Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
История иудо-западного «цивилизаторства».
#81
Как мировое банкирство организовало мировую войну против СССР

[Изображение: e5628cc2d915.jpg]

В ноябре 1918 г. завершилась Первая Мировая война, начатая в августе 1914 г. по инициативе финансового капитала и прежде всего его руководящего ядра в лице банковской семьи Ротшильдов.

Целью Первой Мировой войны было коренное политическое переустройство Европы с целью резкого улучшения возможностей дальнейшей эксплуатации европейских стран финансовым капиталом. Для достижения этой цели предусматривалось:

1) ликвидация всех существующих в Европе больших государств, официально именовавших себя империями (Германия, Россия, Австро-Венгрия, Турция);

2) максимальное ослабление монархических форм правления и распространение республиканских форм государственного устройства.


Еще в 1910 г. русский политолог Н.Н. Беклемишев в своей книге “Невидимая империя”, посвященной политическим аспектам деятельности европейского финансового капитала, отмечал, что прежняя эксплуатация стран посредством монархических режимов и связанных с ними различных придворных клик вследствие их растущих аппетитов и численности, привела к росту разного рода “накладных расходов”, а, значит, падению прибыли. Поэтому у банкиров возникла потребность сменить систему правления в данных странах и уменьшить их размеры для облегчения эксплуатации и повышения нормы прибыли.

(Н.Н. Беклемишев, “Невидимая империя” - СПб, 1998 - с. 37)

В общем, в результате Первой Мировой войны эти 2 основные поставленные цели были достигнуты. Если в 1914 г. в Европе было только 2 республики: Франция и Швейцария, то в 1919 г. их стало около 20.

Распались все европейские империи, и из них выделилось множество небольших и слабых государств.

В ходе Версальской мирной конференции (1919) конференции американский президент Вудро Вилсон выдвинул идею создания “Лиги Наций”, которая по мысли лидеров американского финансового капитала должна была стать мировым правительством, управляющим миром в его интересах.

Давая оценку этим американским планам, Коминтерн в документах своих II и III конгрессов отмечал, что, предлагая создать Лигу Наций, американский финансовый капитал пытается “прикрепить к своей золотой колеснице народы Европы и других частей света, обеспечив над ними управление из Вашингтона. Лига Наций должна была стать по существу мировой монопольной фирмой “Янки и Ко” (Коммунистический Интернационал в документах 1919-1932 гг., М., 1933, с. 140).

Давая характеристику взаимоотношений США и Европы после Первой Мировой войны, В.И. Ленин отмечал: “Америка не может помириться с Европой, потому что между ними глубочайшая экономическая рознь, потому что американцы богаче других” (В.И. Ленин, ПСС, т. 42, с. 67-68)

В 1925 г. XIV съезд ВКП(б) отмечал “небывало возросшую роль Северо-Американских Соединенных Штатов, граничащую с мировой финансовой гегемонией” (КПСС в резолюциях и решениях съездов и Пленумов ЦК 1898-1970, М., Политиздат, 1970, т. 3, с. 244).

=====================

Капитал США  стал обращать внимание на другие крупные страны мира, недовольные итогами Первой Мировой войны. Таковых было 4: Германия, Италия, Россия и Япония.

Относительно Германии и России американскую точку зрения сформулировал 15 января 1920 г. командующий американскими войсками в Германии генерал Г. Аллен. В своем дневнике он сделал следующую запись:

“Германия является государством, наиболее способным успешно отразить большевизм. Расширение Германии за счет России на длительное время отвлекло бы немцев на Восток и уменьшило бы тем самым напряженность в их отношениях с Западной Европой”. Согласно американской точке зрения, сильная и в то же время находящаяся в американской финансовой зависимости Германия должна была стать главной вооруженной силой США в Европе (H. Allen, Mein Rheinland. Tagebuh, Berlin, 1923, s. 51, “История Второй Мировой войны 1939-1945 гг.” в 12 томах, М. Воениздат, 1973, т. 1, с. 37).

Прежде всего США взялись за Японию, поскольку она была второй после США великой державой в Тихом океане, который американцы считали своим “озером”. На проходившей 12 ноября 1921 - 6 февраля 1922 г. в Вашингтоне международной конференции по морским вооружениям американцы, пользуясь своим финансовым преимуществом, просто купили Японию у Англии. Англо-японский союзный договор 1911 г. был на этой конференции расторгнут, после чего Япония вошла в сферу влияния США.

Следующим этапом стала Италия.

Одновременно с этим американцы начинают практическую деятельность по завоеванию Германии. Как и в Италии, ставка делалась на совершенно новые политические силы, в данном случае на еще практически никому неизвестную “Национал-социалистическую рабочую партию Германии” во главе с Гитлером. Один из видных послевоенных германских биографов Гитлера - И. Фест - отмечал, что именно с 1922 г., начинается финансирование Гитлера из разного рода анонимных источников в Чехословакии, Швеции и особенно Швейцарии. По его словам, “осенью 1923 г., накануне своего путча Гитлер съездил в Цюрих и вернулся оттуда, как он сам говорил, с чемоданом с деньгами" (И. Фест, “Адольф Гитлер”, Пермь,“Алетейя”, 1993, т. 1, с. 271).

В 1922-1923 гг. американским магнатам  удалось кое-что сделать для активизации своих сил  в руководстве СССР.  Одной из таких фигур был ни кто иной, как Л.Д. Троцкий, связи которого в период 1917-1921 гг. с англо-французским капиталом не были большим секретом даже для обычных дипломатов и разведчиков.

Например, резидент германской военной разведки в Москве майор Хеннинг, действуя с группой подчиненных ему офицеров в качестве сотрудников германской экономической миссии, 24 мая 1918 г., за полтора месяца до эсеровского мятежа в Москве, давая подробную характеристику внутреннего положения в РСФСР, указывал на то, что, по его мнению, дни Советской власти сочтены, поскольку в ближайшие дни в Москве по приказу Антанты произойдет организованный левыми эсерами военный переворот, поддерживаемый частью большевистского руководства и особенно Троцким. По его мнению, “Антанта, как это теперь совершенно очевидно, сумела склонить часть большевистского руководства к сотрудничеству с эсерами. Так, прежде всего Троцкого уже можно считать не большевиком, а эсером на службе у Антанты”.

Спустя неделю, 1 июня 1918 германский посол в Швеции Люциус сообщал в германский МИД о беседе с бывшим русским послом в Вашингтоне Р.Р. Розеном, который в ее ходе указывал, что основным противником мирных отношений между Советской Россией и Германией в большевистском руководстве является Троцкий. Далее Люциус отмечал, что аналогичная информация имеется у него и из других источников (В.Л. Исраэлян, “Неоправдавшийся прогноз графа Мирбаха”, “Новая и Новейшая история”, №6, 1967, с. 63-64).

Именно этой политикой  хозяев и объясняется резкая активизация Троцкого в 1923 г., после 2-летней предыдущей спячки а также резкое ухудшение здоровья Ленина в 1923 г. и его последующая смерть в январе 1924 г.

Но основной целью США в Европе оставалась Германия.

Экономическая колонизация Германии американским капиталом облегчалась тем тяжелейшим состоянием германской экономики и прежде всего тяжелой промышленности, которое сложилось к 1923 г. в результате проигрыша Германией Первой Мировой войны и выплаты ею послевоенных репараций.

В 1914-1923 гг. не обновлялись основные фонды германской промышленности, и для ее продукции были закрыты внешние рынки. В таких условиях послевоенное восстановление германского промышленного потенциала могло затянуться на неопределенно долгое время.

В январе 1923 г. в связи с задержками германских выплат послевоенных репараций франко-бельгийские войска заняли Рейнскую область Германии и установили контроль над находящимся на ее территории Рурским промышленным районом.

Эта оккупация еще больше дезорганизовала экономику Германии, вызвала гиперинфляцию и рост безработицы. В стране начались массовые волнения, перераставшие на ряде территорий в восстания, руководимые коммунистами. На оккупированных французами территориях также начались вооруженные выступления, организуемые коммунистами и националистами. Только НСДАП Гитлера отказалась участвовать в сопротивлении французской оккупации. (И. Фест, “Адольф Гитлер”... , т. 2, с. 35-36)
=================

“План Дауэса”


К концу 1923 года, моменту  так называемого «пивного путча» – неудавшейся попытки переворота, устроенного штурмовиками НСДАП – уже были предприняты значительные шаги по сближению англо-американских и немецких банкиров. В недрах группы Моргана по указанию главы Банка Англии Монтегю Норманна была разработана программа проникновения англо-американского капитала в немецкую экономику. Этому предшествовали активные переговоры приятеля Норманна, будущего главы Рейхсбанка Ялмара Шахта с английскими и американскими коллегами. План, предусматривающий двукратное снижение репараций и источники для их выплаты, был предложен американским банкиром Чарльзом Дауэсом и принят на конференции в Лондоне летом 1924 года.

В рамках «плана Дауэса» американские банки до 1929 года предоставили немцам кредитов на 2,5 миллиардов долларов, английские – на 1,5 миллиарда (на 15-20 долларов в то время можно было вдвоем отдыхать неделю на побережье не самого дешевого европейского курорта). Это позволило не только платить репарации, но и направлять значительную (если не большую) часть средств на восстановление экономики и, прежде всего, военной промышленности. В это же самое время США и Англия щедро списывали долги. В результате к 1934 году Германии удалось рассчитаться по внешним займам более чем на 90 процентов.

Согласно “Плану Дауэса” возрождение германской промышленности было рассчитано на реализацию ее продукции на рынках стран Восточной Европы и СССР, которые должны были стать аграрно-сырьевыми придатками германского промышленного комплекса.

Превращение Восточной Европы и СССР в рынки сбыта германской промышленной продукции, помимо прибылей американским банкам, ставшим фактическими владельцами германских промышленных концернов, решало задачу недопущения индустриализации СССР (“История Великой Отечественной войны” в 6 томах, М., Воениздат, 1960, т. 1, с. 4, 34-35, “История Второй Мировой войны” в 12 томах, т. 1, с. 20, М.В. Фрунзе, Избранные произведения, т. 2, с. 479, История СССР, М., “Просвещение”, 1983, ч. 3, с. 171).

Один из соавторов и исполнителей “Плана Дауэса”, германский банкир Шахт, подводя его итоги в 1929 г. с удовлетворением отмечал, что “Германия за 5 лет получила столько же иностранных займов, сколько их получила Америка за 40 лет, предшествовавших Первой Мировой войне” (“История Великой Отечественной войны” в 6 томах, т. 1, с. 4).

К 1929 г. Германия обогнала Англию по объему промышленного производства (12% общемирового) и заняла второе место в мире после США (44%) (“История Второй Мировой войны” в 12 томах, т. 1, с. 112).

В 1929 г. американские инвестиции в Германии составили 70% всех иностранных капиталовложений и большая часть из них принадлежала американской финансовой группе Моргана.

Вот как оценивает итоги “плана Дауэса” американский исследователь Ральф Эпперсон: “Без капиталов, предоставленных Уолл-Стритом, не существовало бы Гитлера и Второй Мировой войны” (Р. Эпперсон, “Невидимая рука”... , с. 294).  В 1929 г. вся германская промышленность принадлежала фактически различным американским финансово-промышленным группам.

Не гнушались банкиры и прямым финансированием нацистов. Конечно, они делали это чужими руками – деньги на счета (либо наличные) поступали от крупных промышленных групп, которые к 1930-м практически полностью перешли под контроль американских и английских корпораций. Так, крупнейший немецкий концерн «И.Г.Фарбениндустри» принадлежал рокфеллеровской компании «Стандарт Ойл». Морганы контролировали AEG и Siemens (через корпорацию «Дженерал электрик»), а также почти половину телефонной сети Германии и производителя самолетов «Фокке-Вульф». Концерном «Фольксваген» владел Генри Форд, а «Опель» (во время войны выпускал оружие) перешел под контроль «Дженерал моторс». Один из крупных банков семьи Рокфеллера финансировал создание в Германии металлургического треста «Ферейнигте штальверке».

К моменту прихода Гитлера к власти под полным контролем финансового капитала находились такие ключевые отрасли германской промышленности, как: нефтепереработка и производство синтетического горючего, химическая, автомобилестроительная, авиационная, электротехника и радиоприборостроение, значительная часть машиностроения. Всего 278 фирм и концернов, а также ключевые банки, такие как “Дойче банк”, “Дрезднер банк”, Донат банк” и ряд других. (Р. Эпперсон, с. 294, “История Великой Отечественной войны” в 6 томах, т. 1, с. 34-35, “История Второй Мировой войны” в 12 томах, т. 1, с. 112, 183 и т. 2, с. 344).

Прямую материальную поддержку Гитлеру в интересах американских финансовых кругов оказывал известный германский банкир еврейского происхождения Макс Варбург. В статье Роберта Вильямса, опубликованной в 1950 году в Williams Intelligence Summary, утверждается, что Варбург передал фюреру более 30 миллионов долларов для финансирования деятельности НСДАП.

Помимо чисто финансовых выгод американские и европейские капиталисты, помогавшие Гитлеру, рассматривали нацистов как противовес набирающей силу «коммунистической угрозе». Отчасти поэтому уже после прихода фашистов к власти в Германии финансирование, которое подействовало на немецкую экономику как переливание крови тяжелобольному пациенту, – приобрело еще больший размах. В итоге из примерно 90-100 миллиардов марок, потраченных Германией на подготовку ко Второй мировой войне, большая часть была получена в качестве кредитов от финансово-промышленных структур США, Англии и Франции.

Американские банки и промышленные корпорации продолжали активно сотрудничать с гитлеровцами даже во время Второй мировой. «Стандарт ойл» через третьи страны поставляла им горючее, заводы Форда  – авиадвигатели и бронеавтомобили, а «Кока-кола» выпускала на заводе в Германии «Фанту». В обмен на поддержку нацистов крупные промышленные предприятия получали госзаказы на военную технику (пушки, танки, самолеты, бронеавтомобили), а также боеприпасы, отравляющие газы и печи для крематориев концлагерей.

Пламя войны погрело руки банкирам не только США и Англии, но и нейтральной Швейцарии, которые давали немцам деньги на закупку оружия, продавали драгметаллы. Кроме того, на счетах в швейцарских банках хранились богатства руководителей Третьего Рейха, а также награбленные фашистами золотые слитки.

Ни Ялмар Шахт, ни Густав Крупп, ни другие немецкие банкиры и промышленники (а уж тем более американские или английские), не были осуждены в ходе Нюрнбергского процесса.

===============

“Советская обособленность”

Говоря о значении “Плана Дауэса” в отношении СССР с точки зрения американского и английского финансового капитала, министр иностранных дел Англии О. Чемберлен в феврале 1925 г. отмечал, что “Россия нависла, как грозовая туча, над восточным горизонтом Европы - угрожающая, не поддающаяся учету, но, прежде всего, обособленная”. Поэтому, по его мнению, необходимо: “определить политику безопасности вопреки России и даже, пожалуй, за счет России”. (Локарнская конференция 1925 г., Документы, М., 1959, с. 43).

Именно “безучетность” и “обособленность” СССР больше всего тревожили американских и английских банкиров.

Для преодоления этой “обособленности” в октябре 1925 г. в швейцарском городе Локарно открылась международная конференция с участием Англии, Франции, Германии, Италии, Бельгии, Польши и Чехословакии. Цели конференции определил госсекретарь США Ф. Келлог: “Конференция в Локарно, естественно, следовала за работой комитета Дауэса”. (Conngressional Record, vol. Pt 1., Washington, 1926, p 906).

Хотя США формально не принимали участия в работе конференции, они руководили и направляли ее работу. По этому поводу лидер Компартии Германии Тельман отмечал:
“Американские банкиры не участвуют в Локарно официально. Но американский финансовый капитал, рассматривающий Европу, как большую колонию, весьма деятельно сотрудничал при осуществлении Локарно. Представители американского финансового капитала недвусмысленно дали понять, чего американский империализм желает в Локарно”. (E. Thalmann, Lokarno der neue Krigpakt. Berlin, 1925, s. 4).

Основной целью США в Локарно было “примирение” Англии и Франции с Германией. Для этого на конференции был выработан и заключен так называемый “гарантийный пакт”, в который вошли Англия, Франция, Германия, Италия, Бельгия. К данному пакту затем, на гораздо менее выгодных условиях, присоединились Польша и Чехословакия.

Таким образом, в обмен на дополнительные политико-юридические гарантии безопасности Франция фактически отказалась от своего влияния в Восточной Европе в пользу Германии. Страны “Малой Антанты” (Польша, Чехословакия, Румыния, Югославия, Греция) были открыты для доступа Германии, а, значит, США. Кроме того, Франция потеряла возможность с помощью своих восточноевропейских сателлитов угрожать Германии с востока.

После того как в Локарно были, на американских условиях решены основные европейские противоречия, американский финансовый капитал решил обратить серьезное внимание на СССР, чтобы покончить с его, по выражению О. Чемберлена, “обособленностью”.

Спустя месяц после завершения конференции в Локарно, в СССР в ноябре 1925 г., вместо разбитого и изолированного Троцкого, вдруг возникает так называемая “Новая оппозиция” в лице Зиновьева и Каменева, которая по своей политической программе ничем не отличалась от троцкизма, т.е. собиралась под прикрытием дискуссии “о невозможности построения социализма в отдельно взятой стране” покончить в интересах американских банкиров с этой самой “советской обособленностью”.

Когда же к исходу 1926 г. “Новая оппозиция” и воссоединившийся с ней Троцкий потерпели крах и утратили позиции в советском руководстве, а XV съезд ВКП(б) объявил о начале процесса индустриализации в СССР, американские банкиры начали кампанию силового давления на Советский Союз во внешнеполитической сфере. 23 февраля 1927 г. английский МИД направляет СССР ноту с угрозой разрыва дипломатических отношений. В апреле 1927 г. китайская полиция в Пекине по указанию американского и английского послов берет штурмом советское посольство и убивает несколько советских дипломатов. 27 мая 1927 г. в Лондоне английская полиция захватывает советское торговое представительство, после чего английское правительство объявило о разрыве дипотношений с СССР. 7 июня 1927 г. в Варшаве на вокзале убит советский посол Войков, после чего из США последовал крупный заем Польше на военные нужды.

Однако это давление вызвало противоположные результаты. Осенью 1927 г. руководители “Новой оппозиции” лишаются всех занимаемых ими к этому времени государственных и партийных постов и начинается укрепление мощи Красной Армии путем начала наращивания ее численности, улучшения работы военной промышленности и начала создания мобилизационных резервов.

По мере того как в СССР теряли позиции сторонники “Плана Дауэса”,  банкиры вновь обратили внимание на Гитлера и его партию, которые после провала “пивного путча” 1923 г. несколько лет пребывали в почти полном забвении.

С конца 1926 г., именно после очевидного провала троцкистко-зиновьевского блока и принятия XV съездом ВКП(б) курса на индустриализацию, т.е. превращение СССР в промышленно развитое, самодостаточное государство, к Гитлеру вновь начинает сочиться ручеек денег от различных германских фирм и банков, который превращается в водопад с конца 1928 г., когда в СССР начинается выполнение первой пятилетки и когда, спустя год, в конце 1929 г. из высшего политического руководства СССР устраняется  группа агентов влияния американского финансового капитала во главе с Бухариным, так называемая “правая оппозиция”.

окончание следует
Ответ
#82
окончание

"Новый курс"  в Германии и США

Если в 1923 г. американцы финансировали Гитлера непосредственно, через швейцарские банки, то в 1926-1932 гг. это делалось через германские банки и промышленные концерны, которые к этому времени превратились в германские филиалы различных американских финансово-промышленных групп и прежде всего Моргана.

Процесс привода Гитлера к власти был затяжным и многоступенчатым, отражая в период 1928-1933 гг. колебания и надежды американских банкиров на то, что первая советская пятилетка провалится и СССР, оказавшись после этого в глубоком политико-экономическом кризисе, станет для них легкой добычей и можно будет обойтись без сильной Германии.

Весной 1930 г. в Германии от власти отстраняется коалиционное правительство, возглавляемое социал-демократом Г. Мюллером. Его сменило правительство Г. Брюнинга, состоящее только из представителей правых партий. Так завершился период правления социал-демократов в Германии 1918-1930 гг. и началось постепенное свертывание буржуазной демократии, так называемый “период президентских правительств” 1930-1933 гг.

В июле 1930 г. Брюнинг распускает рейхстаг, хотя по закону его полномочия истекали только в 1932 г. Это было сделано с целью использовать недовольство населения экономическим кризисом и превратить нацистов в крупную парламентскую силу. Что и произошло. На состоявшихся 14 сентября 1930 г. выборах в рейхстаг нацисты получили 6 млн. 800 тыс. голосов избирателей (на предыдущих выборах 1928 г. - 800 тыс.) и 107 мест в рейхстаге (1928 г. - 12 мест).

Этот успех нацистов вызвал положительный отклик у американской и английской прессы, принадлежавшей крупнейшим газетным магнатам того времени в США и Англии Херсту, Ротемиру, Бивербруку и ряду других (Л.И. Гинцбург, “Рывок Гитлера к власти”, “Новая и Новейшая история”, №1, 1968, с. 83-84).

Успех нацистов на выборах 1930 г. дал повод канцлеру Брюнингу начать переговоры с ними о вступлении в его коалиционное правительство. Но хозяева Гитлера считали, что этого делать не стоит. В рождественском номере 1930 г. одной из влиятельных германских газет был помещен вопрос “Как вы расцениваете участие Гитлера в правительстве?” Известный тогда в Германии историк Шюслер, отражая точку зрения подлинных хозяев Гитлера, ответил: “Слишком рано!” Далее он объяснил, что участие нацистов в коалиционном правительстве нерационально, поскольку ослабит нацистскую партию “из-за противоречия между идеей и действительностью”, т.е. между социальной демагогией и реальной политикой, и тем самым затруднит нацистам последующий захват всей полноты власти.

В это же время атташе американского посольства в Берлине Д. Гордон сообщал госсекретарю Г. Стимсону: “Нет никакого сомнения, что Гитлер получил значительную финансовую поддержку от определенных кругов промышленников. Как раз сегодня до меня дошел слух из источника обычно хорошо информированного, что представленные здесь различные американские финансовые круги весьма активно действуют в том же направлении. (Papers Relating to the Foreign Relation of the Unated State, Washington, 1945, Vol III, p. 84, “История Второй Мировой войны” в 12 томах, т. 1, с. 113-114).

Осенью 1930 в США побывал председатель рейхсбанка Германии Шахт, обсуждавший со своими американскими коллегами детали предстоящего прихода Гитлера к власти.

Спустя год, 11 октября 1931 г., в городе Гарцбурге состоялось совещание видных германских банкиров и промышленников совместно с представителями высшей аристократии и генералитета. На совещание был также приглашен Гитлер. Шахт довел до сведения присутствующих мнение американцев о необходимости установления в стране диктатуры нацистской партии.

Дальнейшие события развивались сравнительно неторопливо вплоть до мая 1932 г., когда СССР объявил о выполнении первого пятилетнего плана и завершении в основном процесса индустриализации. Кроме этого объявления существовали и объективные данные, показывавшие финансистам, что их надежды на возможный провал первой пятилетки не оправдались.

Если в 1928 г. СССР ввозил из-за рубежа, и прежде всего США, Германии и Англии, 81% необходимого количества продукции машиностроения и промышленного оборудования, то в 1931 г. этот показатель снизился до 17,8%. (“Экономическая история СССР”, М., “Высшая школа”, 1987, с. 204-205).

Разница между двумя этими показателями, образовавшаяся всего за 3 года, означала фактический крах “Плана Дауэса” в отношении СССР.

После этого события стали развиваться стремительно. В конце мая 1932 г. под давлением германских банкиров и аристократии, объединенных в так называемый “Клуб господ”, ушло в отставку правительство Брюнинга и ему на смену пришло правительство Папена, формально не нацистское, но по сути профашистское, призванное непосредственно подготовить приход нацистов к власти. В середине ноября 1932 г. 17 крупнейших банкиров и промышленников направляют президенту Гинденбургу письмо с требованием назначить Гитлера рейхсканцлером. С этим же требованием в это же время к Гинденбургу дважды обращался бывший наследный принц кайзеровской Германии. 4 января 1933 г. на вилле банкира Шредера близ Кельна состоялось очередное совещание германских финансистов, на котором было решено привести Гитлера к власти в течение ближайших нескольких недель, что и было сделано в конце января 1933 г.

Одновременно с установлением к концу января 1933 г. национал-социалистического режима в Германии был установлен национал-социалистический режим и в самих Соединенных Штатах Америки в лице президента Рузвельта и его “Нового курса”.

За несколько месяцев до официального вступления Рузвельта в должность члены администрации усердно изучали опыт режима Муссолини в Италии. В последствии бывший до Рузвельта президентом США Гувер, ознакомившийся с пакетом документов “Нового курса”, вспоминал: “Я пытался объяснить им, что это чистый фашизм, что это простая переделка “корпоративного государства” Муссолини”. (Р. Эпперсон, “Невидимая рука”, 2-е изд., с. 296, 298-299).

И действительно, между политикой “Нового курса” Рузвельта в США и Гитлера в Германии было поразительно много общего. Небывалая до этого при капитализме степень вмешательства государства в экономику, создание из безработных трудовых армий, выполняющих крупномасштабные строительные работы общегосударственного значения, главным образом по строительству дорог, уничтожение психбольных в Германии и их стерилизация в США.

Единственным отличием было сохранение в США  иллюзиона многопартийности и формальной демократии.

==========

Восточный проект.

Создавая в лице Германии очаг будущей войны в Европе, американские банкиры обеспечивали аналогичный очаг и в Азии. Этим азиатским очагом стала Япония. В годы Первой Мировой войны Япония добилась господствующего экономического положения в Китае. Но в 1922 г. на Вашингтонской конференции американцы заставили японцев уйти из Китая.

Американское влияние в Китае стало быстро расти после прихода к власти 12 апреля 1927 г. правых националистов во главе с Чан Кайши. К 1930 г., по сравнению с 1914 г., американские капиталовложения в Китае выросли в 3,7 раза, правительственные займы и финансовая помощь - в 6 раз. (“История Великой Отечественной войны” в 6 томах, т. 1, с. 8-9).

Однако к началу 1930 г. американцы серьезно разочаровались в режиме Чан Кайши. Ему не удалось восстановить единство страны путем ликвидации коммунистов и генеральских феодальных клик. Сокрушительный разгром войск Чан Кайши в Манчжурии войсками советской Дальневосточной армии в ноябре-декабре 1929 г. показал невозможность его использования, как средства внешнего вооруженного давления на СССР.

Поэтому американцы стали срочно искать на Дальнем Востоке новую силу, которая могла бы навести порядок в Китае для того, чтобы сделать его территорию пригодной для размещения там своих капиталов и силового воздействия на СССР извне. Поскольку внутри Китая такой силы не оказалось, было решено искать ее за его пределами.

Выбор пал на Японию, которая после ее вытеснения из Китая в 1920-1922 гг. Англией, Францией и США, нуждалась в рынках и капиталах для своей бурно развивавшейся промышленности. Таким рынком мог быть только Китай, а капиталы находились в США.

Позицию США в предстоящей войне Японии с Китаем президент США Гувер сформулировал следующим образом: “Мы должны указать, что Китай оказался не в состоянии обеспечить должный порядок внутри страны, который предусматривался договорами. Значительная часть Китая оказалась под влиянием китайских коммунистов, сотрудничающих с Россией. Правительство Манчжурии оказалось в руках авантюриста, не признающего китайского правительства, а Китай не принимает никаких мер, чтобы заставить его подчиняться. На этой территории царит анархия, что совершенно недопустимо”. (The Memoirs of Herbert Hoover, New York, 1952, vol. I, p. 369, “История Второй Мировой войны” в 12 томах, т. 1, с. 94).

В Вашингтоне считали, что вторжение японцев в Манчжурию (Северо-восточный Китай) заставит Чан Кайши еще больше ориентироваться на США и приведет в дальнейшем к войне Японии и СССР.

В июне 1930 г США подняли таможенные пошлины на японские товары, ввозимые на их территорию, на 23% и тем самым полностью закрыли для японцев свой рынок. Японский экспорт сразу сократился на 40% (“Мировые экономические кризисы 1848-1935 гг.”, М., 1937, т. 1, с. 420-424). Тем самым американцы ясно указали властям  Японии, что им надо искать другие рынки. Все это вместе с финансовой зависимостью от США заставило Японию начать завоевание Манчжурии.

Когда 18 сентября 1931 г. началось японское вторжение в Манчжурию, то под давлением США Чан Кайши отдал приказ своим войскам в Манчжурии отходить, не оказывая сопротивления японцам. В направленном в Лигу Наций письме в связи с японским вторжением правительство Чан Кайши даже не квалифицировало эти действия Японии как агрессию.

За те полтора года, в течение которых происходила оккупация Манчжурии Японией, американские поставки и финансовая помощь Японии составили 182 млн. долл. (“История Второй Мировой войны” в 12 томах, т. 1, с. 94). По нынешнему курсу это около 9 млрд. долл.

Как признают авторы советской 12-томной “Истории Второй Мировой войны”, “до середины 1939 г. Япония вела внешнюю политику, согласованную с США” (т. 1, с. 314-315).

Насколько велика была эта согласованность, можно судить по тому факту, что в 1933 г. по приказу кукловодов из США Япония и Германия почти одновременно вышли из Лиги Наций.

В 1937 г. Япония по приказу из США начинает новую войну и укрепление  в Китае .

Чтобы парализовать возможное вмешательство СССР на стороне Чехословакии и обеспечить Мюнхенский сговор, по приказу из США Япония 29 июля 1938 г. организовала вторжение на советскую территорию в районе озера Хасан 3-х пехотных дивизий и механизированной бригады. В мае-августе 1939 г. широкомасштабный советско-японский вооруженный конфликт на реке Халхин-Гол в Монголии преследовал цели отвлечь силы СССР из Европы накануне нападения Германии на Польшу и заставить Советский Союз принять германское предложение заключить пакт о ненападении, которое и последовало в разгар боев.

Задача отвлечения советских сил из Европы в этот период была в целом выполнена. В первой половине 1939 г. численность советских войск на Дальнем Востоке должна была по плану вырасти на 57 тыс. человек, а фактически увеличилась на 345 тыс.

США щедро финансировали Японию для сковывания СССР на Дальнем Востоке. Только в 1938 г. финансовой группой Моргана Японии было предоставлено займов на 125 млн. долл. А общая американская помощь Японии в 1937-1939 гг. составила 511 млн. долл. (“История Второй Мировой войны” в 12 томах, т. 1, с. 36; В. Аварин, “Борьба за Тихий океан”, М., 1952, с. 247; Б. Марушкин, “Американская политика “невмешательства” и японская агрессия в Китае (1937-1939 гг.)”, М., 1957, с. 35, 53, 96, 109, 153).

Торговый атташе посольства США в Японии, побывав в 1937 г. на японско-китайском фронте, признавал: “Если кто-либо последует за японскими войсками в Китае и увидит, сколько у них американского снаряжения, то он получает право думать, что следует за американской армией” (И. Попов, “Япония”, М., 1940, с. 94).

источники
http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/34556/
https://www.ridus.ru/news/235599
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)