Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
ОБРЕЗАНИЕ НАУКИ
#1
Пятнадцать лет разгула демократии в стране привели не только к уничтожению её статуса индустриальной державы, но и к резкому снижению объёма научных исследований. Правители России в течение пятнадцати лет  так «реформировали» науку, что научные исследования сведены практически к нулю. Да и зачем что-то исследовать, изобретать, внедрять, зачем вкладывать деньги в науку, если можно всё, что необходимо нашим правителям, купить за нефте-газовые деньги.

    Вот некоторые показатели эффективности демократических «реформ» в области науки.

  - Финансирование научных исследований уменьшилось в 10-15 раз по сравнению с периодом «застоя», когда страна имела выдающиеся достижения в целом ряде областей науки.
  - По доле финансирования науки из государственного бюджета российская наука находится на уровне Таиланда и Румынии. В 2003-м году на научные исследования истрачено 1,28% ВВП (уровень Советского Союза 1946-1950 годов); мировой уровень - 1,5-3%.
  - Расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в 2007-м году составят 0,46% ВВП.
  - На долю России приходится менее 1% в торговом обороте наукоёмкой продукции, при этом не утихают разговоры президента и членов правительства о необходимости «инновационного» прорыва, который должен, якобы, вывести страну из состояния сырьевой колонии «цивилизованных» стран.
  - В 1990-е годы прекратили своё существование 800 институтов, что привело фактически к отмиранию за ненадобностью понятия «отраслевая наука», необходимое оборудование приходит ныне по импорту и оплачивается нефте-газовыми деньгами.
Казалось бы, дальше ехать некуда, государство, хоть как-то озабоченное сохранением своей независимости, должно принять срочные меры по исправлению катастрофического положения в науке.

Однако, вот что говорит министр науки и образования А. Фурсенко: «Модернизация не может быть позитивной для всех. Так не бывает. Неминуемы негативные социальные последствия... Абсолютно ясно, что какое-то число людей, институтов будет сокращено».
Краткая справка: Фурсенко, доктор физико-математических наук, «был членом ревизионной комиссии Акционерного коммерческого банка (АКБ) "Россия"... В ноябре 1996 года стал одним из соучредителей дачного кооператива "Озеро" (учредители - Владимир Путин и др.). Интересно, что в 1990-х годах Фурсенко был почётным консулом Филиппин.
Автор более 100 научных работ. Сотрудничает с американской организацией RAND (Research and Development), объединяющей учёных, занятых поискам системных решений и анализом сложных систем. Неоднократно выступал на семинарах в США» (А. Мухин, «Правители России: Старая площадь и Белый дом
», М., 2005).

Итак, руководимое Фурсенко министерство образования и науки видит единственный путь модернизации науки в её сокращении. И это при том, что численность научных работников за «демократический» период уже сократилась втрое (в 80-х годах было 1,5 миллиона, теперь - 470 тысяч). Эмигрировало за годы «реформ» около полумиллиона научных сотрудников, в основном молодых, эмиграция продолжается с интенсивностью 10-12 тысяч в год. Средний возраст научных сотрудников превысил 60 лет, то есть наука полностью обескровлена и в ближайшие годы окончит своё существование по чисто физиологическим причинам.
Однако, ведомство Фурсенко продолжает настаивать: «Науку надо сокращать». Изданное в мае 2006-го года постановление правительства предписывало дополнительно сократить численность науки на 7%. Секретное же распоряжение содержало цифру в 3-4 раза выше. Всего предполагалось сократить 20% научного состава институтов Академии наук. Общее число уволенных сотрудников в 2006-м году составило 22 тысячи человек.

И вот в мае-июне 2007-го года проходит новое сокращение. К началу 2008 года ведомство Фурсенко предлагает сократить число научных организаций с нынешних полутора тысяч до 250, из 58 научных центров образовать 5-7 крупных «национальных лабораторий», а число действующих учёных «урезать наполовину». Академические власти мотивируют необходимость сокращения научных работников необходимостью повышения заработной платы оставшимся, однако ставки научных сотрудников столь мизерны, что высвобождающиеся средства просто смехотворны и не в состоянии решить никаких финансовых проблем науки.

Истинный смысл сокращений состоит совсем в другом.
  - Сокращения дают возможность администрации избавиться от неугодных по разным причинам сотрудников.
  - В научный коллектив вносятся элементы неуверенности в своём положении, стимулируется практика наушничества.
  - Сокращения позволяют окончательно свести к нулю роль профсоюзной организации, так как председатель профкома - тоже научный работник, над которым висит угроза сокращения.
  - Сокращения позволяют вывести дирекцию из-под любой возможной критики, поскольку действия администрации в условиях беспредела победившей демократии зачастую незаконны.

Из науки изгоняются последние из тех, кто не занимался собственным обогащением, кто делал не карьеру, а науку. При этом в нарушение всех правил сокращаются учёные, недавно прошедшие аттестацию и имеющие регулярные публикации в научной печати. Убирают всемирно известных учёных, независимых, самостоятельно мыслящих, критически настроенных, сопротивляющихся разрушению науки. Сокращают просто по алфавиту, потому что, даже выгнав всех таланливых, не удаётся выполнить требуемую министерством норму. Сокращают по возрасту, хотя при нынешней ситуации пожилые учёные могли бы стать драгоценнейшим ресурсом - наставниками, учителями, спасителями умирающих научных школ.
Заметим, что никакие сокращения не касаются двух категорий - научной администрации, членов-корреспондентов и академиков РАН. При этом возрастной момент не беспокоит академиков. По словам академика Гинзбурга, «в 1984 году в АН СССР насчитывалось 249 академиков, а сейчас их около 500... сейчас в РАН около 1200 членов...» («Российская газета», 16 января 2007-го года). А так обстоят дела с возрастным составом: «с 1 января 2008 года из 500 человек в Академии меньше 80 человек будут моложе 70 лет и меньше 100 - моложе 65 лет» («Известия», N 54, 2007).

Парадокс: число научных работников целенаправленно сокращается, а количество членов-корреспондентов и академиков растёт, при этом, по словам того же Гинзбурга, член-корреспондент получает дополнительно к своей зарплате по месту работы 10 000 рублей, а академик - 20 000. Естественно, они имеют и дополнительные доходы, в том числе от преподавательской деятельности и пр.
Возникает вопрос: «Кого выгоднее сокращать с точки зрения экономики - члена-корреспондента (академика) или научного сотрудника академического института?» Тем более что в государстве, которое стремится стать «социальным», сокращение научного сотрудника пенсионного возраста приводит к необходимости жить на нищенскую пенсию 4000-4500 рублей (при пенсии в советское время в пересчёте на современные цены составлявшей 16 000 рублей), а сокращение члена Академии оставляет его только «без компота», то есть без некоторой доли доходов.

Интересно, что если научных сотрудников академических институтов можно сокращать по возрасту, то для себя академики в проекте нового устава РАН не ввели возрастные ограничения (70 лет) при выборах на все руководящие посты. Если раньше, допустим, директор академического института по достижении семидесяти лет становился Почётным директором, то, в случае утверждения нового устава, он может оставаться на своём посту до глубочайшей старости.
Возрастные ограничения не касаются «возвращенцев» - учёных, покинувших Россию, а затем в неё вернувшихся после того, как уже нечем было больше поделиться (в том числе и со спецслужбами) в зарубежных государствах.
Не подлежит сокращению и администрация институтов, для которой развал науки стал поистине золотым временем сказочного обогащения за счёт присвоения платы за аренду опустевших помещений, коммерциализации экспериментальных подразделений и пр. - она также относится к касте неприкасаемых. Сложилась парадоксальная ситуация - члены академии, администрация институтов, т.е. люди, которые несут персональную ответственность за разрушение науки, рассматриваются как самые ценные кадры, которые следует сохранить. Следовательно - дальнейшее разрушение науки «до победного конца» и есть цель властей? Смехотворная ситуация - штат научных учреждений уже по большей части составляют администрация, бухгалтерия, уборщицы и вахтёры. Научные сотрудники стали никому не нужным, лишним звеном.

Наука вымирает. Наука молчит. Молчат члены Президиума РАН, молчат так, как будто Президиума вовсе и не существует. Молчит Профсоюз работников науки, а сам Центральный профсоюз под своими голубыми знамёнами поддерживает любую антинародную акцию высшего чиновничества. Трусливо молчат рядовые сотрудники, низко склонившись перед начальством с единственной мыслью: «Чур, не меня!» И ни начальство, ни подчинённые - люди с дипломами и высокими учёными степенями - не в состоянии осознать простенькую истину: конечная цель сокращений - подвести академические институты к такому состоянию, когда можно будет с полным основанием сказать: «Ребята-учёные, вас осталось так мало, а вы такое большое, хорошее, а главное, дорогое здание занимаете. Извольте очистить помещение!» И эта команда будет относиться не только к рядовым учёным, но и к научной администрации, которая ныне с таким рвением вышвыривает на улицу, в нищету, своих коллег, стремясь угодить начальству.

Всё сказанное выше хоронит любые надежды на то, что науку в её нынешнем виде можно реформировать. Но Президиуму РАН и власти Российской Федерации это не нужно. Их забота - лишить страну науки. Видимо, так советуют их западные руководители, грезящие лишь об одном - о полном и окончательном уничтожении России.
Над некогда передовым академическим институтом, над которым в советское время красовалось «Слава передовой советской науке!», сегодня висит - «Стенли - встроенная мебель». И это никого уже не удивляет.

В.И. БОЯРИНЦЕВ,
доктор физико-математических наук,
Л.К. ФИОНОВА,
доктор физико-математических наук

http://www.duel.ru/200725/?25_1_4

Ответ
#2
Кризис и наука

По поручению руководства Российской академии наук группа ученых проанализировала нынешнее состояние дел в научной сфере. Рассказывая об итогах этой работы член-корреспондент РАН Борис Кузык подчеркнул: подчеркнул, что расходы на исследования за годы либерального реформаторства сократились в пять раз и приблизились к уровню развивающихся стран.

  Россия сегодня тратит на науку в 7 раз меньше, чем Япония, в 17 раз меньше, чем США, более, чем в два раза сократилось количество исследователей.  Средний возраст рабочих и инженеров в этой сфере достиг 55 лет и более, износ основных фондов -74%. Оборудование используется более 20 лет при максимально эффективной норме эксплуатации 9 лет. Серьезный обвал отмечается в станкостроении и электронной промышленности. Доля машиностроительной продукции в экспорте России составляет чуть более 5%. А доля высоких технологий на мировых рынках -0,2-0,3%. По мнению ученых для выхода из кризиса необходимо реализовать модель развития, где все ресурсные возможности будут сфокусированы на инновационной структуре. Для того, чтобы создать действительно новую экономику, необходимо обеспечить взаимодействие науки с секторами российской экономики: потребительским, высокотехнологичным, минерально-сырьевым, и топливно-энергетическим.

По мнению вице-президента РАН Владимира Евгеньевича Фортова в особо сложном положении у нас находится прикладная наука, деньги на нее выделяются крайне незначительные, идет утечка кадров и развал коллективов на счету которых великие достижения в области авиации, космоса, ракетостроения, надо срочно принимать эффективные меры, сейчас в разных отраслях науки есть направления, в которых отсутствуют квалифицированные специалисты, в частности, это касается лазерной техники, научного приборостроения, к сожалению, кризисный период ведет не к усилению внимания к исследовательским кадрам, а дальнейшему их сокращению. В зеленоградском объединении «Ангстрем» уже сократили более ста человек, а еще столько же получили уведомление о том, что в течение ближайших двух месяцев их должности будут сокращены. В Жуковском НИИ авиационного оборудования уведомил коллектив, что с марта институт переходит на четырехдневную рабочую неделю, необходимость сокращения рабочей недели обосновывается уменьшением объемов заказов, как по военной так и гражданской тематике, на машиностроительном заводе в г. Жуковском за январь уволилось более ста человек, сокращений нет, просто увольняют принудительно «по собственному желанию»» после того как работники не стали подписывать приказ о снижении зарплаты на тридцать процентов. А как снижает возможности людей бешеный рост цен на продукты питания , тут мы даже по подсчетам Росстата «впереди Европы всей»:  на хлеб, мясо, рыбу темпы роста цен в четыре, пять раз выше европейских, январь и февраль продемонстрировали рекордную для последних лет динамику падения курса национальной валюты, если бы российский рынок был в достаточной мере насыщен продукцией отечественного производства, не было бы и повода для беспокойства в связи с удорожанием доллара и евро, но в том то и дело, что главная опасность девальвации рубля состоит для граждан в неизбежном повышении стоимости товаров первой необходимости, импортируемых из за рубежа. Не случайно Москва переместилась на третье место в мире по дороговизне жилья, позади остались «менее богатые» города Гонконг, Токио, Нью-Йорк, Париж, Рим, Сингапур. Не зря старались либералы, обогнали чуть ли не весь мир, тут уж не до науки, они ждут аплодисментов со всего мира за свои успехи.

В.К. Фединин, доктор экономических наук.

http://www.za-nauku.ru//index.php?option...&Itemid=39
Ответ
#3
ЗАЧЕМ «ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ» РОССИИ НАУКА?

На этот вопрос отвечал президент страны во время своей встречи 3-го декабря 2001 года в Кремле с членами Президиума Российской академии наук. Обычно в науке при составлении программ исследований, написании отчетов имеется раздел «ключевые слова». Вот «ключевые слова» из выступления президента: реформирование, модернизация, инвентаризация структуры и материальной базы науки, коммерциализация науки, развитая инфраструктура, цивилизованный рынок технологий, профессиональный менеджмент, прикладные приоритеты, интеграция. Правда, красиво? Это словно песня, но посмотрим, что стоит за ее словами.


«СОСТОЯНИЕ ДЕЛ»

Об этом много писалось,  о той разрухе, которую внесли в науку демократические «реформы», о мизерном финансировании научных работ, но вот что сказал президент: «Все эти годы Академия работала в тех же условиях, что и вся страна. Академии, конечно, доставалось (?), было сложно, это были трудные времена. При этом ученые России все же добивались уникальных результатов. Это факт, и про это мы тоже не должны забывать. Страна это высоко ценит.
Некоторые из ученых работали на мировую науку вне территории России. И главной причиной было отсутствие необходимых условий. Причем, по собственному признанию ученых, не только материальных
»

Все говорилось так, будто бы все беды уже позади, впереди одни победы, отчего все в России и в науке пляшут и поют в ожидании свалившегося на нас счастья.

Но президента неожиданно «дополняет» навестивший страну бывший активный деятель демократической «перестройки», соратник А. Сахарова (человека, внесшего существенный вклад в дело разрушения страны), бывший директор Института космических исследований, а ныне муж внучки президента США Эйзенхауэра и американский профессор, российский академик Роальд Сагдеев. В интервью газете «Известия» под названием «Интеллигенция проиграла троечникам» Сагдеев сказал: «В США работают семь академиков, на постоянной ставке несколько сотен наших ученых. Погоду делают те, кому лет по 35-40. За последние два года наши получили с десяток очень престижных премий. К российской науке сохранилось уважение. Надолго ли? Американцы делят человечество на две категории-победителей и проигравших... И тогда- крест. Великий Прохоров говорил мне, что без новых приборов мы сумеем удержать позиции еще лет пять, не больше. Положение в российской науке напоминает вывеску на сельсовете «Все ушли на фронт. Остались старики и дети»...»

Добавим, что под отсутствием необходимых условий, о чем говорил президент, следует иметь в виду и невозможность купить приборы для исследований за счет бюджетных денег, а отсюда, как следствие, сокращение экспериментальных работ, и отсутствие молодых научных кадров, которые могли бы обеспечить преемственность исследований по основным научным направлениям.

В этом плане следует вспомнить (на одном характерном примере) как создаются научные школы: в свое время великий русский ученый Д.И.Менделеев воспитал основоположника науки о почвоведении В.В.Докучаева, учеником которого, в свою очередь, стал академик В.И.Вернадский- ученый и философ, чей вклад в русскую науку сопоставим с вкладом величайшего русского ученого М.В.Ломоносова. Усилия В.И.Вернадского не пропали даром-более пятидесяти лет успешно действует в составе Академии наук Институт геологической химии (ГЕОХИ РАН), чьи работы имеют большое прикладное значение.

По словам президента, выйти из положения можно путем «реформирования» Академии наук, а «ключевой проблемой остается перевод системы управления наукой на современные, адекватные нашему времени, принципы. Сегодня именно из-за отсутствия профессионального менеджмента Россия теряет научные кадры и уникальные наработки - не только, но, в том числе, и из-за этого. А по существу - кредитует за свой счет другие страны, их науку и технологический потенциал» В этом плане наука не одинока - демократическая современная Россия вносит большой вклад в повышение материального благосостояния «цивилизованных» стран.

С реформами, как показывает отечественная история последних лет, все ясно - если надо что-то разрушить в «этой» стране, то начинается реформирование. Другое дело «менеджмент»: оказалось, главные беды российской науки в его отсутствии, а не в нищенском ее финансировании!

В чем же суть реформ? Ответ дает сам президент: «Пора переходить от так называемого базового, целевого - к конкурсному планированию и финансированию науки. Менять экономику институтов РАН. Создавать гибкие и мобильные научные коллективы, увеличивая долю фондов в финансировании исследований, поощряя тех, кто способен эффективно использовать ресурсы и успешно конкурировать на мировом рынке идей, высокотехнологичных товаров». То есть, Россия с ее разрушенной экономикой должна продавать высокотехнологичные товары и торговать идеями (последнее уже успешно делается уехавшими за рубеж учеными).

На основании изложенного можно ожидать, что существующий в настоящее время Российский Фонд Фундаментальных Исследований, дающий возможность все-таки как-то проводить эти самые исследования, становится совершенно ненужным ввиду необходимой перестройки институтов Академии, фактически, в отраслевые, практически уничтоженные за десять лет демократических реформ.

Наконец, президентом было сформулировано базовое требование к естественным наукам: «От исследований в сфере естественных наук требуется целостная система прогнозирования кризисных явлений, в том числе природных». Царь из известной сказки Л. Филатова не по этому ли поводу спросил: «Энто как же, вашу мать, извиняюсь, понимать?»

Говоря о финансировании науки, президент отметил: «...достаточно давно говорим о необходимости инвентаризации структуры и материальной базы науки. Фондовооруженность самой РАН сейчас на 40% выше, чем у остальной части госсектора науки. Но эффективность использования финансов, площадей, оборудования, равно как и цели их использования, должны быть иными. В рыночной экономике наука не должна зарабатывать на аренде помещений, также как и высшая школа». Он отметил также, что «темпы коммерциализации науки пока крайне низки».

Следует добавить, что деньги, получаемые академическими институтами за сдачу части своих помещений в аренду, дают возможность удерживать их здания от разрушения.

И еще одно небольшое замечание по поводу выступления президента: руководители «тоталитарного» советского государства отдавали себе отчет в тех проектах, которые были жизненно важны для страны. Это - строительство мощных электростанций, создание тяжелой промышленности, военной, атомной, ракетной техники, радиотехники, развитие авиации, флота и т.д.

Современное же «руководство» не выдвинуло ни одной крупномасштабной народно-хозяйственной или оборонной задачи, для которой потребовался бы потенциал Академии наук. Вместо этого идут пустые разговоры по поводу современных задач, перехода к новым отношениям, коммерциализации науки, развития инфраструктуры, стратегической задачи науки (см. список «ключевых слов», представленный в самом начале статьи).

«Стратегическая задача науки»

«Стратегическая задача науки - ее интеграция с высшей школой... Существующая программа «Интеграция» кардинально не решает проблемы функционального (?) объединения науки и образования..

Президент в качестве такого примера объединения науки с высшей школой привел систему Ж. Алферова, получившего Нобелевскую премию за достижения, полученные отнюдь не в демократический период упадка страны. но немного вспомним историю вопроса об интеграции науки и высшей школы.

В ноябре 1946 г. было принято Постановление Совета Министров СССР «О мероприятиях по подготовке специалистов по важнейшим разделам современной физики», где первым пунктом значилось создание физико-технического факультета в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. В 1951 г. факультет был преобразован в Московский физико-технический институт (МФТИ).

Характерным отличием новой системы было использование для подготовки студентов так называемых «базовых институтов» - передовых научных учреждений страны, где студенты проходили практику и обучение уже со второго курса института.

За прошедшие 55 лет среди выпускников института насчитывается:

- 3 вице-президента Российской Академии наук;

- свыше ста академиков и член-корреспондентов РАН;

- свыше 4 000 докторов наук;

- свыше 8 000 кандидатов наук.

В апреле 2001 г. Президиум Российской Академии наук принял Постановление «Об интеграции науки и высшего образования при подготовке научных и инженерных кадров в Московском физико-техническом институте», в котором «система Физтеха» признается «отвечающей задачам высшего образования в современных условиях, обеспечивающей реальную интеграцию науки и образования, заслуживающей всемерной поддержки и дальнейшего развития».

Теперь предположим, что система налажена, действует, и институты выпускают специалистов, могущих работать как высококлассными инженерами, так и в науке. Куда пойдет выпускник? В коммерческую фирму, которая с его приходом начнет делать деньги уже не из воздуха, а из «физического вакуума». Или он пойдет на завод, цеха которого находятся в состоянии, напоминающем период блокады Ленинграда, или в научно-исследовательский институт, где люди, проучившиеся почти двадцать лет и защитившие две диссертации, имеют зарплату в два раза ниже (не умаляя значение этой профессии), чем дворник?

На вечере, посвященном 50-летию Московского физико-технического института, в концертном зале «Россия» всем участникам выдавалось небольшое стихотворение, естественно, прославляющее Физтех и город Долгопрудный. Одно из четверостиший этого стихотворения звучит так:

            Чтоб после локти не кусать,
            Чтоб сохранить Физтех для внуков,
            Вставай, Физтех пора спасать,
            Спасать отчизну и науку!


Наши «ракетоносители»

Так назвал президент награжденных орденами и медалями 22 января 2002 г. за победы «отечественной науки, культуры, в спортивных триумфах и экономических успехах нашего государства».

Награждая хирурга В.И. Шумакова, президент сказал: «У нас в стране немало редких технологий и столь же редких «штучных» специалистов. Их опыт сегодня востребован. И наша задача - создавать условия для его распространения по всей России».

В числе «ракетоносителей», поднимающих престиж государства на невиданные высоты, были также и представители «творческой интеллигенции», которые превратили вручение наград в некое подобие известного в нашей стране «Поля чудес». Начало было положено режиссером С. Дружининой, которая преподнесла подарки дочерям президента. Инициативу подхватил и «ракетчик», пожалевший, что не смог принести в Кремль ракету, чем вызвал несколько нервный смех присутствующих.

Были отмечены в Кремле также Жванецкий и Боярский. Последний все время сидел в шляпе (по хасидской привычке?), которую нас учат считать «мушкетерской», хотя мушкетеры в присутствии женщин шляпу все-таки снимали.

В заключение церемонии президент отметил: «И пусть государственные награды - только один из показателей, только один из критериев, если хотите, «коэффициента полезного действия» работы каждого из вас. Но этот показатель, эта работа, в конечном счете, идет на пользу нашего государства, всего народа России».

Все это опять заставляет задать вопрос: «Зачем России наука?»

Ответ на этот вопрос достаточно прост: для того, чтобы торговать не только сырьем, а на основе «профессионального менеджмента» снабжать «цивилизованный» мир высококвалифицированными, но достаточно дешевыми научными кадрами.

Видимо, по такому случаю и объявился в России беглый демократ, академик Р. Сагдеев, тем более, что практика составления списков еврейских ученых, желающих повыгоднее выехать из страны, появилась еще при Л. Ландау.

В.И. БОЯРИНЦЕВ, д.ф.-м.н.

P.S. В статье использованы материалы «Официального веб-сайта Президента Российской Федерации: Речи и выступления», а также «Проспект Московского физико-технического института (государственного университета)», Долгопрудный, 2001.

http://www.duel.ru/200210/?10_3_1
Ответ
#4
НАУКА ЗАВТРА

Так следует назвать «сухой остаток» разговора Н.Сванидзе с министром образования и науки Андреем Фурсенко. Сванидзе отмечает, что министр — «представитель точных наук», а его отец — известный историк.

Подобные разговоры полезны тем, что позволяют понять цели и задачи, поставленные перед министрами путинского правительства страны.

ТО СКАЗАЛ МИНИСТР

Сванидзе:
«Статус науки в нашей стране? На мой взгляд - это проблема очень острая...»

Министр:
«Это — проблема общая в любой стране... У нас был момент в Советском Союзе, когда статус науки был очень высок. Он, кстати, был связан не столько с чисто научными достижениями, сколько с использованием их в различных областях, прежде всего, в оборонной...

Я не могу сказать, что сейчас наука отторгнута от общества... повышение конкурса в вузы... свидетельствует о том, что интерес к науке, образованию, он растёт... Есть две стороны: с одной - наука - это часть нашей культуры... а с другой стороны - это экономическая какая-то составляющая... В обществе нет доверия к тому, что наука способна улучшить нашу экономику... Если мы не сумеем продемонстрировать, показать, что действительно возможна экономика, основанная на знаниях, что... она способна улучшить наше благосостояние..., мы ничего не добьёмся, наука останется какой-то такой вещью, очень важной, но, точно, несущественной».

Сванидзе: «С чем связано доверие общества?»

Министр: «Оно связано с практикой... Сразу после перестройки... вопросы безопасности отошли на второй план... Показалось, что это не так важно... На первый план вышла экономика...Оказалось, что наука для этой экономики очень мало может дать... потому, что то, что мы создавали, оно создавалось не по рыночным критериям, у нас наука от рынка всегда была далеко. Кстати говоря, не только у нас...

Сванидзе: «Многие люди не верят не только в то, что наука способна дать благосостояние обществу, они не верят в то, что наука может дать благосостояние им самим и их семьям, то есть научная карьера не привлекает: мало платят, низок статус. Как решать эту проблему?»

Министр: «По нескольким направлениям. Во-первых, надо... помнить,., что статус - это субстанция материальная. У нас много говорят об утечке мозгов. Она не столь существенна, но важно то, что уезжающие люди зачастую возвращаются... Получая материальное благосостояние, они теряют статус. Российские учёные, уезжая за рубеж, в статусе, несомненно, теряют,., хотя приобретают материально. Сегодня мы должны сделать простую вещь: во-первых, стоит и будет всегда стоять вопрос, что государство должно поддерживать науку, особенно, науку фундаментальную, так же, как образование, это задача государственная. А с другой стороны, надо создавать условия, при которых бы знания стали источником благосостояния для тех людей, кто эти знания производит. И тут перед нами всегда будет стоять проблема: заниматься чистой наукой и иметь то, что можно иметь при государственной поддержке, или каким-то образом включиться в коммерциализацию своих знаний».

Сванидзе: «Раньше... доктор наук был обеспеченный человек... Сейчас - доктор наук, сам по себе, ну, доктор наук, доктор наук».

Министр: «Во-первых, понятие обеспеченности тогда и сейчас, оно немножко разное... То, что казалось обеспеченностью тогда -человек, имевший отдельную квартиру,., машину - это, вообще, уже считался очень обеспеченным человеком,., дача уже что-то такое, не запредельное, но близкое... Сегодня доктора наук машину и квартиру, как правило, имеют. Потребности другие... Другое дело, что их статусность, их благополучие не сравнимы с людьми, которые занимаются, например, бизнесом... Учёный должен иметь возможность повысить своё благосостояние, используя знания, используя интеллектуальную собственность, которая им создана... Мы должны создать нормальную систему, при которой знания являются частью экономики. Это не вся наука, но это должна быть важная часть науки... Есть составляющая фундаментальная, есть составляющая базовая, и туда рынок не надо пускать... А есть вторая составляющая, когда вот эти знания могут и должны выходить на рынок... Человек должен иметь право выбирать, он должен определиться, чего он хочет».

Сванидзе: «...Тема инноваций, высоких технологий... Мировой рынок высоких технологий... значительно превышает мировой ры—нок сырья... На этом мировом рынке... американцы оккупируют 60%, Сингапур - 6%, Россия - 0,5%... Как решать? Ведь нужен прорыв!»

Министр: «Что такое прорыв?.. В 3-4 раза увеличение, это прорыв?.. Это процесс, не только связанный с нашими знаниями,., процесс, связанный с построением соответствующей инфраструктуры. Нас на этих рынках никто не ждёт... Мы должны находить своё место на этих рынках... Мы должны, в первую очередь, ориентироваться на то, что является принципиально новым... Мы должны ориентироваться на наши конкурентные преимущества... Это достаточно высокая интеллектуальность общества, и на сегодняшний день она сохраняется. Это нестандартные подходы, которые у нас были и которые сохраняются в наших научных институтах... У нас есть отрасли, в которых мы имели и имеем огромные заделы - Космос, атомные технологии, нанотехнологии — сейчас очень модное направление... Мы должны понять, как эти заделы превратить в прорывы... В мире все страны, особенно сегодня, интересны тем, чем они отличаются от других... Глобализация она же всех выглаживает...»

Сванидзе: «Вы противник глобализации?»

Министр: «Что значит, противник? Это глупо - быть противником. Вы противник дождя или нет? Реальную ценность представляет то, чем мы отличаемся от других. Наша система образования, советская система, она отличается от других... Наши специалисты...несут уникальные знания, уникальность — в многодисципли-нарности, в необычности подхода, они нестандартны, у нас и образование и наука никогда не были прагматичными... Мы многое делали для собственного удовольствия... Интеллектуально лишнее нам надо сохранять и в образовании, и в науке... Наша задача -создавать условия, при которых эти приоритеты могли бы определяться, способствовать развитию этих приоритетов».

Сванидзе: «Разговор с Вами меня... умиротворил, повысил моё настроение...»

ЧТО СКАЗАЛ МИНИСТР?


Вопрос этот возникает после прочтения представленного выше (с небольшими сокращениями) интервью министра образования и науки Российской Федерации.

Попытаемся разобраться в сказанном. Попробуем сделать это в соответствии с принятым министром строем излагаемого материла.


1.  Статус науки был высок в советское время, что было связано, как считает министр, только с тем, что наука обслуживала оборону страны. Напомним, что Нобелевским лауреатами в это время стали П.А.Черенков, И.М.Франк и И.Е.Тамм; Л.Д.Ландау; Н.Г.Басов и А.М.Прохоров; П.Л.Капица; а в наше время за достижения, полученные ещё в советское время - Ж.И.Алфёров. Стали лауреатами за научные работы в области фундаментальных знаний.

Безусловно, чрезвычайно велики достижения советских учёных в целом ряде прикладных проблем, связанных как с атомной, ракетно-космической, авиационной, военно-морской, радиотехникой, так и в области разработки и создания новейших систем вооружений и целого ряда других технических приложений.

Всё это привело к тому, что государство выделяло значительные средства на развитие этих работ, что привело и к тому, что статус и заработная плата занятых в этих отраслях учёных были велики.

Теперь же, когда в демократическое время было закрыто огромное количество отраслевых научно-исследовательских институтов, ставится вопрос о повышении доверия к науке, способной увеличить благосостояние страны. То есть, только другими словами, ставится задача — «наука должна стать производительной силой», хотя, несколько перефразируя Мичурина, можно сказать, что мы не можем ждать милостей от науки после того, что с нею сделали.

2.  Министр признаёт, что советская наука, да и не только советская, но наша наука особенно, была далека от рынка, но близка государству и его интересам.

3.  Действительно,  в  советское время доктор наук  (вместе с семьёй) был обеспеченным человеком, получая заработную плату (без учёта премий и договорных работ) на уровне 400 рублей, что по современным ценам составляет более 20 тысяч рублей. Такие деньги президент обещает сейчас только чрезвычайно ограниченному кругу учёных.

Теперь, по словам министра, статус учёного есть величина материальная, а из приведённых им примеров следует, что чем ваше статус, тем меньше зарплата, и наоборот.

Действительно, многие доктора наук имеют сейчас автомобили («Жигули»), квартиры и дачи, но вспомним, что средний возраст докторов наук в России составляет 61 год, и спросим: «А когда же всё это было приобретено?» Ответ простой - в советское время.

И, если говорить о том, что потребности (и возможности) были тогда другими, то это совершенно правильно - современный доктор наук на свои 3-4 тысячи рублей еле может содержать себя, а не семью.

Теперь о двух сторонах науки: о науке фундаментальной и прикладной. Первая не должна быть связана с коммерцией, а должна поддерживаться государством, но государство пока не имеет таких стремлений.

Вторая её сторона: наука прикладная должна обеспечить усиленное развитие экономики и принести учёным большие барыши, но каким образом? Продажей из-под полы полученных достижений за рубеж?

4.  О высоких технологиях: Россия должна предпринять огромные усилия для восстановления уникальных производств и поставки изготовленных образцов на рынки, с которых мы сами добровольно ушли, считая, в частности, что «у России врагов нет».

Правда, «вдруг» и совершенно неожиданно для правителей страны (после множества кровавых событий) выяснилось, что враги у России всё-таки есть, но невозможно назвать их по имени в связи с тем, что это нанесёт удар по личной дружбе президента страны с мировыми лидерами и не позволит ему красоваться среди них.

5.  И немного о глобализации: «почему-то» в странах Европы достаточно сильно развито движение антиглобалистов, они что, нелюбят дождь? Наш министр сам признаёт, что глобализация «всё выглаживает», а мы должны эксплуатировать свою уникальность. Поэтому можно не быть ярым противником дождя, но не позволять себя мочить (в любом смысле этого слова).

В. Бояринцев
http://zapravdu.ru/content/view/49/51/1/8/
Ответ
#5
РАЗГРОМ

Ниже речь пойдёт не о произведении Александра Фадеева с таким названием, которое на протяжении многих лет изучали в советской школе.

Речь пойдёт о состоянии научных организаций и науки в целом после осуществления очередных «реформ», предложенных Министерством образования и науки, суть которых изложена в документе под названием «Концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки (фрагменты проекта)». Документ предложен организацией, призванной блюсти права научных учреждений и обеспечивать возможность их плодотворной работы.

Текст этой концепции со столь затейливым названием был опубликован в газете «Поиск» № 38 от 17 сентября 2004 года.

При этом обратите внимание, речь будет идти, в основном, не о повышении эффективности научных исследований, а об управлении научно-исследовательскими организациями с выгодой для министерства.

Можно много говорить о малой эффективности современной науки Российской Федерации, но то, что эта бывшая советская наука имеет целый ряд достижений мирового уровня, никто не посмеет отрицать.

Приходится только удивляться, что при нищенском финансировании со стороны государства научных исследований эти «упёртые» учёные, не покинувшие «эту» страну, ещё продолжают начатые ещё при советской власти программы исследований, которые в своё время позволяли обеспечивать, в первую очередь, обороноспособность страны.

Безусловно, речь не идёт о достижениях экономической науки, которая никогда наукой в нашей стране не была, а сейчас представляет угрозу безопасности и целостности страны.

Речь идёт о научных разработках, созданных трудом учёных многих коллективов, от которых в настоящее время с большой помощью «экономистов» остались рожки, да ножки.

Но и сложившееся положение дел таит в себе опасность для наших «друзей» по совместной борьбе с международным терроризмом в интересах страны — международного жандарма, опасность того, что так затягивается окончательное превращение нашей страны в сырьевой придаток «цивилизованных» стран.

Видимо, на исправление этого положения и направлена «Концепция», основные положения которой будут изложены ниже.

Но сначала — немного о том «русском» языке, на котором эта Концепция написана.

ОНИ  «ХОЧУТ»...

Когда читаешь документ, то создаётся впечатление об авторах, что «они хочут образованность свою показать». Вот только несколько примеров:

-          В разделе, где говорится о том, что государственный сектор науки не оптимален, приводится один из показателей: «отсутствие (недостаточная значимость) в составе государственного сектора науки ряда принципиальных элементов,  обеспечивающих функциональную и территориальную целостность национальной инновационной системы».

-          В разделе «Рационализация состава государственного сектора науки по уровням бюджетной системы»  говорится, в частности: «...на федеральном уровне должна обеспечиваться территориальная сбалансированность элементов национальной инновационной системы с позиций ограничения диспаритетов в развитии российских регионов».

-          «В среднесрочной перспективе по мере изменения институциональной среды, развития инновационной инфраструктуры и завершения  мероприятий,  предусмотренных  дополнительными критериями...,  планируется  осуществить  разгосударствление большей части организаций, соответствующих дополнительным критериям, а также отдельных организаций, отвечающих основ ным критериям».

Представляете, как бы звучало, сделанное в духе авторов Концепции, утверждение учёного-гидродинамика, исследующего движение вихревого кольца в неоднородной по плотности жидкости: «Вортексный ринг мувится в стратифицированной флюиде».

И уже совсем недопустимым для людей, причисляющих себя к категории чиновников, управляющих наукой, употребление таких терминов, как, допустим, «порядка 70%»

ИСХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ КОНЦЕПЦИИ УНИЧТОЖЕНИЯ

Концепция «определяет основные цели, задачи и принципы государственной политики Российской Федерации в сфере оптимизации размера и структуры государственного сектора науки для эффективности исполнения публичных полномочий». Всё понятно?

И далее даётся пояснение, как Российская Федерация в лице своих чиновников собирается участвовать не финансовом обеспечении и повышении роли науки, а в управлении научными организациями с личной чиновничьей пользой: «Под участием Российской Федерации в управлении государственными организациями для целей настоящей Концепции понимается осуществление федеральными органами исполнительной власти полномочий по управлению государственными организациями и распоряжению их имуществом (акциями) (в т.ч. разгосударствление указанных организаций и/или изменение их организационно-правовых форм) в объёме и в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Что надо понимать так: приглянулось какой-то фирме или частному лицу здание какого-нибудь НИИ, эту организацию можно приватизировать вместе с её имуществом и организовать в здании, допустим, очередное казино или VIP-салон.

Это повысит материальное благосостояние чиновников и избавит их от постоянных и назойливых просьб этих самых учёных обеспечить им условия для работы и возможность прокормить семью, позволит обеспечить основной принцип нового этапа приватизации: «Всё моё - моё и всё твоё - моё».

Концепция состоит из шести разделов.

«В первом разделе проводится анализ текущего состояния дел в сфере функционирования государственных организаций науки и управления такими организациями, выявляются основные проблемы государственного сектора науки».


После этого приводятся некоторые результаты, отражающие деятельность демократического государства в области науки за период с 1990 по 2003 г. За этот период сократилось количество:

проектных организаций — в 7.8 раза;

конструкторских бюро - в 3.6 раза;

научно-технических подразделений на промышленных предприятиях — в 1.8 раза.

На фоне уничтожения отраслевых научно-исследовательских и проектных организаций вырос процент институтов академий наук, имеющих государственный статус (21,4% в общей структуре научных организаций по сравнению с 6% в 1990 году).

Отметим, что в 90-е годы прекратили своё существование 800 институтов, и когда говорят, что снижение численности учёных позволит сократить малоценные исследования, то при этом забывают, что при современном состоянии науки существенного прорыва в ней можно добиться только мощными, хорошо организованными коллективами.

Уничтожение отраслевых институтов привело к тому, что «роль внутрифирменных научных организаций крайне мала... их удельный вес в общем количестве научных организаций страны в 2002 году составил 6.5%. В странах с развитой рыночной экономикой внутрифирменной наукой выполняется основной объём научных исследований и разработок: 65% в странах ЕС, 71% — в Японии, 75% - в США. В России в общем объёме затрат на исследования и разработки доля внутрифирменной науки составляет всего 6%». За рассматриваемый период снизилось число высших учебных заведений, в которых ведутся научные исследования (40% от общего количества). И «вновь созданные частные вузы практически не занимаются научно-исследовательской работой»[/i]

«Концепция» продолжает список наших демократических побед: «Значительная часть НИИ и КБ не имеет собственных опытных и экспериментальных производств». К этому следует добавить, что те НИИ и КБ, которые в советское время имели развитую опытно-производственную базу, теперь её потеряли из-за низкой заработной платы работников.

Далее: [i]«Научные организации располагают устаревшей материально - технической базой и проявляют низкую инвестиционную активность. В составе основных фондов научных организаций доля машин и оборудования старше 11 лет составляет более 42%... Почти 20% вычислительной техники научных организаций возрастом от 6 лет и старше».


Здесь также нечему удивляться, так как при резком сокращении финансирования научных работ у институтов не хватает средств на поддержание материально-технической базы, и всё чаще экспериментальные работы заменяются численным компьютерным моделированием физических процессов.

В результате, «около трети финансовых поступлений научных организаций всех форм собственности составляют поступления от непрофильной деятельности», то есть научные организации должны или сдавать в аренду свои помещения, что позволяет хотя бы получать средства для поддержания зданий в приличном состоянии, или заниматься разного рода коммерческой деятельностью.

«Концепция» отмечает: «Сохраняется недостаточная патентная активность научных организаций». Действительно, в советское время, когда изобретатель получал премию за изобретение, не тратя ни копейки за подачу и рассмотрение заявок, таковых подавалось в 10-15 раз больше, чем их подавалось, допустим, в 1995 году. Итог «реформирования» патентного дела налицо!

В заключение раздела делается вывод: «...государственный сектор науки не оптимален...»

Во втором разделе «Концепции» «определяются цели, задачи и принципы участия Российской Федерации в управлении государственными организациями науки» (выделено мной — В.Б.).

В остальных разделах (3-6) «Концепции» раскрываются её истинные цели:

определяются условия сохранения организаций в составе государственного сектора науки;

определяется механизм разгосударствления организаций науки;

определяются условия принятия решений о прекращении участия государства в управлении (следовательно, финансировании) государственными организациями науки;

«обозначаются основные направления трансформации государственного сектора науки и его перспективный облик».

ПЛАН УНИЧТОЖЕНИЯ

«Оптимизация государственного сектора науки... предполагает его существенную трансформацию по следующим направлениям»:

«Сокращение числа федеральных организаций науки в сочетании с их укреплением».

Передача «части государственных организаций из федеральной собственности в собственность субъектов Российской Федерации».

«Оптимизация организационно—правовых форм государственных организаций науки» которая предусматривает:

а)  «преобразование государственных унитарных предприятий в акционерные общества»;

б) «значительное сокращение числа государственных учреждений путём их объединения, ликвидации и приватизации. Количество бюджетных учреждений в сфере науки должно сократиться к 2006 году примерно до 800 (на 40%)»

«В целом, с учётом приоритетных задач социально-экономического развития Российской Федерации федеральный сектор науки к 2008 году должен включать в себя порядка 400-700 организаций, обеспечивающих результативную и бюджетно-эффективную реализацию функций государства в сфере науки. Исследовательское «ядро» государственного сектора науки составят 100-200 передовых научных организаций, а инфраструктурную компоненту государственного сектора науки — примерно 300-500 организаций
».

По поводу «Концепции» заместитель председателя Совета профсоюза работников Российской Академии Наук А.Миронов сказал: «Речь идёт о планах окончательного развала российской науки путём лишения институтов государственного финансирования. Скажу даже больше: упомянутая концепция противоречит национальным интересам, страна в результате её реализации потеряет обороноспособность. Предлагаемый нынче путь десять лет назад уже прошло большинство отраслевых предприятий. И что, разве кто-то из акционированных НИИ вырос в солидную фирму? Я таких примеров не знаю, зато многие организации позакрывались, теперь там торгуют телефонами и обменивают валюту. Разве мы не понимаем, что многие научные учреждения РАН находятся в престижных точках российских городов, их здания интересны для бизнеса и будут раскуплены в мгновение ока?!

Прошлогоднее повышение зарплат давно съедено инфляцией, а нынешней осенью Минфин выступил против индексации окладов в 2004 году. Многие федеральные научно-технические программы финансируются значительно скромнее утверждённого ранее бюджета... С 1996 года, когда вступил в действие Федеральный закон «О науке», на финансирование этой отрасли должно направляться не менее четырёх процентов госбюджета. Однако фактически это требование ни разу (!) не выполнялось» («Вечерняя Москва», 7 октября 2004).

Следует отметить, что предложенный план окончательного уничтожения русской науки столь чудовищен, что некоторые учёные даже сомневаются в возможности его осуществления, считая Концепцию пробным камнем, брошенным в общество с целью посмотреть на его реакцию.

Возможно, это и так, но, скорее всего, это очередной шаг навстречу друзьям правящего режима России с целью убедить их в отсутствии уже в ближайшем будущем угрозы для них в восстановлении позиций России как Индустриальной Державы.

В. Бояринцев
http://zapravdu.ru/content/view/49/51/1/8/
Ответ
#6
ВИР - Уничтожение Русской науки продолжается...

Сегодняшний день Института растениеводства им Н.И.Вавилова более чем печален. А судьба его уникальной коллекции - одного из крупнейших генетических банков мира и надежного гаранта продовольственной безопасности России, вновь под угрозой. Под угрозой и сам не менее уникальный научный коллектив.
Все это может быть принесено в жертву всесильному ныне «Эффективному собственнику».

«Зарплата ведущего научного сотрудника около 8-и тысяч рублей. Зарплата лаборанта - всего 4 тысячи. Старые сотрудники выходят на пенсию или, что чаще, умирают, а новые не приходят. Кто же пойдет работать за такие деньги?!». Это слова ученых ВИРа, наследников тех 14-ти биологов, что спасли легендарную коллекцию от бомбежек, холода, мародеров и крыс в блокаду ценой собственной жизни. На глазах у некоторых из них слезы. Ныне, коллектив ВИРа - это 33 доктора и 105 кандидатов наук. При этом, почти 90% всех его сотрудников люди предпенсионного и пенсионного возраста. Смены практически нет. Время уходит, а ведь для того, чтобы подготовить знающего коллекцию ученого-селекционера нужны годы!

Фактически в отделах уже давно не было даже косметического ремонта. В помещениях, где работают ученые просто опасно садится на стул - может сломаться. Мебель тоже не менялась очень давно. «Нет денег» - говорят в администрации, находящейся в здании напротив. Там, кстати, интерьеры значительно лучше. Правда за счет того, что институт уже едва виден за «навороченными» офисами, коммерческих фирм. Случайно встреченный отдел гороха с коллекцией семян, смотрится настоящей экзотикой среди этого «бизнес-центра».

«Денег нет!» снова и снова слышат ученые от своего начальства. Их нет, на ремонт помещений, где хранится коллекция. Их нет и на ремонт кровли и на новые средства пожаротушения, их нет для того, чтобы хоть как то скрасить оскорбительно бедную жизнь хранителей Национального достояния. При этом прибыль о сдачи в аренду институтских помещений составляет до 9-и млн. рублей ежегодно! Наверное, поэтому, деньги сразу нашлись, когда, возникла идея о привлечении к обслуживанию института так называемой «управляющей компании». Ею стало ЗАО «Балтсервис». Фирма эта, в свою очередь, появилась в ВИРе явно не без помощи одного из основных арендаторов институтских площадей - «Системе-Галс», весьма известной компании, принадлежащей не менее известным московским олигархам, родственникам Лужкова - Евтушенковым. Отметим и то, что один из ее сотрудников - О.А.Горохов, между прочим, психолог или социолог по образованию, по совместительству еще и заместитель директора ВИРа. Что бы это значило? Согласно договору аренды между ВИРом и «Системой-Галс», заключенному в 2008 году, последняя получила в пользование - ни много ни мало - более половины всей площади института. Она же сдается «Галсом» субарендаторам. Вот такая вот наука.

Управляющая же компания, отныне будет обслуживать, как сами эти площади, здания и сооружения института стоимостью свыше 150 миллионов рублей, так и его легендарную коллекцию. Таким образом около 50-ти штатных сотрудников ВИРа - его технический персонал попадают под сокращение. Интересно, что за свою работу увольняемые ныне ВИРовцы получали совокупно около 3-х млн. рублей в год, тогда как, очевидно для «большей рентабельности», приглашенным специалистам ЗАО «Балтсервиса» за тот же срок будет выплачиваться сумма в 8,5 млн. рублей. Где же здесь логика? И, кроме всего прочего, если еще как то можно понять замену уборщиц, рабочих, охранников, то как обойтись без лаборантов - квалифицированных специалистов с университетским образованием. Откуда, в штате так называемой «клининговой» компании, найдутся биологи, способные правильно обращаться и вести работу с семенами растений?

Но и это еще не все. Долгое время не утихает и конфликт между сотрудниками и администрацией ВИРа, по поводу так называемого «Северного поля». А это целых 95 гектар в Царском Селе, которые должны быть отданы под элитное коттеджное строительство. Так решил Президиум Россельхозакадемии, которой принадлежит земля, как учредителю ВИРа

«Бывшие» сельхозугодья, тут же, с легкой руки вице-губернатора А.Вахмистрова внезапно стали зоной малоэтажной жилой застройки, что ясно видно из протокола заседания Правительства Санкт-Петербурга от21 февраля 2007 года. И хотя, в апреле этого же года депутаты ЗакСа попытались было исправить положение, обратившись к самой В.И.Матвиенко и даже провели слушания по теме «Продовольственная безопасность Санкт-Петербурга», где рассмотрели вопрос и о сохранении ВИРовских земель в Царском Селе, воз и ныне там. Причем, весьма основательно.

Сотрудники ВИРа, не найдя защиты в судах, где их просто «гоняли по кругу», написали письмо нынешнему премьеру Путину, где указали на катастрофические последствия для отечественной науки распродажи царскосельских земель, выделенных в свое время, между прочим, для строительства новых лабораторных корпусов ВИРа. Сегодня, опять же - вдруг, выясняется, что «градостроительный регламент этой функциональной зоны не предусматривает возможность строительства здесь административных корпусов ВИР и хранилища мировой коллекции семян». Интересно, а почему, собственно? Может быть потому, что прибыль, быстрая, сиюминутная. а не отложенная, в данном случае составит около 3-млрд. рублей?!

В качестве точек над «i», приведем здесь цитату и заключения экспертного совета по собственности все того же Петербургского ЗакСа: «Без земельных участков для семенного севооборота, осуществление ВНИИР им. Н.И.Вавилова научной деятельности в Санкт-Петербурге, не имеет смысла». Но, как говориться: «Против лома нет приема» и раз уж данные земельные участки отнесены к жилой функциональной зоне, то, что уж тут поделаешь... И как справедливо сказано в особом мнении одного из членов этого самого экспертного совета: «Этот означает, что земельные участки ВНИИР им. Н.И.Вавилова г. Пушкина уходят из ведения Росссельхозакадемии». Эффективный собственник - это наше все. Знамение времени, однако.

Откуда такая робость одних власть имущих и непонятные решения других в казалось бы совершенно ясном вопросе? Даже страшно и подумать...

Зададимся и таким вопросом: а не собирается ли, поедающая прибыль от сдачи в аренду институтских площадей, фирма, осуществить, рано или поздно, самый тривиальный рейдерский захват. Старая и известная всем схема, позволяет «тихой сапой» довести оба корпуса до непотребного состояния, выжив предварительно, из них ученых, затем прикупить по сходной цене данный неликвид, ну а уж там...

Хочется спросить и нынешнего директора ВИРа Н.И.Дзюбенко, сменившего недавно на этом посту известного академика В.А.Драгавцева, о том, чем вызвана необходимость вводить в руководстве института столь «уникальную» должность как заместитель директора по финансам. Она действительно уникальна, в том смысле, что подобной нет более ни в одном научном учреждении РАСХН.

Но, как бы не застила глаза прибыль и возможность ее легкого и скорого получения, неужели не заставит остановиться даже вполне реальная угроза потерять по-настоящему, без кавычек, уникальный коллектив, давший русскому сельскому хозяйству более 70% всех возделываемых культур и сам источник этих успехов - Вавиловскую коллекцию, большая часть которой несомненно погибнет при переезде, утверждают ученые. Для нынешних же «хозяев жизни», специально заметим, что Всемирный банк оценивает стоимость коллекции ВИРа в 8 триллионов долларов США!

И еще: предприниматели, арендующие помещения ВИРа и их клерки будут всегда в любом количестве, а людей, подобных тем, что погибали в блокадном городе, в этих самых стенах, где сейчас нувориши делают свой бизнес, может больше не быть. Может больше не быть и тех, кто многолетним и кропотливым трудом, создавал и создает новые сорта пшеницы, картофеля и других культур. Это должно быть понятно всем, особенно тогда, когда уровень импорта на россиянском продовольственном рынке перевалил уже далеко за 80%. А международная норма, напомним, всего лишь 20%!

http://www.za-nauku.ru//index.php?option...&Itemid=29
Ответ
#7
Путин - крах российской науки

"Никому не поставить нас на колени! Мы лежали, и будем лежать!" (исповедь русского патриота).


В данной статье я попытаюсь оценить место нынешней России в науке, в частности в микроскопии твердого тела и в биологии и медицине, и сравнить с тем, как более бедная, чем Россия, Бразилия успешно развивает свою науку, наращивая свой человеческий капитал.

В последние годы с экранов телевизоров постоянно несутся восторги по поводу того, как здорово наши лидеры развивают российскую науку. До наступления мирового финансового кризиса, наш двуглавый лидер постоянно отчитывался об успехах в возрождении науки, часто были слышны заверения о необходимости инновационного развития - то Медведев на телеэкране премии молодым ученым раздает, то наш двуглавый лидер посещает институт ядерных исследований, то осматривает заводы, когда-то в советское время производившие на экспорт великолепные самолеты. Не хуже американских. Мол, и зарплату ученым повысили и, дескать, Нанотехнологическую корпорацию организовали (но для распила денег пригласили известного пильщика бабла Чубайса).

В последние же два года, действительно, зарплата российских ученых существенно возросла. В мае 2006 года Дума приняла закон о доплатах - доктору наук 7000, а кандидату наук 3000 рублей. Например, научных сотрудники Новосибирского Академгородка сообщали одному из моих знакомых о повышении их месячных зарплат то 20-30 тысяч, что вместе с грантовскими деньгами и премиями позволяло довести их чистые денежные доходы до 30-40 тыс. рублей. (Абсолютное большинство в РАН таких денег не увидело.-  Ред)

Как говорили мне ученые, работающие в России, деньги в науку действительно пошли, да ещё как пошли (сейчас, правда, поток резко иссяк).

Например, Ханты-Мансийский округ отхватил аж два конфокальных микроскопа по миллиону евро каждый. Купить-то купили, а теперь не знают, что с ними делать, запчасти импортные, дорогие, а рубль упал. Хотя, как интеллектуальная мебель эти микроскопы завсегда сгодятся. Можно показывать друзьям и гордиться их наличием. Вот один из ведущих вузов медико-биологического профиля купил новейший электронный микроскоп ЛЕО-91 2 и он стоит у них в ящиках уже лет пять.

Некоторым научно-исследовательским институтам также удалось отхватить новое оборудование, которое бойко предлагали им западные фирмы, уверенные, что нефтяные рубли никогда не кончатся. В России, наконец, появились световые конфокальные лазерные микроскопы, электронные микроскопы, пригодные для томографии, биохимические анализаторы... В Пущино на Оке в одном из биологических институтов купили аж даже цайсовский электронный микроскоп Либра-120.

Не всегда приборы давались за дело и на дело. Часто они доставались на основе коррупционных схем. Но вот вопрос - зачем нужно дорогостоящее оборудование в России, если исследователи зачастую даже не знают, что исследовать? В основном - для престижа. Решения о выделении денег на оборудование принимаются не учеными, а чиновниками и в основном по коррупционным схемам.

Вот лишь один из примеров. Фирма предлагает институту купить сверхдорогой и, наверное, этому институту не очень нужный микроскоп. На ответ, что такое количество денег институту не дадут, фирма сообщает, что это она берет на себя. Институт или директор пишет какой-какой грант и подает его. Фирма дает взятку в Российском фонде фундаментальных научных исследований и грант "выигрывает" конкурс. Все счастливы. Фирма, выбившая грант на оборудование для заказчика в Москве в околоправительственных кругах, продает микроскоп по завышенной цене. Околомосковские круги получили солидные отказы, заказчики обзавелись не нужными им микроскопами.

Российский ученый биолог, имеющий один из самых высоких индексов цитирования из ученых, работающих именно в России, Михаил Сергеевич Гельфанд, заместитель директора по науке Института проблем передачи информации им. А.А.Харкевича РАН, указывает, что финансирование науки в России распределяется "по понятиям" (руководство РАН называет это "процессом постепенного согласования между учеными", что, конечно, звучит красивее; впрочем, распределение лотов Минобрнауки тоже вызывает много вопросов) [1 ].

А вот ещё одна схема из жизни. К директору приходит аспирант и просит подписать заявку на очень дорогой микроскоп. На вопрос, а кто даст деньги, аспирант отвечает - спонсор. Директор подписывает и (о чудо!) получает прибор, который потом превращается в мебель из-за отсутствия денег на сверхдорогое обслуживание или расходных материалов.

А как же нанотехнология, о которой Путин прожужжал все уши? Как пишет хорошо информированный Ю. Магаршак [2], "по европейским экспертным данным, в прошлом году в России было зарегистрировано только три патента, связанных с нанотехнологиями, в то время как в США 2400, а в Японии 876. Заявители из Израиля получили более 150 таких изобретений (т.е. в 50 раз больше, чем Российская Федерация). Думаете, клевещут недруги? Оказывается, наоборот: слишком великодушны в оценках. Согласно компетентным источникам, в России положение еще хуже. Так, руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам ("Роспатент") Борис Симонов, ответственный человек, знающий ситуацию не понаслышке, с горечью констатировал: "На сегодняшний день у нас нет ни одного нанопатента, хотя в мире их зарегистрировано уже около 10 тыс., и две тысячи имеют правовую охрану на территории РФ" (конец цитаты). Но все это было до кризиса.

Казалось бы, надо радоваться. Отечественная наука возрождается. Но что-то моя душа не фонтанирует сильной радостью. Либо мне завидно, либо что-то другое мешает. И это другое то, что состояние науки в нынешней России - очень печальное. Я уже писал о кризисе российской науки [3, 4]. Может все наладится? - спрашивал себя я. Однако сомнения оставались. Но самое главное, а получен ли хоть какой-нибудь эффект? Но, как оказалось, эффекта пока нет. И это не просто моя желчь выбивается наружу. Ведь есть достаточно объективные показатели, позволяющие оценить качество российской науки. Кроме того, стоило наступить кризису, как зарплаты стали падать, премии кончились...

Ежедневный театр кремлевских миниатюр по программе "Время" показывает нашего двуглавого лидера за рутинной работой.

Премьер и президент принимают министров, посещают, но вот никак у них руки не дойдут до возрождения российской науки. Конечно, Куршавель и эти театры кремлевских миниатюр важнее.

КАЧЕСТВО  РОССИЙСКОЙ  НАУКИ

О качестве науки в нынешней России можно судить по общепринятым критериям научной значимости. По числу опубликованных работ за 1993-1997 годы Россия находилась на 7-м месте в мире, а вот по количеству цитирований на одну работу она занимала 89-е место среди 100 стран. В последующем положение продолжало ухудшаться. За последний период американский институт научной информации дает следующие цифры - в 2003-2004 годах, по общему количеству публикаций, Россия занимала восьмое место среди 145 стран по числу публикаций, и лишь 15 место по общему количеству цитирований.

Сейчас в среднем по числу цитируемости в расчете на одну статью российская наука занимает 120 место среди 145 стран (то есть скатились уже с 89 места). Российские статьи цитируют в среднем в 1.6 раз реже, чем, к примеру, греческие. Вывод отсюда совершенно простой - в настоящее время имеет место опасная тенденция к провинциализации и деградации российской науки. Даже неучёный Греф обратил внимание на то, что доля научных публикаций за последние 10 лет сократилась в два раза, и по этому показателю мы уж отстаем от США в 15 раз [5]. По данным В. Маркусовой [6], научного руководителя гранта INTAS (европейское агентство, финансирующее совместные проекты ученых Европы и стран бывшего СССР), вклад России в мировую науку за 15 лет сократился в 15 раз и ныне составляет 3.75%.

Другим проявлением кризиса российской науки стало резкое снижение качества научных журналов. Среди современных российских научных журналов только 100 (1,66 процента от мирового количества) имеют более-менее значимый импакт-фактор, остальные никто в мире не читает. Это значит, что 90 процентов российских научных журналов можно было бы и не издавать? Все это свидетельствует о том, что ученые в нынешней России производят в основном интеллектуальный мусор. Причем эта закономерность имеет тенденцию к нарастанию.

ПУТИН-КРАХ  РОССИЙСКОЙ  НАУКИ

А совсем недавно я купил книгу, где некто Логинов [7] провел колоссальную работу и свёл воедино в единую летопись все более или мене стоящие открытия, совершенные в мире начиная с 1800 г. В книге собраны все важнейшие открытия и технологические прорывы. Я проверил с точки зрения биолога и медика, правильно ли отобраны открытия в список и обнаружил, что, по крайней мере, в моей отрасли все важнейшие открытия поименованы - я нашел не более 5% ошибок. Я исключил из числа открытий те из них, которые имели только российскую новизну, когда что-то сделано впервые в России, но уже было опубликовано или сделано в мире (Рис. 1). В результате, у меня получилось, что среди оставшихся 5778 мировых открытий с 1 800 по 2007 год 542 открытия и технологических прорыва совершены в России/СССР. Из них 359 (то есть 66%) сделаны в СССР.

В начале и середине XIX века открытий, сделанных русскими учеными, практически не было. Русские имена имеются в списке, но это в основном мореплаватели и путешественники с их великими географическими открытиями. До 1 860 г доля России в мировых научных открытиях и технических прорывах не превышала 3,5%. В 1 860-1 879 гг. она составила 6,7%, в 1 880-1 899 гг. - 1 0,5%. В 1890-1 899 гг. русские ученые и технологи сделали 11,3% от общего числа мировых научных открытий и технологических прорывов, включая географические открытия.

Всего в годы царской России русские ученые, технологи и первооткрыватели совершили 6% за все годы. Если же включить в список только годы, начиная с 1 860 г. когда наука и техника в России начала бурно развиваться, то получится 8,5%. За 1900-1914 гг. российские ученые и инженеры совершили 7,7% научных открытий и технологических прорывов. Причем в 1910-1914 годы процент научных открытий и технологических прорывов, сделанных в России, достиг 12%. Революция 1 905-1907 гг. и война с Японией, а также 1 мировая война существенно снизили долю русских открытий в научном развитии.

В годы советской власти, когда страна оправилась от ран, нанесенных Гражданский войной, начался рост доли советских научных открытий. В годы советской власти СССР давал в среднем 1 3,9% общего числа мировых открытий и технологических прорывов. Если царская Россия входила в число первооткрывателей за счет географических путешествий, то СССР в 60-70 г. выдвигался за счет ядерной энергетики и космоса.

За годы 1926-1940 гг. (бурная индустриализация) вклад составил 16,4%. За предвоенное одиннадцатилетие (1930-1 940 гг.) вклад советских ученых в мировой научно-технический прогресс составил 17,6%. За все сталинские годы 1923-1953 вклад составил 14,4%. Сюда включены и годы страшной Мировой войны. Первый всплеск открытий и технологических прорывов был перед Великой отечественной войной. Второй через 10 лет после войны. Но на этот всплеск оказали влияние успехи в освоении космоса.

В СССР после войны практически прекратились открытия в области фундаментальной биологии, зато были выведены множество сортов для сельского хозяйства, что резко повысило урожайность полей. Большая часть финансирования шла в оборонку. Вопреки распространенному мнению, брежневские годы по эффективности были не ниже, а даже выше хрущевских. В 1 970-1979 гг. вклад советских ученых составил 1 8%. Если посмотреть на график, то видно, что во времена Хрущева процент открытий из России стал снижаться. И только после резкого увеличения финансирования науки при Брежневе процент стал расти и достиг пика в 70-х годах.

Видимо, все дело в финансировании. И действительно, срезание финансирования науки после 1990 года сразу сделало невозможным открытия. И только деятельность ученых из Дубны и исследователей космоса поддерживали рейтинг российских исследователей вплоть до 2000 года.

Всего за годы существования нынешней демократической России доля российских открытий снизилась до 4,4%. То есть сейчас в нынешней России наука и технология в 2 раза менее эффективны, чем в годы царской России. По сути, сейчас наука России относительно мирового уровня откатилась на уровень начала XIX века. Интересно, что после 1991 года не стало открытий не только в России, но и во всех других странах социализма, а это более 20 новых стран. Значит, приход капитализма токсично сказывается на развитии науки в периферийных странах, а вот социализм давал обильные научные всходы.

Итак, русская наука при царизме развивалась по восходящей. СССР стал вкладывать в науку денег больше и результаты стали ещё лучше. В 30-е годы открытия советских ученых лились потоком. В 40-е годы и во время войны удалось найти новые формы организации науки, нацеленной на практику. После войны наука продолжала развиваться. После ликвидации монополии отдельных ученых во время знаменитых научных сессий вновь пошёл поток открытий. В годы Сталина советская наука была очень и очень плодотворной. Она вновь стала плодотворной в брежневские годы.

Толчком к ускорению стало резкое увеличение финансирования науки. Но потом рост финансирования замедлился, и стала сказываться диссертационная ловушка. Ну а после разрушения СССР наступил настоящий коллапс российской науки. "Гениальность" Путина, видимо, состоит в том, что за 8 лет своего правления он довел российскую науку до самого низкого уровня относительно мировой науки за все годы, начиная с начала XIX века. Браво национальный лидер!

Советская наука лидировала, занимая второе место после американской. Советские ученые были широко представлены среди членов научных организаций зарубежных стран [8]. Если СССР был страной творцов, то нынешняя Россия стала страной торгашей и взяточников. В ней не востребованы научные открытия и изобретения (я уже писал об этом [9]), а раз так, то готовящиеся в вузах инженеры и исследователи, да и другие дипломированные специалисты не находят себе применения и либо переквалифицируются, либо уезжают из страны. Кроме того, без научной подготовки выпускники вузов получаются ущербными. Единственная условно производственная отрасль, которая кое-как сохранила советский тип организации и которая еще держится и продолжает самовоспроизводиться, является атомная отрасль.

Создается также впечатление, что лидеры России, не дай бог, по заданию Вашингтонского обкома целенаправленно разрушают хорошо работавшую систему высшего образования [10]. В вузах уже почти вообще нет науки. Если где-то и осталась наука, то только в трех ведущих университетах, чуть-чуть в РАН, немного в РАМН. Но, как оказалось, тот же процесс разрушения человеческого капитала продолжается и в сфере российской науки.

МИКРОСКОПИЧЕСКИЙ  ПУТИН

Можно ли измерить уровень регресса, достигнутый наукой при Путине? Да! Для этого существуют наукометрические процедуры. Одно из таких свидетельств я уже привел выше. Но можно посмотреть на то, как представлена ныне российская наука на международных конгрессах.

Так уж случилось, что в сентябре 2008 г. я посетил 2 крупные международные конференции и меня пригласили читать лекцию в Бразилию на национальном конгрессе клеточных биологов и морфологов. И тут я ещё больше ощутил, насколько же Россия отстала в науке и не только в медико-биологической.

В Ахене (Германия) на 14-м Европейском конгрессе по микроскопии были представлены микроскописты-биологи/медики и микроскописты-физики. Микроскопия ведь это и физика, физика твердого тела. Присутствовало более 1 500 делегатов. В программе было 2 коротких сообщения из 324 коротких докладов. Не было ни одного длинного доклада, которые обычно предоставляются приглашенным участникам. В Ахене среди приглашенных докладчиков из России было 0%, среди коротких устных сообщений российских докладчиков было 0.23% и среди стендовых сообщений - 2,3% и то половина не приехала. По научной значимости российское представительство составило 1,2%.

Если учесть, что население Европы без России составляет около 81 5 млн. человек, а население России 145 млн. или 1 8%, то наука России сейчас отстает от среднеевропейского уровня (включая Восточную Европу) в 1 5 раз. Даже Турция стала более развитой научной державой, чем Россия. Гений Путина довел великую русскую науку до такого блестящего уровня, что она стала хуже, чем наука Молдавии и Румынии. Браво Путин!

Биологическую и медицинскую науку в СССР не жаловали, но тогда было хоть понятно, что первым делом, первым делом самолеты, ну а мушки (имеются в виду плодовые мушки), ну а мушки - их потом. Сейчас, вроде танки уже не делают. Средства вроде должны быть. Ан нет. Не получается развивать биологическую и медицинскую науку. Если же сравнить уровень участия российских микроскопистов на следующих одна за другой европейских микроскопических конференциях: от Брно, через Антверпен и до Ахена, то число российских участников упало в 4 раза, а число докладов - в 3 раза.

В Ахене не было стенда ни одной российской компании, компании, которая бы производила микроскопы, комплектующие или акцессории к ним. Ни одной! А раньше, были ЛОМО, Беломо, Сумский завод электронных микроскопов, который делал и ультратомы - приборы для изготовления сверхтонких срезов для электронного микроскопа, были заводы в Черноголовке, который тоже делал неплохие микроскопы, в Красногорске... Как наши лидеры планируют возрождение науки без развития микроскопии? Как и где они планируют делать микроскопы?

В Павии, на международной конференции по внутриклеточному транспорту белков, было представлено около 30 стран. Доложено 21 5 устных сообщений и около 300 стендовых докладов и ни одного из России.  Приезжали две украинки и ... ни одного ученого из России. На упомянутой мною международной конференции я все-таки встретил двух русских ученых, но они работают за рубежом. Даже Узбекистан посылает своих ученых на конференции, а Россия - нет. Говорил я там также с девочкой с Украины - них на Украине аспирантские стипендии на уровне средней зарплаты. Даже на Украине понимают роль науки. Даже там понимают, что нельзя настраивать против себя научную интеллигенцию. А вообще интересно, открыли наши демократы нашим ученым двери для зарубежных поездок, и не стало прогресса в науке. Так может, это токсично? Ездить по заграницам, да и денег для этого вдруг не стало. Все на Куршавель идет.

БРАЗИЛИЯ, БРАЗИЛИЯ...


Ещё одним способом оценить уровень развития российской науки может стать сравнение со странами Третьего мира. Одной из таких страна является Бразилия. Недавно мне довелось там побывать - меня пригласили читать лекцию на национальной конференции по клеточной биологии и морфологии.

Бразилия по душевому ВВП пока вроде отстает от России. Бразильский президент Лула во время своего визита в Россию призывал к сотрудничеству, советовал учиться друг у друга. Но наши ученые, они гордые, зачем, мол, нам учиться у какой-то страны Третьего мира?

Шапками всех закидаем. Закидали же Грузию во время пятидневной войны шапками образца Афганской войны. Не сразу, но закидали. Браво шапкозакидателям! Здорово же постарался СССР - ведь, сколько шапок наделал, до сих пор хватает всех закидывать. Например, Грузию смогли закидать [11] даже после 20 летнего перерыва в производстве шапок, введенного предателем Горбачевым в годы Перестройки. Но в науке так не получится.

Бразилия интенсивно развивает свою собственную промышленность, а не только отверточные производства, как нынешняя Россия.

Бразилия производит свои легковушки и грузовики, двухэтажные туристические автобусы, которые Россия делать не умеет. Сначала она закупила лицензию, а сейчас перешла на полномасштабное производство на базе собственных комплектующих. Автобусы из Бразилии экспортируются в Южно-Африканскую республику и прекрасно там себя зарекомендовали. Она уже давно обогнала Россию по производству и экспорту пассажирских самолетов, а ведь СССР по производству самолетов занимал второе место в мире после США и выпускал весь спектр самолетов и вертолетов как пассажирских, так и боевых.

Бразилия занимает первое место в мире по производству сахара из сахарного тростника. Часть сахара перерабатывается в дешевый этанол. Поэтому недавно, после открытия новых месторождений нефти и запуска промышленного производства этанола Бразилия перестала покупать нефть. На автозаправочных станциях там продается бензин, дизельное топливо и этанол, который более чем в 1,5-2 раза дешевле бензина.

Повсеместно строятся двухрядные дороги без пересечений. Причем бразильцы разработали такую технологию, что при ней не требуется эстакад, а пересекаемые дороги встраиваются в общее движение, и после разворота выходят с другой стороны. В Бразилии уже почти все города Юго-Востока и столица Бразилиа соединены между собой прекрасными автострадами. В России же, не считая Московской кольцевой дороги, пока есть только один участок подобной, без пересечений трассы. Это Москва-Тула. Строится подобная трасса на Смоленск. И все!!! Это даже меньше, чем в Южно-Африканской республике.

В Бразилии имеются прекрасные аэропорты в Рио-де-Жанейро, Сан-Пауло и Бразилиа (перечисляю только города, где я был, но говорят и в Сальвадоре аэропорт прекрасный). Самолетный парк новенький с иголочки. В основном производства Ээбас (Аэробус). Пока Бразилия готовит специалистов по авиации в Голландии, но их собственные авиационные факультеты в университетах быстро набираются сил. Много отличных сельскохозяйственных земель. С самолета я видел круглые поля, обрабатываемые тракторами-автоматами.

Научное оборудование в Бразилии хорошее и оно работает на науку. Например, в университете провинциального городка Рибейрон-Прето с  населением около 450 тыс. человек (типа Иванова или Владимира) имеется

2 современных световых конфокальных микроскопа и 2 электронных, в Иванове и Владимире ни одного. Хотя вру. В Иванове есть - старые сумские электронные микроскопы, которые на ладан дышат и используются в основном в качестве мебели. Но конфокалов там нет.

Бразилия приглашает ведущих ученых специалистов в соответствующей области знания. Например, вместе со мной бразильцы пригласили ученого из Швейцарии. В России это делают только иностранные фирмы. Так, фирма Лейка устраивает семинары, где рекламирует свое микроскопическое оборудование и приглашает читать лекции ведущих специалистов в области микроскопии. На это денег в самой российской науке почему-то не выделяется.

После окончания университетов многие бразильцы едут в США и готовят там свои диссертации на соискание научной степени доктора философии (аналог нашей кандидатской, но по уровню соответствует теперь нынешней российской докторской [12]). Затем они возвращаются на родину. Среди российских ученых, я таких возвращенцев не знаю. Многие бразильские профессора ездят в американские университеты, как профессора-визитеры. Ездят на 2-3 месяца. Правительство Бразилии выделяет специальные гранты для этих целей. Наука в штате Сан-Паоло уже на уровне европейской.

Там нет увлечения мифическими нанотехнологиями (это не более чем способ уйти от конкуренции грантов). Там просто делают рутинную работу - развивают свою науку. Пока число ученых меньше, чем в России, но по уровню публикаций в тех областях, которые я называл, Бразилия уже обогнала Россию.

Я писал, как Китай привлекает свою диаспору в Китай и как быстро там поднимается наука [13]. Бразилия ещё один пример разумной политики в этом направлении. В Бразилии стараются все делать прозрачно. Все СиВи (жизнеописания) ученых выставлены на одном сайте. Все решения о выдаче грантов прозрачны и обоснованы, почему дали грант все выставлено на интернете. Те, кто имеет хорошие публикации, как правило, и получают гранты. Работают два фондовых агентства. Даются гранты на поездки в Европу и США для подготовки диссертаций. После завершения работы все посланные возвращаются, и даже иногда им трудно найти место. В России же такие случаи ничтожны.

Как-то посмотрел я российские гранты, выделенные на развитие научных школ. Ну, один - более или менее ничего. Остальные - сплошной идиотизм. Кто их рецензировал? Наверное, волосатых рук присосалось немеряно.

А в свое время Ельцин выделил 40 президентских грантов для стажировки на Западе для аспирантов. Получили их в основном сынки министров, но был и один несынок. Так он мне рассказывал, как трудно было эти деньги получить.

В той же Павии, на конференции было несколько ученых из Бразилии и ни одного из России. Да что Бразилия. В апреле прошлого года состоялся морфологический конгресс в Бухаре, так уж на что бедные узбеки, а пригласили читать лекцию одну известную российскую специалистку по электронной микроскопии, работающую на Западе.

Об уровне образования и науки в нынешней России можно судить, используя и непрямые методы, например, на основе подсчета качества и количества статей в Википедии. На 1 февраля 2009 г.

1.  Английский вариант содержал 2 722 000 статей и большая часть
статей по разделам наук.

2.        Немецкий - 860 000

3.        Французский - 757 000

4.        Польский - 574 000

5.        Японский - 558 000

6.        Итальянский - 536 000

7.        Голландский - 51 6 000

8.        Португальский - 456 000

9.        Испанский - 443 000

10.    Русский - 355 000. Отмечу, что в русском варианте почти нет
статей по современной биологии и медицине.

Наконец, для оценки состояния науки в России может помочь анализ публикаций в научных журналах мирового класса. Статьи из России уже давно не публикуются в Клетке, Природе, Науке. А вот китайские и индийские ученые там уж появились. В журналах Природа, Клетка и Наука. За 2007 год я нашел только две публикации из России. Одна из них написана бывшим министром науки при Ельцине Салтыковым и рассказывает она о российской науке. Это не научная статья, а так, журналистский обзор. И одна единственная научная статья из России, которая опубликована журнале Наука, - по палеонтологии. Всего в журнале Природа было опубликовано за год 2273 статьи, а в Науке - 2258 статей.

Фиксирую - топ наука в России исчезла как класс. Есть обноски, не более. И это очень печально. Но одновременно меня мучает вопрос, а не является ли Путин для русского народа своеобразной анестезией, обезболиванием, чтобы легче было терпеть разрушение великой державы, сдачу ее в руки Вашингтонского обкома?

Рис. 1. На оси абсцисс показаны доля открытий, сделанных российскими/советскими ученых (в процентах), на оси ординат отложены годы. На рисунке видно, что к концу XIX века начался роста качества научной продукции в России, качество почти не изменялось до начала 1 Мировой войны (зеленая линия отражает самое грубое усреднение, красная линия показывает более детальные тенденции). Доля российских/советских открытий достигла пика в 70-80-е годы. В хрущевские годы наблюдался некоторый откат. Брежнев вновь запустил науку. После отказа от социализма линия пикирует вниз - начался настоящий крах.

[Изображение: graf_pad_nauki.jpg]

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1.  http://www.strf.ru/client/news.aspx?ob_no=4955
2007

2.        Магаршак Ю. 2008. Россия во сне.
http://www.vremya.ru/2008/4/4/195646.html

3.        http://www.contrtv.ru/common/1657/

4.        http://www.za-/

nauku.ru/?mode=text&id=11 51&PHPSESSID=7cef01cee9a93e98929b 292155

5.        Греф так и не понял, что такое Академия наук. Лента.Ру. 2005.
http://lenta.ru/news/2005/06/30/science/

6.        Фионова Л.К. 2006. На руинах русской науки. Завтра.
http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtr...39/43.html

7.        Логинов В.В. 2009. Все открытия и достижения науки и техники
за последние 200 лет. Летопись. М. Либроком. 448 стр.

8.        Корнеев С.Г. 1990. Советские ученые - почетные члены научных
организаций зарубежных стран. М. Наука, 331 стр.

9. http://www.zlev.ru/11 3_31 .htm

10. http://www.za-nauku.pochta.ru/docs/Goals_process.htm

11. http://www.contr-tv.ru/common/2911/
http://www.contr-tv.ru/repress/2914/
http://www.contr-tv.ru/repress/291 5/
http://www.contr-tv.ru/common/2916/

12. http://www.za-nauku.pochta.ru/docs/Miron..._part3.htm 1 3. http://www.zlev.ru/1 1 3_31 .htm


С. Миронин.

http://www.za-nauku.ru//index.php?option...&Itemid=39
Ответ
#8
Министерство обрезания науки - Минобрнауки

Вся деятельность конторы под руководством А.Фурсенко показывает, что это - наиболее точная расшифровка названия министерства, отражающая цели и задачи его в период «встраивания» России в качестве Сырьевой Державы в Мировую экономику.   

      Перефразируя знаменитое выражение, можно сказать:

      У РУССКОЙ НАУКИ ДРУЗЕЙ НЕТ. ЕСТЬ ДВА ВРАГА: ВЫСШЕЕ ЧИНОВНИЧЕСТВО И ПРЕЗИДИУМ АКАДЕМИИ НАУК.

    Известно, что  наука имеет три составляющие:

    - фундаментальная наука;

    - прикладная наука;

    - университетско-вузовская наука.

    Эти три составляющие не должны противопоставляться друг другу, а должны друг друга дополнять.

      Российская наука занимает особое место в мировой науке. Академия наук создавалась для того, чтобы «в народе науки расплодились» и выросли свои, российские учёные, которые будут трудиться на благо страны. Такая наука и существовала в Советском Союзе.

      Но вот некоторые основные данные о разгроме науки времён Индустриальной Державы, какой был Советский Союз:

- по сравнению с 1991-м годом общее количество учёных-исследователей уменьшилось примерно в три раза (осталось чуть более четырёхсот тысяч человек);

- количество исследователей в РАН только к 1998-му году сократилось на 22%, после чего последовали регулярные сокращения. При этом наблюдается явление, которое можно назвать именем президента РАН - «парадокс Осипова»: который формулируется, как «чем меньше учёных, тем больше академиков».

- практически полностью разрушена прикладная наука;

- в стране стали забывать о такой категории, как вузовская наука.

    Русская наука под предлогом «модернизации» оказалось на грани полного исчезновения, и в этом вина не только правящих чиновников, но и учёных чиновников Академии наук.

    Вот что говорит министр науки и образования А.Фурсенко: «Модернизация не может быть позитивной для всех. Так не бывает. Неминуемы негативные социальные последствия... Абсолютно ясно, что какое-то число людей, институтов будет сокращено». Правда, никакого «позитива», в «модернизации» науки с 1991-го года не наблюдается.

      Изданное в мае 2006-го года постановление правительства предписывало сократить численность науки на 7%. Всего предполагалось сократить 20% научного состава институтов Академии наук с тем, чтобы общее число увольняемых сотрудников составило 22 тысячи.

      Заметим, что никакие сокращения не касаются двух категорий - научной администрации, членов-корреспондентов и академиков РАН. При этом возрастной момент не беспокоит академиков. По словам академика В.Гинзбурга, «с 1 января 2008 года из 500 человек в академии меньше 80 человек будут моложе 70 лет и меньше 100 - моложе 65 лет» («Известия», № 54, 2007 г.).

      Журнал  «Forbes», октябрь 2006-го года пишет:

«Российская наука на грани вымирания, как ни горестно это констатировать... Выбывающих академиков просто некем заменить. Варианты реформы обсуждаются уже полтора десятка лет..., ни одна социальная группа в РАН не заинтересована в переменах. Верхушка РАН, академики и члены-корреспонденты, просто не хотят никому отдавать власть и боятся перемен. Директора институтов не готовы делиться с кем-либо доходами от аренды и использования аппаратуры...»

      Об отношении к отраслевой науке говорит статья журнала «Forbes»:

    «Легендарная реформа РАО ЕЭС затронула научно-исследовательскую часть электрического гиганта: 63 НИИ и проектных института, принадлежащих РАО, слиты в семь "инженерных центров". В начале 2008 года за несколько месяцев до окончательной реорганизации РАО, эти объединения будут выставлены на продажу... На торги пойдёт только "мозг" научного комплекса - трудовые коллективы, разработки, наборы патентов и т.д.»

    Вводя в своей системе крепостное право РАО ЕЭС, как всегда, говорит о том, что это пойдёт только на пользу отраслевой электрической науке. «"А без крыши над головой учёные не останутся - инженерным центрам обещана аренда в их прежних штаб-квартирах "по ценам ниже рыночных"».

    Но кризис внёс свои поправки: хозяева отраслевых научно-исследовательских институтов просто увольняют научных сотрудников.

      О проблемах российской медицины говорит академик Академии медицинских наук А.Егоров: «В связи с кризисом резко сокращается выделение грантов на научные исследования. А гранты - это основной источник финансирования научных лабораторий, зарплаты учёных. В Российском фонде фундаментальных исследований сократили гранты на 30%. В результате многие научные программы прекращены, а от тех, что остались на урезанном финансировании  требуют прежнего объёма выполнения работ.

      Целый ряд технологических институтов, связанных с медицинской промышленностью, объявлены банкротами. К ним относятся ФГУП ГНЦ по антибиотикам, ФГУП "Центр по химии лекарственных средств", Институт витаминов, полностью уничтожен Институт антибиотиков в Санкт-Петербурге и многие другие головные медицинские научные организации. Ведущих сотрудников увольняют, распродаётся оборудование, здания. А без научно-технологических разработок ни о каком возрождении отечественной фармпромышленности сегодня не может идти речи».

      Не забывают чиновники и олигархи и о других отраслях знаний:

      «Олигархи сокращают науку» - так называется небольшой материал газеты «Аргументы и факты» (№ 9, 2009 г.), где говорится, что Дерипаска наполовину сократил штат учёных из принадлежащего «Русалу» Сибирского НИИ алюминиевой и электродной промышленности.

    И уже Сергей Миронов начал что-то соображать: «Нужен мораторий на сокращение работников бюджетных учреждений и военнослужащих до 2010 года».

      Для исправления положения дел необходимо принять меры по преобразованию Академии наук, при этом основными целями Академии  должны являться:

- разработка проектов, соответствующих основным задачам новой науки;

- экспертиза существующих и разрабатываемых проектов;

- выделение приоритетных направлений исследований;

- внедрение  проектов  в  планы  научно-исследовательских  институтов,  проведение их в  жизнь.

- необходим коренной пересмотр структуры и деятельности Академии наук и её Президиума.

      Чтобы сохранить научные кадры, отток которых из страны велик,  необходимо:

- иметь условия для научной работы и внедрения результатов;

- иметь достаточное финансирование научных исследований, обеспечение их современным оборудованием;

- результаты научных исследований должны быть востребованы экономикой страны.

      Много слов сказано руководством страны о необходимости развития новейших технологий.

      По данным Института международных экономических и политических исследований РАН:

- среди 49 стран, производящих 94% валового продукта мировой экономики, по «индексу технологий» Россия занимает последнее место;

- за последние 10 лет уровень изобретательской активности в стране снизился на 90%;

- современного оборудования для проведения экспериментов нет.

      Говорит Жорес Алфёров: «В России высокотехнологическую индустрию, созданную за многие десятилетия, мы разрушили. Поэтому у нас теперь... постиндустриальное общество». Но если страны Запада вошли в постиндустриальное общество с более низкой ступени развития, то мы скатились с индустриального общества в другую, сторону, в область раннего капитализма.

      В Советском Союзе наиболее ценные и интересные научные высокотехнологичные разработки делались с учётом их применения в военно-промышленном комплексе, который выступал главным заказчиком науки.

      О современном состоянии дел военно-промышленного комплекса говорил в Государственной думе вице-премьер С.Иванов: «Огромные трудности с кредитованием, просто непреодолимые трудности! Кредиты под реализацию инвестиционных проектов для большинства предприятий оборонно-промышленного комплекса практически стали недоступными. Для всей промышленности эта проблема наиболее острая».

      На кого жалуется вице-премьер? На себя?

      А пока, по словам главы госкорпорации «Ростехнологии»:

- 30% организаций военно-промышленного комплекса «имеют признаки банкротства»;

- 50% предприятий «относятся к потенциальным банкротам».

      Говорит директор Института экономических стратегий РАН А.И.Агеев:

      «В современной экономике знание уже стало реальным фактором капитализации. Информация - знание - мудрость - смысловые поля - именно здесь, а не в необъятных потоках товаров, услуг или капитала, сейчас куются конкурентные и стратегические преимущества завтрашнего дня...

      Что такое в этом смысле новые госкорпорации? С 1990 по 2000 годы мы потеряли 25% имеющихся технологий. Мы их даже не можем воспроизвести. Либо люди ушли на пенсию, либо документы исчезли, либо украдено оборудование, либо запатентовано за рубежом. Сейчас эта цифра, наверное, превышает треть...»

      А на какую величину упало промышленное производство, если внутренний валовой продукт Российской Федерации уменьшился в 2 раза?

      Автор продолжает: «...траектория развития очень жёстко и по инерции вдавливает нас в положение сырьевого придатка развитых стран мира и Китая. И в придачу пока дешёвого интеллектуального придатка...»

      Напомним, что в июле 2007-го года была учреждена корпорация «Роснанотех» для «реализации государственной политики в сфере нанотехнологий, развития инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, реализации проектов создания перспективных нанотехнологий и наноиндустрии». На эти дела государство выделило около 134 миллиардов рублей.

      Прошло более полутора лет, и, по мнению многих специалистов, Россия ещё больше отстала в международной гонке. «Так из 400 проектов, которые поступили в корпорацию, её научно-технический совет дал положительную оценку всего четырём. Ещё одна претензия к "Роснанотеху" - слабое взаимодействие с теми структурами, которые уже развивали данное направление, и прежде всего с Роснаукой и Курчатовским институтом - головной научной организацией в области нанотехнологий (Ю.Медведев).

      Если в США плоды нанотехнологических разработок востребованы сильной наукоёмкой промышленностью, то у нас существовавшие в советское время научно-производственные объединения, являвшиеся основными потребителями академических научных разработок, разрушены. Разрушена и система прикладной и отраслевой науки.  Создаётся впечатление, что нанопрограмма по Чубайсу ориентирована на использование оставшегося научного потенциала России для развития западного высокотехнологического производства, в первую очередь ВПК США.

          Много красивых слов сказано о системе высшего образования страны: «Мы приступили к реализации масштабного национального проекта в образовании. Необходимо поддержать школы, вузы с инновационными программами, дать фору талантливым преподавателям и одарённым ученикам» (В.Путин, 2005 год).

      В советское время по  числу  студентов  на  10 тысяч человек населения мы занимали второе место в мире. Сейчас по этому показателю  нас обогнали Канада, Австрия,  Бельгия, Финляндия, Испания и некоторые государства Латинской Америки. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников ВУЗов.

      По данным ЮНЕСКО, Россия по интеллектуальному потенциалу молодёжи скатилась с 3-го места в мире (1953 г.) на 40-е, по другим данным - на 47-е место. За период «реформ».

      Страна с сырьевой экономикой не заинтересована в подготовке специалистов технического профиля, о чём и говорит министр Фурсенко: «Я глубоко убеждён: не нужна высшая математика в школе. Более того, высшая математика убивает креативность» (февраль, 2009 г.).  В переводе на русский язык, это значит, что высшая математика убивает творческие способности.

      Видимо, министр Фурсенко, будучи доктором физико-математических наук, делает такое заключение на основании собственного опыта!

      Обратите внимание: как любят наши чиновники говорить красивые слова. Вот сообщение о пожаре в Московском авиационном институте: «По предварительным данным, пожар произошёл в результате теплового проявлении электрического тока при аварийном режиме работы электросети», - сообщил «Интрфаксу) высокопоставленный источник в руководстве Главного управления МЧС по Москве.

      Но творческие способности убивает внедряемая Фурсенко система ЕГЭ (единого государственного экзамена).

      Говорит человек, пишущий на темы науки - писатель В.Губарев: «Знаете, что показали результаты ЕГЭ? Уровень образования наших детей упал до уровня 1928 года. Впору говорить не о развитии науки, а о развитии безграмотности». На проблему обратил внимание и президент: «Решение принято. Нужно разработать оптимальный механизм, по которому этот экзамен будет приниматься».

      В планах министра Фурсенко - оставить из 450 ныне действующих институтов не больше 200, а система внедрения платного образования в период кризиса сама попала в кризисное состояние.

      Если говорить о подготовке специалистов для внедрения новейших технологий, то представляется необходимым осуществить следующие меры в области высшего образования:

      - ликвидировать систему платного высшего образования с закрытием частных учебных заведений, восстановив утраченную советскую систему государственной подготовки специалистов.

      - обратить особое внимание на развитие вузов, готовящих специалистом для предприятий промышленности и науки, способных свернуть страну с пути энергетического донора развитых стран.

      - в условиях приближающегося продовольственного кризиса усилить и увеличить подготовку специалистов сельскохозяйственного производства.

      - запретить внедрение единого государственного экзамена, как средства снижения качества подготовки будущих специалистов.

      - запретить введение системы бакалавр-магистр, как средства снижающего общий уровень российского образования.

      - в условиях экологического кризиса организовать расширенную подготовку специалистов-экологов.

      - в крупных технических вузах восстановить роль вузовкой науки, организовав и оснастив специализированные лаборатории.

      А пока в стране пользуются спросом юристы, журналисты-международники, экономисты - их готовят за 170-430 тысяч рублей в год, это специальности для избранных, для будущих российских чиновников.

      В России внедряется модель развития высшей школы, главным содержанием которой является полная ликвидация подготовки в стране специалистов-профессионалов для реальных секторов экономики и замена их подготовкой бакалавров и магистров, не владеющих необходимыми знаниями.

      Обратите внимание: о реальном секторе экономики наши чиновники заговорили в кризис, когда уже нельзя говорить об экономике ВИРТУАЛЬНОЙ - гордости чиновников.

      Совершенно ясно, что без квалифицированных кадров не может быть восстановлен промышленный, высокотехнологический потенциал страны.

      И опять интересный момент: людей с учёными степенями в руководящих органах России полно, а о науке позаботиться некому, реформы, начинавшиеся кандидатами наук, завершаются несостоявшимися аспирантами (магистрами экономики) - Владиславом Сурковым и Аркадием Дворковичем.

      Но если нет цельной государственной политики, не будет, ни науки, ни образования, ни высоких технологий и не спасут положение отдельные, частные, «национальные программы», нацеленные только на снижение политической напряжённости в стране.

Бояринцев В.И.,

доктор физико-математических наук, профессор


Источник
Ответ
#9
Третья труба

В «демократическое» время мы поняли, что экономика страны существует благодаря двум трубам - нефтяной и газовой, по которым природные богатства страны утекают за рубеж. Но кроме нефтяной и газовой труб, уносящих  из России богатства недр, «демократическими» властями сооружена и уже почти двадцать лет исправно действует третья труба, по которой утекает самый ценный природный ресурс - мозги.

        Даже согласно официальной статистике за рубежом сегодня работает около 700 тысяч  (по некоторым данным до 800 000) научных сотрудников из России. Чтобы получить реальное число людей, генетически предрасположенных к интеллектуальному труду, это число надо по крайней мере удвоить или даже утроить, ибо они эмигрируют с жёнами и детьми. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников ВУЗов, эмиграция специалистов (в основном молодых)  сохраняется на уровне 10 -15 тысяч человек в год.

    Какой смысл рассуждать о способах улучшении демографической ситуации,  если из страны систематически изымается такое количество молодых, умных, высокообразованных граждан, что приводит к резкому падению не только количественных показателей, но и качественных? 

    По подсчётам экспертов ООН отъезд за рубеж одного человека с высшим образованием наносит стране ущерб размере от 300 тысяч до 800 тысяч долларов. По сообщению ректора МГУ академика В.Садовничего, на обучение одного специалиста мирового класса Московский Государственный Университет тратит до 400 тысяч долларов. Таким образом, только выпускники МГУ ежегодно «уводят» за границу 120 миллионов долларов.

    По данным Ю.Лисовского, сегодня почти четверть американской индустрии высоких технологий держится на выходцах из России. Наши эмигранты, живущие в США, обеспечивают 20-25% американского производства в области высоких технологий, что составляет около 10% мирового рынка.  Если бы те специалисты, которые выехали из России, начиная с 70-х годов, обучались в университетах США и Западной Европы, то на их подготовку этим странам пришлось бы потратить более 1 триллиона долларов.

    Согласно оценкам ЮНЕСКО, уже к середине 1990-х годов потери России от «утечки умов» превысили 30 миллиардов долларов. Эта сумма, по сути, была вложена в бюджеты принимающих стран. [Немного позднее были официально признаны потери страны от научной эмиграции, эквивалентные 600 миллиардам долларам. - Ред. сайта ДЗВОН.].

    Вопреки утверждению главы Министерства образования и науки А.Фурсенко, что «слухи об опасности "утечки мозгов" из России сегодня сильно преувеличены», она ежегодно обходится нашей стране, минимум, в 25 миллиардов долларов.

    По данным ректора Российского нового университета, председателя Совета Ассоциации негосударственных ВУЗов России В.Зернова, точную сумму ущерба страны от «утечки мозгов» подсчитать невозможно, но она, по оценкам, составляет примерно один триллион долларов.

    Кроме того, эмигранты увозят с собой не поддающийся оценке объём научных сведений,  разработок технологий, ноу-хау и других видов интеллектуальной продукции. Если учесть, что активный возраст в науке приходится на 30-40 лет, необходимо признать, что не только количественные, но и качественные  показатели русской науки упали и продолжают падать, приводя науку России в недееспособное состояние.

    Оказывая «гуманитарную помощь» «цивилизованным» странам, Россия остаётся со стареющими научными кадрами. Так академик В.Страхов в 2004-м году писал, что средний возраст кандидатов наук составляет 53 года, докторов наук - 61 год, членов РАН более 70 лет.  Другие эксперты считают, что средний возраст научных сотрудников сегодня уже превышает 63 года, так по оценке президента Лиги содействия оборонным предприятиям А. Долголаптева средний возраст инженеров, конструкторов и высококвалифицированных специалистов в отечественном ВПК в 2006-м году составлял 65 лет.

    В стране работает ещё одна форма «утечки мозгов» - внутренняя,  когда специалист живёт в России, но работает в западных или отечественных фирмах по международным грантам. По данным С.Миронина потери государства от такого рода «утечки мозгов» составляют 600-700 миллионов долларов в год. Такая форма эксплуатации интеллектуального потенциала России более выгодна для Запада и потому она расширяется.

    Потери интеллектуального ресурса вызваны и уходом квалифицированных специалистов в области, не связанные с наукой и высокими технологиями внутри страны.  Сегодня только 10% выпускников ВУЗов России работают по специальности. Массированная пропаганда гедонизма привела к тому, что сегодня молодые стремятся  получить как можно больше денег, не  заботясь о способе их добывания. В результате выпускники лучших ВУЗов России - физики, химики, авиаконструкторы, электронщики предпочитают работать в финансовых и торгово-посреднических структурах, наполняют банки, страховые и ипотечные конторы, риэлторские и туристические фирмы и т.д. Причина одна: уровень вознаграждений в коммерческих структурах в несколько раз превышает заработную плату, которую могут предложить заводы, конструкторские бюро, проектные и научно-исследовательские  институты, униччверситеты. Погоня миллионов молодых людей за сиюминутной выгодой быстро обернётся социальной катастрофой - деградировавшие профессионально клерки, достигшие 40-45 лет, перестанут быть востребованы коммерческими фирмами. Уже сегодня ряды безработных пополняют люди с высшим образованием, кандидаты и доктора наук.

    Молодые люди уходят из науки и уезжают не только в поисках больших денег или самореализации. Многих из них выталкивают из страны невыносимые условия жизни - дороговизна и низкое качество жилья, плохая экология и высокая преступность  в Москве и Петербурге, разрушенная инфраструктура, нищета  и безработица в провинции. При этом за рубежом учёные-эмигранты из России неизбежно теряют свой творческий потенциал и деградируют, ибо попадают в рабскую зависимость  от местного босса, который зачастую имеет более низкий уровень квалификации. Природа не рождает много людей, способных к интеллектуальному труду, поэтому потеря каждого из них - потеря неоценимого природного ресурса страны. Известно, что вырезание из социума его наилучшей части неизбежно приводит к снижению среднего уровня, к деградации всего общества. По словам Б.Паскаля «Достаточно уехать трёмстам  интеллектуалам,  чтобы Франция превратилась в страну идиотов».

    Массовая эмиграция молодых специалистов, намеренное снижение стоимости умственного труда привели к ситуации, когда право руководить, учить, говорить в средствах массовой информации получили не те, у кого больше ума и знаний, а те, у кого больше денег.  В результате деградация - умственная и нравственная -  поразила все слои российского общества.

    Как результат: по индексу человеческого развития, включающему уровень образования, науки и технологий, заболеваемости и долголетия, ВВП на душу населения и др., Россия с 52-го места в 1992-м году, уже к 1997-му году скатилась на 119-е место в мире. На мировом рынке высоких технологий в настоящее время доля США составляет 60%, Сингапура - 6%, России - 0,5-0,8%.  Среди 49 стран, производящих 94% валового продукта мировой экономики, по «индексу технологий» Россия сегодня занимает последнее место.

    Существенно, что резерв интеллектуалов в стране воспроизводится всё хуже. Стерилизация интеллекта России осуществляется и посредством реформы системы школьного образования. Свёртывание изучения русского языка и литературы (с романом «Война и мир» дети знакомятся по тоненькой брошюрке, преподаватели русского языка, как и прочих предметов, зарабатывают существенно меньше учителей английского языка), введение Единого Государственного Экзамена, построенного по принципу игры «Что? Где? Когда?» - всё это уничтожает способность мыслить, анализировать, делать выводы. Даже министр А.Фурсенко, выступая в июле 2008-м году на съезде проправительственного молодёжного движения «Наши» на озере Селигер, признал, что уровень школьного образования резко упал: «ЕГЭ при всех его недостатках показал, что 25% школьников не знают математики и примерно столько же - не знает русского языка». Это заявление прозвучало как отчёт разрушителей перед своими нанимателями - задача  уничтожения системы образования в России успешно выполняется.

    Эмиграция молодых учёных, старение научных кадров привели к снижению уровня обучения в ВУЗах. Сегодня студенты приходят в институты не за знаниями, а за дипломами. Отрицательно сказывается на качестве обучения и то, что большинство студентов подрабатывает, виной тому  увеличивающаяся доля платного образования и завышенный стандарт потребления, внедрённый в молодёжную среду.

    В российском высшем образовании вводится унифицированная система, юридически закреплённая «Болонской конвенцией», к которой присоединилась и наша страна. В результате обучение становится двухуровневым, производя после краткого обучения бакалавров-недоучек, что, по сути, ликвидирует подготовку специалистов для реальных секторов экономики.

      Утверждение, что предложенная авторами реформы замена бывшей лучшей в мире советской системы образования чужеродной западной - присоединение к «болонскому пространству», что позволит договориться о взаимном признании российских и европейских дипломов - не выдерживает никакой критики, т.к.  во-первых, российские специалисты и без того в высшей степени востребованы во всём мире, и во-вторых, заботиться об облегчении экспорта наших мозгов - значит занимать антигосударственную позицию.

    Проводимая реформа образования имеет одну цель - обеспечить дальнейшее снижение интеллектуального потенциала России, закрепить за ней роль сырьевой колонии. Уже сегодня по данным ЮНЕСКО  по интеллектуальному потенциалу молодёжи Россия скатилась с 3-го места в мире (1953-й год) на 40-е, по другим данным - на 47-е место.

    В такой ситуации слова властных чиновников о переводе страны на инновационный путь развития  не более чем циничная и лицемерная пропагандистская акция. Даже президент Д.Медведев 5 мая 2009-го года на встрече с победителями конкурса молодых программистов признал, что осуществить переход на инновационный путь развития страны пока не удаётся. Щедро профинансированная корпорация «Роснанотех» (на старте 130 миллиардов рублей, в бюджете на 2008-2010 годов предусмотрено ещё более 180 млрд. рублей) по словам президента страны пока не дала ничего и вообще неясно, как потратить эти деньги. При этом вопрос - зачем  были выделены большие деньги на непонятные цели, да ещё переданы в руки печально известного А.Чубайса, назначенного главой «Роснанотеха»,  почему-то не возникает. На выставке продуктов нанотехнологий в США в мае 2009-го года Россия представила всего 9 экспонатов. Нетрудно подсчитать в какую сумму обошёлся каждый из них. 

    В итоге почти 20-ти лет «реформ» потеряно целое поколение квалифицированных специалистов, что вызвало жестокий кадровый голод в стране. Эмиграция идёт в основном за  счёт людей, имеющих образование в области технических и естественных наук, что обескровило реальный сектор экономики. Сейчас в России не хватает 500 000  специалистов в области высоких технологий. В июле 2008 года на экономическом форуме в Петербурге президент Д.Медведев заявил, что и кадры политиков не имеют скамейки запасных. При этом представители власти  на форуме предложили весьма странный путь борьбы с кадровым голодом: создание сети крупных образовательных центров на базе федеральных университетов, заместив недостающие отечественные научные кадры  преподавателями из-за рубежа. Намеренно выталкивать из  страны соотечественников, замещая их гастарбайтерами - от дворников до профессоров, значит разрушать Россию. 

    Очевидно, что разрушение интеллектуальной среды России носит системный характер и никакие точечные разовые вливания (финансирование нанотехнологий, гранты молодым учёным, создание наукоградов и т.п.) ситуацию не спасут. Поэтому главная рекомендация, которая может быть дана во имя спасения ситуации - восстановить ценность интеллектуального труда и вернуться к уникальной советской системе науки и образования,  систематически внося поправки, адаптирующие систему к требованиям современности.

    Для спасения науки  необходимо осуществить следующие меры.

    * Восстановить систему распределения молодых специалистов после окончания ими технических учебных заведений и ВУЗов сельскохозяйственного направления, установив для них заработную плату на уровне мировых стандартов.
    * Запретить выезд из страны на работу за рубеж молодых специалистов с высшим образованием в течение 10 лет после окончания ВУЗов. В исключительных случаях выезд на работу за рубеж до истечения указанного срока может быть разрешён только после оплаты им всех затрат, сделанных государством при подготовке данного специалиста.
    * Разработать систему мер по возвращению на родину учёных-эмигрантов, создав систему льгот для возвращающихся (использовав, в частности, опыт Китая), поставив при этом жёсткий фильтрующий барьер - ловкачи, бегающие по миру в поисках тёплых мест, пользы русской науке не принесут.
    * Очевидно, что для осуществления этих мер необходимо  реорганизовать систему науки. Устранить от руководства главный балласт, убивающий её - околонаучное чиновничество - членов РАН и директорат.
    * Дать власть и деньги наиболее уважаемым учёным, занимающим чёткую гражданскую патриотическую позицию, организовав их в отраслевые экспертные советы.
    * Изучив рекомендации этих советов, совместно с правительственными органами выработать программу вывода страны из кризиса, подчинив этой цели  развитие науки.
    * Для ускоренной подготовки новых кадров организовать научные школы, руководимые  ведущими учёными страны.

    Однако, при существующем управлении наукой и образованием эти меры неосуществимы в принципе. Перефразируя знаменитое выражение, можно сказать: у русской науки друзей нет. Есть два врага: Министерство образования и науки и Президиум Академии наук. За разрушение науки  и образования эти ведомcтва и их главы - А.Фурсенко и Ю.Осипов должны понести наказание. Однако, при существующем статусе России как сырьевой колонии развитых государств, заменить А.Фурсенко и Ю.Осипова невозможно, ибо они есть нужные внешним силам винтики в механизме уничтожения России.

      Самое печальное, что сегодня по сути уже не к кому обращать  призывы исправить ситуацию, ибо научное сообщество в стране больше не существует. Сегодня его составляет  кучка деградировавших стариков, перепуганных угрозой пенсионной нищеты. Поэтому работу по восстановлению русской науки и образования должны выполнить молодые патриоты, связывающие своё будущее с будущим своей страны.

    Разрушение науки в России чревато резким снижением уровня мировой науки. И это чрезвычайно опасно именно сегодня, когда человечество столкнулось с проблемами, которые способна разрешить только наука - истощение невосполняемых энергетических ресурсов, глобальная экологическая катастрофа. Ситуацию следует исправлять быстро, ибо в противном случае мы столкнёмся не только с опасностью потерять страну, но и с глобальными опасностями, угрожающими человечеству гибелью.

  _______________________   

  Об авторах:  Бояринцев В.И., д.ф.-м.н., Фионова Л.К., д.ф.-м.н.

Источник
Ответ
#10
Первые «успехи» госкорпорации «Роснанотех»

Год назад мне уже приходилось подробно писать о том, что проект развития  нанотехнологий в России больше напоминает финансовую афёру, чем научную программу[1]. Сегодня мы имеем новые доказательства этого утверждения.


      Вспомним, какое напутствие оставил работающим в новой «прорывной» отрасли бывший президент страны В.Путин: «Деньги, которые предусмотрены на нанотехнологии, должны тратиться целевым способом, ни одну копейку на сторону ни под каким предлогом прошу не направлять».

В сентябре 2007-го года  главой госкорпорации «Роснанотех» был назначен человек, имеющий богатый опыт траты денег только «по назначению» - А.Чубайс. О честности А.Чубайса ходят легенды и, при желании, он без труда может получить многочисленные рекомендации от политиков и простых граждан России. «Всё, чем бы он ни занимался, заканчивается очень плохо для России», - считает В.Жириновский[2]. «Всё, чем занимался Чубайс, рано или поздно заканчивалось невиданным разрушением», - считает Г.Зюганов[3]. Даже В.Путин заметил: «...К сожалению, у него плохая кредитная история. Я имею в виду кредит доверия у населения» [4]. Но мнение населения в современной России слишком часто расходится с мнением властей, и назначение А.Чубайса главой «Роснанотеха» несмотря на «плохую кредитную историю» состоялось.

Видимо, он обладает достоинствами, на фоне которых меркнут такие мелкие недостатки, как слава разрушителя и полное непонимание того, что такое нанотехнологии и чем должна заниматься корпорация  «Роснанотех».

            В интервью программе "Израиль за неделю" А.Чубайс,  намечая блестящие  перспективы научного сотрудничества России и Израиля, «квалифицированно» разъяснил, что такое нанотехнологии и что миллиметр и микрон это одно и то же: «Тут всё просто. Если есть метр и есть миллиметр, то есть 10 в «минус» 6-й степени, то почему бы не быть и нанометру, 10 в «минус» 9-й степени» [5].

            Такой же эрудированностью в упомянутом интервью блеснул «главный наноучёный» и при анонсировании экономических и научных целей создания госкорпорации: «главная цель простая - эти средства нужно использовать для того, чтобы создавать бизнесы, создавать в России частные бизнесы в сфере нанотехнологий». Что такое создание «бизнеса по Чубайсу» мы очень хорошо знаем на примере его деятельности в качестве «главного приватизатора» и «главного энергетика» России.

            Замечательно, что на масштабы его финансовой активности не повлияли ни мировой экономический кризис, ни отсутствие реальной  возможности России для развития инновационных технологий. На вопрос корреспондента: «Вы полагаете, что в ситуации жесточайшего экономического кризиса, когда Россия живёт фактически за счет Стабилизационного фонда, правительство сможет и дальше в приоритетном порядке финансировать проекты, связанные со сферой нанотехнологий?» последовал самоуверенный ответ: «... в России очень сложно складывается ситуация в экономике, нам предстоит точно падение ВВП. Бюджетный дефицит, судя по всему, достигнет 8%, инфляция на уровне 13-14% минимум - это очень тяжёлые параметры для нашей экономики. ... В этом году мы [в "Роснанотехе" - ред.] ориентировались на финансирование в размере примерно 50 миллиардов рублей, и ровно эту сумму, несмотря на все бюджетные секвестры, мы в итоге и получаем».

            Конечно, кризис заставил правительство ограничить финансирование бесконтрольно функционирующей госкорпорации с 130 млрд руб. до 50 млрд руб.  Правительство попросило её вернуть в бюджет 85 млрд руб.[6] Но и оставшиеся в «Роснанотехе» суммы колоссальны. На что же они будут направлены?

            Из многословных рассуждений Чубайса следует, что он просто не понимает, что должна делать возглавляемая им корпорация.  Зато он хорошо понимает свой интерес: официальная зарплата руководителей «Роснанотеха» в начале 2008 г. составляла  до 700 тыс. рублей в месяц [7]. При обсуждении в Государственной Думе поправок в бюджетный кодекс выяснилось, что средства, выделенные  Фонду нанотехнологий, идут в основном на зарплату руководителей, а на научные проекты фактически не тратятся и, более того, никто даже и не собирался их тратить на эти цели до конца 2009 года. Часть выделенных средств размещена на фондовом рынке и на депозитах в банках и может быть возвращена в бюджет только в декабре 2009 года[8].

            В связи с этим у депутатов Госдумы возникло предложение ликвидировать «Роснанотех», финансируя научные проекты напрямую из бюджета. Однако против этого выступил Нобелевский лауреат В.Гинзбург, выразив опасения, что в случае закрытия госкорпорации выделенные средства разворуют. Аргументы академика воистину анекдотичны: для предотвращения  разворовывания средств надо назначить их блюстителем  А.Чубайса!     

            Однако руководители «Роснанотеха», кроме получения зарплаты и размещения средств на депозитах в банках всё-таки планируют некую деятельность: они выдвинули «блестящую» идею финансировать за счёт  российской госкорпорации разработки нанотехнологий в Израиле[9].

            На прямой вопрос израильского корреспондента: «Каково отношение к этому проекту израильских политических руководителей, с которыми Вы имели возможность проконсультироваться? Как они относятся к факту финансовых вливаний России в израильскую экономику?» последовал прямой ответ: «...  то, что я услышал ... при встрече с президентом страны <Израиля>, на меня произвело просто сильнейшее впечатление.  Я получил абсолютно конкретные, очень масштабные инициативы..., касающиеся радикального совершенствования, развития, улучшения всего того, что происходит между нами в сфере инновационной экономики».

            В  интервью на нанотехнологическом форуме в Хьюстоне (США)[10], А.Чубайс пошёл ещё дальше: «Логика нашего бизнеса такова: мы не представляем проекты, а, скорее наоборот, мы запрашиваем проекты, просим приходить к нам с заявками на исполнение проектов. Это и есть особенность нашего бизнеса ...  главная наша задача не столько рассказать о том, что мы уже делаем, сколько получить новые проекты».

            Иными словами, то, что делает А.Чубайс - не развитие инновационного процесса, а обычный поиск зарубежного заказа субподрядчиком, работающим в стране с дешёвой и незащищённой рабочей силой - в России. Очевидно, что в случае успешного завершения работы владельцем результатов будет именно зарубежный заказчик, который реализует их в своей стране. Ни о какой комплексной организации высокотехнологичного производства в России при такой постановке вопроса не может быть и речи (разве что в случае первичной переработки сырья или создания экологически грязного производства).

            Усугубляющийся кадровый голод в стране, вызванный непрекращающейся массовой эмиграцией специалистов, препятствует переводу экономики страны на инновационный путь развития. Даже А. Чубайс приводит такие данные: только в Силиконовой долине (США) работает более 40 тыс. русскоязычных учёных. Но комментарии он даёт странные: «это колоссальный ресурс, и колоссальная ценность для страны». Возникает естественный вопрос: для какой страны? Естественный ответ: для США, не для России.

            Но, тем не менее, Госкорпорация «Роснанотех» планирует к 2015 г довести ежегодный объём выпуска нанотехнологической продукции в России до 900 млрд руб.[11] Как это сделать? Очень просто. При умелом обращении под понятие нанопродукции можно отнести большинство выпускаемых ныне без какого-либо участия «Роснанотеха» высокотехнологичных изделий, в частности большую часть микроэлектроники и химической продукции. Скромный Чубайс пока приписал к  своим достижениям выпуск Россией нанотехнологической продукции в 2008 г. на сумму 4 - 15 млрд руб.

            Несмотря на фактический провал А.Чубайса на новом посту, он сообщил, что у «Роснано» на стадии запуска находятся 12 проектов, отобранных из более чем 900 заявок. Объём инвестиций в эти проекты по его словам составит 27,8 млрд руб., из которых доля «Роснано» - 17,9 млрд руб. Начиная со второго квартала 2009 г, «Роснано» планирует запускать ежемесячно по 15 проектов нанотехнологических производств[12].

            Бизнес организаторов нанотехнологий в России идёт по классическому сценарию сказки Г.Х.Андерсена о пошиве нового наряда для короля. Беда только в том, что в руководстве России никак не найдётся человек, способный прокричать: А  король-то  голый!

            Даже Президент вынужден признать, что практически все начинания в области развития инновационных технологий заканчиваются финансовыми потерями, проекты остаются только на бумаге[13]. Но правительство продолжает делать вид, что не понимает: отсутствие отечественного потребителя наукоёмкой продукции, разрушение отечественного образования, науки и высокотехнологичной промышленности, засилье коррумпированной бюрократии, утечка мозгов обрекают Россию на роль сырьевого придатка и закрывают возможность перевода страны на инновационный путь развития. И специалисты по оптимизации финансовых потоков решить эту проблему не могут.

           

[1] Ю. Лисовский. «Нанотехнологии в России - научный прорыв, экологическая катастрофа или финансовая чёрная дыра?» газета «Знание-власть» № 20, 2008 г.

http://www.za-nauku.ru/index.php?option=...&Itemid=29

[2] В.Жириновский. Газета «Коммерсантъ», 03.12.1996 г.

[3] Г.Зюганов.  Радио «Эхо Москвы», 22.09.2008 г.

[4] В.Путин, «От первого лица», М., «Вагриус», 2000 г.

[5] Интервью программе "Израиль за неделю", канал RTVI. 22.03.2009. Радиостанция «Эхо Москвы». http://echo.msk.ru/programs/beseda/580263-echo/

[6]  «Роснано» вернет государству 85 млрд руб. Прайм-ТАСС 17.03.2009. http://www.vedomosti.ru/newsline/index.s.../17/743496

[7] Сколько платят в госкорпорациях  Ведомости. http://www.apsc.ru/?nid=7475

[8] Оксана Дмитриева о поправках в Бюджетный кодекс. Выступление на пленарном заседании Госдумы 25 марта 2009 года.

http://duma.spravedlivo.ru/publications/...on/?Id=219

[9] Интервью программе "Израиль за неделю", канал RTVI. 22.03.2009. Радиостанция «Эхо Москвы». http://echo.msk.ru/programs/beseda/580263-echo/

[10] Интервью А. Чубайса 6 мая 2009 г.  радиостанции Business FM. http://bfm.ru/news/2009/05/06/chubajs.html

[11] А.Чубайс: К 2015 г. выпуск нанотехнологической продукции достигнет 900 млрд руб.

Прайм-ТАСС 11:48 16.04.2009 http://www.vedomosti.ru/newsline/index.s.../16/759425

[12] А.Чубайс: К 2015 г. выпуск нанотехнологической продукции достигнет 900 млрд руб.

Прайм-ТАСС 11:48 16.04.2009 http://www.vedomosti.ru/newsline/index.s.../16/759425

[13] Д.А. Медведев. Совещание по вопросам модернизации и технологического  развития  экономики. 15.05.2009. http://www.kremlin.ru/sdocs/appears2.shtml?stype=63378

Источник
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)