Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
История иудо-западного «цивилизаторства».
#1
Уничтожение  цивилизации инков.

Для учившихся в советской школе людей не секрет, что после освоения средневековыми королевствами варварской Европы некоторых технических достижений Востока (компас, управление парусами, картографии, медицины, математики , пороха и т.д.) к концу 15 века  европейцев обуяла алчная страсть к погоне за сокровищами Востока. Ослабление Арабских государств, пробудило в них воспоминания о Крестовых походах и грабежах средневековья.  На современном евроцентристском  языке этот период называется  эпохой «Великих Географических открытий». Многочисленные экспедиции ринулись за добычей. После первых удачных походов, каждая последующая каравелла, нагруженная золотом, возбуждала  аппетит и «здоровую конкуренцию»  у соседей. За Испанией и Португалией  ринулись, снаряженные на деньги рынко-аристократов  суда Франции, Англии, Голландии – судьба, «открытой» Колумбом Америки и населявших ее народов была предрешена.

У всех на слуху мрачная история геноцида Северо-Американских индейцев, проделанная протестантскими расистами  Англии. Многие знают о позорной истории времен становления капитализма -  вывоза 10 млн черных рабов из Африки. Слышали советские школьники и о уничтожении великих Цивилизаций Майя и Ацтеков, стоявших на более высокой ступени развития , чем их поработители – испанцы.

Сегодня нам хотелось бы обратить внимание на менее известную историю уничтожения европейцами «солнечной» цивилизации  Инков. Ученые до сих пор бьются в догадках об общественном строе Империи Инков, подходя  зачастую к изучению вопроса с евроцентристской меркой. Остается открытым и вопрос – почему столь мощная высокогорная цивилизация, не знавшая частной собственности и «цены» золоту, обладавшая системой высокогорных крепостей и коммуникаций погибла почти без боя.

Начнем с культуры Инков.

Письменность и литература. Музыка. Танцы

Относительно наличия у инков письменности бытует мнение, особенно среди неспециалистов, что они использовали в этом качестве узелковое письмо - кипу. Это не совсем точно. Скорее всего, это были  своеобразные «базы данных».  Дело в том, что то, что традиционно называют узелковым письмом выполняло совсем иные функции, чем те, которые выполняет письменность. Оно было лишь великолепным средством фиксации прежде всего статистических данных.

С помощью кипу специальные люди (кипукамайок), прошедшие особую подготовку и принадлежавшие к весьма уважаемым чиновникам империи, фиксировали все сведения, которые должны были быть на учете или же о которых надлежало информировать Куско ( столица государства): о численности населения или войска, количестве оружия или урожая, поголовье лам и т.п.. Кипу состояло из нескольких шнурков. Один, потолще, был основой, к нему прикреплялось множество более тонких разноцветных шнуров различной длины и с определенным количеством узелков. В основе этой записи находилась децимальная система счета инков. Положение узелка на шнурке соответствовало величине цифровых показателей. Это могли быть единица, десять, сотня тысяча или даже десять тысяч. При этом простой узел обозначал цифру "1", двойной - "2", тройной - "3". Для того чтобы прочитать узелковую запись, нужно было знать не только место, занимаемое узелком на шнурке, но и цвет соответствующего шнурка. Цвета шнурков были символичны. Белый означал серебро и мир, желтый — золото, черный — болезнь или время, красный — армию и т.д.

Кипукамайоки, владевшие искусством узелкового письма, по цвету этих записей могли расшифровать и более абстрактные понятия. Так, например, белый цвет означал не только серебро, но и мир, черный - болезнь (а также время) и т.п. Весьма возможно, что первоначально узелковое письмо "сыновей Солнца" служило и своего рода календарем инков. Об этом, в частности, свидетельствует и другое название кипукамайоков - "кильякипок". Понятием "килья" инки обозначали "месячный год" своего календаря, а также называли свою богиню Луны.

Значение кипу было столь велико в Тауантинсуйю, что один из испанских хронистов по этому поводу даже писал: "…Вся империя инков управлялась посредством кипу". До нашего времени дошло большое количество экземпляров кипу. Они отличаются прежде всего по величине. Самое большое кипу, дошедшее до нас имеет длину 165 см. и ширину 6 см. Часто узлы опускали в могилу, чтобы они сопровождали умершего на его последнем пути.

И все же его никак нельзя считать подлинным видом письменности. Поэтому вряд ли правомерно переводить кечуанское слово "кипу" с помощью весьма распространенного эквивалента "узелковое письмо".
Предполагают, что у инков существовала письменность отличная от того, что привыкли считать письменностью европейцы. Поэтому они ее просто не распознали.

Хронисты упоминают о специальных полотнах, хранящихся в храмах, на которых было нарисовано «все, что нужно было знать о прошлом», и о посланиях владык, рисованных на тканях. Скорее всего это было пиктографическое письмо, доступное только для знати; более того, некоторые ученые склонны рассматривать как надписи изображения на керамических сосудах — керо. Примечательно, что в языке кечуа, который будто бы не имел письменной формы, тем не менее уже в доиспанский период существовали слова, свидетельствовавшие об обратном. Например, "килька" ("келька") - "письменность" ("письмо"), "кильканги" - "писать", "кильяскуни" - "читать".

В последние годы стала завоевывать своих приверженцев точка зрения, высказанная в сходной интерпретации одновременно в работах двух видных исследователей. Согласно этой точке зрения, инкам письменность была известна, но она выглядела как множество своеобразных квадратных или прямоугольных изображений, украшающих древнеперуанские ткани, а также сосуды керо. Подобное пиктографическое письмо, если, конечно, его можно считать письменностью, было известно и доинкским культурам этой страны. Мысль о том, что эти изображения являются знаками письменности была впервые высказана перуанским археологом Викторией де ла Хара. К этому выводу она пришла на основе фундаментального, многомесячного изучения тканей, сохранившихся в могильниках Паракаса.

Виктория де ла Хара установила, что на южноамериканских тканях чаще всего повторяются 16 основных знаков. Под тем же углом зрения эти знаки изучает немецкий ученый, профессор Тюбингенского университета Томас Бартель. Ему удалось обнаружить на тканях и сосудах древнего Перу до 400 различных знаков (токапу), имеющих во всех случаях абсолютно одинаковое написание. Судя по всему, эти знаки не были лишь декоративным орнаментом. Тем не менее, однозначных доказательств, что знаки токапу действительно являются письменностью пока нет.

Несмотря на то, что не сохранилось  древних письменных текстов инкской литературы, все-таки известно, что она имела достаточно высокий уровень. Существовали религиозные и светские гимны, легенды, мифы, баллады, молитвы, короткие эпические произведения, стихи и басни, песни и элегии. Их авторы жили при дворцах правителей. Среди них различают поэтов-философов и лириков, однако их творчество осталось безымянным.

Жемчужиной мировой драматургии называют инкскую драму в стихах «Апу-Ольянтай». Она рассказывала о мужественном и благородном полководце, выходце из провинциальной аристократии, дерзнувшем полюбить дочь самого великого Пачакути — Куси Койлюр («Смеющуюся Звезду») — и добиться ее ответной любви. До сегодняшнего дня эта драма еще идет на сцене индейского театра Латинской Америки.

Инки были хорошими музыкантами. В их звуковом ряду было только пять звуков (до, ре, фа, соль, ля), но это не помешало им играть на костяных и металлических флейтах, на барабанах, бубнах и сосудах с водой, горлышко которых обтягивалось кожей, а также на тростниковых или глиняных андских свирелях. Под звуки музыки жители Тауантинсуйу часто танцевали. Танцы в основном носили магический и ритуальный характер, но иногда исполнялись просто ради удовольствия. Существовало несколько видов танца: мужские военные, пастушьи, светские, народные и т. п.


Научные знания

Жители великой империи солнца могли не только танцевать. Среди них были хорошие математики, астрономы, инженеры и врачи. Основой инкской науки была математика. Она базировалась на десятеричной системе и положила начало развитию статистики. Широкое применение нашла математика в астрономии. По всей территории Перу были размещены обсерватории, где определялись дни солнцестояния и равноденствия, наблюдали за Солнцем, Луной, Венерой, Сатурном, Марсом, Меркурием, созвездиями Плеяд, Южного Креста и т.д. Солнечный год инков делился на двенадцать месяцев по тридцать дней каждый плюс один добавочный месяц из пяти дней.

В Тауантинсуйу были свои географы и картографы, делавшие прекрасные рельефные карты, а также историки. Существовал даже пост официального историка империи, который избирался из родственников великого властителя.

Но наиболее развитой наукой в государстве признана медицина. Болезни считались следствием греха, поэтому врачебной практикой занимались жрецы и знахари. Они лечили магическими приемами, постом, кровопусканиями, промываниями желудка и кишечника, а также травами. В тяжелых случаях прибегали к операциям (трепанация черепа, ампутирование конечностей) и т.п. Применяли особый способ обработки ран — с помощью муравьев, а также обезболивающие средства, например коку, ценившуяся очень высоко. Свидетельством эффективности инкской медицины служило долголетие жителей империи — 90—100 лет.


Дорожная сеть и мостостроение.

[Изображение: 5281.jpg]

Инки были замечательными строителями дорог, и так же, как римляне, они всегда старались проложить кратчайший путь между двумя населенными пунктами. Однако, в отличие от римлян, инкам приходилось преодолевать гигантскую горную преграду - Анды. Они разработали методы дорожного строительства применительно к трудным условиям гористой местности. Там, где надо было преодолевать крутой склон, они строили лестницу, там, где им преграждала путь неприступная скала, - прорубали тоннель, а через бездонные пропасти перекидывали навесные мосты.

Инки построили обширную сеть дорог для связи и сообщения с четырьмя областями своей огромной империи. Сеть называлась Куапак Ньян (“дорога государя”) или путь инки. Она была сделана из каменных троп, пригодных для передвижения пары или трех человек и тропинок для лам. Для перехода рек в пути строились подвесные мосты и для крутых склонов гор или подъемов выкладывали камнем ступени и небольшие площадки для отдыха.

Градостроительное искусство и архитектура

[Изображение: url%5D]

Блестящим примером градостроительного искусства инков является их столица – город Куско. Куско был столицей и символом империи – сказка из камня и золота. Здесь находились резиденция Инки, главные органы власти, ритуальный центр и городские службы. Это был важный хозяйственный и культурный пункт, в котором распределялись средства, вносились подати и размещались важнейшие учебные заведения, где в течение четырех лет обучали всему тому, чего достигли инки.

Город считается одной из крупнейших столиц мира времен конкисты. В XVI в. в нем проживало около 200 тыс. жителей и было более 25 тыс. домов, окрашенных в яркие цвета, украшенных мрамором и яшмой, золотыми дверными и оконными рамами. В Куско, в отличии от зловонных столиц Европы,  были  водопровод и канализация. Город возводился по заранее разработанному плану и отличался продуманностью. Удивляет столь высокое местоположение столицы инков (более 3 тыс. м над уровнем моря). Долина, в которой расположен Куско, со всех сторон окружена горами и только с юго-востока открыта для проникновения. Очертания города напоминали тело пумы, поэтому она и была символом города.

Имперская столица была разделена на верхний Куско - Ханан-Куско и нижний - Урин-Куско.
В центре Куско располагалась «площадь Радости», окаймленная самой большой золотой цепью в истории человечества (длина — 350 шагов). Площадь и близлежащие улицы окружены комплексом святынь и храмов. Главным из них считается храм Солнца, Его стены были облицованы золотыми пластинами. Внутри сооружения находился алтарь с изображением огромного диска солнца, от которого исходили лучи. Вдоль стен храма на золотых тронах, покрытых коврами, восседали мумии покойных правителей империи.
[Изображение: 17-3.jpg]

К великому храму примыкают дворец-резиденция верховного жреца и пять прекрасных построек, в которых жили его помощники. Эти здания были покрыты соломой, в которую вплетали золотые нити.
Рядом был храм Луны, облицованный серебром. Его алтарь в виде ночного божества охраняли мумии умерших супруг Инки.

На другой стороне комплекса зданий находились святилища Грома, Молнии и Радуги. А недалеко от него располагался фантастический золотой сад Куско —наполовину естественный, наполовину искусственный. Если верить преданиям, вода поступала сюда по золотым желобам, а в центре сада стоял также покрытый золотом фонтан восьмиугольной формы. Весь мир инков был воспроизведен здесь из золота в натуральную величину: колосящиеся поля, пастухи и ламы с детенышами, деревья и кустарники, цветы и плоды, птицы и бабочки. Уникальные творения искусных мастеров народ инков отдал на уплату выкупа за жизнь последнего верховного Инки — Атауальпы (1532—1572).

[Изображение: machu01.jpg]

В Куско было много удивительных вещей, но тем не менее цитадель Мачу-Пикчу (ок. 1500) считается главным чудом Южной Америки. Последняя крепость инков Мачу-Пикчу находится высоко в Андах в 120 км к востоку от столицы, на сильно пересеченной местности, однако строители крепости смогли превратить недостатки ландшафта в преимущества, достигнув единства архитектурных сооружений с окружающей средой. Заостренные зубцы главной крепостной башни кажутся частью горы, а каменные террасы находятся в строгом соответствии с изгибами скал. Все здания в Мачу-Пикчу расположены на различной высоте, поэтому в цитадели более 100 лестниц. Центром города-крепости считается «место, где привязано Солнце» — вырубленная в скале обсерватория. Рядом с ней находятся храм Солнца, храм «Трех окон» (с тремя самыми большими в Перу трапециевидными окнами) и дворец верховного жреца. Это первая часть города. Его вторую часть — Королевский квартал — составляют крепостная башня полукруглой формы, выходящая из скал. Дворец Принцессы — резиденция жены правителя и Королевский Дворец Инки. Третья часть крепости представляла собой квартал жилых домов рядовых жителей. Весь город окружали мощные валы.

[Изображение: 32617651_2.JPG]

Мачу-Пикчу (буквально «старая вершина») иногда называют «потерянным городом инков». Этот город был создан как священный горный приют великим правителем инков Пачакутеком за столетие до завоевания его империи, то есть приблизительно в 1440 году, и функционировал до 1532 года, когда испанцы вторглись на территорию империи инков. В 1532 году все его жители таинственно исчезли.
Город расположен на вершине горного хребта на высоте 2057 метров над долиной реки Урубамбы на территории современного Перу.


Искусство

Искусство инков известно плохо.
Что касается инкских статуй, то они делались преимущественно не из камня, а из драгоценных металлов. Естественно, что все это было немедленно пущено конкистадорами в переплавку. Каменные же изваяния преимущественно разбивали молотами. Изображения инкских божеств уничтожались столь старательно и последовательно, что нам теперь практически неизвестно, как они в точности выглядели.

Каменная кладка

Камни просто «притирались» друг к другу. Отдельные камни достигают в длину 3,6 м, а в ширину и высоту - по 1,5 м, и весят не менее 200 тонн. Встречаются неотесанные глыбы природной формы, к которым пригоняются соседние камни. Существовали также камни «гвозди» и камни «скобы», с помощью которых подгонялись друг другу различные архитектурные детали. Именно в таком строительстве кроется секрет того, что испанцам так и не удалось разрушить Куско полностью. Не так-то легко разрушить здание, где камни имеют не по 4 угла и все подогнаны друг к другу.

[Изображение: d0bad0b0d0bcd0bdd0b8.jpg]


Завоевание Империи Инков  испанскими авантюристами.

Один, в безлюдье равнин,
Я плакать хочу, как река,
Только ночь я вижу, да, ночь
Под землей и под сводом звезд.
Сон нелепый, как смог он змеей
Доползти до красной черты?
Очи скорби!
Ветвистый мрак!
Горечь ветра зачем ты вкусил?
Как случилось, что Манко Капак
Не поднялся в блеске светил?!

Пабло Неруда

На момент прибытия испанцев  численность инков и подвластных им народов (кечуа, аймара) достигала 10 миллионов, из которых 200 000 служили в армии. Когда Ф. Писарро ( испанский авантюрист -в юности свинопас)  появился в Южной Америке, в державе инков шла усобица, в которой победил принц Атагуальпа. Индейцы встретили белых людей с большим радушием и гостеприимством.

Вскоре Писарро возвратился в Панаму. Губернатор не был заинтересован в намерениях  авантюриста отправить войско на завоевание инков. Однако тот отплыл в Испанию и добился аудиенции у Карла V. Монарх объявил конкистадора генерал-капитаном и дал ему небольшое войско и денег. Писарро получил 3 легких парусника, 67 кавалеристов, вооруженных пиками и мечами, 157 пехотинцев -копьеносцев и мечников, 20 дальнобойных арбалетчиков, всего 3 солдата с огнестрельным оружием и 2 артиллеристских орудия.

Конкистадоры заняли несколько городов империи, но дорогу им заступило войско инков. Испанцы поступили на редкость коварно. Вождь инков Атауальпа был вызван на переговоры. Писарро пленил  вождя инков и потребовал за него выкуп в целую комнату площадью 35 кв. м, заполненную до потолка золотом. Приказ был исполнен, но Писарро задушил императора. Лишенные вождя инки оказались беспомощными. Конкистадоры  разграбили  Куско и поставили там марионеточного правителя Манко Инку ( который затем поднимет мощное антииспанское восстание).

Завоеватели во главе  уже с Диего де Альмагро дошли до земли, названной Чили (‘холодная’) разграбив местные города. Последствия этой разбойничьей экспедиции также были трагическими: за полвека население Перу и Чили уменьшилось в 5 раз. Это было вызвано не только истреблением населения испанцами, но и болезнями, занесенными завоевателями. Религия, культы, символы и культура инков  были уничтожены в первую голову.  Шло насильственное насаждение  католичества. (Известен такой случай, что когда одному из плененных вождей предложили креститься  и вкратце объяснили суть, он  согласился , ибо рядом пылал костер, но вдруг он спросил, а не попадают  ли на Небо испанцы ? «Некоторые и попадают» , ответил  священник, тогда вождь отказался и был сожжен заживо) .

Тысячи инков были направлены на золотые и серебряные рудники, где за 1-2 года находили свою смерть. В Испанию потекло золото, серебро, неизвестные европейцам овощи — кукуруза и томат, какао-бобы.

Итогом  трагедии стало то, что  вероломство и жестокость испанских конкистадоров, равно как и внутренние противоречия и раздоры, привели к тому, что в конце концов, пала великая древнекечуанская империя инков - Тауантинсуйо, а вместе с нею погибли, уйдя в небытие, бесценные богатства человеческой мысли и труда, которые могли бы щедро пополнить сокровищницу достижений мировой цивилизации. Испанские разбойники  казнили императора Атауальпу, носившего титул Единственного Инки, несмотря на то, что за свое освобождение он отдал в качестве выкупа столько золота, сколько не снилось ни одному европейскому монарху в истории человечества.

После смерти Атауальпы империя инков еще долго не могла оправиться от ужаса и оцепенения. Однако мало-помалу, превозмогая страх перед иноземцами, поднимались на освободительную борьбу отважные вожди. И самым выдающимся из них стал Инка Манко, возглавивший мощное народное восстание, которое едва не положило конец конкисте. Осев и укрепившись в горах, Инка Манко, по существу, возродил государство инков-кечуа, хотя и в неизмеримо меньших масштабах. Он научил индейцев методикам  боя с конными и закованными в латы солдатами. Но силы были не равны.  Писарро  поставил во главе инков новую марионетку, а  Манко был постепенно вытеснен в труднодоступные места Анд. Разграбление было продолжено….

В Эквадоре, к примеру, живо предание об инкском полководце и народном герое Руми-Ньяви, который одержал не одну блистательную победу над испанцами, вторгшимися в царство Киту, расположенное на территории нынешнего Эквадора и некогда входившее в состав империи инков. Но во время решающего сражения между индейцами и конкистадорами внезапно началось извержение вулкана, и поток раскаленной лавы устремился прямиком на боевые порядки индейцев. Инки проиграли битву, а Руми-Ньяви попал в плен к испанцам. Конкистадоры зверски  пытали отважного полководца, тщетно силясь выведать, куда он спрятал ту часть инкского золота, что хранилась в Киту. Но Руми-Ньяви мужественно и стойко перенес мучения и, так и не выдав тайны, погиб от мук чужеземцев.

Постепенно восстания сошли  на нет,  а  рассеянные потомки  инков  забыли «солнечную веру» отцов и  переняли  от испанцев,  незнакомую им до этого,  веру в золото….

В заключение  необходимо все же отметить, что испанцы в отличии от англо-саксонских расистов Северной Америки,  не пошли на полное истребление  индейцев  , и,  несмотря на  уничтожение предшествующей  культуры, они смешавшись с местным населением, переняли  некоторые обычаи и взгляды индейцев  и  дали точек к формированию новой  самобытной Южно-Американской  культуры и цивилизации ,  в какой то мере наследнице  «солнечной» цивилизации инков.

По источникам
http://www.tspu.tula.ru/res/hist/history/pril.html
http://ancient.gerodot.ru/topics/data/in...cle_05.htm

http://mesoamerica.narod.ru/resist05.html
Ответ
#2
[Изображение: saigon.jpg]
Вьетнамские чубайсы, ходорковские, хакамады и их американские хозяева бегут от северовьетнамских войск с крыши американского посольства (Сайгон, 29 апреля 1975 года, эвакуация на вертолёте, последний рейс).
( http://usinfo.ru )
Ответ
#3
Ещё одна версия истории иудо-западного «цивилизаторства» от профессора Столешникова находится тут: http://zarubezhom.com/GenozidAmerica.htm, Геноцид гоев в Америке.
Ответ
#4
(02-20-2010, 10:31 PM)Путлер link Написал: Ещё одна версия истории иудо-западного «цивилизаторства» от профессора Столешникова находится тут: http://zarubezhom.com/GenozidAmerica.htm, Геноцид гоев в Америке.

Хорошее манипулятивное г... ты сюда приволок
Цитата:В России этот геноцид гоев - очень легко определить когда НЕ происходил - во времена правителей, которых алиены ругают последними словами - их всего трое: Сталин с 1936 года с перерывом на войну, Николай Первый и Иван Грозный - всё!
-)-

Эту сионскую  манипульку и удалять жалко - слишком она образцово-показательная - когда в общеизвестные исторические факты вплетаются вирусные посылы. Нужно подумать  пока куда это разместить , как примеры манипулятивных построений.

Да... не устану  рекомендовать Религия денег Неведимов
Путлеру - в особенности (с акцентированием на сущности иудейской религиозно-мировоззренческой матрицы).
Ответ
#5
(02-20-2010, 11:03 PM)Святкин link Написал: Да... не устану  рекомендовать Религия денег Неведимов
Путлеру - в особенности (с акцентированием на сущности иудейской религиозно-мировоззренческой матрицы).
От иудейской религиозно-мировоззренческой матрицы вы никуда не уйдёте, как бы не бежали. Предложенную вами литературу почти не читал, но полагаю что её идеология основна она атеистической революционной целесообразности, что не очень-то отлично.

Цитата:Капитализм должен быть признан деструктивной религиозной сектой.
Брэнды корпораций должны быть признаны языческими культами.
Масонские ложи, каббалисты, сатанисты и подобные им группировки должны быть признаны преступными организациями.
Они и так признаны правосланой церковью (конечно не МП РПЦ которая, те - либерасты) сатанинскими. Капиталл - зло, большой капилал - опасность для общества, о чем надо помнить и строго контролировать/карать за аморальное использование (даже как Иван Грозный). Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании http://www.wco.ru/biblio/books/svod_np/Main.htm.

Природа мудра, и Всевышнего глаз
Видит каждый наш шаг на тернистой дороге.
Наступает момент, когда каждый из нас
У последней черты вспоминает о Боге.
       (Тальков "Бывший подъесаул").
Ответ
#6
(02-21-2010, 07:48 AM)Путлер link Написал: От иудейской религиозно-мировоззренческой матрицы вы никуда не уйдёте, как бы не бежали.
Мы всё таки попробуем

Цитата:Предложенную вами литературу почти не читал, но полагаю что её идеология основна она атеистической революционной целесообразности, что не очень-то отлично.
А не надо ничего полагать! Или выполняешь правила - или топаешь отсюда.

Цитата:Они и так признаны правосланой церковью (конечно не МП РПЦ которая, те - либерасты) сатанинскими. Капиталл - зло, большой капилал - опасность для общества, о чем надо помнить и строго контролировать/карать за аморальное использование (даже как Иван Грозный). Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании http://www.wco.ru/biblio/books/svod_np/Main.htm.
Признаны при Иване Грозном? А где теперь ТА Церковь?
Нам важны дела - а не формальные слова.

Цитата:Природа мудра, и Всевышнего глаз
Видит каждый наш шаг на тернистой дороге.
Наступает момент, когда каждый из нас
У последней черты вспоминает о Боге.
        (Тальков "Бывший подъесаул").
Фарисеям за ссылки на Бога будет Геенна Огненная. А Талькову уж обязательно за клевету - по заповеди за Лжесвидетельство и хулу на Духа Святого. Ибо поганил он в своих песенках именно Святой Советский Дух - Светлого Будущего - Стремления Людей к Человеческому обществу - царству Справедливости, Совести, Чести, Долга и Достоинства, к Братству всех Людей Созидателей против хищников-паразитов.

Последнее предупреждение - далее лишение слова.  Из-за нарушений Правил - пунктов 1,2,3 и пунктов 2,3,4 Инструкции №1


Ответ
#7
Хм..ты знаешь, очень многие мои знакомые слушают Талькова и что..Теперь их за это в Геенну Огненную..Я слушаю "Арию", "Король и Шут", нгапример. По поводу иудо-западного "цивилизаторства"..Ну что.. Там, у них на Западе ведущими странами до возникновения США и того, что она из себя представляет долго была Англия. Помните такую штуку, как Англия - владычица морей, Англия - мастерская мира. Ихний поэт Киплинг, которого нам в школе преподносили как великого английского поэта, на самом деле был диким расистом..Он был одим из тех, кто ненавидел ирландцев и считал их вообще подлежащим уничтожению..Такое же отношение у него было к покоренным народам..Обратите внимание на то, что Англия покоряла нашу планету при помощи разных методов воздействия. У ихних писателе !>!й об этом подробно написано..
Есть надежда даже у того, кто обречен))
Ответ
#8
Мораль, честь и права человека... в западном исполнении...

Из Живого Журнала Максима Акимова:

"Всякий раз хочется писать в блог чего-нибудь весёлое, как можно менее связанное с политикой, но что поделать, если жизнь, подобно исландскому вулкану, всё валит и валит горы пепла на наши головы, и нам приходится разгребать этот пепел.
Сегодня мне на глаза попался материал, с которым, как думается, нужно ознакомиться многим, ведь покуда наших партизан судят за то, что они обороняли своё родовое село, стремясь одолеть фашистов, покуда наших судят за то что они защищали своё, свою землю, на которой родились и свой дом, американцы и британцы уничтожают чужие дома и убивают мирных жителей.
Однако, было время когда они же делали это же самое и с нашими. В России тогда они бесчинствовали точно также, как делают это сейчас, в Ираке."
Речь идёт о времени Интервенции в 1918-1920 годах.

автор - Михаил Поляков

Отметились у нас и американцы (а куда они свой нос не совали?), оставив недобрую память о себе, о чем, увы, наша нынешняя молодежь, воспитанная на американских боевиках и вскормленная гамбургерами и «Кока-колой», по большей части не имеет ни малейшего понятия. Послушайте о том, как 12-тысячный экспедиционный корпус США огнем и мечом «устанавливал свободу и демократию» на нашей земле, борясь с коммунистической чумой.
Методы подавления местного населения, использованные американскими военными, порой ужасают – перерезанные семьи, беременные женщины, которым отрезали груди, вынимали из животов младенцев, повешенные пятилетние дети…
Как легко узнать нынешние дела "демократических освободителей" Ирака.

«Не могли уснуть, не убив кого-нибудь»

В архивах и газетных публикациях той поры и поныне хранятся свидетельства, как янки, прибыв за тридевять земель, хозяйничали на нашей земле, оставляя кровавый след в судьбах русских людей и в истории Приморья. Так, к примеру, захватив крестьян И.Гоневчука, С.Горшкова, П.Опарина и З.Мурашко, американцы живьем закопали их за связь с местными партизанами. А с женой партизана Е.Бойчука расправились следующим образом: искололи тело штыками и утопили в помойной яме. Крестьянина Бочкарева до неузнаваемости изуродовали штыками и ножами: «нос, губы, уши были отрезаны, челюсть выбита, лицо и глаза исколоты штыками, все тело изрезано». У ст. Свиягино таким же зверским способом был замучен партизан Н.Мясников, которому, по свидетельству очевидца, «сперва отрубили уши, потом нос, руки, ноги, живым порубив на куски».

«Весной 1919 года в деревне появилась карательная экспедиция интервентов, учиняя расправу над теми, кто подозревался в сочувствии партизанам, — свидетельствовал житель деревни Харитоновка Шкотовского района А.Хортов. — Каратели арестовали многих крестьян в качестве заложников и требовали выдать партизан, угрожая расстрелом (…) Свирепо расправились палачи-интервенты и с безвинными крестьянами-заложниками. В числе их находился и мой престарелый отец Филипп Хортов. Его принесли домой в окровавленном виде. Он несколько дней еще был жив, все время повторял: «За что меня замучили, звери проклятые?!». Отец умер, оставив пятерых сирот.

Несколько раз американские солдаты появлялись в нашей деревне и каждый раз чинили аресты жителей, грабежи, убийства. Летом 1919 г. американские и японские каратели устроили публичную порку шомполами и нагайками крестьянина Павла Кузикова. Американский унтер-офицер стоял рядом и, улыбаясь, щелкал фотоаппаратом. Ивана Кравчука и еще трех парней из Владивостока заподозрили в связи с партизанами, их мучили несколько дней. Они вышибли им зубы, отрубили языки».

А вот другое свидетельство: «Интервенты окружили Маленький Мыс и открыли ураганный огонь по деревне. Узнав, что партизан там нет, американцы осмелели, ворвались в нее, сожгли школу. Пороли зверски каждого, кто попадался им под руку. Крестьянина Череватова, как и многих других, пришлось унести домой окровавленным, потерявшим сознание. Жестокие притеснения чинили американские пехотинцы в деревнях Кневичи, Кролевцы и в других населенных пунктах. На глазах у всех американский офицер несколько пуль выпустил в голову раненого паренька Василия Шемякина».

Да и сам генерал Грэвс, командующий американским экспедиционным корпусом, впоследствии признавал: «из тех районов, где находились американские войска, мы получали сообщения об убийствах и истязаниях мужчин, женщин, детей…»

Не менее откровенен в своих воспоминаниях и полковник армии США Морроу, сетуя, что его бедняги-солдаты… «не могли уснуть, не убив кого-нибудь в этот день (…) Когда наши солдаты брали русских в плен, они отвозили их на станцию Андрияновка, где вагоны разгружались, пленных подводили к огромным ямам, у которых их и расстреливали из пулеметов». «Самым памятным» для полковника Морроу был день, «когда было расстреляно 1600 человек, доставленных в 53 вагонах».

Конечно, американцы были не одиноки в этих зверствах. Японские интервенты ничуть не уступали им. Так, к примеру, в январе 1919 г. солдаты Страны восходящего солнца дотла сожгли деревню Сохатино, а в феврале — деревню Ивановка. Вот как свидетельствовал об этом репортер Ямаути из японской газеты «Урадзио ниппо»: «Деревню Ивановка окружили. 60-70 дворов, из которых она состояла, были полностью сожжены, а ее жители, включая женщин и детей (всего 300 человек) — схвачены. Некоторые пытались укрыться в своих домах. И тогда эти дома поджигались вместе с находившимися в них людьми».

Только за первые дни апреля 1920 г., когда японцами была внезапно нарушена договоренность о перемирии, они уничтожили во Владивостоке, Спасске, Никольск-Уссурийске и окрестных селениях около 7 тыс. человек.

В архивах владивостокских музеев хранятся и фотографические свидетельства зверств интервентов, позирующих рядом с отрезанными головами и замученными телами россиян. Правда, обо всем этом нынче не очень хотят вспоминать наши политические деятели (а многие из них, увы, этого и не знают).

«Американские дикари развлекаются»

Свидетельства о зверствах интервентов приводились практически во всех местных газетах той поры. Так, «Дальневосточное обозрение» приводило следующий факт: «Во Владивостоке на Светланской улице американский патруль, посмеиваясь, взирал на избиение японскими солдатами матроса Куприянова. Когда возмущенные прохожие бросились на выручку, американский патруль взял его «под защиту». Вскоре стало известно, что американские «благодетели» застрелили Куприянова якобы за сопротивление патрулю».

Другой американский патруль напал на Ивана Богдашевского, «отобрал у него деньги, раздел донага, избил и бросил в яму. Через два дня тот умер». 1 мая 1919 г. два пьяных американских солдата напали на С.Комаровского с целью грабежа, но тот успел убежать от грабителей.

На Седанке группой американских солдат была зверски изнасилована 23-летняя гражданка К. Факты насилия над женщинами и девушками жеребцами в форме армии США неоднократно регистрировались и в других частях Владивостока и Приморья. Очевидно, девицы легкого поведения, которых тогда, как и нынче, было не мало, американских вояк уже пресытили. Кстати, одну из «жриц любви», «наградившую» нескольких американских «ковбоев» нехорошей болезнью, как-то обнаружили убитой на улице Прудовой (где нынче стоит кинотеатр «Комсомолец») «с пятью револьверными пулями в теле».

Другое свидетельство, взятое из прессы: «В начале июля, проезжая по Светланской улице на извозчике, четверо пьяных американских солдат, куражась, оскорбляли прохожих. Проходящие мимо гласный (т.е. депутат. — Прим. авт.) городской думы Войцеховский, Санарский и другие лица, возмущенные их поведением, остановили извозчика. Пьяные солдаты подошли к Войцеховскому и по-русски закричали на него: «Чего свистишь, русская свинья? Разве не знаешь, что сегодня американский праздник?». Один из солдат наставил на Войцеховского револьвер, а другой стал наносить револьвером ему удары в лицо».

Своим развязным, скотским поведением американцы уже тогда пытались доказать миру, что Америка превыше всего! Так, как свидетельствовала газета «Красное знамя» за 25 декабря 1920 г., пьяная ватага американских моряков ввалилась в ресторан-кофейню Кокина на Светланской и с грубой бранью на коверканном русском языке стала разгонять играющих в бильярд, дабы самим развлечься, сгонять партейку-другую…

Или вот другой пример из «Вечерней газеты» за 18 ноября 1921 г. Пятеро американских матросов, обслуживающих радиостанцию на Русском острове, которую интервенты захватили еще в 1918 г., прибыли на танцевальный вечер в зал Радкевича, что на Подножье. Изрядно приняв «на грудь», они стали «вести себя вызывающе». А когда начался спектакль, «сели во втором ряду, а ноги положили на спинки стульев первого ряда» (где сидели русские зрители). При этом матросы говорили, что «плюют на все русское, в том числе и на русские законы», а затем начали дебоширить».

Надо сказать, что, судя по сохранившимся свидетельствам, американские вояки по части пьянства, грабежей и «непристойностей в отношении к женщинам, которым делаются гнусные предложения прямо на улицах», а также по наглому, хамскому поведению ко всем и вся, уже тогда равных себе не имели. Они могли устроить, куражась в пьяном угаре, беспричинную стрельбу на людных улицах по принципу: кто не спрятался — я не виноват! Ничуть не смущаясь, что под их пулями гибнут ни в чем не повинные люди. Зверски избить первого встречного и полюбопытствовать содержимым его кошелька и карманов. Газета «Голос Родины» за 12 января 1922 г. дала вполне конкретное название: «Американские дикари развлекаются».

…В апреле 1920 г. американские, английские, французские и прочие иноземные войска убрались восвояси из Владивостока. В связи с изменившейся военно-политической ситуацией на Дальнем Востоке правительства США, Великобритании, Франции и др. государств вынуждены были отказаться от открытой поддержки разномастных местных властей на Дальнем Востоке, противостоящих большевикам. В августе покинули Приморье и китайские части.

Дольше всех оставались у нас японцы (до октября 1922 г.). Под их «крышей» продолжал действовать и специальный батальон американских вояк. Янки вместе с японцами «обслуживали» созданный в те годы на Русском острове концлагерь и радиостанцию, расположенную там же. Замученных в лагере топили рядом с островом порознь и целыми баржами, связывая руки колючей проволокой.

Есть свидетельства, что уже после ухода интервенции один из водолазов, работая на затопленных объектах у Русского острова, наткнулся на одну из таких барж, внутри которой «стояли, как живые, связанные люди». Шокированный увиденным, водолаз сошел с ума…

Источник
Ответ
#9
Manifiesto Виктора Хары
  11 сентября 1973 года в Чили при прямой поддержке США (главного мирового борца за "демократию"), был совершен военный переворот, в результате которого было свергнуто правительство Народного единства, избранное тремя годами раньше с соблюдением всех демократических норм, предусмотренных конституцией. "Коммерсанты" приветствовали расстрел людей со своих роскошных балконов в богатых кварталах Баррио Альто, бокалом вина встречая бомбардировку дворца Ла Монеда и резиденции законного президента страны Сальвадора Альенде. Трагедия Чили еще раз доказала, что их устроит только такая демократия, с помощью которой кандидаты от захватчиков и бандитов побеждают на выборах.
  "Альенде убили за то, что он национализировал богатство чилийских недр – медь... Олигархия организовала кровавый мятеж, а чилийские военные оказались, как и бывало в прошлом, в роли охотничьих собак", – комментировал происходящее в Чили Пабло Неруда.
  Разгул вернувшихся к власти паразитов был ужасным. Сторонники президента Сальвадора Альенде подлежали физическому уничтожению. Нечеловеческая жестокость расправы над коммунистами и социалистами была местью за испытанный грабителями смертельный страх перед поднявшим голову народом, которому впервые в истории Чили правительство Народного единства начало создавать сносные условия жизни.
  Одним из примеров звериной жестокости чилийского фашизма стало убийство на превращенном в концлагерь стадионе "Чили" певца и композитора Виктора Хары. Его пытали и избивали в течение нескольких дней и в конце концов расстреляли. Изуродованное тело с зияющими ранами на голове и животе, с изрешеченной грудью и сломанными запястьями было выброшено в одном из соседних со стадионом рабочих кварталов Сантьяго. Его случайно опознали в одном из переполненных городских моргов, откуда по всем правилам палачей Пиночета труп должен был исчезнуть, чтобы никто никогда не узнал, что случилось с "без вести пропавшим" в день переворота певцом.
  ...Незадолго до переворота Виктор написал песню "Manifiesto", словно поэтическое завещание:
Пою я не для богатых,
Не голосом тщусь растрогать
И не прошу награды -
Я к звёздам ищу дорогу.
Мне песня нужна такая -
В пульсе крови, с сиянием взгляда,
Такая, чтоб умирая,
Петь ее, точно клятву.
Такая, чтоб не для денег,
Такая, чтоб не для славы,
Деревьев рожденная сенью
И раскаленной лавой.
[Изображение: 01victorjara.jpg]
"Артист, если он подлинный творец, человек по самой сути своей, столь же опасен, как партизанская война, из-за большой силы своего воздействия", – говорил Виктор Хара. Какую же силу может нести в себе песня, если за нее убивали! Обнаруженные при обыске записи Хары становились достаточным основанием для ареста. Изъятые пластинки и кассеты сжигались в кострах на улицах Сантьяго вместе с коммунистической литературой. Не только слушать песни Виктора Хаары, и упоминать о нем, было запрещено. Даже играть на индейских национальных музыкальных инструментах, которые использовали в своем творчестве представители движения новой чилийской песни, запретили пиночетовцы.
  Виктор Хара неоднократно подвергался нападениям, но ему удавалось спасаться от разъяренных бандитов. Впервые уличные угрозы "добраться до него", если он не прекратит петь "подрывные" песни, прозвучали после песни "Вопросы Пуэрто-Монтту" ("Preguntas por Puerto Montt"). Пуэрто-Монтт - это город, в котором 9 марта 1969 года по приказу министра внутренних дел Эдмундо Переса Суховича полиция открыла пулеметный огонь по бездомным, самовольно занявшим несколькими днями ранее пустырь для того, чтобы устроить на нем убогие хижины и защитить детей от осенних дождей. Такова была реальность Чили до прихода к власти президента Альенде. События в Пуэрто-Монте имели огромный резонанс в чилийском обществе. И четыре дня спустя на митинге протеста в Сантьяго Виктор Хара спел свою песню-обвинение Пересу Суховичу. Взволнованный, прерывистый почти речитатив выражал возмущение и гнев многих людей, и в последующее время, где бы Виктор ни появлялся, его просили спеть "Preguntas por Puerto Montt". Он начал петь эту песню и на концерте в аристократическом колледже "Сент-Джордж", где, как потом оказалось, учился младший сын Суховича. На сцену полетел камень, попавший певцу в грудь, прикрытую гитарой.
  Музыкальная деятельность Виктора Хары началась с его поездок по стране, целью которых был сбор народных песен различных районов Чили. Одной из первых глубоко изучать чилийский фольклор стала Виолета Парра, и по ее мнению, Виктор был лучшим в Чили исполнителем народных песен. Позже он вошел в состав фольклорной группы "Кункумен" ("Cuncumen. Кроме того, в Чили он вернулся с первой собственной песней - "Голубка, я хочу рассказать тебе" ("Paloma, quiero contarte").
  Поездка Виктора в Англию дала ему понимание того, чем чревато приобщение к "цивилизации" для стран "третьего мира", для его Родины. "У нас не чувствуешь себя столь подавленным бесполезностью своего существования", – размышлял он в своих письмах. Люди, оглушенные обилием информации, подобранной так, чтобы программировать определенным образом их мысли, не успевают сделать никакого выбора или "хотя бы подумать о нем". От этого происходит одиночество каждого человека "среди массы одиноких людей". "Будем надеяться, что они никогда не "цивилизуют" нас. Я предпочитаю Чили такой, как она есть – простой, открытой и необузданной", – заключал Хара.
  Один из поставленных Виктором спектаклей назывался "Захватчики" ("Los invasores"). Речь в нем шла об ужасе обитателей особняка, захваченного бездомными. При этом, бедняки в трактовке Виктора Хары должны были вызывать сочувствие зрителя. "Я не хочу ставить буржуазные спектакли для псевдоинтеллектуалов... Мы должны создавать произведения, которые были бы созвучны нашей действительности", – это был его принцип. Со временем музыка всё сильнее захватывала его, и театру Хара стал уделять меньше времени. "Меня все больше и больше волнует то, что я вижу вокруг себя. Нищета моей собственной страны, Латинской Америки и других стран мира", – объяснял он. И гитара помогала ему выразить охватывавшие его чувства, "давала выход словам, которые раскрывают сердца".
  Конец 1960-х - начало 1970-х годов в Европе – время расцвета тяжелого рока. Для современной российской молодежи и даже для тех, кому сегодня около 40 - то есть для людей, которые символом зарубежной музыки 1970-х привыкли воспринимать произведения стиля "Deep Purple" и "Led Zeppelin", песни Виктора Хары, исполненные без помощи электрогитар, вероятно, покажутся звучащими непривычно. На его родине многие тоже долго отказывались верить в то, что чилийская по звучанию, некоммерческая музыка может иметь большой успех. Однако вполне закономерно, что музыканты, поддержавшие своей "новой песней" социальные преобразования правительства Народного единства, боролись именно за национальное искусство. Народные песни непременно звучали на демонстрациях. "Мы должны подняться до народа, а не снисходить до него. Наше дело – вернуть людям то, что им принадлежит, – их культурные корни", – позже скажет Виктор Хара.
  Борьба за чилийскую культуру была особенно актуальной и своевременной из-за захлестнувшей Латинскую Америку западной поп-культуры низкого уровня. "Североамериканский империализм отлично понимает зомбирующую силу тёмной музыки, – говорил Виктор Хара, – и настойчиво пичкает нашу молодежь коммерческой дрянью". Он обращал внимание и на то, что с целью нейтрализации "бунтарского духа молодежи" осуществляется коммерциализация и "песен протеста". Поэтому, кстати, для своих песен Хара предпочитал использовать слово "революционные" – во избежание двусмысленностей.
  Пропаганда американского образа жизни не ограничивалась навязыванием поп-музыки. Шоу-индустрия жаждущих наживы дебилов насиловала сознание чилийцев во все информационные каналы. Реклама западного образа жизни порождала у молодежи из бедных кварталов ложные мечты (совращала к сатанизму). У Хары есть песня о девушке из поселка нищеты, покончившей с собой из-за наркотиков, "Кто убил Карменситу?" ("Quien mato a Carmencita?"): "Богатство – стимул главный", – ей радио твердило, жизнь идолов рекламных с ума ее сводила", а марихуана уводила в мир журнальных грёз, в которых была слава, а не окружавшие ее грязные стены.
  Большую роль в развитии движения новой песни ("Nueva cancion") сыграло открытие в 1965 году детьми Виолеты Парра – Анхелем и Исабель – пеньи "Лос Парра". Пенья стала местом, где собирались исполнители латиноамериканского фольклора, и вместе с тем, что вполне закономерно, центром притяжения добрых людей. В душевной обстановке, они угощали друг друга блюдами национальной кухни, и часами слушали музыку. Виктор Хара был обязательным участником этих своеобразных концертов.
  В 1969 году состоялся первый фестиваль новой чилийской песни. Изначально он вовсе не был задуман как политическое действо. Группа "Килапаюн" ("Quilapayun") была даже исключена из состава участников за свои слишком политизированные тексты. И все же на фестивале столкнулись музыканты, требовавшие глубоких изменений в стране, и те, кто несмотря на вопиющие социальные контрасты продолжал петь "аполитичные" песни. Виктор Хара исполнил написанный специально для фестиваля "Призыв к землепашцу" ("Plegaria a un labrador"). Правая газета "Эль Меркурио" назвала песню "взрывчаткой": Хара обращался к крестьянам с призывом "сбросить оковы рабства и подставить оружью плечи" и заключал его молитвенным "Аминь!" Это было первое выступление певца на том самом стадионе "Чили", которому впоследствии суждено было стяжать столь ужасную славу.
  Одним из свидетелей последних дней жизни Хары стал личный врач Альенде Данило Бартулин. Он сумел выжить в 14 тюрьмах, концлагерях и центрах пыток, где из него выбивали "показания" о том, что Альенде был алкоголиком и наркоманом. Бартулин сражался вместе с президентом в Ла Монеде, а на следующий день после переворота оказался на стадионе "Чили". Они провели вместе около трех суток, и, по словам Бартулина, Хара продолжал вспоминать, как ему, победителю фестиваля, аплодировали тогда трибуны. Он уже не сомневался в том, что ему не суждено вырваться со стадиона, и все-таки верил, что возмездие убийцам неизбежно, что "когда-нибудь наш кулак ударит с такой же силой"...
  В январе 1970 года Народное единство объявило своим кандидатом на сентябрьских президентских выборах Сальвадора Альенде. Виктор Хара полностью посвятил себя избирательной кампании: играл на митингах в его поддержку, агитировал своими песнями голосовать за Альенде и просто, усевшись на краю сцены, разговаривал с людьми об их ежедневных заботах и трудностях. Он работал "во имя того, что прежде казалось лишь мыслью, идеей, мечтой, а теперь превращалось в реальность, в могучую действенную силу".
  Мирные демонстрации Народного единства собирали огромное количество людей, заполнявших весь центр Сантьяго. Как, наверное, великолепно это было: мощный хор из сотен тысяч голосов поет "Venceremos"! Первый вариант текста песни, ставшей впоследствии гимном Народного единства, был написан Виктором Харой, автором музыки стал Серхио Ортега. Потом слова переписали заново, но все-таки побеждал Альенде под написанный Харой текст. Массовость этих гигантских демонстраций (самая крупная из них собрала 800 тысяч человек) не могла не пугать врагов. На одной из них был застрелен восемнадцатилетний Мигель Анхель Агилера, вышедший на улицу по призыву профсоюза. Его памяти Хара посвятил песню "Сердца наши полны знамен" ("El alma llena de banderas"), с которой он выступил на Втором фестивале новой чилийской песни в августе 1970 года. Политическое противостояние было настолько сильным, что музыкантов, не поддерживавших Альенде, со свистом прогоняли со сцены. Музыка "Nueva Cancion", основанная на национальной традиции, с острыми политическими текстами, затрагивающими многие социальные проблемы, безусловно, стала символом Народного единства.
  Альенде получил на выборах 36,3% голосов, его ближайший соперник Алессандри отставал менее, чем на полтора процента (34,9%). На улицах столицы ликовали бедняки, празднуя победу своего лидера. Разодетые богачки в центре Сантьяго размахивали белыми платочками, умоляя спасти их от коммунизма.
  Начиналась совсем другая жизнь. Внутренние войска, созданные против демонстраций, были расформированы (водомёты отправили обеспечивать водоснабжение в поселки нищеты). Детям бедняков стали бесплатно давать молоко. На побережье начали создавать первые дома отдыха для рабочих. В новых песнях Хара обращался с призывом "распахнуть окно" навстречу новой жизни, для которой еще так много нужно было сделать. "Мне хочется быть десятью людьми сразу, чтобы успеть сделать в десять раз больше, чем нам предстоит. Нам предоставлена чудесная возможность создать социалистическое общество мирным путем, и нельзя не воспользоваться ею... Мир следит за нами, чтобы понять, возможно ли это", – писал он.
  А враги народной власти тем временем устраивали беспорядки на улицах Сантьяго, заполняли их слезоточивым газом, не желая мириться с выбором народа. Члены "Патриа и либертад" (свободой-насильники) переворачивали общественный транспорт и били витрины магазинов и кафе, чьи владельцы были сторонниками "товарища президента".
  Политическая борьба в стране обострялась. И "Nueva Cancion" принимала в ней самое непосредственное участие. Ансамбль "Килапаюн" мастерски справлялся с песнями на злободневные темы: музыканты высмеивали богачек из Баррио Альто, скорее всего впервые в жизни взявших в руки кастрюли, да и то не для того, чтобы использовать их по назначению, а для участия в антиправительственных демонстрациях. "Инти-Илимани" ("Inti-Illimani") занялись созданием большого сочинения, основанного на 40 пунктах программы Народного единства, "Песнь о программе" ("Canto al programa"). Хара всей своей поэтической душой откликался на чаяния людей.
  Замечательным примером песни, написанной по конкретному политическому поводу для достижения поставленной цели, стала "Ни вашим, ни нашим" ("Ni chicha, ni limona"). Бесшабашная почти до уничижения песня высмеивала тех, кто никак не мог решить, с кем он – с угрожавшими расправой хищниками или с народом, выбравшим социализм. Она имела и большой политический смысл: на перепутье была христианско-демократическая партия, от позиции которой зависело равновесие сил в парламенте. Вошедшая в десятку лучших песен Чили "Ni chicha, ni limona" с легко запоминающимся, заразительно веселым припевом наверняка сыграла свою агитационную роль на муниципальных выборах в апреле 1971 года, в результате которых Народное единство получило абсолютное большинство.
  Ряд песен Хары – это необычайно правдоподобные портреты тех простых людей, которые считали певца своим, одним из них. Его часто приглашали к себе домой, чтобы накормить тем немногим, что сами имели. Такова песня "Анхелита Уенуман" ("Angelita Huenuman") – о крестьянке, ткущей в холодные зимние месяцы одеяло необычайной красоты, чтобы плод своего долгого и кропотливого труда продать в ближайшем городке; "Лассо" ("El lazo"), где слушатель угадывает образ старика из родной деревни Виктора Лонкен, чьи руки уже плохо слушаются, перестали быть достаточно ловкими для того, чтобы плести хлысты; и знаменитая "Я помню тебя, Аманда" ("Te recuerdo, Amanda") о молодой работнице, спешащей всего за пять минут насмотреться на своего возлюбленного Мануэля.
  Музыкальные образы этих людей, с любовью показанных с помощью гитары и мягкого, теплого голоса, как будто Виктор улыбается, когда поёт, в итоге подтолкнули его к созданию целого музыкального "Поселка" – он выпустил диск с таким названием ("La poblacion").
  В основу легла история поселка нищеты Эрминда-де-ла-Виктория, хотя, конечно, это был собирательный образ, вобравший в себя в том числе и черты поселка Норгалес, в котором рос Виктор Хара. Обитатели Эрминды-де-ла-Виктории рассказали музыканту, что долгое время их семьи ютились вдоль берегов реки Мапочо, каждую весну смывавшей их хижины. Отчаявшись, люди решили занять более сносный для жизни участок земли в надежде, что их оттуда не сгонят. Когда они попытались это сделать, полиция открыла огонь. Среди убитых была и маленькая девочка Эрминда. В память о ней назвали потом посёлок нищих.
  В альбоме использованы записи, сделанные в поселках: голоса женщин, лепет ребенка, лай собаки и крик петуха.
[Изображение: 02victorjara.gif]
[Изображение: 03victorjara.jpg]
  В том же ряду песен-портретов стоит и "Лучин" ("Luchin"). Как и большинство песен Хары, она имеет в своей основе подлинную историю. Первой же зимой новой власти буря с сильнейшим ветром и дождем, как случалось и прежде, лишила и без того хлипкой крыши над головой жителей поселков нищеты. Буря была обычным делом в это время года, однако необычным на этот раз оказалось поведение властей. Вместо привычной весьма лицемерной филантропии – раздачи теплых вещей и старых одеял тем, у кого больше не было никакого дома, – на спасение детей бедняков были мобилизованы правительственные организации, профсоюзы и университеты. Студенты и артисты факультета, где работала жена Виктора Хары балерина Джоан, отвечали за спасательные работы в поселке Ренка. Большого труда стоило просто добраться до него по затопленным грязью дорогам, чтобы доставить укрывшимся в местной церкви людям продукты и керосин. Оборванных, голодных и больных детей эвакуировали в Сантьяго и  временно устроили в танц-классах университета. Годовалого Лучина, тяжело больного плевритом, взяли из хижины, где вместе с его  семьей располагалось и единственное ее богатство – лошадь. Виктор и Джоан забрали Лучина к себе, а через несколько недель с согласия родителей его усыновила женщина, которая увозила спасать малыша. Виктор Хара призывал взглянуть в светлые глаза мальчика и понять наконец: "Не кому кроме нас спасать их, хрупких маленьких птенцов, тех, кто роются в отбросах". Эвакуацией детей спасательные работы не закончились: добровольцы при поддержке правительства, предоставившего строительные материалы, отправились вместе с жителями возводить новые дома и прокладывать дороги.
[Изображение: 04victorjara.jpg]
  В октябре 1972 года было введено эмбарго на чилийскую медь, чилийские суда арестовывались в портах Европы. Одновременно в Чили началась забастовка владельцев грузовых машин, что парализовало движение по единственному шоссе этой вытянутой узкой лентой вдоль побережья страны. Те, кто располагал всего одним или двумя грузовиками, отказались участвовать в забастовке и, соединяясь в автоколонны, на своих старых машинах развозили по стране грузы. Они становились объектами нападения и, несмотря на сопровождение полицией, часто возвращались с поврежденными шинами и разбитыми стеклами. Как и многие другие добровольцы, Виктор Хара участвовал в разгрузке товарных вагонов, доставлял продукты и керосин в поселки нищеты, хотя иные гитаристы, стараются беречь свои руки...
  Несмотря на серьезные проблемы в экономике, возникшие из-за саботажа и искусственно созданного противниками правительства дефицита, на парламентских выборах 1973 года Народное единство одержало победу. Поддержка народа за три года пребывания у власти не уменьшилась – напротив, стало очевидно, что одолеть Народное единство можно только с помощью танков и самолётов.
  Об опасности фашистского переворота в Чили настойчиво говорил Пабло Неруда, призывая деятелей искусства присоединиться к его предупреждению. Виктор Хара в ответ создал на Национальном канале телевидения цикл передач, где на основе документального материала проводил параллели между ситуацией в Чили и гражданской войной в Испании, фашистами в Германии, предостерегая от повторения уже пройденных этими странами ужасов. "Я не хочу, чтобы моя страна была разделена. Здесь всем нам хватит места, – эти слова из поэмы Неруды Хара положил на очень красивую и печальную музыку песни. "Я остаюсь" ("Aqui me quedo"). – Я остаюсь, чтобы петь с рабочими".
[Изображение: 05victorjara.jpg]
  "Некоторые музыканты любят только свою музыку, а другие любят народ", – сказала о таких, как Виктор Хара, кубинская партизанка Айде Сантамария. С тревогой наблюдая за приближением фашизма, видя, что "снова рабочей кровью хотят окрасить предместья", Хара знал: что бы ни случилось, он должен быть вместе со своим народом.
  11 сентября Виктор поехал в Технический университет – он должен был петь на выставке "За жизнь. Против фашизма". Ждали и Альенде, но в тот день он выступил из осажденного дворца – в последний раз: "Перед лицом этих событий мне остается сказать одно: я не уйду в отставку! На этом перекрестке истории я готов заплатить жизнью за доверие народа".
  Введенный захватчиками комендантский час не позволил Виктору Харе вернуться в тот день домой. Около шестисот преподавателей и студентов остались в окруженном боевиками университете. Всю ночь продолжалась пулеметная стрельба, а на рассвете по университету начали стрелять танки. Весь вечер Хара пел, пытаясь придать силы подавленным людям. Больше защищаться им было нечем: осажденный университет не мог ответить на штурм, ни у кого из оказавшихся там людей не было оружия. На следующий день всех их погнали на стадион "Чили", избивая по дороге. Виктор Хара был слишком известен, чтобы остаться неузнанным...
  Когда говорят, что стадион "Чили" и Национальный стадион были превращены в концлагеря, это не является преувеличением. Читаешь свидетельства тех, кто прошел через них и поражаешься, что все это было после, казалось бы, полного разгрома фашизма в Германии каких-то тридцать лет назад. На заключенных днем и ночью были направлены прожектора, так что люди теряли представление о времени. Прямо над головами то и дело трещали пулеметные очереди. Над людьми издевались, избивали их хлыстами и прикладами. В раздевалках стадиона были устроены камеры пыток.
  Виктор Хара мог только догадываться о масштабах террора по всей стране, но точно знал, что десять тысяч рук со стадиона "Чили" больше не смогут построить заводы и вырастить хлеб. "Никогда я не мог бы поверить в то, что почувствовал ныне".
  Люди запомнили, что над Виктором издевались военные, офицер, видимо, один из начальников концлагеря, орал: "Пой теперь, если сможешь, ублюдок!" И над стадионом в последний раз пронеслась его песня. Он пел гимн Народного единства - "Venceremos" ("Мы победим"). Его сбили с ног и поволокли прочь. Живым Хару больше никто не видел.
  В декабре 2004 года обвинение в убийстве певца было предъявлено отставному полковнику чилийской армии Марио Манрикесу – это он управлял концлагерем на стадионе "Чили". Перед народом Чили виновен и Пиночет, не только за Виктора Хару – за десятки тысяч убитых в годы диктатуры и за тысячи "пропавших без вести". Главное – за растоптанную мечту построить справедливое общество мирным путем.
  Тот стадион с 2003 года носит имя Виктора Хары, до сих пор одного из самых любимых в Чили певцов. Он мечтал дожить до того дня, когда его страна и вся Латинская Америка "будут праздновать свою победу над неграмотностью, рабством, эксплуатацией, будут праздновать свое освобождение от североамериканского империализма и всей этой мафии, скрывающейся за вывеской "демократии" и "либерализма". Бороться остались песни.

Использованы материалы газеты "Аргументы и факты" № 36 (1141) от 4 сентября 2002 г.

[Изображение: 06victorjara.jpg]
[Изображение: 07victorjara.jpg]
Скачать песни и музыку Виктора Хары: http://victorjara.narod.ru/
Ответ
#10
24 сентября - День индейца в США

[Изображение: big_563364_den_indeytsa_indeytsyi_vyimir...mirovo.jpg]

 24 сентября - День индейца. В 1914 году вождь одного из индейских племен Ред Фокс Джеймс Блекфут из Монтаны проскакал на лошади четыре тысячи миль по всем Соединенным Штатам, убеждая губернаторов учредить праздничный день в честь американских индейцев. Акция Ред Фокса - Красной Лисы оказалась успешной. 14 декабря 1914 года он встретился в Вашингтоне с группой губернаторов штатов, и двадцать четыре штата согласились отмечать День американских индейцев. На следующий год этот праздник был узаконен Ассоциацией американских индейцев на их сборе в Лоуренсе, штат Канзас. Было решено отмечать этот день каждую четвертую пятницу сентября.


С момента открытия Америки Христофором Колумбом и по сегодняшний день история американских индейцев - это трагическая сага о вымирании (уничтожении)  народа. Индейцев беспощадно вырубала американская кавалерия. Не меньшее, если не большее опустошение, чем клинок сабли, несла бутылка спирта - "огненная вода". Новые хозяева Америки целенаправленно спаивали ее обитателей, подкашивая их волю и генофонд. Это был уникальный в истории человечества алкогольный геноцид.

Миллион индейцев стали жертвами сабельно-водочного геноцида, а те, кто выжил, - париями в собственной стране, загнанными в резервации, по сравнению с которыми негритянские гетто могли бы показаться чуть ли не земным раем.

Согласно переписи 2008 года, индейское население США составляло 4,9 миллиона человек, или 1,6 процента от всего населения страны. Лишь немногим более половины индейцев имеют крышу над головой. Только официально зарегистрированных индейцев, живущих в нищете, 24 процента от их общего числа. Более трети индейцев не имеют медицинских страховок. Ни один этнический или расовый сегмент жителей США не имеет такого высокого уровня безработицы, как индейцы.

Таким было в общих словах положение американских индейцев, когда в Белый дом пришел президент Барак Обама. 5 ноября прошлого года он созвал в Вашингтоне Племенную национальную конференцию американских индейцев, самую массовую в истории США. Обама, которого накануне конференции избрали индейским вождем, пошутил, что он стал первым президентом-индейцем. Однако его выступление было не веселым, а грустным. Он по сути дела каялся в грехах и преступлениях, совершенных Америкой по отношению к ее коренным жителям. "Мы знаем их историю, - говорил Обама, - историю насилия, болезней и лишений, историю нарушенных договоров и обещаний. Мы отобрали у вас вашу землю, религию, культуру, языки. Не признав этого, мы не сможем двигаться вперед".

Затем президент изложил ряд мер, которые он намерен предпринять для улучшения положения индейцев. Но изложив их, он добавил: "Я знаю, что вы скептически относитесь к тому, что на сей раз все будет по-другому. И вы имеете все основания для такого скептицизма. И никто не обвинит вас в этом"...

В печати много писалось о том, что открытие казино на территории индейских резерваций будет способствовать подъему их экономики. В действительности на этом наживаются лишь некоторые вожди племен, вступившие в сговор с большим игорным бизнесом. С другой стороны, казино, как водка, разлагает население резерваций. На территориях резерваций преступлений совершается на 20 процентов больше, чем по всей стране. Из трех индейских женщин одна становится жертвой изнасилования.

Президент Обама убеждает индейцев: "Я на вашей стороне. Я испытал на себе, что означает быть изгоем. Я знаю, что значит, когда тебя игнорируют, когда о тебе забывают". И он дал слово не забывать индейцев, а они окрестили его так: "Тот, кто заботится".

19 декабря прошлого года президент Обама подписал так называемую "Резолюцию извинения перед коренными индейцами". Словно в насмешку эта резолюция прошла как довесок к законопроекту об ассигнованиях для... Пентагона. Идея такой резолюции возникла в конгрессе США. Ее проект был представлен сенатором Сэмом Браунбеком от штата Канзас. В оригинале резолюции говорилось об "официальном извинении за прошлую вредоносную политику правительства США в отношении коренных индейцев этой страны. Эта резолюция подтверждает решимость уврачевать раны нашей нации и работать для установления лучших отношений, коренящихся в примирении".

Текст резолюции, подписанный Обамой, был значительно смягчен. В нем извинение приносит не правительство США, а абстрактный "народ Америки", причем за преступления, совершенные "американскими гражданами", а не системой и властью. В резолюции опущены требования индейцев. Более того, после подписания резолюции Обамой она до сих пор не озвучена Белым домом. Наконец, появилась интерпретация, что президент подписал бюджет Пентагона, а не конкретно резолюцию об извинении.

Получается, что это даже не каноническое "подписано, и с плеч долой!". Как пишет индейский журналист Роб Каприкиозо, "мы ожидали какого-то объявления, ожидали, что кто-то озвучит это извинение. Но ничего не произошло. Народ его не услышал".

Не услышал извинения, а главное - не видит изменений.
Источник

Не пишут - кто виновник геноцида индейских народов Северной Америки. А виновники - северо-европейские   колонисты- пуританские расисты, подвижники протестантской этики и духа капитализма.

Не было у индейцев развитой культуры, религии, государства, флота, железоделательных тульских заводов, пушек, доморощенных марксистов, коллективизации и индустриализации,  что бы  противостоять агрессивной Цивилизации наемного рабства и рыночных корпораций.  Вот их и не стало.

Суть в том, что индейцы давно умерли, то что они существуют это обман (4,9 миллиона человек, или 1,6 процента от всего населения страны) . В 19 веке уничтожена культура, воспроизводящая определенный тип сознания, а раз погиб дух –значит уничтожен народ – перья, танцы, косоворотка, гармонь, кокошник – это  театральная бутафория.  Другими словами из современных «индейцев» такие же индейцы, как  из современных россиян –русские. (но Русские все же есть немного)

Прикоснуться,   и как-то понять, кем были эти народы, можно почитав сказания мифы – может быть «Песнь о Гайвате». Главное осознать, что их больше нет в Истории. Хотя своим  300 летним умиранием и упорством не быть «бледнолицым шакалом» и «демократическим народом» - они  вскрыли суть Иудо-Западной Цивилизации и  дали Миру важное знание, ох как нужное сегодня России.  
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)