Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Белый террор в России
#21
Террористы с французскими булками
Елена Анатольевна Прудникова в книге "Ленин - Сталин. Технология невозможного" показывает (стр. 466-488 издания М., "ОЛМА", 2011): "красный террор" осени и зимы 1918-го года фактически был не террором в обычном смысле, а уничтожением ранее выявленных преступников (от саботажников до грабителей), помилованных по непростительному мягкосердечию советской власти и продолживших по мере собственных возможностей преступную деятельность. Заодно она приводит общую статистику красного и белого терроров за время всей Гражданской войны, откуда видно: белые были кровожаднее на порядок, а то и на два. Так, в одном белом концлагере на острове Мудьюг близ Архангельска умерло больше народу, чем казнили все красные власти за все годы Гражданской.
http://awas1952.livejournal.com/883857.html
Ответ
#22
Начальник - лицо божественное

    Душка-адмирал - новый герой свободной России был полной противоположностью кровавым большевикам. Это только большевики убивали людей в чрезвычайках, при Колчаке такого быть не могло.

    Год 1919
[Изображение: 0_798a6_33e4fc8d_XL]

    Хорошая тема - высшая степень против начальника дерзкое действие. Попробуй дураком назвать....
http://poltora-bobra.livejournal.com/388396.html
Ответ
#23
Да,мы живем в страшное время.Где БЕЛО ФАШИЗМ преподносят как русский патриотизм и.т.д.Об этом надо всем рассказывать.Все это очень важная и полезная информация.
Ответ
#24
Нашёл обзорную статью, может быть здесь будет уместна

Насколько гражданской была гражданская война в России?

Причину празднования «Дня защитника отечества» в 23-й февральский день помнят сейчас уже далеко не все. А ведь в это время 91 год назад первые части новой, рабочее - крестьянской красной армии (РККА) вступили в бои под Псковом и Нарвой с немецкими оккупантами ...

На прилавках российских книжных магазинов сейчас можно видеть огромное число книг о белогвардейцах: исследования, мемуары, документы. В большом московском магазине с ярким названием «Молодая гвардия» есть целый стеллаж под названием «Белое движение». Ряд издательств выпускает целые серии книг, посвященных «Белому делу». В серии ЖЗЛ издаются биографии Колчака и Деникина (основавший ее в 1933 году А.М. Горький, наверное, переворачивается в гробу).

В то же время литература, в которой объективно освещался бы ход военных действий в России в 1917-1922 годах, практически отсутствует. Не говоря уже о жизнеописаниях победителей, об освещении истории их боевых действий. Советские книги на эту тему не переиздаются, новые не пишутся... В связи с этим уместно подумать об одном историческом казусе, весьма актуальном в условиях меняющейся на глазах международной обстановки и, скажем так, нахрапистого, геополитического поведения наших западных «победителей» в «холодной войне». Казус заключается в том, что спустя 91 год после произошедших событий из публичной истории полностью исчезли главные действующие лица, прямо определившие тогда ход событий на территории бывшей российской империи, и серьезнейшим образом повлиявшее на всю последующую историю СССР.

Кто же эти лица? Поищем ответ, обратившись к свидетельствам очевидцев и работам ученых.

Триумфальное шествие советской власти и «эшелонная война»
Первые несколько месяцев после Октябрьского переворота в Петрограде и Москве, не зря были названы «триумфальным шествием советской власти». Из 84 губернских и других крупных городов только в 15 она установилась в результате вооруженной борьбы. «В конце ноября во всех городах Поволжья, Урала и Сибири власти Временного правительства уже не существовало; она перешла почти без всякого сопротивления в руки большевиков, всюду образовались Советы», свидетельствует И. Г. Акулинин в своих воспоминаниях «Оренбургское казачье войско в борьбе с большевиками 1917-1920.» «Как раз в это время, пишет он далее, - в Войско стали прибывать с Австро-Венгерского и Кавказского фронтов строевые части - полки и батареи, но рассчитывать на их помощь оказалось совершенно невозможно: они и слышать не хотели о вооруженной борьбе с большевиками».

В то же время, в некоторых регионах бывшей империи советская власть была встречена «в штыки» в буквальном смысле слова. В ноябре 1917 года на большей части Украины утвердилась националистическая Центральная рада. Казачьи «правительства» Дона, Кубани и Оренбурга под руководством атаманов Каледина, Филимонова и Дутова заявили о непризнании Советского правительства и начали войну против советской власти. В Белоруссии против советской власти выступила Белорусская рада. В Тбилиси было создано коалиционное правительство - Закавказский комиссариат, объединившее грузинских, армянских и азербайджанских националистов. Его национальные формирования захватили всё Закавказье, кроме района Баку, где советская власть победила. В Туркестане и Сибири также образовался ряд контрреволюционных «правительств».

Боевые действия развернулись главным образом вдоль железных дорог, почему и получили название «эшелонной войны». Велись они немногочисленными отрядами от нескольких сот до нескольких тысяч человек. Заметим, поскольку сейчас это тоже стало малоизвестным фактом, у Советского правительства в то время регулярной армии не было. Огромная старая армия стихийно демобилизовывалась, а Декрет об образовании РККА был издан только в конце января 1918 года, причем новая армия формировалась на добровольных началах.


Тем не менее, уже в первой половине декабря 1917 года красногвардейские отряды Антонова-Овсеенко заняли район Харькова, где 1-й Всеукраинский съезд Советов объявил Украину советской социалистической республикой. В январе 1918 года восставшие рабочие и крестьяне с помощью советских войск овладели Левобережной и юго-западной Украиной. 8 февраля был занят Киев. Центральная рада бежала в район Житомира и обратилась за помощью к... Германии (!).

На Дону советские отряды Сиверса, Саблина и Петрова в январе выбили части Каледина и Добровольческой армии (в то время - 3-4 тыс. человек) из Донбасса и северной части Донской области. 24 февраля был взят Ростов-на-Дону, 25 февраля - Новочеркасск. Каледин застрелился, а остатки его войск бежали в Сальские степи.

Добровольческая армия отступила с боями на Кубань. Кубанская рада в январе - феврале в боях с советскими войсками потеряла восточные и северные районы Кубанской области. 14 марта её войска были выбиты революционными отрядами из Екатеринодара (ныне Краснодар) и бежали за р. Кубань.

На Южном Урале отряды красной гвардии 31 января 1918 года заняли Оренбург, отбросив остатки войск Дутова в Тургайские степи. «Силы, которые атаман Дутов мог противопоставить большевистскому натиску, были незначительны и состояли из небольших офицерских, юнкерских и добровольческих отрядов, а также нескольких станичных дружин».

В феврале советские части нанесли поражение румынским интервентам, вторгшимся в Бессарабию (Молдавию), вынудив румынское правительство подписать в марте соглашение об эвакуации из Бессарабии. В Белоруссии в январе была ликвидирована попытка Белорусской рады захватить власть, а в январе - феврале разбит Польский корпус Довбор-Мусницкого. В Сибири в декабре 1917 - январе 1918 года был подавлен мятеж юнкеров в Иркутске и ликвидированы все местные контрреволюционные «правительства». Остатки казачьих отрядов атаманов Семёнова и Калмыкова бежали в Маньчжурию, где стали искать помощи у... Японии(!).

В Туркестане в январе 1918 года были подавлены казачьи мятежи в Самарканде и Чарджоу, в феврале ликвидирована «Кокандская автономия», а в начале марта - Семиреченское казачье «правительство» в Верном (ныне Алма-Ата). Вся Средняя Азия и Казахстан, кроме Хивинского ханства и Бухарского эмирата, стали советскими.

Ленин в марте 1918 имел все основания писать: «Мы в несколько недель, свергнув буржуазию, победили ее открытое сопротивление в гражданской войне. Мы прошли победным триумфальным шествием большевизма из конца в конец громадной страны». «В этот период, - свидетельствует неофициальный посланник правительства Великобритании в Советской России Локкарт, - С.-Петербург жил странной жизнью. Большевикам еще не удалось установить железную дисциплину, характерную для их режима сегодня. По существу говоря, они почти не пытались сделать это. Террора не было, и население не слишком боялось своих новых хозяев. Продолжали выходить антибольшевистские газеты, осыпавшие руганью политику большевиков. Были открыты рестораны и кабаре; последние, во всяком случае, были всегда переполнены» (подчеркнуто мной - Б.С.).

Как же при таких обстоятельствах Советская Россия вдруг оказалась в кольце фронтов? А вот как: с конца февраля - начала марта 1918 года империалистические державы обеих воюющих в мировой войне коалиций начали масштабное вооруженное вторжение на ее территорию.

Нападение Германии и ее союзников
18 февраля 1918 года германские и австро-венгерские войска (около 50 дивизий) перешли в наступление от Балтики до Чёрного моря. За две недели они оккупировали огромные пространства. 3 марта 1918 года был подписан Брестский мир, но немцы не остановились. Воспользовавшись договором с Центральной радой, они продолжили свое наступление на Украине, 1 марта свергли в Киеве советскую власть и продвигались дальше в восточном и южном направлениях на Харьков, Полтаву, Екатеринослав, Николаев, Херсон и Одессу.
5 марта немецкие войска численностью около 10 тыс. человек под командованием генерал-майора фон дер Гольца вторглись в Финляндию, где вскоре свергли финское советское правительство.

18 апреля германские войска вторглись в Крым, 30 апреля захватили Севастополь. Нарушив условия Брестского мира, немцы вторглись на территорию РСФСР, заняв 8 мая Ростов-на-Дону. К середине июня более 15 тыс. германских войск с авиацией и артиллерией находилось в Закавказье, в том числе 10 тыс. человек в Поти и 5 тыс. в Тифлисе (Тбилиси)! Турецкие войска оперировали в Закавказье с середины февраля.

Кузина Николая II в своих воспоминаниях свидетельствует: «Несмотря на Брест-Литовский мирный договор, южная Россия, включая Киев, была теперь оккупирована немцами, которые получали из этих провинций, богатых пшеницей, достаточное количество продовольствия и скота для отправки в свою собственную голодающую страну». И далее очень важное свидетельство, которое мы еще вспомним: «Немцы вели себя как завоеватели, но без них страна снова оказалась бы во власти большевиков».

Нападение Антанты
От немцев старались не отставать страны Антанты. Уже 9 марта 1918 года маленький английский десант вошел в Мурманск под предлогом... необходимости защиты складов военного имущества от немцев. А 5 апреля японский десант высадился во Владивостоке, но уже под предлогом... защиты японских граждан «от бандитизма» в этом городе. В дальнейшем масштабы «присутствия» и число участников этих операций на Севере и Дальнем востоке России неуклонно возрастали. 6 июля Антанта приступила к высадке крупных десантов во Владивостоке, основную массу которых составили японские (70 - 75 тыс. чел.) и американские (10-12 тыс. чел.) войска, начавшие активно участвовать в боевых действиях. Японский генерал Оой сообщает о боях с советскими войсками за Хабаровск: «С нашей стороны в бою участвовали три батальона чехословаков, один английский батальон, один французский батальон и отряд атамана Калмыкова. Все они проявили отвагу в своих действиях. С фронта наступал японский отряд, который, к сожалению, в этот день потерял ранеными и убитыми 200 человек».

В конце июля 1918 года английские войска начали оккупацию Закаспия. В августе в Мурманске было высажено уже порядка 10 тыс. и в Архангельске около 13 тыс. военнослужащих Антанты, которые начали медленное продвижение к югу.

Чехословаки
Но самой главной силой Антанты, силой, которая была призвана стать «осиновым колом» в спине советской власти был чехословацкий корпус. Это соединение было сформировано еще временным правительством из военнопленных австро-венгерской армии для его использования в войне против Германии. После победы Октябрьской революции чехословаки покинули разваливающийся Румынский фронт и двинулись с оружием в эшелонах во Владивосток, якобы для дальнейшей переброски во Францию. «9 января 1918 года корпус был официально включен в состав французской армии и, таким образом, принят на содержание Антанты».

11 мая 1918 года в Лондоне, в резиденции премьер-министра Англии Ллойд Джорджа, состоялось секретное заседание специального правительственного комитета, возглавляемого генералом Яном Смэтсом. Комитет решил: рекомендовать правительствам стран Антанты не вывозить чехословацких легионеров из России, а, напротив, снабдив их оружием и боеприпасами, выделив для руководства ими опытных генералов и офицеров, использовать для усиления интервенции на Дальнем Востоке и англо-французских войск на севере России. Члены комитета пришли к выводу, что надо эти воинские части, руководимые французским правительством, «до того как они будут доставлены во Францию, использовать в качестве части интервенционистских войск союзников в России для усиления японцев».

«25 мая выступление Чехословацкого корпуса, эшелоны которого находились между Пензой и Владивостоком, началось. Часть чехов пробивалась на север, часть пошла на восток. По пути к ним примыкали местные офицерские антибольшевистские организации, которые с помощью чехов везде свергали советскую власть. На месте большевиков сейчас же становились правительства из местных общественных деятелей, зачастую совершенно несходных политических взглядов и не связанные между собою».

Затем «Чехи получили из Парижа приказ вернуться на Урал и образовать с русскими единый антибольшевистский фронт».

21 июня французский представитель при чехословацком корпусе Гинэ заявил: «Я уполномочен всеми союзными правительствами поблагодарить чехословацкое войско за его боевые дела. Выступление чехословаков, которое, хотя и было немного преждевременным, ныне является также выражением политики союзников, так что чехословацкая армия является сегодня авангардом союзнических войск, которые прибудут в Сибирь и примут активное участие уже в конце этого месяца».

К августу 1918 года вооруженным силам РСФСР полностью или почти полностью противостояли иностранные войска. Но и там, где вроде бы их не было, прежде всего на юге России ощущалась рука иностранного «менеджера». Атаман «Войска донского» Краснов, когда ему указали на «немецкую ориентацию» и поставили в пример «добровольцев» Деникина, ответил: «Да, да, господа! Добровольческая армия чиста и непогрешима. Но ведь это я, донской атаман, своими грязными руками беру немецкие снаряды и патроны, омываю их в волнах тихого Дона и чистенькими передаю Добровольческой армии! Весь позор этого дела лежит на мне!».

Вот так, с иронией донской атаман признал, что и его войско и «добровольцы» фактически перешли на содержание тех, с кем сражались с 1914 года и стали их авангардом в войне... с народами России.

Результаты вторжения
Урон, нанесенный масштабной интервенцией, развязанной империалистическими державами, для страны, только что пережившей самую кровопролитную за свою историю войну был ужасен. В первую очередь это прямые людские потери от рук иностранной военщины как среди бойцов красной армии и партизан, так и среди мирных жителей. Потери, которые насколько известно автору, так и не были никем полностью подсчитаны.

Затем следует отметить материальный ущерб армии и флота. Приведу лишь два примера: «с помощью» немцев был полностью утрачен Черноморский флот, а «с помощью» англичан - Флотилия Северного Ледовитого океана. Далее - прямое ограбление оккупированных территорий.

Опять лишь пара примеров. Только из пределов Украины немцы вывезли до октября 1918 г. 52 тыс. тонн зерна и фуража, 34 тыс. тонн сахара, 45 млн. яиц, 53 тыс. лошадей и 39 тыс. голов крупного рогатого скота. Другой яркий пример относится к чехам. Белый генерал Д.Филатьев свидетельствует: «Надо, однако, признать бесспорной заслугу чехов в том, что только при их содействии мог быть захвачен в Казани весь русский золотой запас в 657 миллионов, отправленный туда еще при Керенском».

Упадок экономики, паралич торговли, резкое ухудшение снабжения продовольствием городов вынудили Советское правительство проводить такие непопулярные меры как политика военного коммунизма, продразверстка. Однако все это было следствием широчайшего иностранного военного вторжения, разрушившего хрупкий мир в России.А «белая гвардия» с ее широко известными вождями Колчаком, Деникиным, Юденичем и пр. была сформирована в существенную военную силу лишь к концу 1918 года. Насколько ее можно считать силой независимой и самостоятельной - тема отдельной статьи.

История и современность
18 января 1918 г. немецкий журнал «Deutsche Politik» писал: «Суверенитет Финляндии означает нечто большее, чем новое государство, входящее в систему государств на севере Европы. Он означает начало расчленения России. Финляндия окажет большое влияние на другие прибалтийские страны, на Украину и далее, возможно, на Кавказ». Что ж, можно лишь с грустью констатировать, что все самые смелые прогнозы немецкой политики 90-летней давности стали реальностью.

Теперь давайте вспомним о недавних событиях в Югославии. Английский военный историк Крис Бишоп дает такую картину произошедшего там: «Борьба против остатков социализма на Балканах приобрела новый этап весной 1992 г., когда в Республике Боснии и Герцеговине было активизировано (подчеркнуто мной - Б.С.) движение боснийских мусульман и их союзников хорватов за независимость от Югославии... Однако, к тому времени уже было ясно, что мусульмане и хорваты в Боснии не в состоянии одержать победу без помощи западных союзников (вспомним фразу из воспоминаний Романовой, процитированную мной выше - Б.С.)... НАТО требовался повод для военного вмешательства, и им послужил провокационный взрыв минометной мины на городском рынке в Сараево, унесший жизни 68 мирных жителей... Следующим этапом «миротворческих» действий НАТО в Югославии явилась поддержка сепаратистского движения албанцев в Косово».

Как похожи причины, действующие лица и схемы действия.

Это повод задуматься. Правильно ли «переписывается» наша история? Обоснованно ли скрываются подлинные «кукловоды» тех далеких, и в то же время близких событий? Ведь если в нашей истории мы забываем подлинных защитников Отечества, а «коллаборационистов» начинаем именовать «русскими патриотами», не приводит ли это к массовому самообману? И не увеличивает ли такой самообман в свою очередь угрозу того, что приведенная в статье карта может стать однажды нашей «новой реальностью»?

http://forum-msk.org/material/power/768706.html
Ответ
#25
ПРО КОНЦЛАГЕРЬ НА СОЛОВКАХ
или Кто должен отмечать День памяти жертв политических репрессий?


30 октября, в День памяти жертв политических репрессий настоящие русские либералы несут цветы к «соловецкому камню». Потому как стали Соловецкие острова неким символом «коммунистического ГУЛАГа», местом с которого он якобы начался. Аббревиатура СЛОН вызывает у них трепет. Но вот беда, наши либералы как обычно ленивы и нелюбопытны. Историю они знают плохо. Ведь иначе они бы придумали какой-нибудь иной символ для своих мероприятий.

Историческая правда состоит в том, что в двадцатом веке лагерь на Соловках создали белые. А именно, 3 февраля 1919 года правительство Миллера-Чайковского, которое поддерживали «западные демократии», приняло постановление, по которому граждане, «присутствие коих является вредным…могут быть подвергаемы аресту и высылке во внесудебном порядке в места, указанные в пункте 4 настоящего постановления». Указанный пункт гласил «Местом высылки назначается Соловецкий монастырь или один из островом Соловецкой группы…». Как пишет исследователь истории гражданской войны П.А.Голуб, «вожди белого режима на Севере – Чайковский, Миллер, Мурушевский и прочие, уже пребывая в эмигрантском далеке, не уставали чернить большевиков за ссылку контреволюционеров на Соловки. Но при этом дружно демонстрировали провал памяти, а именно: дорогу на Соловки проложили именно они».

Впрочем, кроме Соловков у «демократического правительства» Северной области были и иные места, куда они первыми начали отправлять своих политических соперников: острова Мудьюг и Иоканьга.

"Люди, названные военнопленными, доводились до крайних пределов голода: как голодные псы бросались, хватая обглоданные администрацией тюрьмы кости, зная вперед, что это будет стоить побоев прикладами, карцера и т.д. Организм заточенных был доведен от голода до состояния, когда незначительное дуновение ветра валило их с ног, что почиталось симуляцией, и потому на несчастных снова сыпались побои... Из заточенных на Мудьюге более 50 процентов расстались с жизнью, многие сошли с ума..." (Из заявления Архангельского совета профсоюзов, август 1919 г.)

А это про Иоканьгу: « В тюрьме применялись изуверские пытки: жгли каленым железом,  закапывали живьем в землю. Широко применяли и железные  кандалы.  Заключенные  пытались группами или в одиночку бежать, но их ловили и расстреливали…. Анкета, проведенная Иоканьговским Совдепом уже после  падения  Северной области, показывает,  что  из  1200  арестантов,  побывавших  в  застенках Иоканьги, лишь 20 человек принадлежало к коммунистической партии,  остальные были беспартийные. Тысячи  людей  были  погублены  в  тюрьме».

Вот итог деятельности настоящих основателей Соловецкого лагеря: "По неполным подсчетам исследователей гражданской войны на Севере, через тюрьмы, концлагеря и каторгу прошло около 52000 человек, то есть до 11 % всего населения. Согласно официальным данным властей, по приговорам военных судов было расстреляно около 4000 человек" (Голуб П. "Белый" террор на Севере России).

Кто сейчас об этом вспоминает? Увы, почти никто…. Ждать этого от собирающихся у «соловецкого камня» людей просто наивно.

Недавно я был в Кеми. Секретарь местной партячейки показал церковь, у которой в 1918 году были расстреляны молодые сторонники советской власти. В Советское время церковь не ремонтировали, поэтому следы от пуль, тех самых, были видны на ее стене. Еще совсем недавно. Но в эпоху «духовного возрождениея» денег у РПЦ много, поэтому кемскую церковь отремонтировали. Следов на стене никаких больше нет. Поэтому туристы, направяляющиеся на Соловки через Кемь, могут спокойно помолиться в отреставрированной церкви за «жертв большевистского террора».

Или вот еще пример, который я всегда привожу. В моем родном Олонецком районе, тогда уезде, в 1919 году, заняв населенный пункт, белые расстреливали на месте коммунистов и сочувствующих им. Всего в уезде были расстреляны белофиннами более 150 (по другим данным - 286) коммунистов, учителей, а также крестьян, подозревавшихся в сотрудничестве с Советской властью. Сложно сравнивать, но все же – в 1930 годы в Олонецком районе было незаконно репрессировано  155 человек.

Историю белого террора в других регионах России я знаю плохо, но фраза командующего американскими интервенционными войсками в Сибири генерала У. Грэвс хрестоматийна: "В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 чел. убитых антибольшевистскими элементами."

Ну так кто должен отмечать День памяти жертв политических репрессий?

Но ведь потом! – скажут мне оппоненты,- вы тоже расстреливали. Да, было дело. Но только потом! А сначала было так, что генерала Краснова, после разгрома его мятежа, большевики просто отпустили. Под честное слово, что он больше не будет…. В мировой истории есть еще примеры, когда вот так вот отпускали противника, схваченного с оружием? Наивные как дети, честное слово! Между прочим Краснов слово свое, понятное дело, не сдержал.

Но я, собственно, не о Краснове, а о нас, нынешних левых, нынешних коммунистах. Как-то получилось так, что мы почти смирились с неким ярлыком, который на нас наклеили. Начинаем оправдываться за «красный террор», подчас забывая о своих, гораздо более многочисленных жертвах. Зачем? Давайте лучше жестко напоминать им об их деяниях. И помнить о наших павших. Потому что всегда, во всей мировой истории коммунистическое движение выступало как самое гуманное течение.  Которое старалось гасить все вспышки стихийного насилия. И уж только тогда, когда приходилось защищатся…. Но право на самозащиту имеет каждый. Более того, левые к жестким мерам частенько прибегали с явным опозданием.

А уж если говорить о масштабах, то списки наших погибших перевесят все. Не так давно Медведев сказал что-то очень осуждающее в отношении Сталина, Но до этого Дмитрий Анатольевич, будучи в Финляндии, возложил цветы к могиле Маннергейма.

Того самого, при котором в 1918 г. число жертв белого террора в Финляндии исчислялось в 40 тыс. человек. По неполным данным 10 тыс. было казнено во время войны.  15817 было расстреляно после победы белофиннов. В концлагерях умерло так же около 15 тыс. человек. Эти значительные цифры для страны с трехмиллионным населением. Как пишет историк В. Галин, в относительных цифрах в Финляндии было пропущено через тюрьмы почти 3% населения страны, что  в 2-4 раза больше, чем содержалось уголовных и политических заключенных  в ГУЛАГЕ. Гибли рабочие, крестьяне, интеллигенты. К слову, в те весенние дни 1918 года погиб и Альгот Тиетявяйнен, он же Майю Лассила, редактор коммунистической газеты, придумавший веселую историю, которую все мы знаем по фильму «За спичками». Медведев этот фильм наверняка тоже смотрел.

30 октября в очередной раз будет отмечаться день памяти жертв политических репрессий. Недурно бы было к нему подготовится. Может быть даже к «соловецкому камню» прийти. Потому что именно у коммунистов есть все основания отмечать эту поминальную дату. Хотя бы затем, чтобы вспомнить всех наших павших.

stepanov-karel.livejournal.com
Ответ
#26
Как американцы "спасали" Россию после революции 1917-го года
[Изображение: 58928212_1273639702_1.jpg]


Смердяковщина в моде: часто слышно о том, каким благом было бы для России ее покорение иностранными захватчиками.
Одни либералы мечтают о немецком завоевании .
Другие, уже более молодые их последователи, грезят об американском сапоге на русской земле.
Мол, было бы замечательно, если бы нас взяли под крылышко американцы, вот уж они бы укрепили нашу экономику, устроили бы у нас жизнь по американскому образцу…

Аргументам об американских зверствах в Ираке, Югославии эти господа не внемлют –
мол, с Россией поступили бы совсем иначе, с нас бы шелковой кисточкой пылинки смахивали,
и все было бы как в американском сериале «Друзья» ..

Но вот вам не очень известный факт: американские военные уже были на нашей земле.
Это происходило во время интервенции в гражданскую войну.
Так, в книге «Иностранные интервенты в Советской России», выпущенной в 1935-м году, рассказывается о том,
какими методами действовали освободители – перерезанные семьи, беременные женщины, которым отрезали груди, вынимали из животов младенцев, повешенные пятилетние дети…
Вот еще один интересный материал на эту тему.

Отметились у нас и американцы (а куда они свой нос не совали?), оставив недобрую память о себе,
о чем, увы, наша нынешняя молодежь, воспитанная на американских боевиках и вскормленная гамбургерами и
«Кока-колой», по большей части не имеет ни малейшего понятия.
О том, как 12-тысячный экспедиционный корпус США огнем и мечом «устанавливал свободу и демократию» на нашей земле, эти заметки. 

«Не могли уснуть, не убив кого-нибудь»

В архивах и газетных публикациях той поры и поныне хранятся свидетельства, как янки,
прибыв за тридевять земель, хозяйничали на нашей земле, оставляя кровавый след в судьбах русских людей и в истории Приморья.
Так, к примеру, захватив крестьян И.Гоневчука, С.Горшкова, П.Опарина и З.Мурашко, американцы живьем закопали их за связь с местными партизанами. А с женой партизана Е.Бойчука расправились следующим образом: искололи тело штыками и утопили в помойной яме. Крестьянина Бочкарева до неузнаваемости изуродовали штыками и ножами
: «нос, губы, уши были отрезаны, челюсть выбита, лицо и глаза исколоты штыками, все тело изрезано».
У ст. Свиягино таким же зверским способом был замучен партизан Н.Мясников, которому, по свидетельству очевидца, «сперва отрубили уши, потом нос, руки, ноги, живым порубив на куски».


«Весной 1919 года в деревне появилась карательная экспедиция интервентов, учиняя расправу над теми,
кто подозревался в сочувствии партизанам, — свидетельствовал житель деревни Харитоновка Шкотовского района А.Хортов.
— Каратели арестовали многих крестьян в качестве заложников и требовали выдать партизан, угрожая расстрелом (...) Свирепо расправились палачи-интервенты и с безвинными крестьянами-заложниками.
В числе их находился и мой престарелый отец Филипп Хортов. Его принесли домой в окровавленном виде. Он несколько дней еще был жив, все время повторял: «За что меня замучили, звери проклятые?!». Отец умер, оставив пятерых сирот.

Несколько раз американские солдаты появлялись в нашей деревне и каждый раз чинили аресты жителей,
грабежи, убийства. Летом 1919 г. американские и японские каратели устроили публичную порку
шомполами и нагайками крестьянина Павла Кузикова. Американский унтер-офицер стоял рядом и, улыбаясь,
щелкал фотоаппаратом. Ивана Кравчука и еще трех парней из Владивостока заподозрили в связи с партизанами,
их мучили несколько дней. Они вышибли им зубы, отрубили языки».

А вот другое свидетельство: «Интервенты окружили Маленький Мыс и открыли ураганный огонь по деревне. Узнав, что партизан там нет, американцы осмелели, ворвались в нее, сожгли школу.
Пороли зверски каждого, кто попадался им под руку. Крестьянина Череватова, как и многих других, пришлось унести домой окровавленным, потерявшим сознание. Жестокие притеснения чинили американские пехотинцы в деревнях Кневичи, Кролевцы и в других населенных пунктах. На глазах у всех американский офицер несколько пуль выпустил в голову раненого паренька Василия Шемякина».

Да и сам генерал Грэвс, командующий американским экспедиционным корпусом, впоследствии признавал:
«из тех районов, где находились американские войска, мы получали сообщения об убийствах и истязаниях мужчин, женщин, детей...»

Не менее откровенен в своих воспоминаниях и полковник армии США Морроу, сетуя, что его бедняги-солдаты...
«не могли уснуть, не убив кого-нибудь в этот день (...)
Когда наши солдаты брали русских в плен, они отвозили их на станцию Андрияновка, где вагоны разгружались, пленных подводили к огромным ямам, у которых их и расстреливали из пулеметов». «Самым памятным» для полковника Морроу был день, «когда было расстреляно 1600 человек, доставленных в 53 вагонах».

Конечно, американцы были не одиноки в этих зверствах.
Японские интервенты ничуть не уступали им. Так, к примеру, в январе 1919 г. солдаты Страны восходящего солнца дотла сожгли деревню Сохатино, а в феврале — деревню Ивановка. Вот как свидетельствовал об этом репортер Ямаути из японской газеты «Урадзио ниппо»: «Деревню Ивановка окружили. 60-70 дворов, из которых она состояла, были полностью сожжены, а ее жители, включая женщин и детей (всего 300 человек) — схвачены. Некоторые пытались укрыться в своих домах. И тогда эти дома поджигались вместе с находившимися в них людьми».

В архивах владивостокских музеев хранятся и фотографические свидетельства зверств интервентов,
позирующих рядом с отрезанными головами и замученными телами россиян.
Правда, обо всем этом нынче не очень хотят вспоминать наши политические деятели
(а многие из них, увы, этого и не знают).

«Американские дикари развлекаются»

Свидетельства о зверствах интервентов приводились практически во всех местных газетах той поры.
Так, «Дальневосточное обозрение» приводило следующий факт:
«Во Владивостоке на Светланской улице американский патруль, посмеиваясь, взирал на избиение японскими солдатами матроса Куприянова. Когда возмущенные прохожие бросились на выручку, американский патруль взял его «под защиту». Вскоре стало известно, что американские «благодетели» застрелили Куприянова якобы за сопротивление патрулю».

Другой американский патруль напал на Ивана Богдашевского, «отобрал у него деньги, раздел донага, избил и бросил в яму. Через два дня тот умер». 1 мая 1919 г. два пьяных американских солдата напали на С.Комаровского с целью грабежа, но тот успел убежать от грабителей.


На Седанке группой американских солдат была зверски изнасилована 23-летняя гражданка К.
Факты насилия над женщинами и девушками жеребцами в форме армии США неоднократно регистрировались и в других частях Владивостока и Приморья.
Очевидно, девицы легкого поведения, которых тогда, как и нынче, было не мало, американских вояк уже пресытили.
Кстати, одну из «жриц любви», «наградившую» нескольких американских «ковбоев» нехорошей болезнью, как-то обнаружили убитой на улице Прудовой  «с пятью револьверными пулями в теле».

Другое свидетельство, взятое из прессы: «В начале июля, проезжая по Светланской улице на извозчике, четверо пьяных американских солдат, куражась, оскорбляли прохожих. Проходящие мимо гласный (т.е. депутат. — Прим. авт.) городской думы Войцеховский, Санарский и другие лица, возмущенные их поведением, остановили извозчика. Пьяные солдаты подошли к Войцеховскому и по-русски закричали на него: «Чего свистишь, русская свинья? Разве не знаешь, что сегодня американский праздник?». Один из солдат наставил на Войцеховского револьвер, а другой стал наносить револьвером ему удары в лицо».


Своим развязным, скотским поведением американцы уже тогда пытались доказать миру, что Америка превыше всего!
Так, как свидетельствовала газета «Красное знамя» за 25 декабря 1920 г.,
пьяная ватага американских моряков ввалилась в ресторан-кофейню Кокина на Светланской и с грубой бранью на коверканном русском языке стала разгонять играющих в бильярд, дабы самим развлечься, сгонять партейку-другую...

Или вот другой пример из «Вечерней газеты» за 18 ноября 1921 г. Пятеро американских матросов, обслуживающих радиостанцию на Русском острове, которую интервенты захватили еще в 1918 г.,
прибыли на танцевальный вечер в зал Радкевича, что на Подножье. Изрядно приняв «на грудь», они стали «вести себя вызывающе». А когда начался спектакль, «сели во втором ряду, а ноги положили на спинки стульев первого ряда»
(где сидели русские зрители).
При этом матросы говорили, что «плюют на все русское, в том числе и на русские законы», а затем начали дебоширить».

Надо сказать, что, судя по сохранившимся свидетельствам, американские вояки по части пьянства, грабежей и «непристойностей в отношении к женщинам, которым делаются гнусные предложения прямо на улицах»,
а также по наглому, хамскому поведению ко всем и вся, уже тогда равных себе не имели.
Они могли устроить, куражась в пьяном угаре, беспричинную стрельбу на людных улицах по принципу: кто не спрятался — я не виноват! Ничуть не смущаясь, что под их пулями гибнут ни в чем не повинные люди. Зверски избить первого встречного и полюбопытствовать содержимым его кошелька и карманов. Газета «Голос Родины» за 12 января 1922 г. дала вполне конкретное название: «Американские дикари развлекаются».

...В апреле 1920 г. американские, английские, французские и прочие иноземные войска убрались восвояси из Владивостока. В связи с изменившейся военно-политической ситуацией на Дальнем Востоке правительства США, Великобритании, Франции и др. государств вынуждены были отказаться от открытой поддержки разномастных местных властей на Дальнем Востоке, противостоящих большевикам. В августе покинули Приморье и китайские части.

Дольше всех оставались у нас японцы (до октября 1922 г.).
Под их «крышей» продолжал действовать и специальный батальон американских вояк. Янки вместе с японцами «обслуживали» созданный в те годы на Русском острове концлагерь и радиостанцию, расположенную там же. Замученных в лагере топили рядом с островом порознь и целыми баржами, связывая руки колючей проволокой.

Есть свидетельства, что уже после ухода интервенции один из водолазов, работая на затопленных объектах у Русского острова, наткнулся на одну из таких барж, внутри которой «стояли, как живые, связанные люди». Шокированный увиденным, водолаз сошел с ума...
http://dymovskiy-name.livejournal.com/928625.html
[Изображение: 582ce82f775b.gif]

==================
Для просмотра всех статей, новостей, карикатур и видео на Форуме Движения "за Русскую Победу" пользуйтесь функцией "последние сообщения форума", дайджестом всех сообщений форума, либо (после регистрации на форуме и подтверждения аккаунта администратором) опцией "последние непрочитанные сообщения"
Ответ
#27
Кондотьеры в англицких мундирах: «ПОМОЩЬ» СОЮЗНИКОВ В «ВОССТАНОВЛЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО РЕЖИМА В РОССИИ»


В «восстановлении конституционного строя в России» добровольно приняло участие более десятка стран. Деникин вспоминал, что «при главном командовании Юга были аккредитованы представители следующих стран: Англии, Бельгии, Болгарии, Греции, Италии, Польши, Румынии, Сербии, США, Франции и Японии»1645. Можно добавить сюда австралийские и финские войска, входившие в состав интервенционистских сил на Севере. Хотя численность интервентов была относительно невелика — всего около 30 тысяч человек.

[Изображение: d3a480b6dd73.png]

Основной военной силой интервенции стали не солдаты «союзников», а вооруженные ими белогвардейские армии. В июле 1919 г. в британском парламенте был сделан запрос правительству по поводу английской политики по отношению к большевикам. Военный министр Черчилль дал следующие разъяснения: «Меня спрашивают, почему мы поддерживаем Деникина, когда первый министр (Ллойд Джордж) придерживается мнения, что наше вооружение было бы актом величайшей глупости. Я отвечу парламенту с полной откровенностью. Когда был заключен Брест-Литовский договор, в России были провинции, которые не принимали участия в этом постыдном договоре, и они восстали против правительства, его подписавшего. Позвольте мне сказать вам, что они образовали армию по нашему наущению и, без сомнения, в значительной степени на наши деньги. Такая же помощь являлась для нас целесообразной военной политикой, так как, если бы мы не организовали этих русских армий, германцы захватили бы все ресурсы России и тем ослабили бы нашу блокаду». Здесь Черчилль был прав только в том, что Белое движение было основано только благодаря помощи английского и французского правительств. В остальном У. Черчилль откровенно вводил парламент в заблуждение. Во-первых, никаких ресурсов немцы не захватили, даже в условиях когда большевикам пришлось обороняться с двух сторон: с одной — против немецкого наступления, а с другой — от интервентов и белогвардейцев. Брестский мир стал поводом для начала интервенции, а не его причиной. Во-вторых, массированная помощь Англии и Франции белым армиям, в том числе Деникину, началась уже после окончания Первой мировой войны.

Впрочем, новый повод для продолжения интервенции был найден очень быстро: помощь русскому народу в восстановлении порядка и устранении хаоса и анархии. 1 декабря на совещании руководителей союзных стран маршал Фош заявил: «Несколько сот тысяч американцев... действуя совместно с добровольческими отрядами британской и французской армий, с помощью современных железных дорог могут легко захватить Москву. Да и, кроме того, мы уже владеем тремя окраинами России. Если вы хотите подчинить своей власти бывшую русскую империю, чтобы дать возможность русскому народу свободно выразить свою волю, вам нужно только дать мне соответствующий приказ»1647. Однако американцы не дали нескольких сот тысяч солдат, а красные оказали яростное сопротивление «20—30 тысячам европейцев», впрочем, как и местное население, не увидевшее в них своих освободителей.

Поэтому наиболее существенной частью интервенции стала материальная и моральная помощь «союзников» белым армиям, националистическим, сепаратистским, «зеленым» и прочим группировкам. Поддержка отличалась взвешенным расчетом и целенаправленным характером. Когда к концу 1918 года Деникину удалось объединить антибольшевистские силы на юге России, Запад стал достаточно щедрым. «...С февраля начался подвоз английского снабжения. Недостаток в боевом снабжении с тех пор мы испытывали редко. С марта по сентябрь 1919 г. мы получили от англичан 558 орудий, 12 танков, 1 685 522 снаряда и 160 млн. ружейных патронов. Санитарная часть улучшилась. Обмундирование же и снаряжение хотя и поступало в размерах больших, но далеко не удовлетворяло потребности фронтов (в тот же период мы получили 250 тысяч комплектов). Оно, кроме того, понемногу расхищалось на базе, невзирая на установление смертной казни за кражу предметов казенного вооружения и обмундирования, таяло в пути и, поступив наконец на фронт, пропадало во множестве, уносилось больными, ранеными, посыльными и дезертирами...»1648 С другой стороны, как пишет А. Егоров, «если принять во внимание, что все белые армии юга России по своей численности не достигали 85—90 тысяч, то, даже учитывая значительную текучесть армии (дезертиры, пленные, больные, раненые и убитые), все же снабжение армий юга России можно считать вполне удовлетворительным...»
[Изображение: d9da8f1421c2.png]

И это не считая вооружения и полного обеспечения армий, сформированных интервентами на севере России — до 30 тыс. человек. Кроме того, союзники вооружали националистов и сепаратистов на Украине, Кавказе, в Средней Азии, вооружали разные банды, в том числе атаманов Калмыкова и Семенова (7,5 тыс. винтовок, 50 пулеметов, 11,5 млн. патронов). При этом зачастую все эти разномастные формирования воевали не столько против большевиков, сколько друг с другом. Интересно, что тех, кого предполагали финансировать союзники, в частности Раду и Всевеликое Войско Донское Краснова, материально поддерживали и немцы.

Сопоставление численности белых армий, которую мы приводили в начале книги, с объемами поставленного им «союзниками» вооружения говорит только об одном — белые армии существовали исключительно за счет помощи «союзников», т. е. фактически в материальном плане были наемными армиями. Французы даже предложили, чтобы их офицеры возглавляли русские части; правда, здесь Деникин не выдержал, он писал генералу Вертело: «Идея формирования бригад из русских людей с иностранными офицерами, подчиненных исключительно французскому командованию, не может быть популярна, так как она идет вразрез с идеей возрождения русской армии, во имя чего борются лучшее офицерство и наиболее здоровые элементы страны»1652. В то же время на Севере англичане экспериментировали со Славяно-британским союзным легионом.

При оценке материальной помощи интервентов мы не касаемся мотивации Белого движения, какие бы благородные цели оно ни преследовало. У белых мотивация была своя, но своя, с их точки зрения не менее благородная, была и у украинских, у эстонских, у польских, у финских, у «зеленых» и др. армий, и их точно так же вооружали интервенты. Красная Армия не имела никакой материальной помощи и победила только благодаря поддержке подавляющего большинства населения. Народ в этом случае сам выбрал и сформировал ту армию, которая в наибольшей мере защищала его интересы и которую он хотел содержать [выделение мое - К.П.В.]. Корифей русского либерализма П. Милюков, один из инициаторов Гражданской войны и интервенции, запоздало писал в эмиграции: «У меня нет никаких сомнений во вреде интервенций и Белого движения. Я должен был понять это раньше, еще в 1918 г. в Ростове, когда мы оклеивали все заборы воззваниями, призывающими записываться в Добровольческую армию и когда к нам явилось всего несколько десятков подростков. Народ сознательно отверг интервенцию и белых»1653.

Эти рассуждения приводят и к другому выводу: интервенты воевали не столько против большевиков, сколько против русского народа. Здесь идеологическая война тесно переплелась с империалистической войной. По сути, интервенция «союзников» стала продолжением немецкой агрессии во время Первой мировой войны; цели и у тех и у других были одинаковы. В. Ленин летом 1918 года писал по этому поводу: «...Англо-французская группа хищников бросается на нас и говорит: мы вас втянем снова в войну. Их война с войной гражданской сливается в одно единое целое, и это составляет



главный источник трудностей настоящего момента, когда на сцену опять выдвинулся вопрос военный, военных событий, как главный, коренной вопрос революции»
[Изображение: b097a75ec508.png]

Интервенция в России была весьма дешевым мероприятием по сравнению с расходами на ведение Первой мировой войны. Впечатляющий результат, к которым привели эти ничтожные расходы, объясняется истощением экономики России за счет чрезмерной мобилизационной нагрузки во время Первой мировой войны, развала государственности после обеих революций 1917 г. и дешевизной русских наемных армий. Объемы помощи интервентов эквивалентны сумме примерно в 140 млрд. долл в 2002 г. (сравнение по ВВП)1.


[Изображение: 8747452e7a3c.png]

I Сравнение по ВВП. ВВП США в 1918 г.— 77 млрд. долл., в 2002 — 10,4 трлн. долл.

II По официальным данным французского министерства финансов, Франция израсходовала на поддержку Колчака 210 млн. фр, на Деникина, Юденича и Врангеля — 62 млн., на Архангельскую экспедицию — 35 млн., на содержание чехословацкого корпуса — 344,4 млн. фр. Б о р и с о в Ю. В. Новейшая история Франции, М., 1966, с. 6. По данным У. Черчилля, расходы Франции составили 30—40 млн. фунтов ст. (Черчилль У. С. 311.)

Черчилль позже будет писать: «Деникину мы оказали очень существенную поддержку. Мы дали ему средства для вооружения и снаряжения почти четверти миллиона людей. Стоимость этих средств исчислялась в 100 млн. фунтов стерлингов, но эта цифра абсурдна. В действительности расходы, не считая военного снаряжения, не превышали и десятой доли этой суммы. Военное снаряжение, хотя и стоило дорого, составляло часть расходов Великой войны; оно не могло быть продано и учесть его точную стоимость невозможно. Если бы это снаряжение осталось у нас на руках до тех пор, пока оно не сгнило бы, мы бы только терпели лишние расходы по хранению». Но британское правительство еще пыталось и заработать на поддержке гражданской войны в России. На интервенцию английским правительством было истрачено 58 млн. ф. ст., из которых 50 млн. было записано за Россией в виде долга за поставленные снаряды (вооружение).

Военная помощь Колчаку шла не только по линии американских правительственных ведомств, но и по линии частных фирм, общественных организаций. В июле был заключен договор с фирмой «Ремингтон» на поставку свыше 112 тысяч винтовок. Десятки других фирм обеспечивали колчаковскую армию пушками, снарядами, запасными частями, обувью, бельем. Американский Красный Крест с разрешения В. Вильсона выделил Колчаку военного имущества на 8 млн. долларов. Командующий американскими войсками в Сибири генерал Грэвс был вынужден признать, что «американский Красный Крест в Сибири действовал как агент по снабжению Колчака». Следует отметить, что, оказывая помощь Колчаку, американское правительство извлекало из этого немалые выгоды для себя. Оно, так же как и английское, сбывало в Россию огромные запасы вооружения и обмундирования, оставшиеся неиспользованными после окончания военных действий на Западном фронте Первой мировой войны и не находившие сбыта в послевоенной Европы.

Интервенты были готовы дать и больше, но их помощь совершенно прагматично ставилась в зависимость от успехов белых армий на фронте. Так, «иностранные представители дали согласие ходатайствовать перед своими правительствами о признании правительства А. В. Колчака де-юре в целях предоставления ему долгосрочных кредитов, о выделении первоначально около 200 млн. долларов на оснащение 600-тысячной армии и приобретение дефицитных товаров, о кредите в 86 млн. долларов для покрытия задолженности США. Кроме того, колчаковцам были обещаны новейшие виды оружия, в том числе 40 танков. Моррис обещал в случае ухода чехов из Сибири прислать «20 тысяч новых американских войск для охраны железных дорог». Но он предупреждал, что это будет одобрено президентом В. Вильсоном и конгрессом лишь в том случае, если Омску удастся переломить ход событий на фронте в свою пользу».
http://polite2009.narod.ru/whites-west.htm
[Изображение: 582ce82f775b.gif]

==================
Для просмотра всех статей, новостей, карикатур и видео на Форуме Движения "за Русскую Победу" пользуйтесь функцией "последние сообщения форума", дайджестом всех сообщений форума, либо (после регистрации на форуме и подтверждения аккаунта администратором) опцией "последние непрочитанные сообщения"
Ответ
#28
ПОРА ПЛАТИТЬ. ЗАПАДНЫЕ СТРАНЫ ДОЛЖНЫ ОТВЕТИТЬ ЗА ИНТЕРВЕНЦИЮ.

"СОВЕТСКАЯ РОССИЯ", 7 ноября 2012 года, Дмитрий Аграновский.

http://www.sovross.ru/modules.php?name=N...sid=592248
В субботу, третьего ноября, мой друг писатель Игорь Малышев в газете «Московский комсомолец» предложил к обсуждению тему гражданской войны («Заграница не поможет. Никогда не помогала»,
http://www.mk.ru/daily/newspaper/artikle...ogala.html).
Вопросами, поднятыми в статье, я задавался еще в школе, когда проходил историю, – почему, собственно, эта война называлась гражданской, когда одна из сторон была от начала до конца вооружена, одета, обута, накормлена и обучена иностранцами, причем иностранцы – чехи, румыны, венгры, немцы, американцы, японцы, французы, англичане и прочие «четырнадцать царей, четырнадцать королей», по выражению Аркадия Гайдара, активно принимали участие в боевых действиях против народа и легитимной власти?
Именно легитимной, поскольку, думаю, мало кто сомневается, что к началу гражданской войны такой властью была именно власть большевиков, а предыдущее правительство не просто растеряло последние остатки своей легитимности, но не могло выполнять свои даже самые простейшие социальные обязательства, не могло обеспечить гражданам минимальный уровень выживания, поэтому сама Великая Октябрьская социалистическая революция прошла практически бескровно. Ряд источников сообщает, что, например, при штурме Зимнего дворца погибли шесть человек. «Штурм был осуществлен без существенных боевых действий, но под угрозой применения силы оружия», – пишет Википедия.
А вот ответственность за последующие страшные события, о чем справедливо пишет Игорь Малышев, уже полностью лежала на проигравшей стороне, пытавшейся вопреки воле народа поставить скелет на ноги. Разве не Черчилль еще в декабре 1917 года призывал мировое сообщество «задушить большевизм в колыбели»? И начали душить всеми мыслимыми способами, вмешавшись, по сути, говоря сегодняшним языком, в сугубо внутренний конфликт суверенной страны. Вмешались путем прямой интервенции, поддерживали финансово и материально любые антибольшевистские движения.
Вот, в частности, некоторые данные, приводимые в статье, причем из источников разных лет: А.М. Буровской «Самая страшная русская трагедия. Правда о Гражданской войне» (2010 г.): «В первой половине 1919 года Колчак получает из США более 250 тысяч винтовок, тысячи орудий и пулеметов. Красный Крест поставляет 300 тысяч комплектов белья и другое имущество».
Вот что сообщает на ту же тему Википедия: «За зиму 1918–1919 годов были поставлены сотни тысяч винтовок (250–400 тыс. Колчаку и до 380 тыс. Деникину), танки, грузовики (ок. 1 тыс.), броневики и самолеты, боеприпасы и обмундирование для нескольких сотен тысяч человек».
Руководитель снабжения колчаковской армии английский генерал Альфред Нокс заявлял: «Каждый патрон, выстреленный русским солдатом в течение этого года в большевиков, сделан в Англии, английскими рабочими, из английского материала, доставленного во Владивосток английскими пароходами».
Какая же это братоубийственная и гражданская война? Где тут брат, пошедший на брата? Это самая прямая интервенция, по своей природе гораздо более похожая на то, что сейчас происходит в Сирии, а до этого совсем недавно происходило в Ливии, когда законному, вполне легитимному и популярному в народе правительству противостоят наемники, собранные, обученные, вооруженные, одетые, обутые и накормленные иностранными державами. Можно также провести и аналогию с чеченскими событиями, когда террористические и сепаратистские группировки поддерживались из-за рубежа. Или события конца 70-х–начала
80-х в Афганистане. Впрочем, примеров наберется огромное множество, Запад не слишком церемонится с нормами международного права, когда речь идет о неугодных ему правительствах и когда политическая ситуация обещает безнаказанность и возврат вложенных средств.
Далее Игорь Малышев совершенно справедливо пишет, что если бы Запад самым грубым образом не вмешался в наш сугубо внутренний конфликт, жертв было бы на порядок меньше. Если бы Юденич, Деникин, Колчак, Врангель не получали помощи из зарубежья, Гражданская война, одна из самых кровопролитных войн в истории России, вполне могла вылиться в небольшую цепь разрозненных антибольшевистских выступлений, которые при всем желании не сложились бы в войну. Большевики довольно быстро бы взяли ситуацию под полный контроль и приступили к мирному экономическому строительству, что сэкономило бы стране миллионы жизней и гигантское количество материальных ресурсов.
Поэтому ответственность на странах Запада, бесцеремонно вмешавшихся в наш внутренний конфликт, фактически основная. Правда, здесь автор статьи уходит в другое направление, с которым я в целом согласен, – обсуждает тему прежде всего моральной и духовной ответственности Запада за многие перегибы в советской истории, когда СССР был вынужден находиться в кольце фронтов и жесточайшей экономической блокаде.
А я бы хотел посмотреть на ситуацию с чисто юридической и вполне современной точки зрения, с позиции нынешнего времени, когда во главу угла ставятся деньги.
Гражданская война, ставшая, по сути, борьбой народа во главе с легитимным правительством против иностранной интервенции, принесла России огромные жертвы, людские и материальные потери, задержала развитие страны на годы и годы. И все эти потери в принципе можно подсчитать в совершенно конкретных деньгах. Пока же я могу прикинуть только порядок цифр – думаю, с учетом масштабности и продолжительности интервенции, речь может идти о сотнях миллиардов долларов в современных ценах.
Периодически я слышу, как некоторые ставят вопрос о возврате Западу царских долгов. Что ж, давайте сядем и посчитаем со всех сторон. Давайте соберем группу историков, экономистов, юристов и подсчитаем потери России от интервенции Запада в годы так называемой гражданской войны. И предъявим западным странам счет. Можно также вспомнить и про вывезенные ценности, например, про золотой запас, перемещенный, а фактически похищенный, как утверждают некоторые источники, адмиралом Колчаком. Уверен, претензии нашей страны в сотни раз превзойдут возможные претензии Запада.
Полагаю, в таком подходе нет ничего личного, как сейчас говорят, только бизнес. В конце концов, тот же Запад и в первую очередь США, когда убедились в нерентабельности Белого движения, признали Советскую Россию и наперегонки восстановили с ней торговые отношения.
Можно продумать и конкретные механизмы постановки вопроса о материальной ответственности стран Запада за интервенцию. Например, тот же Европейский суд. Ведь я как налогоплательщик и добропорядочный гражданин, регулярно принимающий участие в выборах (хоть я голосую за оппозиционную власти КПРФ), имею право потребовать, чтобы правительство защищало мои интересы на международной арене, в том числе и путем выставления претензий нашим западным партнерам или хотя бы обозначило проблему. А бездействие властей в этой области можно было бы обжаловать в суде, как и всякое бездействие властей.
Разумеется, я не намерен вещать истину в последней инстанции, и над конкретными механизмами можно подумать. Но уж если господа, выражаясь языком президента Путина, «поураганили» на территории суверенного государства, то надо бы за это нести совершенно конкретную материальную ответственность. Не правда ли, господа? Ведь тут ничего личного.


Дмитрий АГРАНОВСКИЙ
г. Электросталь, Московская обл.


http://agranovsky.livejournal.com/715779.html
[Изображение: 582ce82f775b.gif]

==================
Для просмотра всех статей, новостей, карикатур и видео на Форуме Движения "за Русскую Победу" пользуйтесь функцией "последние сообщения форума", дайджестом всех сообщений форума, либо (после регистрации на форуме и подтверждения аккаунта администратором) опцией "последние непрочитанные сообщения"
Ответ
#29
Сравнение белого террора в "демократической Финляндии" и ежовских репрессий 1937-38 гг.
По данным Т. Вихавайнена (Экономика и общество Финляндии военного времени // Зимняя война 1939?1940. Книга первая. Политическая история. М., 1998. С.203) в ходе белого террора летом 1918 года в Финляндии 8,3 тыс. человек были казнены, около 12 тыс. умерли в концентрационных лагерях летом 1918 года.

В 2004 г. государственная историческая комиссия «Жертвы войны в Финляндии» сообщила, что за короткий период (весна-лето) этой кампании расстрелы совершались с редко снижаемой интенсивностью - было казнено почти 10 тысяч человек. … Всего было арестовано свыше 80 тысяч человек, почти три процента населения страны… [в тюрьмах и концентрационных лагерях] умерло 13 500 человек, то есть 15 процентов заключённых.

В целом оценки примерно сходятся – общее количество жертв около 90 тыс. человек – 8-10 тыс. казненных и 80 брошенных в тюрьмы и лагеря. С учетом умерших за полгода в концлагерях и тюрьмах общее количество погибших составило 20-23 тыс.

Итого при численности населения около 3 млн. чел. менее чем за полгода в тюрьмы и концлагеря попало 80 тыс. человек (2,7% населения страны), погибло 20-23 тыс. человек (0,67-0,77%).

Применительно к СССР 1937-38 года с населением по разным оценкам от 162 до 168 млн. человек это означало что было бы
- общее количество репрессированных 4,86 – 5 млн. человек.
- расстреляно и погибло в тюрьмах и лагерях за этот же период – 1,085 – 1,3 млн. чел.

В реальности в СССР за два наиболее страшных года было арестовано 3,8 млн. человек, из них расстреляно 642 тыс. чел., приговорено к различным срокам заключения 2 369 тыс. чел., к ссылке 765 тыс. чел. По другим данным, учитывающим осужденных по политическим обвинениям но не только по 58 статье, а и по другим – общее число арестованных было 4060 тыс. чел., в т.ч. расстреляно 682 тыс. чел. Эти цифры не учитывают смертности в тюрьмах и лагерях – точные цифры нужно осмотреть у Земскова, но там речь шла совершенно о другом порядке цифр, причем растянутых не на несколько месяцев, а на несколько лет.

Как видите – интенсивность репрессий заметно выше – с учетом того, что в Финляндии все это прошло за заметно более короткий период времени
http://ru-history.livejournal.com/202339...#t29509600
[Изображение: 582ce82f775b.gif]

==================
Для просмотра всех статей, новостей, карикатур и видео на Форуме Движения "за Русскую Победу" пользуйтесь функцией "последние сообщения форума", дайджестом всех сообщений форума, либо (после регистрации на форуме и подтверждения аккаунта администратором) опцией "последние непрочитанные сообщения"
Ответ
#30
Мнение: что было бы при победе белых в Гражданской войне и почему Сталинскому варианту альтернативы не было


Попробую изложить свой взгляд на итоги гражданской войны в случае победы белых (он в какой-то степени резюмирует вышеизложенное).

Во-первых, разумеется возврата к прошлому не могло случится. Поскольку все основные силы – как большевики с эсерами (с 1917 года), так и (в первую очередь) либералы-февралисты (на протяжении всей войны вплоть до 1917 года) приложили все силы к дискредитации идеи монархии и непосредственно царской семьи. И эти усилия увенчались несомненным успехом.

Наиболее вероятен был бы вариант военной диктатуры – слабые и безвольные либеральные силы уже показали всю свою неспособность управлять государством. В еще более сложных условиях после гражданской войны они тем более не смогло бы наладить управление в охваченной анархией и раздираемой междоусобице страны – таким образом лелеемые многими нынешними сторонниками Белого движения планы победы, например, Деникина, и передачи им власти «демократическим» силам не более чем фикции и благие пожелания (я уже молчу про Колчака, разогнавшего и, ЕМНИП, малость пострелявшего членов КОМУЧа). Тем более, что, во-первых социальная база у левых движений (эсеров и большевиков) была существенно шире, чем у «либералов», а во-вторых – основная масса крестьянского населения вообще была настроена против любой власти.
Единственным вариантом была именно жесткая военная диктатура. При этом эта диктатура была бы гораздо более жестко и кровавой, чем при большевиках: поскольку как уже объяснялось, социальная база у белых была заметно уже и чтобы удержать и страну под контролем, им пришлось бы проводить террор в гораздо больших масштабах. Даже большевикам пришлось приводить в чувство почувствовавшую вкус безвластия и распоясавшуюся крестьянскую массу очень жесткими методами (те же Кронштадт, Тамбов, Сибирское восстание), а сопротивление политике белых было бы гораздо больше. Белые не смогли найти общего языка с крестьянством даже в ходе гражданской войны, и доказательств того, что они смогли бы сделать это по ее окончание, в общем-то нет. При этом мы не учитываем, что и в ходе гражданской войны у них не было единого понимания в области земельной политики, соответственно четкого решения они не смогли бы предложить и позже, что привело бы либо к новому раздраю, и соответственно к новым жертвам и противостоянию, либо к жесткому управлению, доминированию какой-то одной точки зрения, не взирая ни на чьи пожелания, что возможно было бы только путем террора. Кстати, единственным примером более-менее внятной земельной политики белых в ходе гражданской войны
В общем-то, примеры масштабной реакции можно увидеть на примере победивших «белых» в Финляндии или Испании, где масштабы террора сразу после окончания противостояния применительно к количеству населения этих стран заметно превзошли растянутый во времени террор коммунистов в России в тридцатые годы.

К варианту раздрая мы еще вернемся, а что касается варианта установления диктатуры, то новая власть, «умиротворив» страну, оказывается в очень непростой ситуации.
Во-первых, проблема долгов. Страна с разрушенной экономикой (которая кстати не выдерживала напряжения уже к концу 16-го года, когда стали проявляться первые признаки развала инфраструктуры, в первую очередь железных дорог, и перенапряжения промышленности) была просто не в состоянии выплачивать все свои долги. Некоторые товарищи приводят цифры, что дескать задолженность той же Франции и Великобритании была еще выше, в том числе на душу населения, но они забывают о том, что у Франции и Британии была гораздо более устойчивая экономика, да и валовый доход на душу населения был существенно выше, что позволяло им гораздо легче пережить проблему долгов. Кроме того, они не только были должны сами, но имели и сравнимые с собственной задолженностью требования к своим дебиторам (справедливости ради, значительную долю этих требований составляли долги Российской империи, к-х они так и не увидели).
Возможность использовать для выплаты долгов контрибуции со стороны Германии также можно свести к нулю – Франция и Великобритания были весьма прагматичны и не страдали сентиментальностью и излишним благородством по отношению к своим союзникам (хороший пример Италия) и скорее всего воспользовались бы возможностью задвинуть Россию в конец списка претендентов на контрибуцию. Да и саму контрибуцию главные кредиторы в итоге так полностью и не получили и были вынуждены в конце концов ее реструктуризировать.

В итоге, пожелай Россия выплатить долги, она бы вынуждена была пойти по «врангелевскому» пути (см. выше про договор с передачей прав на сбор пошлин в основных портах черноморского побережья, доходы от железных дорог и сбор пошлин от экспорта зерна и нефти) и либо поступилась суверенитетом и доходом с основных своих наиболее прибыльных отраслей, либо еще дальше загнала бы себя в долговую яму. Полностью завися от «союзников» в вопросе выплаты долгов, она была еще более, чем до революции, зависела от них и в области проведения внешней (и кстати внутренней – по отношению к национальным окраинам) политики, при этом не имея резервов для проведения политики модернизации и консервируя свое отставание от ведущих промышленных держав мира. Грубо говоря, через пару десятилетий мы получаем Польшу, но более зависимую в проведении своей политики (Польшу в реалии были вынуждены поддерживать как противовес Советской России и Германии и считали такой противовес достаточным, соответственно в нашем варианте, имею ту же Польшу, в нашу страну вряд ли стали бы вкладывать существенно больше средств, чем до революции, поскольку их мы делили бы с теми же поляками) и гораздо более неразвитой экономически (та же Польша хотя бы стартовала с чистого листа). Это как воронка – каждый шаг вперед ведет к еще большему ухудшению ситуации.

Возможен конечно вариант отказа от выплаты долгов, но в такой ситуации Россия просто напросто оказывалась бы в той же самой изоляции, как и СССР, но без внятной и привлекательной для внешнего пользователя 20-30-х годов коммунистической идеологии, позволяющей оказывать косвенное, но весьма серьезное воздействие на политику других стран.

При этом средств для резкой модернизации взять было бы также негде, кроме как внутри страны, что привело бы либо к аналогичной сталинской политике, вызвавшей существенные лишения для основной массы населения, либо к отказу от такой политики в пользу политики постепенного накопления капитала, что возможно дало бы шанс накопить жирок для дальнейшего рывка по аналогии с нынешним Китаем, но для этого потребовался бы не один и не два десятка лет. Между тем в текущей реальности первый десяток лет после гражданской войны мы практически лишь восстанавливали экономику. Первый же вариант, аналог сталинской политики индустриализации, повлек бы не меньшие жертвы, причем вдобавок к гораздо большим жертвам Белого террора сразу после революции.

Кас. Варианта раздрая – белые военачальники толком не могли найти общего языка и во время гражданской войны – посмотрите на отношение Деникина к Колчаку, Врангеля к Деникину и так далее. Так что одним из вариантов вполне мог оказаться «китайский» вариант – страна из нескольких зон влияния - у каждого генерала по своей.

В общем, помните, я приводил цитату?

Цитата:В действительности же дело Белого движения следует считать с самого начала проигрышным. Белые стремились разрешить проблемы России либо путем восстановления прежнего монархического строя, либо посредством создания государства с конституционно-демократической формой правления. Оба решения были невозможны: первое — из-за настроя населения, второе — из-за равнодушия и низкой образованности людей. Только абсолютно новое политическое движение, такое, как позднее возникло в Италии и Германии, могло бы победить большевизм. Но если бы Белое движение в России приняло фашистско-нацистские идеи и победило, то вызывает сомнение, что общая сумма его достижений оказалась бы более значительной, чем у советской власти, или что история России стала бы от этого менее трагичной.



Таким образом, мы в течение последующих двух десятилетий мы получаем либо а) бедную, полуколониальную и по сути подконтрольную внешним силам страну, б) изолированную, постепенно развивающуюся и соответственно отстающую от той же ведущих промышленных держав мира страну, в) изолированную и развитую фашистскую диктатуру, причем гораздо более кровавую, чем сталинская, г) «китайский» вариант – раздробленную страну с несколькими центрами силы и разумеется не имеющую возможностей концентрации ресурсов и зависимую от иностранных государств в еще большей степени, чем в варианте «а».

Между тем внешнеполитическая обстановка не сильно бы поменялась в сравнении с текущей реальностью. Немцев унизили и реваншистские настроения у них очень сильны. Более того, в условиях отсутствия советской России Германия как противовес последней вряд ли нужна (а у части западного истеблишмента такие настроения были), соответственно отношение к ней будет не менее высокомерным и ответные настроения немцев будут также, мягко говоря не дружескими. То есть в данной ситуации приход Гитлера к власти нисколько не менее вероятен. Отношение Гитлера к России не менялось с двадцатых годов и вряд ли бы изменилось в той реальности. Вот и получаем – с чем мы его встретим?

Безусловно, сталинский вариант развития страны не был идеальным, более того, перефразируя известную фразу про демократию – «он был плохим, но в той ситуации лучшего варианта просто не было».
http://www.twow.ru/forum/index.php?showt...ntry424077
[Изображение: 582ce82f775b.gif]

==================
Для просмотра всех статей, новостей, карикатур и видео на Форуме Движения "за Русскую Победу" пользуйтесь функцией "последние сообщения форума", дайджестом всех сообщений форума, либо (после регистрации на форуме и подтверждения аккаунта администратором) опцией "последние непрочитанные сообщения"
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)