Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
«Белая идея» как антирусская мифология
#81
Интересы «союзников» белых в Гражданской войне

[Изображение: 175499_600.jpg]

Специально  для наивных белых поклонников Колчака публикую информацию из  американских архивов, показывающую, что Колчак стал орудием Англии, а  вовсе не сам решил «спасать» Россию. Это телеграмма американского  консула в Харбине Чарльза Мозера госсекретарю США Роберту Лансингу.

Она  была опубликована в советское время в кн.: Из истории гражданской войны  в СССР: Сборник документов и материалов. 1918-1922. В 3 т.. Т. 1: Май  1918 – март 1919. М., 1960,  с.17–18. В сборнике указано местоположение  документа в американском архиве Foreign Relations of the United States  (FRUS). Тем, кто не верит советским публикациям, даю ссылку на страницы  американского архива: [URL=http://"http://digicoll.library.wisc.edu/cgi-bin/FRUS/FRUS-idx?type=turn&entity=FRUS.FRUS1918Russiav02.p0258&id=FRUS.FRUS1918Russiav02&isize=M"]FRUS. 1918. R., v. II, p. 168-169[/URL] –  там можно прочитать всю телеграмму целиком. Нас же интересует вот это:

Консул в Харбине (Мозер) государственному секретарю.
Харбин, 23 мая 1918 г.
Телеграмма
«p.  168 <…>Сегодня видел Колчака, который вновь заявил мне, что без  помощи союзных наций в России невозможно организовать правительство  порядка. Если союзники не сумеют оказать поддержку или откажут в ней,  останется одна Япония, которая обещает ее и которую тогда придется  принять на японских условиях <…>
р.169 <…> Колчак сказал  мне, что лично он находился в пути на месопотамский фронт, когда  британское правительство предложило ему отправиться в Харбин и  организовать вкупе с Семеновым движение против большевиков <…>
».


И  что с этой телеграммой будут делать экзальтированные особы, влюбленные в  созданный художниками образ Верховного правителя? Они рискнут  утверждать, будто американский консул в 1918 году лгал своему начальству  с целью дискредитировать Колчака перед будущим поколением?

Кстати,  архивист Дроков С.В. сообщает, что Колчак, отправляясь на Месопотамский  фронт и зная, что предшественник командующего фронтом умер там от  холеры, счел такой возможный конец для себя лучшим исходом, чем смерть «от рук сознательного пролетариата»  (Дроков С.В. Александр Васильевич Колчак. Вопросы истории, 1991, №1,  с.59). Дроков ссылается на архивы ЦГАОР. Я пока эти архивы не видела,  хотя интересно посмотреть, на какие документы он опирается.

Сомнений  в том, что Колчак видел в большевиках всемирное зло, у меня нет. Однако  он не собирался Россию «спасать», пока не получил направление от  Англии, на службе которой он находился. Подтверждением этому служит  свидетельство американского генерала Грейвса (Уильям Сидней Грейвс,  командовавший американскими оккупационными силами на Дальнем Востоке и в  Сибири во время Гражданской войны в России), который со ссылкой на  генерала Нокса (Альфред Нокс, глава британской миссии на Востоке России  во время Гражданской войны) писал в своем докладе для Вильсона о роли  Англии в организации колчаковской диктатуры. Нокс, цитируя заявление  Уинстона Черчилля в палате общин 6 июня, утверждал, что англичане несут  ответственность за создание правительства Колчака (см. книгу  американских историков: Дэвис Д. Э., Трани Ю.П. Первая холодная война:  Наследие В. Вильсона в совет.-амер. отношениях. – М: ОЛМА-пресс, 2002. –  с. 349).

И тут нелишне добавить, что Англию меньше всего волновала судьба России – ее волновали собственные интересы. Смотрите [URL=http://"http://militera.lib.ru/memo/english/churchill2/12.html"]воспоминания Черчилля[/URL] о целях англичан в организации белогвардейского движения (Черчиль В. Мировой кризис. М.-Л., 1932. с. 167, 174):

«<…>  По совету генерального штаба, начиная с июля месяца, Англия оказывала  ему [Деникину] главную помощь, и не менее 250 тыс. ружей, двести пушек,  тридцати танков и громадные запасы оружия и снарядов были посланы через  Дарданеллы и Черное море в Новороссийск. Несколько сотен британских  армейских офицеров и добровольцев в качестве советников, инструкторов,  хранителей складов и даже несколько авиаторов помогали организации  деникинских армий. <…> Было бы ошибочно думать, что в течение  всего этого года мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам  русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело.  Эта истина станет неприятно чувствительной с того момента, как белые  армии будут уничтожены и большевики установят свое господство на всем  протяжении необъятной Российской империи. <….>».

Эти  ружья, пушки, снаряды убивали русских людей. Так что Колчак, как и все  белогвардейцы, работал на интересы Англии. И если кто-то думает, будто  эти интересы совпадали с интересами России, советую поразмышлять, что  было бы, если Советская республика не столкнулась бы с прямой  интервенцией. Красные не были бы вынуждены так сильно закручивать гайки  для сохранения российской государственности, не было бы ненужных смертей  миллионов русских людей во время Гражданской войны, не была бы  разрушена инфраструктура, сохранился бы золотой запас (а значит, быстрее  шло бы восстановление).

Так что решение Смольнинского суда в январе 2017 года о том, что Колчак, будучи военным преступником, [URL=http://"http://gol-olga.livejournal.com/287187.html"]не достоин героизирования[/URL],  можно только приветствовать. И, хоть в решении Смольнинского суда не  фигурируют факты действия Колчака на стороне интервентов, данные факты  отражены в Заключении Главной военной прокуратуры, составленном в 2004  году в ходе дополнительной проверки по просьбам поклонников Колчака:
[URL=http://"http://ic.pics.livejournal.com/gol_olga/39311574/175691/175691_original.jpg"][Изображение: 175691_600.jpg][/URL]

У  кого-то еще остались сомнения в том, чьи интересы продвигал своей  диктатурой Колчак? Кстати, осознание своей невозможности без интервентов  справиться с красными лишний раз показывает, что белые прекрасно  понимали, за кого был русский народ. И народ это подтвердил, не дав  оккупантам сломить его волю.

Источник
Ответ
#82
Как иудо-западные магнаты  финансировали антибольшевистские силы в России.

Взято http://aloban75.livejournal.com/3047676.html

Кто и сколько заплатил за ярославский мятеж 6-21 июля 1918г?

[Изображение: 3f7630bd48cc.jpg]

Не так давно был на экскурсии по Ярославлю, - пишет товарищ arctus. Гид - милый, добрый, тактичный молодой человек. Пока мы в какой-то момент ждали автобуса, с упоением рассказывал об антисоветском восстании в Ярославле. Честно, услышал об этом впервые, но некоторые моменты насторожили: мятеж был подан одновременно и стихийным и стремительно-успешным; народным, но при этом тем не менее РККА стоило больших усилий для его подавления. Задавать наводящие вопросы не стал, решил навести справки.

Нашёл материал из ярославского же журнала, проливающий свет на инцидент 6-21 июля 1918 года – организованное «Союзом защиты Родины и Свободы» Бориса Савинкова восстание. Одновременно с Муромским и Рыбинским.

Итак, по данным из архива УФСБ Ярославской области.

***
В этой статье мы попытаемся проанализировать финансовую сторону выступления. Этот сюжет никогда не становился объектом специального изучения, а между тем невозможно представить эти события без серьезной финансовой подготовки и поддержки. Как иначе можно было захватить власть в центре страны, в крупном промышленном городе и удерживать ее в течение шестнадцати дней?

Для этого нужна была длительная подготовка, множество профессионально подготовленных военных, а также много оружия, боеприпасов, продовольствия и т.д. и т.п.

Кто же заплатил за это и какие деньги имел в своем распоряжении руководитель мятежа полковник А. Перхуров? Попытаемся ответить на эти вопросы, используя многочисленные источники и, прежде всего, материалы из фондов архива Управления ФСБ по Ярославской области.

Источники убедительно свидетельствуют: участники вооруженного выступления с самого начала не испытывали трудностей с финансированием. Значительная часть офицеров, участников мятежа, заранее прибыла в Ярославль из других городов страны. Из Калуги, например, прибыла группа офицеров во главе с А. Кологривовым. В Калуге они получили по 750 рублей на человека "на дорогу", а по прибытии в Ярославль еще по 350 рублей. По 350 рублей в месяц получали до мятежа и другие находившиеся в Ярославле члены офицерской организации. Уже 4 июля эти офицеры участвовали в тайном сборе на Леонтьевском кладбище, но так как начать выступление в этот день не удалось, они были отправлены в Толгский монастырь, где скрывались еще два дня до начала мятежа.

И после начала мятежа Перхуров не жалел средств для привлечения на свою сторону офицеров. 9 июля 1918 г. он ввел для командного состава "добровольцев" следующие "оклады при готовом помещении и одежде":
командир полка – 600 рублей,
командир батальона – 500 рублей,
ротный командир – 400 рублей,
взводный командир получал по 375 рублей,
рядовой – 350 рублей.

Всем семейным офицерам, согласно приказа, выдали, кроме того, еще по 100 рублей.
А 19 июля штаб Перхурова обнародовал еще один приказ, по которому было предписано "всем семейным воинам выдать по 500 рублей". Через два дня, накануне взятия города красными, частями Перхуров приказал выдать всем, кто держал фронт против красных, еще по 500 рублей "наградных". Эти действия Перхурова показывают, что нужды в денежных средствах мятежники не испытывали.

Произведенные на основании этих данных подсчеты приводят нас к таким выводам: офицер – участник вооруженного мятежа в Ярославле, получил за подготовку и участие в этой акции от 1990 до 2500 рублей (в зависимости от воинского звания и семейного положения).

Возникает естественный вопрос: много это или мало применительно к середине 1918 г.?
Обратимся к ценам на рынках Москвы в этот период времени. В июле 1918 г. курица стоила здесь от 24 до 30 рублей за штуку, мясо 12 рублей за фунт, яйца - 90 копеек за штуку, керосин – 1 рубль 50 копеек за фунт. Цены в Ярославле в то время были на 15 – 20 % ниже московских. Пуд муки на рынке Ярославля, например, стоил около 60 рублей. Таким образом, жалованье участника мятежа представляло весьма солидную сумму.

В июне 1918 г. был принят декрет Совнаркома об оплате труда служащих в государственных учреждениях Москвы и Петрограда. Декрет ввел максимальный уровень окладов (для народных комиссаров, членов коллегий народных комиссариатов, членов президиума ЦИК и ЦК) в размере 800 рублей в месяц.
Таким образом, получается, что размеры денежного довольствия офицера - участника мятежа в Ярославле в три раза превышали максимальный уровень оплаты труда высших государственных чиновников того времени. Действительно, денег для них не жалели.

Теперь попытаемся ответить на вопрос, сколько же было таких активных участников мятежа? После подавления мятежа в руки Ярославской губернской ЧК попало множество бумаг штаба Перхурова – списки отделов с указанием всех его сотрудников, персональные списки отдельных отрядов, и даже ведомости на получение жалованья "добровольцами". На основании первичных списков и проведенных многочисленных допросов в ЧК были составлены "Списки участников Ярославского белогвардейского мятежа", которые затем в течение многих лет, вплоть до середины 1920-х гг., уточнялись и дополнялись. Списки содержали очень подробные сведения – фамилии, имена, отчества людей, воинские звания и род деятельности, место работы или службы, домашний адрес и т.п.

Одного беглого взгляда на эти списки достаточно для того, чтобы понять, что речь идет почти исключительно об офицерах. В списках значатся бывшие офицеры самого разного звания – полковники, подполковники, штабс-капитаны, поручики, прапорщики и т.д. Есть даже несколько генералов. На несколько десятков фамилий офицеров, помещенных на одной странице документа, приходится всего три – пять человек из числа "добровольцев" - чиновники, студенты, торговцы и т.п.

Сохранившиеся в архиве УФСБ списки содержат сведения на 1717 человек. Эти списки, как можно судить по источникам, не совсем полные, но, во избежание большой погрешности, примем их за основу. С учетом денежных выплат, приходящихся на одного офицера, получается, что только для содержания такого числа участников мятежа потребовалось от 3,4 до 4,3 миллионов рублей.

Эти цифры вполне совпадают с теми суммами, которые были взяты мятежниками из сейфов отделения Государственного банка в Ярославле. Сразу же после освобождения города от белогвардейцев представители ВЧК провели расследование, чтобы выяснить, сколько денег было изъято из банка во время мятежа. Удалось выяснить следующее. С первых же дней мятежа артиллерия красных стала наносить мощные удары по штабу Перхурова, который находился в бывшей гимназии Корсунской (ныне это здание главпочтамта). Перхуров приказал перевести штаб в более безопасное место, а именно в здание Государственного банка на Варваринской улице (сейчас здесь находится областная налоговая инспекция).

Управляющий банком Цехонский возражал против такого решения. Он опасался, что теперь обстрелам будет подвергнуто здание банка. Его возражения не были приняты во внимание, и штаб переехал в здание банка, заняв там большую часть помещений. Через несколько дней представители Перхурова потребовали у Цехонского выдать им пять миллионов рублей "на нужды штаба". Отказ выдать деньги привел к требованию подготовить все имущество банка к скорейшей эвакуации под предлогом того, что оставаться в Ярославле небезопасно. Опасаясь, что "эвакуация" денежных средств превратится в их конфискацию, руководство банка пошло на уступки. В ответ на письменное требование, подписанное Перхуровым и тремя его помощниками, им было выдано 2,5 миллиона рублей.

Через несколько дней ситуация повторилась. Но теперь управляющий банком отказался выдать деньги под предлогом того, что хранилище нужно открывать тремя ключами, которые, по инструкции, хранятся у трех кассиров. Кассиров нет на месте. Они проживают в разных районах Ярославля и т.д. Представители штаба на это заявили, что они не будут дожидаться кассиров и просто взорвут стену хранилища. После этой угрозы деньги были выданы в сумме двух миллионов рублей. Таким образом, из сейфов Государственного банка было получено, как минимум, четыре с половиной миллиона рублей, и этого вполне хватило, как показывают вышеприведенные подсчеты, на текущие расходы в течение шестнадцати дней мятежа.

21 июля, накануне вступления в город красных войск, была предпринята попытка ограбления банка группой неизвестных вооруженных лиц численностью примерно в 15 – 20 человек. Вызванный служащими банка, отряд конной милиции банк отстоял, но сами милиционеры посчитали, что его охрана недостаточна. Существовала опасность, что покидавшие город остатки перхуровцев попытаются взять денежные средства из банка. Небольшая охрана банку была обеспечена. Вскоре банк был уже под контролем красных.

Во всех вышеприведенных примерах речь шла о деньгах Ярославского отделения государственного банка. Но, очевидно, что задолго до мятежа для формирования подпольной организации и длительной подготовки к вооруженному выступлению также требовались большие деньги. Откуда поступали они?

Выступление в Ярославле готовилось в течение нескольких месяцев. Об этом позже сообщал в мемуарах сподвижник Перхурова полковник К. Гоппер. Он писал также, что "чудодейственную силу" на рост перхуровской организации оказали "средства, полученные Савинковым в достаточном количестве". Об этом говорили на допросах в ЧК многие арестованные после мятежа офицеры. Все это время сотни членов подпольной организации получали деньги. Так, В. М. Дилекторский на допросе показал, что вступил в организацию еще в мае 1918 г. в качестве рядового и получал ежемесячно по 180 рублей оклада и 360 рублей "подъемных".

Сам Б.Савинков на суде в 1924 г. признавался, что деньги шли от представителей Антанты, которые сначала давали для его организации суммы от 40 до 100 тысяч рублей, но, как только речь зашла о вооруженном восстании, сразу же передали гораздо большую сумму в 2 миллиона рублей.

Факт получения денег от Антанты подтверждается многими другими источниками. Бывший сотрудник французского посольства в России Р. Маршан писал, что французский посол Ж. Нуланс играл главную роль в подталкивании ярославских событий. Право на вмешательство в русские дела посол объяснял циничной формулой: "Мы платим, следовательно, мы командуем". Как писал Р. Маршан, именно позиция французского посла довела "до того, чтобы спровоцировать такой кровавый и бесплодный мятеж, как мятеж белогвардейцев Савинкова в Ярославле… Восстание в Ярославле было вызвано не чем иным, как категорическим требованием г-на Нуланса и обещанием предстоящей высадки союзных войск".

Представители английской дипломатической миссии в России также имели непосредственное отношение к финансированию подпольной организации Савинкова, хотя впоследствии некоторые из них это отрицали. Так, военный агент Великобритании в России Р.Б. Локкарт в своих мемуарах утверждал, что он "никогда не оказывал Савинкову финансовой помощи. Савинков финансировался французами".

Однако коллега Локкарта капитан Хилл, связанный с руководителями ярославского мятежа, был более откровенен.
"В это время я жил двойной жизнью, – писал он в мемуарах. – Часть дня, одетый в форму, я разъезжал по своим делам и жил как британский офицер, в остальное время, одетый в штатское, я пешком посещал своих агентов". "Меня все время держали в курсе относительно планов Савинкова по организации мятежа в Ярославле, - продолжал он. - Требовалось оружие, деньги, фальшивые пропуска и, главное, мое непосредственное руководство. Всем этим я обеспечивал организацию".

Хилл раскрыл и один из механизмов, которые использовали представители Антанты для получения денег на подпольные антибольшевистские организации в России.

"Я так устроился, что финансирование моей работы происходило из источников внутри страны". Деньги поступали из тех фондов, которые создавались бывшими владельцами национализированных банков. Денежные средства фондов формировались путем обмена рублей на фунты стерлингов или чеки английских банков. Из этих средств Хилл и Локкарт и брали деньги (рубли) для снабжения подпольных антибольшевистских организаций, в том числе и организации Б.Савинкова.

Как видно из всех этих источников, вооруженный мятеж в Ярославле в июле 1918 г. был задуман, подготовлен и осуществлен совместными усилиями лидеров белого движения и Антанты и очень хорошо финансировался из самых разных источников как внутри страны, так и извне. Серьезная финансовая подготовка мятежа позволила привлечь к его осуществлению значительную массу профессиональных военных - бывших офицеров, которые фактически сыграли в этих кровавых событиях роль хорошо оплаченных наемников.


Т.В.Рязанцева, хранитель нумизматики, зав. сектором материальной культуры Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника
Н.П.Рязанцев, к.и.н., доцент Российского государственного открытого технического университета путей сообщения (РГОТУПС)
***
Источник: «Деловые вести Ярославии» - информационно-аналитическое издание Торгово-промышленной палаты Ярославской области. N9/10, 2008 год.


http://aloban75.livejournal.com/3047676.html
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)