Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Они выбрали Родину как главную ценность. А что выбрал ты?
Витя Хоменко и Шура Кобер. Им было всего по 16 лет. 5 декабря 1942 года были казнены немцами

[Изображение: 848d44f6cb2f.png]

Витя Хоменко. Родился 12 сентября 1926 года в городе Кременчуге Полтавской области. Был активным участником партизанского подполья в Николаеве. А 1942 году вместе с Шурой Кобером перешел линию фронта и доставил ценные сведения в штаб партизанского движения, находившийся в Москве. 5 декабря 1942 года был казнен фашистами в Николаеве.

Шура Кобер. Родился 5 ноября 1926 года в городе Николаеве. Во время немецко-фашистской оккупации был разведчиком и связной в одном из организаций Николаевского подпольного центра. 5 декабря 1942 года был казнен фашистами в Николаеве.

Свой героический путь борьбы с фашистами пионер Витя Хоменко прошел в подпольной организации "Николаевский центр".
...В школе по немецкому у Вити было "отлично", и подпольщики поручили пионеру устроится в офицерскую столовую. Он мыл посуду, случалось, обслуживал офицеров в зале и прислушивался к их разговорам. В пьяных спорах фашисты выбалтывали сведения, которые очень интересовали "Николаевский центр".

Быстрого, смышленого мальчишку офицеры стали посылать с поручениями, а вскоре и вовсе сделали посыльным при штабе. Им и в голову не могло прийти, что самые секретные пакеты первыми читали подпольщики на явке...

Вместе с Шурой Кобером Витя получил задание перейти линию фронта, чтобы установить связь с Москвой. В Москве, в штабе партизанского движения, они доложили обстановку и рассказали о том, что наблюдали в пути.

Вернувшись в Николаев, ребята доставили подпольщикам радиопередатчик, взрывчатку, оружие. И снова борьба без страха и колебания. 5 декабря 1942 года были схвачены фашистами и казнены десять подпольщиков. Среди них два мальчика - Шура Кобер и Витя Хоменко.

Они жили героями и погибли как герои.


Источник
Ответ
ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ПЯТНАДЦАТИЛЕТНЕГО МОРСКОГО ПЕХОТИНЦА.

[Изображение: image?t=35&bid=850122148309&id=850122148..._egUcNYI20]

Виктор Чаленко (1928-1943 гг.).

Воспитанник 83-й бригады морской пехоты Черноморского флота . В блокноте, найденном в кармане бушлата, его рукой была сделана запись- завещание :

“Счёт фронта: пулемётов 2, фрицев 14, танк 1… Если погибну, прошу зайти ко мне домой в г. Ейск и рассказать моей старушке, что её сын погиб за освобождение своей родной Отчизны… Дайте бескозырку ей… Моряк от роду 15 лет Чаленко Виктор”.

Витя стал разведчиком 144 батальона 83-й Краснознаменной бригады морской пехоты, защищал Новороссийск. Ему подобрали матросскую форму по росту. Жаль, что мать не видела сына в бушлате, бескозырке, с автоматом на груди. Он быстро освоил науку, как уничтожать врага, хотя командиры и товарищи старались по возможности поберечь рвавшегося в бой юношу.

Первая его атака... Стройная фигурка птицей перемахнула через бруствер и, строча на ходу из автомата, устремилась на окопы немцев. После этого Витя написал заявление с просьбой принять его в ряды Ленинского комсомола. В заявлении указал, что, став комсомольцем, будет беспощадно бить фашистов, и слово сдержал. Вскоре за проявленное мужество и отвагу его наградили орденом Красной Звезды. Во время высадки десанта на Малую Землю наступающему батальону в поселке Мысхако путь преградил доселе молчавший немецкий пулемет. Приготовив гранаты и плотно прижимаясь к земле, Витя Чаленко пополз к изрыгающей смерть огневой точке врага. Двумя гранатами юный моряк- разведчик заставил пулемет замолчать и тут же очередью скосил бросившихся на него из окопа троих фашистов. За его спиной послышалось все сметающее на пути оглушительное "Ура!". Батальон бросился вперед. Вскоре последовала вторая атака, которая, к несчастью, стала последней для Виктора Чаленко.

Рота получила задачу выбить фашистов на Мысхако с высоты 307,2. Из этой операции Виктор не вернулся… Моряки наступали, но продвижение их было остановлено ураганным огнем фашистского пулемета. Не раздумывая, Виктор достал гранату и пополз к пулемету с фланга.

Подобравшись к огневой точке на расстоянии броска, он метнул одну за другой гранаты. Грянули взрывы - фашистский пулемет замолк. Убиты пулеметчики. Но погиб от осколков и Витя. Это случилось 10 февраля 1943 года. Военный Совет 18-й армии посмертно наградил Виктора орденом Красного Знамени.

Его бескозырка хранится у юных следопытов Старощербиновской школы. Ейские школьники школы 4, где учился Виктор, на свои средства построили ему на территории школы памятник. На доме, где родился и жил герой, по ул. Армавирской, 49, вывешена мемориальная доска.

Пароход Новороссийского пароходства с его именем на борту посетил многие страны мира На вопросы иностранцев: "Кто есть Витя Чаленко?" - наши моряки с гордостью отвечали: "Герой!"

Ныне в Новороссийске существует улица названная именем юного защитника Вити Чаленко.

Отмечая славный подвиг, мы выражаем глубокую благодарность и признательность всем защитникам города, проявившим чудеса стойкости и храбрости, всем, кто боролся против фашизма, кто ковал и добыл Великую победу. Честь им и слава!

Мы склоняем головы перед памятью тех, кто погиб, сражаясь, кто не дожил до часа Победы. Вечная память!


Источник
Ответ
Л.С.Термен

[Изображение: 466c0a589f8494779020ecac9511c6c4.jpg][/url]
         
Большевистский переворот 1917 года. Эмиграция. На сборы семьи пара дней...далее - жизнь на чужбине. И  никто никогда не предлагал тысячам русских вернуться домой. А ведь все были русскими.

из штампов антисоветской пропаганды
-----------------

Врёте. Предлагали. И кто хотел - возвращался. Вернулись и даже вернули сов правительству деньги многие офицеры, не пожелавшие примкнуть к бело-эмигрантским центрам.

Интересна биография Льва (Сергеевича) Термена - русского дворянина - мать происхождением из французских гугенотов. Великий учёный и музыкант.

Революцию Октября принял без колебаний. Работал на Советскую Россию. Встречался лично с Лениным. Однако в 1928 году уехал в США. А потом вернулся в СССР не потому что там он оказался невостребованным. В США он стал звездой и миллионером. Но спокойно бросив всё это он вернулся в СССР, даже сознавая что его могут арестовать - ведь шли как раз репрессии 37-38 года!

Жидопедия как обычно врёт, что Термена отозвали в Москву - это смешно, он там находился в фаворе и при капитале - не захотел бы не поехал. Наоборот, его пытались удержать в США и он практически сбежал от американских спецслужб используя помощь советских спецслужб.

Его и вправду арестовали. Ну, действительно, учёный допущенный к гос.тайнам самой стратегической техники и перебежчик и миллионер американский. Жидопедия опять там по этому поводу свою вонючую лживую слизь мажет. В реальности же он просидел около года - и был переведён в "шаражку Тупалева" его ассистентом был Сергей Павлович Королёв, и разрабатывали они первые советские радиоуправляемые БПЛА - прообразы современных крылатых ракет.

А вообще среди изобретений учёного знаменитый «термен-бокс» или «музыка из воздуха, хитроумные охранные сигнализации, Советский эндовибратор «Златоуст», подслушивающее устройство без элементов питания и электроники на основе высокочастотного резонанса - внутри копии Большой печати США, с помощью которой долгие годы прослушивали кабинет американского посла, дистанционная, «без-жучковая» подслушивающая система «Буран» (Сталинская премия 1 ст. и полная реабилитация в 1947 году) и многое другое.

Т.е. чел., который в США звался "русский Тесла" и стал миллионером, предпочёл от такой сытой и знаменитой жизни вернуться в СССР в разгар репрессий рискуя жизнью и уж точно свободой. Но выбор он сделал.

Всю жизнь он работал на СССР и народ. Никогда не обвинял Сталина в том, что прошёл через репрессии, не поливал его лживой грязью. Тяжело переживал уничтожавшую СССР "перестройку" и видя что партия вот-вот развалится, в отличие от перевёртышей картинно из неё выходившей - он пошёл и вступил в партию!

На вопрос "зачем?" - ответил "Я Ленину как-то обещал, да всё некогда было" Это к слову о том, что пробиться в верха не будучи членом КПСС было невозможно. Лев Термен был на острие нашей науки и допущен к самым секретным работам... Вот такая показательная биография Настоящего Человека.

А были и другие...

Жидок по фамилии Розембаум, обиделся, что большевики  национализировали его аптеку "всё же что нажито непосильным трудом, всё же погибло!" - и свалил в США. Там он в принципе был никем. И его дочке Алисе пришлось как на панель идти в ЦРУ под их заказ писать поносящую соц и восхваляющую кап идею книжку. И она нацарапала редкостную х-ню под названием "Атлант расправил плечи".

Книгу начали раскручивать все СМИ и вся пиндосовская пропагандистская индустрия при участии ЦРУ. Так как книга была написана языком "светы из иваново", а по своему содержанию агитка была смешная и бредовая - то её во-первых несколько раз редактировали и хоть как-то сводили концы, дали звучный псевдоним "Айн Рэнд", ЦРУ поскупали 99% тиража, чтобы вывести агитку в "бест-сейлер" потом стали делать постановки, фильмы и прочую раскрутку.

И сейчас жиды пиарят это как анти-социалистическую библию - см. хоть "лурку" - сколько хвалебного пафоса. Чтобы понять что это за бред надо не кино смотреть - а реально почитать сам исходник, причём чем более ранний найдёте , тем смешнее будет. Я местами смеялся до слёз, над "мощью такой пропаганды" там такой шизоидный бред и лепет - просто счастье психиатров...

Вот такие вот типажи. Каждому ближе свой тип Wink

источник - дискуссии и комментарии  http://putnik-76.livejournal.com
Ответ
ШЕСТИКЛАССНИК ГЕРОЙСКИ ПОГИБ, ПОДРЫВАЯ МОСТ!

Как шестиклассник Вася Коробко не позволил гитлеровцу сделать из знамени коврик для собачки.

[Изображение: image?t=3&bid=850985635541&id=8398431482...4UL_q7c-J8]

Знаменосец пионерской дружины. Коробко, Василий Иванович или Вася Коробко (31 марта 1927, деревня Погорельцы Семёновского района Черниговской области — 1 апреля 1944) — пионер-герой, юный партизан, награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, медалью «Партизану Отечественной войны» 1 степени.

Вместе с партизанами Вася уничтожил девять эшелонов, сотни гитлеровцев. Гром боев докатился до села Погорельцы на Черниговщине. В конце августа через село, ведя под руки раненых товарищей, прошла группа красноармейцев.

— Отступают… Вася Коробко, невысокий крепкий мальчик, молча смотрел вслед отряду, скрывшемуся за околицей. С другого конца села вползали тяжелые машины с черными крестами на башнях. — Фашисты!

Внезапно кто-то дернул Васю за рукав. — Беги! — это был школьный товарищ Иван Кудин. Мальчики бросились во двор, притаились за оградой.

— Смотри, смотри, к школе отправились… — Иван! Там же…— Вася мысленно перенесся туда, в школьные коридоры, по которым уже топали кованые сапоги.

Вот гитлеровцы ввалились в учительскую, в библиотеку, подошли к пионерской комнате. — Там же знамя! Вася гневно сжал кулаки. — Гранатами их, гадов! Гранатами! — Где же они у тебя? — тихо спросил Иван. — Достанем…

Огородами, левадой Вася подкрался ближе к школе. Вдруг он увидел, как во двор вышел немецкий офицер, держа в руках красное полотнище. — Это знамя юных большевиков, пионеров,— сказал он окружившим его солдатам.

У Васи колючий клубок подкатился к горлу. Вот это красное знамя он, знаменосец, выносил перед строем своей дружины. Под этим знаменем пионеры села шагали на праздники, на пионерские слеты. И вот Василий сидит за кустом бузины и наблюдает, как враг глумится над красным знаменем… «Нет, не удастся вам, фашисты!»

Вечером гитлеровский офицер сидел в учительской комнате Погорельской школы и писал письмо домой, в город Дрезден. «…Дорогой мой сын Зигфрид! Сегодня мы захватили еще одно украинское село со смешным названием Похарельцы. В школе к нам попало знамя маленьких большевиков, которые здесь учились. Я тебе пришлю это знамя, можешь сделать из него коврик для нашей собачки… Пусть этот подарок напоминает о славных победах твоего отца, верного солдата фюрера».

Но когда офицер поднялся, чтобы вложить обещанный подарок в ящик для посылки, знамени нигде не было. Гитлеровец распекал своих солдат, ругал унтер-офицеров…

Весь прошедший вечер Вася из тайника наблюдал за офицером, в руках которого видел знамя. У мальчика родился смелый план: отнять его у врага. Смеркалось. Офицер заходит в учительскую, садится у стола… Что-то пишет. Рядом — красное полотнище. Вася сжимает в ладони гранату, найденную в окопах за селом. В другой руке — штык. «Главное — мгновенно вскочить в комнату,— обдумывал мальчик. — Немец не успеет опомниться от неожиданности… Удар штыком. Если же не удастся… Тогда…» Вася стиснул гранату. Неожиданно офицер поднялся и вышел. Мгновение — и Вася был в комнате… Красное полотнище оказалось в его руках. Бросились в глаза знакомые слова: «Будь готов!»

«Всегда готов!» — мысленно отвечает Вася и, спрятав знамя под рубашку, исчезает за окном.

А в полночь юный патриот подкрался к деревянному мостику за околицей. Ломом вытащил железные скобы, подпилил сваи…Утром моторизованная колонна гитлеровцев двинулась дальше. Неожиданно за селом головной вездеход проломил настил моста и завяз в илистом грунте.

На него с разгона налетели задние машины. Ругаясь,фашисты суетились возле мостика. Особенно бесновался офицер: вчера загадочно исчезло знамя, сегодня провалился мост, который вечером осмотрели саперы и нашли его вполне исправным… Лишь Вася знал, куда девалось пионерское знамя и почему провалился мостик… Долго ремонтировали фашисты переправу: почти на целый день задержал их пионер Вася Коробко.


[Изображение: image?t=3&bid=850986216149&id=8509862161...G_hnEJnJ8Y]

Потом Вася стал партизаном. По заданию командования отряда стал разведчиком, устроившись работать истопником и уборщиком в гитлеровском штабе. Все, что узнавал Василий, становилось известно партизанам. Как-то каратели потребовали от Коробко, чтобы он привел их к лесу, откуда партизаны делали вылазки. А Василий вывел гитлеровцев к полицейской засаде. Гитлеровцы, в темноте приняв их за партизан, открыли бешеный огонь, перебили многих полицаев и сами понесли большие потери.

Вася Коробко воевал в партизанском соединении имени Николая Никитовича Попудренко.

Темной декабрьской ночью привел он партизанский отряд в родное село. Неожиданно напав на немецкий гарнизон, народные мстители уничтожили свыше 100 фашистов, 9 автомашин, 18 мотоциклов, 2 орудия, склад боеприпасов.

…Весной 1944 года с группой товарищей Вася отправился на выполнение очень важного задания. Свыше 100 километров прошел маленький отряд, обходя гитлеровские гарнизоны, избегая каких бы то ни было встреч. Шли по земле врага. С противоположного берега через мост день и ночь мчались на фронт танковые колонны, шла пехота, тянулись длинные обозы. Лежа в кустарнике, Вася разглядывал в бинокль предмостные укрепления. Около дотов в несколько рядов заграждение из колючей проволоки. А у самой воды — минные поля. «Подходов к мосту нет», — определил Василий и вопросительно глянул на друзей. Все молчали. По речке промчались сторожевые катера.

— Есть план. Ночью далеко от моста вошли в воду три партизана. Перед собой каждый из них толкал небольшой плот, связанный из сухих веток. На плотах — взрывчатка. Течение подхватило и понесло смельчаков…

Сколько минут плыть? Пятнадцать, двадцать? А что потом? Они оставят плоты со взрывчаткой под опорами моста, а сами поплывут дальше. И вдруг над головой ярко вспыхнула осветительная ракета. Что-то хлестнуло по воде рядом с Василием. Послышался треск автоматных очередей.

— Помогите! — глухо прозвучало вблизи. Вася обернулся и увидел плот товарища, одиноко кружившийся по воде. Вася протянул руку, подтащил плот к себе. И в ту же минуту увидел, как пулеметная очередь накрыла второго товарища.

«А я все-таки доплыву. Меня вам не убить!» — упрямо повторил про себя Василий. И он плыл, словно живая торпеда, неся врагу смерть. Пуля обожгла правое плечо, но Василий еще яростней греб левой рукой. «Доплыву, доплыву!»

Вот уже мост над головой. Прижав плоты со взрывчаткой к одной из опор, Василий зубами выдернул чеку детонатора. Страшный взрыв потряс стальную громаду моста,— и он с грохотом провалился в черную пасть реки.

Задание было выполнено, но при этом погиб юный партизан, воспитанник пионерской дружины Погорельской средней школы на Черниговщине — Василий Коробко. Память о нем будет жить вечно.

…Пионеры выстраиваются на сбор. Председатель совета дружины командует: — Дружина, к выносу знамени стоять смирно! Проходит мгновение… другое… В торжественной тишине звучит ясный голос правофлангового: — Почетный знаменосец дружины Василий Коробко погиб смертью героя в бою против фашистских захватчиков.

Минута молчания, и внезапно тишину разрывает дробь барабанов, звук горна. Чеканя шаг, юный знаменосец в сопровождении ассистентов выносит пионерское знамя, отбитое у врага Васей Коробко. Ветер колышет красное полотнище, и оно, словно неугасимое пламя, реет над пионерским строем как символ бессмертия тех, кто отдал свою жизнь за счастье Советской Родины.


Б. Адамович. Из книги «Дети-герои Великой Отечественной войны»

Источник
Ответ
РАЗВЕДЧИК САН САНЫЧ!

[Изображение: f6e2c2ccde8c.jpg]

Шёл тысяча девятьсот сорок первый год. По нашей земле ходили немецкие солдаты, сжигали наши деревни и поселки, угоняли в плен детей и женщин. Сашкин отец ушел на фронт и сказал ему : «Береги маму, Санька!» Мальчик очень хотел к отцу на фронт, но никто серьезно с ним не разговаривал. Казавшийся очень взрослым пятиклассник Вовка, уходя на дежурство в народную дружину, как-то посоветовал ему: «А ты сбеги...» Пошутил рыжий Вовка, а Саньке запало в душу. Но зимой заболела мама, и он все время просидел с ней. Решил: «Вот закончу первый класс и сбегу». Потом прошел еще один военный год. Мама совсем выздоровела и работала на заводе. Отец писал письма с фронта и все повторял: «Вот победим в войне – соберемся втроем, и больше никогда не будем расставаться». Саньке хотелось, чтоб поскорей это сбылось. И весной сорок третьего года, Сашка с другом сбежали со школьных уроков и отправились на войну...

Им удалось забраться в товарный поезд, но вскоре их поймали и отправили домой. По дороге Сашка убежал от сопровождающих: его уже никто не смог остановить, он ехал бить фашистов… Добравшись почти до самого фронта, Саша встретил танкиста Егорова, который после госпиталя возвращался в свой полк. Санька рассказал ему грустную выдуманную историю о том, что отец его тоже танкист и сейчас на фронте, а маму он потерял во время эвакуации и остался совсем один... Танкист решил привести Сашу к командиру, а тот уже решит, что с ним делать.

Когда Егоров рассказал своему командиру о Сашке, как тот хочет бить фашистов, как он сбегал от патрулей, какой он ловкий, тот спросил: – А сколько лет мальчику? Егоров ответил: – «Двенадцать». Командир сказал: – «Таким маленьким не место в армии. Поэтому мальчика накормить, а завтра отправить его в тыл!» От обиды Сашка чуть не расплакался. Всю ночь он думал как быть, и под утро, когда все спали, выбрался из блиндажа и стал пробираться в лес. Вдруг раздалась команда «ВОЗДУХ». Это немецкие самолеты стали бомбить позиции наших войск. Прямо над головой пролетали фашистские стервятники и сбрасывали бомбы. Сашка успел услышать, как вдалеке сержант Егоров искал его и звал «Сашка! Где ты? Вернись». Кругом взрывались бомбы, а Саша все бежал и бежал. Одна бомба разорвалась совсем близко, и его отбросило волной в воронку от разорвавшейся бомбы. Несколько мгновений мальчик лежал без сознания, а когда открыл глаза то увидел в небе, как сбитый фашистский бомбардировщик падает, а от него отделяется парашютист и приземляется прямо на Сашку. Купол парашюта накрыл обоих. Когда фашист увидел мальчика, он стал доставать пистолет. Сашка изловчился и бросил ему в глаза горсть земли. Фашист на какое-то время потерял зрение и стал стрелять в слепую. И тут произошло невероятное. Кто-то перепрыгнул через Сашу и вцепился в немца. Завязалась борьба, а когда немец стал душить нашего солдата, Сашка взял камень и ударил фашиста по голове. Тот тут же свалился без сознания, из под него вылез сержант Егоров. Они связали немца, и Егоров принес его к командиру. Когда командир спросил Егорова, кто взял «языка», тот гордо ответил: «САШКА!»

Так в двенадцать лет Сашка был зачислен сыном полка – в 50-й полк 11-го танкового корпуса. И получил свою первую боевую награду медаль «ЗА ОТВАГУ», которую ему вручил командир перед всеми бойцами…

Солдаты сразу полюбили Сашу за его смелость и решительность, с уважением относились к нему и называли Сан Саныч. Дважды ходил он в разведку во вражеский тыл, причем оба раза с заданием справился. Правда, в первый раз чуть не выдал нашего радиста, которому нес новый комплект электрических батарей для рации. Встреча была назначена на кладбище. Позывной – утиное кряканье. На кладбище он добрался ночью. Картина ужасающая: все могилы разворочены снарядами... Вероятно, больше от страха, чем это было надо: мальчик раскрякался так усердно, что не заметил, как сзади подполз наш радист и, зажав Сашке рот ладонью, прошептал: «Сдурел, парень? Где же это видано, чтобы утки ночью крякали?! Спят они по ночам!» Тем не менее, задание было выполнено...

В июне 1944 года 1-й Белорусский фронт начал подготовку к наступлению. Сашу вызвали в разведывательный отдел корпуса и представили летчику-подполковнику. Тот с сомнением смотрел на мальчугана, но начальник разведки заверил, что Сан Санычу вполне можно доверять, он «стреляный воробей». Летчик-подполковник рассказал, что фашисты недалеко от Минска готовят мощный оборонительный заслон. По железной дороге к фронту непрерывно перебрасывают технику. Разгрузку осуществляют где-то в лесу, на замаскированной железнодорожной ветке в 70 километрах от линии фронта. Эту ветку необходимо уничтожить. Но сделать это вовсе не просто. Парашютисты- разведчики с задания не вернулись. Авиационная разведка также не может ничего обнаружить, все замаскировано. Задача – в течение трех дней найти секретную железнодорожную ветку и обозначить место ее расположения, развесив на деревьях старое постельное белье.

– Это дело, Саня, – словно издалека звучал голос командира, – мы решили поручить тебе. – И полковник положил свою большую руку ему на плечо.

Ночью группа разведчиков уходила на задание. Когда все было готово, к командиру группы подвели паренька.

– Пройдете с ним линию фронта, а дальше у него свое задание.

...Всю дорогу шли молча. Отряд растянулся цепочкой так, что Санька смог заметить лишь пожилого мужчину, да молоденького лейтенанта. Потом ему уже было с ними не по пути, и они расстались. Сан Саныча переодели во все гражданское, дали тюк постельного белья. Получился подросток-беспризорник, меняющий белье на продукты. Пробирался лесом вдоль основной железной дороги. Каждые 300 метров парные фашистские патрули. Изрядно вымотавшись, он днем задремал и чуть не попался. Очнулся от сильного пинка. Два фашистских полицая обыскали его, перетрясли весь тюк белья. Обнаруженные несколько картошин, кусок хлеба и сало тут же отобрали. Захватили и пару наволочек и полотенец с белорусской вышивкой. На прощанье «благословили»:

– Убирайся, щенок, пока мы тебя не пристрелили!

Несколько километров пробирался он вдоль проволоки, пока не вышел к основной железнодорожной магистрали. Повезло: военный эшелон, загруженный танками, медленно свернул с основного пути и скрылся между деревьями. Вот она, загадочная ветка! Гитлеровцы замаскировали ее отменно. Ночью Санька забрался на верхушку дерева, растущего у стыка железнодорожной ветки с основной магистралью и развесил там первую простыню. К рассвету вывесил постельное белье еще в трех местах. Последнюю точку обозначил собственной рубашкой, привязав ее за рукава. Теперь она развевалась на ветру, как флаг. На дереве просидел до утра. Было очень страшно, но больше всего он боялся заснуть и прозевать самолет-разведчик. Самолет появился в срок. Фашисты его не трогали, чтобы не выдать себя. Самолет долго кружил поодаль, затем прошел над Сашкой, развернулся в сторону фронта и помахал крылышками. Это был условный сигнал: «Ветка засечена, уходи – будем бомбить!»

Сашка отвязал рубашку и спустился на землю. Отойдя всего километра два, услышал гул наших бомбардировщиков, и вскоре там, где проходила секретная ветка врага, полыхнули разрывы. Эхо их канонады сопровождало его весь первый день пути к линии фронта. На следующий день вышел к реке и перебравшись через нее, встретил наших разведчиков, с которыми вместе переходили линию фронта. По осунувшимся лицам Саня понял, что разведчики находятся у моста уже не один день, но ничего не могут сделать, чтобы уничтожить переправу. Подошедший эшелон был необычным: вагоны опломбированы, охрана эсэсовская. Не иначе как боеприпасы везут! Состав остановился, пропуская встречный санитарный поезд. Автоматчики из охраны эшелона с боеприпасами дружно перешли на противоположную от нас сторону – взглянуть, нет ли знакомых среди раненых. Сашка выхватил взрывчатку из рук бойца и, не дожидаясь разрешения, бросился к насыпи. Подлез под вагон, чиркнул спичкой... Тут вагонные колеса двинулись с места, с подножки свесился кованый сапог немца. Вылезти из-под вагона невозможно...

Как же быть? Он открыл на ходу угольный ящик «собачник» – и залез туда вместе с взрывчаткой. Когда колеса глухо застучали по настилу моста, снова чиркнул спичкой и запалил бикфордов шнур. До взрыва остались считанные секунды. Выпрыгнул из ящика, проскочил между часовыми, и с моста – в воду! Ныряя раз за разом, поплыл по течению. Несколько охранников и часовых стреляли по уплывающему Сашке одновременно. И тут рванула взрывчатка. Вагоны с боеприпасами стали рваться, как по цепочке. Огненный смерч поглотил и мост, и поезд, и охрану.

Как ни старался Сан Саныч отплыть подальше, его догнал фашистский катер. Фашисты били Сашу и от побоев он потерял сознание. Озверевшие немцы затащили Сашу в домик на берегу реки и распяли: руки и ноги прибили гвоздями к стене у входа. Спасли Сан Саныча разведчики. Они увидели, что он попал в руки охраны. Внезапно атаковав домик, красноармейцы отбили Сашу у немцев. Они сняли его со стены, завернули в плащ-палатку и понесли на руках к линии фронта. По пути наткнулись на вражескую засаду. Многие погибли в скоротечной схватке. Раненый сержант подхватил и вынес Сашу из этого пекла. Спрятал его оставив ему свой автомат, пошел за водой, чтобы обработать Сашкины раны, но его убили фашисты… Через некоторое время умирающего Сашу обнаружили наши солдаты и отправили в госпиталь, в далекий Новосибирск на санитарном поезде. В этом госпитале Сашка лечился пять месяцев. Так и не долечившись, он сбежал с выписывающимися танкистами, уговорив няню-бабушку принести ему старую одежонку, чтобы «погулять по городу».

Сан Саныч, догнал свой полк уже в Польше, под Варшавой. Его определили в танковый экипаж. Однажды, случайно он встретил того самого летчика-подполковника, который направлял его на задание. Тот очень обрадовался: «Я тебя полгода разыскиваю! Слово дал: если живой, обязательно найду!» Танкисты отпустили Сашку в авиаполк на сутки, там он познакомился с летчиками, которые разбомбили ту секретную ветку. Его задарили шоколадом, покатали на самолетах. Потом весь авиаполк построился, и Сан Санычу торжественно вручили орден Славы III степени.

На Зееловских высотах в Германии 16 апреля 1945 года, Саша подбил гитлеровский танк «тигр». На перекрестке два танка сошлись лоб в лоб. Сан Саныч был за наводчика, выстрелил первым и попал «тигру» под башню. Тяжеленный броневой «колпак» отлетел, как легкий мячик. В тот же день фашисты подбили и Сашкин танк. Экипаж, к счастью, уцелел полностью.

29 апреля Сашкин танк снова подбили фашисты. Весь экипаж погиб, в живых остался только Сашка, его израненного доставили в госпиталь. Он очнулся лишь 8 мая. Госпиталь находился в Карлсхорсте напротив здания, где подписывали Акт о капитуляции Германии. Раненые не обращали внимания ни на врачей, ни на собственные раны – прыгали, плясали, обнимали друг друга. Уложив на простынь, Сашку подтащили к окну, чтобы показать, как после подписания капитуляции выходит маршал Жуков. Это была ПОБЕДА!

В Москву Сан Саныч вернулся летом 1945 года. Долго не решался войти в свой дом на Беговой улице... Он не писал маме более двух лет, опасаясь, что она заберет его с фронта. Ничего так не боялся, как этой встречи с ней. Понимал, сколько горя принес он ей!.. Вошел бесшумно, как научили ходить в разведке. Но материнская интуиция оказалась тоньше – она резко обернулась, вскинула голову и долго-долго, не отрываясь, смотрела на Сашку, на его гимнастерку на которой красовались два ордена и пять медалей...

– Куришь? – наконец спросила она.

– Ага! – соврал Сашка, чтобы скрыть смущение и не расплакаться.

– Ты такой маленький, защищал нашу РОДИНУ! Я так тобой горжусь, – сказала мама.

Сашка обнял маму и они оба заплакали...

Александр Александрович Колесников дожил до наших дней, о нем сняли художественный фильм «Это было в разведке». Обязательно посмотрите его.

Автор: Филиппов Евгений


! No longer available

Источник

Ответ
ПОДВИГ ПЯТЁРКИ ХРАБРЕЦОВ - МОРСКИХ ПЕХОТИНЦЕВ. ОНИ ВСТУПИЛИ В БОЙ С 22-мя ТАНКАМИ ПРОТИВНИКА.ОШАЛЕВШАЯ ОТ СТРАХА ВРАЖЕСКАЯ ПЕХОТА РАЗБЕЖАЛАСЬ

[Изображение: 6402af30e613.jpg]

В один из майских дней 1942 года, защитники Севастополя передавали из уст в уста рассказ о беспримерном подвиге пяти черноморцев. Еще никто не знал точно имен бойцов, преградивших своими телами фашистским танкам путь к Севастополю, а подвиг их уже стал легендой.

Дело было в дни яростного наступления немцев на Севастополь. Фашисты ценою больших потерь заняли господствующую высоту севернее села Садовое. Отсюда враг простреливал прилегающие к нашим позициям дороги, окопы, укрепления. Гитлеровцы уже спускались по скатам высоты и через трупы своих солдат рвались к городу. Надо было не только остановить противника, но и любой ценой выбить его с высоты, открывающей путь к Севастополю.

Эта задача была поставлена перед морской пехотой, которая в боях за Родину покрыла себя неувядаемой славой. Матросы, идущие в атаку в своих черных распахнутых бушлатах, а иногда и просто в тельняшках, внушали фашистам животный страх. "Черные дьяволы", "Черная смерть" - так называли враги этих отважных воинов. Если они шли в атаку, то с тем, чтобы опрокинуть врага во что бы то ни стало. Так случилось и в этот раз. Ночью двумя ротами моряки перешли в наступление. Враг оказывал упорное сопротивление. Казалось, непреодолимая стена огня стояла на пути моряков. Но ничего не могло остановить наступательного порыва "черных дьяволов". Приказ был выполнен, высота взята. Моряки к утру окопались, заняли позицию.

Взбешенный неудачей противник подтянул силы и вновь повел наступление, желая овладеть высотой. В наш тыл проникли автоматчики, они беспорядочно строчили со всех сторон, создавая видимость окружения.

Немцы, пустившись на хитрость, возобновили наступление. Впереди солдат погнали овец и, прикрываясь ими, начали атаку. Командир моряков разгадал уловку и приказал бить по овцам. Затрещали наши пулеметы, краснофлотцы Щербаков и Лавров поливали свинцом баранов и прикрывшихся ими фашистских солдат. Меткими очередями пулеметчики уничтожили и тех, и других.

На следующий день немцы опять начали наступление, пустив впереди семь танков. Это было посерьезнее овец. Прикрываясь броней, фашисты думали сломить сопротивление моряков и овладеть высотой. Командир решил преградить путь танкам, а затем уничтожить пехоту. Пять моряков вызвались выполнить опасную задачу. Вся наша большая страна узнала потом гордые имена бессмертных героев, приумноживших традиции русских моряков, совершив подвиг, пожалуй, значимее подвига "Варяга" - вот их имена:


[Изображение: eb4b410a64c1.jpg]

- политрук Фильченков Николай Дмитриевич,

[Изображение: ff0306c90e85.jpg]

Краснофлотец, Герой Советского Союза Красносельский Иван Михайлович

[Изображение: f4196c72eb5d.jpg]

Краснофлотец, Герой Советского Союза Цибулько Василий Григорьевич

[Изображение: 9b1e1f2d21fa.jpg]

Краснофлотец, Герой Советского Союза Паршин Юрий Константинович

[Изображение: ee0da861a7ed.jpg]

Краснофлотец, Герой Советского Союза Одинцов Даниил Сидорович ( фото нет)

Командир пожал руки смельчакам, пожелал удачи. Обвязавшись гранатами, набрав побольше бутылок с горючей жидкостью, много патронов, навсегда простившись с боевыми друзьями, пятерка незаметно пробралась вперед и укрылась за невысокой насыпью. Из-за поворота показались вражеские танки. Один, второй, третий...

Семь чудовищ ползли по нашей земле, прикрывая фашистских солдат. Моряки подпустили танки поближе, приготовились к схватке. Застрочил пулемет. Цибулько в упор срелял по танкам. Пули летели в смотровые щели. Вот уже застыл один танк. Меткой пулей пулеметчик сразил водителя... Неравный бой длился около двух часов. Моряки самоотверженно и беспощадно вели бой.

Бронированный кулак фашистов не смог прорваться через рубеж, обороняемый пятеркой храбрецов. Вот на поле боя застыли, охваченные пламенем, еще два танка. Остальные четыре бежали, не выдержав сопротивления краснофлотцев. Прошло несколько часов. Вновь показались танки. Теперь их было уже пятнадцать. На каждого моряка приходилось по три бронированных чудовища. Предстоял невиданный поединок людей с танками. Черноморцы отчетливо понимали грозящую опасность. Все знали, что не долго осталось жить, что придется умереть. Но никто не дрогнул. Моряки смело смотрели смерти в лицо. По зову Родины они пошли на подвиг во имя счастья и свободы.

Вновь меткой очередью уничтожен водитель головного танка, второй Цибулько уничтожил связкой гранат, но и сам был ранен. Превозмогая боль, моряк вел в упор огонь по машинам. Кончилась последняя лента, нет больше патронов. Выскочив из-за бугорка, раненый Цыбулько со связкой гранат бросился к танку. Связка угодила под гусенницу. Танк остановился. Но тяжело раненный второй раз Василий Цыбулько упал без сознания.

Погиб геройской смертью Иван Красносельский. Он успел бутылками с жидкостью поджечь два танка. Пуля врага сразила героя. Остались трое черноморцев и всего несколько гранат. Но моряки не отступали и не сдавались, бегству с поля боя они предпочитали смерть. Первым бросился под танк политрук Фильченков. Одинцов и Паршин увидели, как своим телом их боевой товарищ взорвал танк. Перед глазами мелькнуло раздавленное гусеницами тело моряка. Они не дрогнули. Юрий Паршин и Даниил Одинцов помчались навстречу ползущим танкам и бросились под них. Танки взорваны, а под ними погибли еще два бессмертных черноморских героя.

В этом бою моряки уничтожили до десятка танков, остальные повернули обратно. Ошалевшая от страха вражеская пехота разбежалась. Наша морская пехота ринулась на фашистов, громя охваченных паникой гитлеровцев. Наступление врага было сорвано. Моряки отбросили немцев далеко назад. Около взорванных танков нашли тяжело раненного, истекающего кровью Василия Цибулько. Напрягая последние силы, он рассказал, как геройски погибли четыре его боевых товарища. Моряки подняли Цибулько, и уже на их руках умер пятый участник бессмертного подвига.

Пятерка героических богатырей-черноморцев принесла свою жизнь на алтарь Отечества. Моряки знали, во имя чего идут на смерть. Нам бы сегодня их веру! Они выполнили свой воинский долг, они преградили путь врагу к любимому городу.

Сегодня в селе Садовое Севастопольского района стоит обелиск в память об этом подвиге и открыт небольшой филиал музея Севастопольской обороны. Но положение их незавидное. Официальные власти Украины не помогали, а чаще гнобили такие памятные места. Возможно, теперь положение изменится, и мы вновь вспомним и будем чтить своих героев.

Был когда-то и замечательный художественный кинофильм, посвященный этому подвигу, - "Малахов курган", но, к сожалению, сейчас он забыт.

! No longer available

Неужели и мы забудем такие подвиги, которым просто суждено жить в веках? И хотя могилы героев находятся на Крымской земле, они защищали от фашизма не только свое Отечество, но и весь мир


[Изображение: 8c428a985a9b.jpg]

Источник
Ответ
Пионеры Герои :

Неугомонный Сашка

Как пятнадцатилетний "ворошиловский стрелок" Саша Чекалин стал настоящим кошмаром для фашистов.

[Изображение: d060181708c6.jpg]

Друзья-приятели звали его неугомонным. Оно и понятно: Сашка ни минуты не сидел без дела. Ему надо было быть сразу везде и заниматься всем. Вставал ранним утром и бегал в лес – собирал растения (он отлично в них разбирался), грибы, ягоды, купался с конца апреля и до последних чисел сентября. Успевал до занятий в школе помочь родителям по хозяйству. Дом Чекалиных стоял на краю села Песковатское Тульской области. Старый, ветхий, он часто требовал починки. Забота об этом лежала на плечах отца и Сашки, старшего сына. Успевал мальчишка помочь и бабушке с дедушкой. Те жили в том же селе, но в другом доме.

Охотником Сашка был отменным – в отца, Павла Николаевича. Стрелять научился в пять лет и искусство совершенствовал постоянно – уже в пятнадцать лет с гордостью и по праву носил значок Ворошиловского стрелка.Выступал на школьных вечерах, прекрасно читал стихи и играл на мандолине. Задачи по физике щёлкал, как орешки, но списывать не давал. С любым, кто подходил за помощью, садился за парту и занимался, как умел. Он и младшего брата Витьку читать выучил. Ребята вились вокруг Сашки, словно пчёлы вокруг цветка. И ещё он не расставался с фотоаппаратом, который подарил отец.Сашину мать, Надежду Самойловну, выбрали председателем колхоза. Женщина она была смелая, энергичная. Семья боялась за мать, прежнего председателя-то убили. Грозили и Чекалиным. Выбивали окна, поджигали сарай и дом. Но Надежда Самойловна не боялась. Правда, младшего сына Витю отправила к своим родителям. А Сашка наотрез от этого отказался и по ночам вместе с отцом нёс вахту.

Надежда Самойловна, как и её старший сын, успевала везде и всюду. Именно она добилась того, чтобы в селе построили для ребятишек школу. Она же открыла здесь драматический кружок и играла в нём. Роль репетировала по ночам, Сашка часто это слышал, уже лёжа в кровати.


[Изображение: 03620f527c94.jpg]

За три года до начала войны Чекалины переехали из села Песковатское в город Лихвин.

…Настал горький час - фашисты ступили на нашу землю. И неугомонный Сашка, к тому времени окончивший восемь классов, никак не мог спокойно сидеть дома. Поначалу он собрал окрестных ребятишек и стал учить военному делу. Правда, дело это он знал плоховато, зато быстро стало понятно, что надо помогать семьям тех, кто ушёл на фронт. Этим ребята и занимались. Ловили для женщин рыбу, кололи дрова, присматривали за малышами – словом, создали настоящий тимуровский отряд. Но Сашке хотелось большего.

Недавно ребята ходили за ним хвостом, а теперь он так же стал ходить за отцом, чтобы тот взял его в истребительный отряд. Отец согласился. Мама и Витя эвакуироваться не успели – фашисты уже перерезали путь. Пришлось просто уехать в одно из соседних сёл, Токаревку, где жила их дальняя родственница. Витька хотел вслед за старшим братом, но родители не пустили. Фашисты подступали всё ближе, и истребительный отряд стал партизанским. Назывался он «Передовой».

Саша стал разведчиком. Места он знал превосходно, подозрений не вызывал. На задания ходил в старой серой кепке, придававшей ему вид этакого пастушка-нищего. Кепочка эта скрывала от врагов зоркие глаза, примечавшие всё, что творилось вокруг. Ходил Сашка и на другие задания: участвовал в диверсиях, расклеивал листовки. Частенько выполнял обязанности радиста. Это дело он тоже освоил в школьные годы, а в тринадцать лет уже мог похвастаться собственноручно собранным радиоприёмником.Был случай – партизаны вместе с Сашей устроили засаду на дороге в Лихвин. Показалось сразу несколько машин. Наши бойцы стали метать гранаты – попали во вторую, третью, но первая тем временем чуть было не скрылась. Спас положение Сашка: выскочил из укрытия, побежал вперёд и метко бросил гранату.

Однажды отца, а затем и сына схватили фашисты. Продержали в амбаре несколько дней. А когда повели на допрос, Павел Николаевич и Саша смогли бежать. Не догнали…Неугомонный характер служил Сашке верно и преданно. А здоровье подвело. Глубокой осенью первого военного года юный разведчик простудился. Сильно, и становилось всё хуже. В мирное время его, конечно, отправили бы в больницу с подозрением на воспаление лёгких. А теперь? В деревню, чтобы отлежаться – в партизанских землянках было уж очень холодно. Решили бойцы, что побудет недельку парень у их верной помощницы, учительницы Музалевской из деревни Мышбор. Больной Сашка отправился туда. Но едва добрался до Мышбора – узнал, что учительницу уже арестовали. Выведали фашисты, что она – помощница партизан и ждала гостя. Не обошлось без предателей.


[Изображение: 6ded92fb6ef5.jpg]

Мальчишке бы повернуть назад, в отряд - и будь что будет. Но поманил неугомонного Сашку родной дом, село. Хоть и взрослый с виду, и бывалый, и разведчик, и радист – а всё-таки ещё вчерашний школьник, сердце ещё не зачерствевшее. Да и с ребятами очень хотелось увидеться. Со своими – из тимуровского отряда. Вернулся в Песковатское – за здоровьем. А вышло – на гибель.

Заметил в доме дым из трубы местный староста Никифор Авдюхин. Доложил фашистам. Те пришли ночью, когда утомлённый мальчишка уже почти спал. Оцепили избу в кольцо, предложили сдаться. Но паренёк хоть и был болен, без боя идти в руки врагов не собирался. Бросил через окно гранату, да она не взорвалась.

…Неугомонного больного Сашку пытали несколько дней. Но безрезультатно. И тогда устроили показательную казнь на площади города Лихвин. Повесили на грудь табличку «Такой конец ждёт всех партизан»…

Сашка Чекалин умер 6 ноября 1941 года. Но ещё три недели тело его висело в петле – оккупанты не давали жителям похоронить героя. А потом, опасаясь гнева людей, зарыли его сами на окраине города. Поэтому разыскали и похоронили Сашу только после освобождения Лихвина.

…Прошло почти полгода – и расстреляли предателей, выдавших Сашку (к тому времени ему уже посмертно присвоили звание Героя Советского Союза). Вот строки из протокола допроса Авдюхина, того самого старосты.

«Вопрос: Вы принимали участие в аресте Чекалина? Ответ: Да, я с тремя немецкими солдатами ходил к дому Чекалина для производства ареста. Немецкие солдаты посылали меня, чтобы я первым пролез в окно дома и задержал бы Чекалина. Но я, боясь, что Чекалин может меня застрелить, отказался влезть через окно в дом, а отошёл к соседнему дому, стал около угла и стоял. Немецкие солдаты произвели несколько выстрелов. Чекалин выскочил из дома, пытался бежать, но немцы его поймали…»

Есть в интернете сведения, что перед повешением Сашка заплакал. Может, это и так, но что из того? Он бился с врагом, как умел, не выдал своих даже под пытками, а это не каждый взрослый сможет. Разве Сашка не имел права на слёзы в последние минуты своей жизни? Имел, конечно. Он так много хотел сделать, он приближал Победу, верил в неё даже в тот ужасный, беспросветный час, но ведь не дожил…

А семья Чекалиных – родители и младший брат Витя – остались живы. Отец прошёл всю войну и вернулся домой. Надежду Самойловну и Витю в день казни Саши привели в комендатуру. Идя по улице, она видела тело старшего сына. Витю оставили в сенях, а мать провели в комнату, на допрос. Спросили, коммунистка ли. «Да, - ответила она. – Я уже потеряла мужа (не знала, что жив), вы повесили старшего сына, так казните теперь и младшего, я сама его сейчас приведу!» И вышла в сени, её даже не задержали. Схватила за руку Витьку, и им удалось скрыться. Они добрались до наших войск и остались там. Надежда Самойловна стирала солдатам бельё, была санитаркой. Витя рос как сын полка – ему и Надежде Самойловне пришлось разлучиться. Дождавшись своего часа, он тоже стал бойцом. Дошёл до Берлина уже командиром танка – девятнадцатилетний. И в Берлине случайно встретил маму…

…Написана о Саше книга, снят фильм , в честь его был переименован город Лихвин. Нет человека, давно уже нет. А биография его продолжается.

Василий Александрович Смирнов - книга о Саше Чекалине : http://coollib.com/b/324912/read#t1

В 1972 году режиссёр Инна Туманян сняла фильм «Пятнадцатая весна» про подвиг этого мальчика.

! No longer available

Автор: Софья Милютинская


[Изображение: 4caa704f394c.jpg]

Источник

Ответ
Подвиг одиннадцатилетнего орленка Великой Отечественной

Маленький мальчик Стасик Меркулов, принимавший участие в обороне Курска во время Великой Отечественной войны.

[Изображение: b88df9cff332.jpg]

Стасик Меркулов родился в Белеве, Тульская область, 2 мая 1930-го, и вместе с семьей перебрался в Курс, когда ему было пять лет. Он научился читать еще в дошкольном возрасте и посещал детские кружки во Дворце пионеров. У него была старшая сестра Валя и еще одна сестра и братик. Кто знает, каким бы образом сложилась судьба Станислава, если бы не разразилась война.

Когда на Курской земле запахло огнем, отец Стаса, Филипп Григорьевич, вступил в батальон народного ополчения и участвовал в боях под Фатежом. После вынужденного отступления ополченцы укрывались на одной из окраин Курска, в районе реки Тускарь, где-то на старом кирпичном заводе. Когда Филиппу выпала возможность, он забежал к родным, и жена вместе со Стасом помогли ему пополнить запас бутылок с зажигательной смесью. Вдруг сын начал просить отца взять его с собой, и Филипп Григорьевич дал свое согласие.

Совсем юный Меркулов оказался прекрасным помощником. На своих быстрых ногах или ползком на четвереньках он подносил снаряды ополченцам,заряжал пулеметные ленты и неоднократно бегал в штаб с важными донесениями. Между тем, завоеватели быстрыми темпами подбиралась к городу по шоссе, стремясь отрезать вокзал, главную точку эвакуации населения. Не переставая форсировать Тускарь, враг зажал ополченцев на узком пятачке и оставил батальон без командира. Взявший на себя командование Филипп Меркулов понял, что неприятель близок к тому, чтобы окружить батальон, и приказал своим бойцам уходить за реку.

Сам же Филипп остался за пулеметной ячейкой, желая обездвижить как можно больше врагов из вражеской армии, пока советские бойцы отступают. Стас также по велению отца направлялся в штаб батальона, когда услышал, как заглох пулемет. Осознавший причину молчания, Меркулов-младший вскочил и сломя голову побежал к отцу. Вслед за ним ринулись взрослые товарищи, но на берегу уже бесновались немецкие оккупанты, открывшие огонь по реке. Стасика срезала очередь, пули попали в ноги, а одна в живот. Ребенок потерял сознание.Немецкие солдаты, бродившие по участку обороны батальона народного ополчения, добивали раненых. Меркулову повезло, но ненадолго. На следующее утро пожилой житель вышел из своего дома по воду и услышал стоны. Оказалось, что выживший Стас сумел доползти до убитого отца, лежавшего в воронке, и всю ночь, холодную октябрьскую ночь, провел возле трупа.

Силы покидали мальчика, который не мог выбраться сам, и тогда его достал старик, но оказать надлежащей помощи не смог. Виной тому стали немцы, добравшиеся и до его дома. Станислава принесли в бытовку на кирпичном заводе и, подстелив соломы на голый пол, бережно уложили. Он попросил позвать его маму, которая окрестными путями прибежала вместе с его тетей в бытовку. Однако нацисты добрались до Стасика первыми.

Перед мамой и тетей открылась страшная картина. На полу море крови. Тело Стаса в глубоких рваных ранах. Бесчеловечные палачи, по всей видимости, пытали или же добили мальчика, пустив в дело винтовочные штык-ножи. Стасик Меркулов умер в ночь на третье марта 1941-го.

На следующий день оставшиеся в живых Меркуловы и дедушка, который его обнаружил, похоронили Филиппа и Станислава. Старик снял дверь в бытовке и уложил на нее ребенка. Убитого донесли на двери до воронки, где покоился его отец, и уложили рядом. В 1950-м отца и сына Меркуловых перезахоронили на Офицерском кладбище. Подвиг орленка Великой Отечественной, оказавшего неоценимую помощь в обороне Курска, не будет забыт никогда.


[Изображение: 50e6c91c2ba8.jpg]
Отец и сын Меркуловы.

Источник
Ответ
Зинка из "яблочного захолустья"

[Изображение: 904e949df08b.jpg]

Что-то не встречала я в школьной программе последних лет стихи Юлии Друниной. Правда, не так давно видела их в списке рекомендованной на каникулы литературы. Может, ошибаюсь, они есть и в учебниках – буду тому рада, коли так. Потому что, по-моему, Юлия Владимировна очень проникновенно и точно писала о женщине на войне. Ещё бы, ведь сама воевала и прошла такой путь…

«…Знаешь, Зинка, я против грусти,
Но сегодня она не в счёт.
Дома, в яблочном захолустье,
Мама, мамка твоя живёт…»

«Яблочное захолустье» - это сад их, самсоновский. Ведь Герой Советского Союза Зинаида Самсонова родилась в деревне, в доме кузнеца. Уж и сад там был – загляденье! Родители Зины в этом деле были настоящие мастера. Недаром за поздними сортами яблок к ним даже из столицы приезжали. Пусть это и не так далеко – деревня Колычёво Егорьевского района в Московской области расположена. Но зато сам факт говорит о многом.

За Зинкой детвора всего села ходила хвостом (родилась девушка в селе Бобково, а в Колычёво семья переехала в начале тридцатых годов). Все прочили Зинке профессию учителя.

Но судьба распорядилась так, что девушка пошла в медицинское училище в райцентре. Прочитаешь биографию Зинаиды – и сразу подумаешь, что такой выбор продиктовала судьба. Но в селе говорили, что медицине девушка решила посвятить себя ещё до начала войны.

Это во многом было связано с тем, что случилось в семье одноклассницы и подруги Зинки. Здесь подрастал младший братишка, который ранней весной, во время паводка, сильно простудился. Началось воспаление лёгких.

В Колычёво была поликлиника, но врач по какой-то причине не пришёл. Требовалось везти рёбёнка в район, но дороги оказались сильно размыты. Путь отнял слишком много времени – малыш умер. Зинка видела, как тяжело переживала это огромное горе одноклассница. И как могла, помогала подруге справиться с бедой.

И вот девушка окончила семилетнюю школу. Хотела поступить в медучилище, но надо было помогать семье. Начала трудиться санитаркой. Мечтала построить в родном селе большую больницу. И построила бы – характер у Зинки волевой, больше походил на мужской, чем на женский. Но война началась

Не сразу, ох не сразу взяли на фронт упрямого семнадцатилетнего добровольца из «яблочного захолустья». Сначала Зинка в ускоренном порядке окончила Егорьевское медицинское училище. Возводила оборонительные укрепления под столицей. А уже потом добилась-таки разрешения и отправилась на передовую. Так в стрелковом батальоне появился санитарный инструктор.

Впереди ждали жестокие бои под Сталинградом. Однополчане считали Зинку заговорённой от пуль. Поговаривали, если санинструктор Самсонова нашла раненого на поле боя, в самом пекле, и хотя бы взяла за рукав – он останется жив и благополучно доберётся до медсанбата. Случалось, Зинка оттаскивала бойца, а буквально через пару минут на том месте поднимался страшный гриб взрыва.

Осенью 1943 года Зинка участвовала в десантной операции по захвату плацдарма на правом берегу Днепра. Шли бои близ села Сушки, что сегодня принадлежат Черкасской области. Санинструктор 667-го стрелкового полка 218-й стрелковой дивизии Зинка вытащила более тридцати раненых и доставила их на другой берег. Был случай – приметила молоденького бойца, вчерашнего мальчишку, который находился в воде.

На глазах Зинки его оглушило, солдат ушёл под воду. Он был неподалёку от берега, и девушка каким-то чудом угадала, что живой. Только сапоги скинула – и бросилась в воду. Вытащила! В том же бою она уничтожила трёх фашистов. Пусть цифра кажется небольшой, но ведь и Зинка – молоденькая девушка.

Из Зинки санинструктор Самсонова скоро превратилась в Зиночку. Бойцы всё больше любили девушку, такую отчаянно смелую и добрую. Если кто получал посылку – хоть и нехитрое, а всё же угощение несли ей. Ей доверяли фотографии, семейные истории. Просили написать родным в случае смерти. Она не отказывала, но говорила, что этого делать ей не придётся. И ведь права была, только, к сожалению, по иным причинам…

Зиночка билась под Киевом и Житомиром, затем её перебросили на Белорусский фронт. В бою у деревни Холм (27 января 1944года) погиб их командир. И во время этого короткого, но всё же замешательства, подняла своих однополчан в новую атаку Зиночка. «Орлы, за мной!» - крикнула она. И бойцы поднялись…

А Зиночка вскоре после того боя погибла. Она пыталась вынести раненого с нейтральной полосы – и сама была сражена пулей снайпера.

Вот как описал тот день Зинкин однополчанин, лейтенант медицинской службы Леонид Кривощёков: «Случилось это так. Рота её ходила ночью в разведку боем. Утром, когда вернулись в свои окопы, услышали, что на нейтральной полосе стонет раненый. Вытащить его можно было только ночью. Но Зина места себе не находила – ведь там же наш солдат. Он ждёт помощи!

Она поползла днём. Где ползком, где броском, от воронки к воронке она всё-таки добралась до раненого. Но за ней, видимо, давно следил фашистский снайпер. Расстояние было небольшим. Через оптический прицел он, конечно же, видел, что перед ним медицинская сестра, что она перевязывает раненого. Он дождался, пока перевязка будет окончена, и спустил курок. Вторым выстрелом он убил и раненого…»

Нет, не была девушка заговорённой. И счастливая примета не сбылась. Не пришлось Зинке ни за кого писать письма. Пришлось – однополчанам, в «яблочное захолустье». Мамке, мамочке… А автор стихов и подруга Зины, Юлия Друнина, написать так и не смогла. Не нашла в себе силы. И кто за это осудит поэтессу, наверное, «ничего не знает о войне»…

Автор: Софья Милютинская


Источник
Ответ
«Жил в Ростове Витя Черевичкин…»

В советские годы его фамилию знал каждый, а в школах создавались пионерские дружины его имени.

Витя Черевичкин родился в городе Ростове-на-Дону в рабочей семье, после окончания семилетней школы учился в ремесленном училище, а его любимым занятием было разведение голубей.

После начала Великой Отечественной войны, когда отец и старший брат ушли на фронт, Виктор с матерью и двумя младшими сестрами остался в городе, который был захвачен наступающими частями вермахта и войск СС.

Вопреки предписанию немецкого командования об уничтожении принадлежащих местному населению домашних голубей подросток в течение недели скрывал имевшихся у него птиц.

28 ноября 1941 года немцы застали Витю выпускающим нескольких голубей у здания, в котором размещался их штаб, и обнаружили в сарае во дворе его дома голубятню. Существует предположение, что мальчик выпускал голубей для подачи сигнала советской авиации и для отправки сообщений за линию фронта. После допросов и пыток схваченного подростка обвинили в пособничестве Красной армии, вывели в парк имени Фрунзе и расстреляли.

Фотография убитого Вити Черевичкина с голубем в руке фигурировала на Нюрнбергском процессе в числе фотодокументов, изобличающих нацизм в совершении преступлений против человечности.

Поступок подростка, убитого за отказ подчиниться требованиям оккупантов, сделал его известным далеко за пределами города, о чем свидетельствует широкое распространение в послевоенное время народной песни «Голуби» («Жил в Ростове Витя Черевичкин…»).


[Изображение: e5c3b3a19a59.jpg]

[Изображение: 6b7ac909a13d.jpg]

[flash=450,50]http://embedpleer.net/normal/track?id=B8l7l3B9wmjufB119&t=green[/flash]

Источник
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)