабленном состоянии.

На этой стадии на всю войну можно распространить термин «менуэт», который присвоен одному из самых распространенных тактических приемов партизан. Суть его в том, что партизаны стараются все время находиться рядом с противником, на дистанции действительного огня имеющегося у них оружия. Как правило, расстояние между сторонами сохраняется в пределах 800-1000 метров днем и значительно сокращается ночью. Оно выдерживается при любых эволюциях и перемещениях, словно невидимая нить неразрывно связывает противников, зеркально повторяющих движения друг друга. При этом партизаны, взяв на себя роль «ведомого», действуют по известной уже схеме: отступают, когда противник насту­пает, и наступают, когда он отходит. Никогда не разрывая тактическую связь и редко - огневую, они применяют этот прием тогда, когда боевые действия ведутся на достаточном удалении от жизненно важных для них центров и имеется резерв территории для маневра.

Впрочем, пространственные ограничения затрудняют применение данного метода, но не исключают. Так, в наше время его использовали повстанческие армии в крохотных центральноамериканских государствах. Для этого им пришлось прибегнуть к еще большей маневренности, к опоре на городское и пригородное партизанское движение, к базированию на территории сопредельных государств. Их цель заключалась в том, чтобы «разменять территорию на людей», то есть нанести противнику урон в живой силе за счет временного оставления территории и сбережения собственных сил.

[Изображение: 1321112058_3-2.jpg]

Засады

Наибольших успехов партизаны достигли в искусстве устройства засад. Известно даже выражение, согласно которому партизанская война в целом есть не что иное, как засада в масштабах всей страны. По своему целевому предназначению засады устраиваются на сдерживание, поражение и уничтожение. Выбор определенного вида засады находится в строгой зависимости от боевой обстановки, соотношения сил, условий местности и других факторов. Например, для засады на сдерживание, целью которой является временная остановка продвижения противника, изменение направления его удара, преждевременное развертывание в боевой порядок требуется значительно меньше сил, чем для засады на поражение, организуемой ради вывода из строя живой силы и техники, пополнения собственных запасов. Так, если для сдерживания в течение нескольких часов целой роты достаточно одного взвода, то эффективное поражение (а тем более уничтожение) обеспечивается примерно равными с противником силами.

В зависимости от места, применяемого боевого порядка и способа действий засады подразделяются на встречные, параллельные и круговые. Встречная засада, обычно неподвижная, устраивается на маршруте выдвижения значительных сил противника с целью его сковывания или поражения авангардных подразделений. Часто она применяется и против изолированных подразделений, патрулей, транспортных средств. Место засады оборудуется заблаговременно, готовятся запасные позиции, намечаются пути отхода. В зависимости от намеченных способов решения боевой задачи засадный отряд может подразделяться на несколько групп различного боевого предназначения: отвлекающую, сковывающую, ударную, захвата и другие. Особенно широко встречная засада применяется против выдвигающихся подразделений усиления и резервов. Для принуждения их к выдвижению партизаны предпринимают демонстрационную осаду какого-либо гарнизона, имитируя начало крупной операции с решительными целями, или осуществляют другие акции, вынуждающие противника в спешном порядке (а потому недостаточно организованно) формировать и высылать усиление. Провоцирующие действия партизан обычно прекращаются, как только выдвигающаяся группировка попадает в подготовленную засаду.

Параллельная засада отличается от встречной в основном тем, что объектами внезапных нападений партизан, неотступно следующих за противником вдоль оси его движения, становятся боевое охранение, тыловые и боковые походные заставы, разведгруппы.

Особого искусства требует круговая засада. В этом случае подразделения партизан (три и более) в ожидании выдвигающегося противника располагаются по периметру заранее избранного района. Первое из них после открытия флангового огня и завязки боя отходит, увлекая за собой преследование и разворачивая на себя фронт атаки противника. Подобным же образом действуют и другие подразделения, последовательно вступая в бой и вынуждая тем самым противника наступать по кругу. При определенных условиях такую засаду удается перевести в засаду на уничтожение, так как противник теряет управление и попадает под кинжальный огонь со всех направлений.

Действуя из засады, партизаны по своему усмотрению варьируют интенсивность боя. Избегая атаковать сумевшие перейти к организованной обороне части (подразделения), они могут в разгар боя неожиданно прекратить огонь и начать отход. При этом преднамеренное отступление рассматривается партизанами как один из лучших способов сохранения за собой инициативы. Считается, что запоздание с началом отступления хуже, чем преждевременный отход. В соответствии с принципом сбережения сил и средств бойцы партизанских формирований, как правило, ведут огонь одиночными выстрелами или короткими очередями. По этому признаку они, в частности, определяют местоположение друг друга в сложной динамике боя.

Даже вполне сознавая сильные и слабые стороны партизанских сил, противник всякий раз оказывается неподготовленным к конкретным боевым эпизодам. В качестве примера можно указать на тактическую ловушку, которую партизаны с неизменным успехом применяют повсюду в различных вариантах. Открывая огонь меньшей частью своих сил по движущейся колонне противника, они вынуждают его спешиваться под прикрытие своих машин на ту сторону дороги, откуда огонь не ведется. Но именно там расположены главные силы и огневые средства партизан, которые кинжальным огнем наносят основное поражение. Противник не имеет возможности сразу установить расположение огневых точек и живой силы, решить какими силами и в каком порядке нужно наносить им поражение. А того времени, которое необходимо для организации боя, партизанам обычно достаточно, чтобы из него выйти. Вот почему этот прием раз за разом воспроизводится.

[Изображение: 1321112046_3-3.jpg]

Стратегическое наступление повстанцев

Заключительная фаза малой войны характеризуется маневренными действиями сторон на большой территории. Признаками достижения этой фазы являются: способность партизанских формирований на каждый удар отвечать контрударом; проведение масштабных и результативных операций по планам, мало зависящим от действий противника; приближение этих операций к его главным военным или экономическим центрам; установление устойчивого контроля над обширными зонами. Стратегическое наступление по многим операционным направлениям в сторону городов, крупных гарнизонов, полевых группировок войск, завершается, как правило, их блокированием и выходом главных партизанских сил к столице. Партизанская армия сосредоточенными массами выходит из своих баз в горах и лесах, из городского подполья и предстает перед противником во всей своей мощи. На большинстве участков она уже обладает численным перевесом.

Однако и на этом этапе малой войны действует принцип достижения победы путем накопления мелких успехов: никаких генеральных сражений, «последних штурмов», «полного разгрома» противника. Регулярная армия, хотя и терпит ряд поражений тактического уровня, обычно до последнего дня войны сохраняет свою организационную устойчивость, материально-техническое превосходство, способность продолжать боевые действия и одерживать победы. Именно поэтому партизанско-повстанческие силы продолжают воевать «не по правилам». Они по-прежнему прибегают в основном к обходам и охватам, избегают позиционных действий, не концентрируются перед фронтом главных сил противника, не пытаются «проламывать» его оборону, не обмениваются с ним прямолинейными ударами на фиксированных рубежах. И хотя параметры частных боевых эпизодов значительно возрастают, общий рисунок военных действий, приобретая более четкий контур, по существу меняется мало.

Проявившиеся масштабы партизанских сил, их боевые возможности убедительно показывают командованию противника, что быстро и надежно подавить партизан нельзя, что воевать приходится не с «бандформированиями», и не с наемниками, завербованными спецслужбами другого государства, а с народом. Сохранение боеспособности и наличие материальных средств для продолжения войны уже не является достаточным условием для того, чтобы рассчитывать на победу. Сопротивление правящему режиму (или оккупантам, колонизаторам) становится общенациональным. Оно формирует общепатриотическую идеологию, делает сторонниками партизан подавляющее большинство населения. Многие руководители повстанческих движений утверждали, что могли бы продолжать борьбу 10, 20 и более лет. Ни одна современная регулярная армия на столь длительное напряжение не способна.

Длительная партизанская война, не обладая в большинстве случаев достаточным потенциалом для слома государственной конструкции противника, рано или поздно вызывает такую ее коррозию и усталость, что от нее остается лишь недееспособная оболочка. В подобных войнах день победы наступает в известной мере неожиданно. Последним актом многолетней драмы весьма часто оказываются события, свидетельствующие о параличе государственных институтов: всеобщая политическая забастовка, капитуляция (или переход на сторону повстанцев) значительной части правительственных войск, массовое бегство из страны сторонников правящего режима, восстание населения в крупных городах.

* * *

Военная наука, сделав основным критерием победы физический разгром противника, придала наступлению свойства едва ли не единственного средства достижения целей войны. Соответственно, военный метод, основанный на партизанских принципах вооруженной борьбы, выражает свою сущность в умелой эксплуатации и полезном для себя преобразовании избыточной наступательной энергии регулярных армий. Успешное применение этого метода возможно еще и потому, что регулярная армия до последнего момента не признает партизан серьезной военной силой, и упорно сопротивляется любым преобразованиям, сколько-нибудь существенно изменяющим ее обычную организацию и способы ведения боевых действий.

http://pravoslav-voin.info/pravvoiny/100...a-kak.html
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)