Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Иоганнес Р. Бехер
#1
Иоганнес Р. Бехер

Мне кажется, я счастлив в жизни этой,
Затем что в исполинской битве века
Я поднял меч за счастье человека.


[Изображение: 55e311e75955.jpg]

В мае 1945 года, сразу после Победы, Бехер вернулся на родину. Его глазам предстала безрадостная картина. Гитлеровцы в бессильной ярости постарались уничтожить все, что могли. Англо-американская авиация произвела ряд бессмысленно жестоких разрушений (вроде бомбежки Дрездена, жилых районов ряда городов, и т. д.). Потрясенные  немцы  находились — как в ту пору отмечала печать — в состоянии, близком к шоковому. Огромное большинство коммунистов,  лучших бойцов сопротивления, противников Гитлера, боевых антифашистов из интеллигенции было уничтожено самым зверским образом. И все же жизнь продолжалась, зеленела весенняя трава, нужно было побудить людей к деятельности, созидать новую германскую республику на землях, отвоеванных и освобожденных Советской Армией, надо было врачевать души людей, надо было проводить социалистические реформы ,  уничтожающие денежно-собственническую власть помещиков и капиталистов, нужно было добиться наказания гитлеровских бандитов, фашистских преступников.

(стихи Иоганнеса Р. Бехера , перевод с немецкого)

ГДЕ БЫЛА ГЕРМАНИЯ…

Как много их, кто имя «немец» носит
И по-немецки говорит… Но спросят
Когда-нибудь: «Скажите, где была
Германия в ту черную годину?
Пред кем она свою согнула спину,
Свою судьбу в чьи руки отдала?»
Быть может, там, во мгле она лежала,
Где банда немцев немцев угнетала,
Где немцы, немцам затыкая рот,
Владыками себя провозглашали,
Германию, что на убой погнали,
Губя свою страну и свой народ?
Назвать ли тех «Германией» мы вправе,
Кто жег дома и землю окровавил,
Кто, опьянев от бешенства и зла,
Нес гибель на штыке невинным детям
И грабил города? И мы ответим:
— О нет, не там Германия была!
Но в камерах тюремных, в казематах,
Где трупы изувеченных, распятых
Безмолвно проклинают палачей
И где к отмщенью призывает жалость,
Там новая Германия рождалась,
Там билось сердце родины моей!

***

Уже семь лет мы страстно мира ждем,
Куда ушел, кем взят он у народа,
Коль даже новый день восьмого года
Его в немецкий не приносит дом?
О, семь лишенных мира долгих лет!
Иль не было пред этими годами
Эпохи смерти, зла, бессчетных бед?
Кто мир взял в плен?
Кем разлучен он с нами?
Не оттого ли он в плену сейчас,
Что этот мир, которым люди живы,
Для негодяев, жаждущих наживы,
Добычи и доходов не припас?
Вчекань же в память времени закон:
Мир должен быть от них освобожден!

***

ЧЕЛОВЕК КОТОРЫЙ МОЛЧАЛ
(павшим в фашистских застенках)

“Нам нужно имя. Только имя! Имя!
Молчишь?! Не отмолчишься. Бросит в жар!”
Их четверо. Дубинки с ними.
И на молчавший рот упал удар.
Какая боль! Но, крик куда-то спрятав,
Он только шевельнул беззвучно ртом.
Еще удар... Еще... Четвертый... Пятый...
Счет потерял ударе на шестом.
В ушах как будто загудели трубы,
А губы стали очень горячи.
И словно палец лег ему на губы
И властно приказал ему : “Молчи!”
“Молчи, мой рот! Молчи! Ты нем как рыба.
Давно ты это имя позабыл...”
Тяжелая на грудь свалилась глыба
И голубой туман в сознании поплыл.
Все тело разрывается на части.
И все неистовей врага ударов злость.
Как жарко дышат яростные пасти...
Как сердце близко к горлу поднялось.
“Нам нужно имя! Говори, собака!”
“Молчи, мой рот! Я имя позабыл”.
Но имя всеже вырвалось из мрака.
Но боль сглотнув, его он  проглотил.
Удар... Удар... Размашисто, жестоко...
Глаза распухли. Все горит внутри.
И снова чей-то голос издалека:
“Ты скажешь имя? Имя! Говори!”…
Что имя? Слово, семь иль восемь букв,
Семь-восемь звуков - больше ничего.
Но почему резиновым бамбуком
Так выколачивают имя из него?
Да, это имя - важное звено
В цепи заветных, драгоценных слов.
И если с губ слетит оно,
То сколько вслед за ним слетит голов!
Он видит всех. Готовятся бои.
“Товарищи! Не бойтесь, я молчу.
Товарищи, товарищи мои,
Я никого не выдам палачу!”
Как странно!.. Повернулся потолок...
Зачем я здесь? Удар по животу.
Он падает, как брошенный мешок.
И снова соль прихлынула ко рту.
“Ты скажешь имя?!”... Имя есть звено.
Оно расплавилось и льется изо рта.
Вот на полу написано оно,
Проведена под ним  кровавая черта.
Он задрожал: “Сейчас они прочтут,
Прочтут на пол  разлившееся имя.
Нет, я не дам! Я жив еще, я тут.
Я не могу пожертвовать  другими.
Стереть... Стереть!.. Ну, кто теперь прочтет?
Пусть кровь течет, пусть все  кровоточит...
И он, с трудом скривив в улыбку рот,
Встает, шатаясь, и молчит.
Так он молчал.....
              Не нужно величанья,
Ни громких слов не нужно, ни похвал.
Но встанем все - и в тишине молчанья
Склонимся перед теми кто молчал.

***
Ответ


Сообщения в этой теме
Иоганнес Р. Бехер - от Святкин - 05-19-2017, 08:50 PM

Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)