Форум Общественного Движения 9 Мая

Полная версия: РФ: без родины, без смысла, без будущего
Вы просматриваете упрощённую версию нашего контента. Просмотр полной версии с полным форматированием.
Страницы: 1 2
(03-21-2013, 06:09 PM)Святкин link Написал: [ -> ]СМИ: Больше стало тех, кто считает ситуацию  нормальной,  меньше — тех, кому она видится в негативном свете

[Изображение: 2fac859dcc3e.jpg]

Примерно треть граждан РФ (32%) негативно оценивает ситуацию в стране. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного ВЦИОМ.  

Социологи отмечают, что "нормальной" обстановку в России называют более половины опрошенных (57%).  

Больше стало тех, кто считает ситуацию в своем регионе нормальной (показатель за год вырос с 51% до 55%), меньше — тех, кому она видится в негативном свете (изменение с 37% до 33%).  

Традиционно, ситуация в личной жизни и жизни окружения оценивается россиянами наиболее позитивно.

http://www.rosbalt.ru/main/2013/03/21/1108476.html

Да-да, мы стали более лучше одеваться и Т.П.
[Изображение: asphalt_250.png]
Ненастоящая жизнь

Колумнисты ЛГ / Очевидец / События и мнения
Юрий Щербаков

Оказывается, в августе 1991 года у нас в стране произошла «геополитическая» революция. Честно говоря, я и не подозревал. «Открытие» помогла сделать шикарно изданная книга о нашем времени. Приведу только одну цитату: «При всех своих недостатках молодёжь не утратила здоровый инстинкт смыслоискательства. Ей нужна более высокая цель в жизни, чем та, которая рекламируется в глянцевых журналах как сияющая вершина человеческого счастья».

На днях ночью я случайно пообщался с ровесниками «геополитической» революции. Просто гогот молодёжной компании, традиционно тусующейся на детской площадке у нашей девятиэтажки, или – по зимнему времени – в нашем подъезде, достиг своего апогея к двум часам ночи. Я не выдержал и отправился урезонивать разошедшихся ровесников «геополитической» революции. Жена не пускала, но вопреки её опасениям общение получилось мирным. Большинство ребят оказались вполне вменяемыми. А вот вопрос: «А как же завтра на работу встанете?» – их искренне рассмешил. Потому что работы и учёбы в привычном понимании для них просто не существует. Им просто невдомёк, что своей шумной гульбой они кому-то досаждают, что кто-то думает о предстоящем рабочем дне... Какая работа? Какая учёба?.. Как это вообще может волновать?.. На этом разошлись, они, как я понял, отправились продолжать веселье в другое место.

Боюсь, «здоровый инстинкт смыслоискательства» у наших молодых людей крайне притуплен, если он есть вообще. Магазинные барышни, офисно-банковский «планктон», бесчисленные дюжие охранники, юные карьеристы... Они иной жизни не знают и знать не хотят! Это и есть главное достижение той самой «геополитической» революции.

Разухабистый, какой-то туристический стиль жизни становится для молодёжи смыслом жизни. И означает это неизбежный конец традиционных ценностей, на которых испокон веков стояла страна: труд – семья – дети – Родина. Труд здесь не зря поставлен первым, потому что и все остальные главные составляющие нормальной народной жизни – это тоже труд. Труд рождения и воспитания детей, труд создания полноценной семьи, труд быть патриотом Отчизны. Но двадцать лет свободы от этих «рудиментов тоталитаризма» не прошли даром.

Меня, как и многих людей моего поколения, не оставляет ощущение искусственности, нарочитой театральности происходящего в стране. Будто затеян гигантский спектакль, который длится и никак не закончится. Начиная с опереточного ГКЧП и заканчивая нынешним премьер-министром, который смотрит на происходящее в стране с весёлым зрительским любопытством.

Недаром на телевидении то и дело мелькает реклама: «Играем в жизнь!» Игра в политику, экономику, культуру заменила реальные политику, экономику, культуру. И все так называемые реформы в России – это только сюжетные ходы в затянувшейся на десятилетия пьесе. Любой здравомыслящий человек сегодня видит, что «реформы» образования, медицины, ЖКХ, армии, органов правопорядка, культуры направлены не на их улучшение, а на их уничтожение. Государство попросту снимает с себя ответственность за главные сферы жизни. Как давным-давно «избавилось» от производственных забот, за бесценок отдав общенародное добро в загребущие руки тех, кого назначило олигархами.

Раньше это называлось шулерством, сегодня – созданием виртуальной реальности, иллюзии порядка, справедливости, стабильности. Одно безусловно в этой игре: кровь и жертвы в ней самые настоящие. Общество не может нормально развиваться без веры людей в завтрашний день. Есть ли она сегодня у россиян?

По данным социологов, сейчас только 17,1 процента населения, то есть абсолютное меньшинство, признают справедливость и эффективность нынешнего социального строя! И это самое меньшинство ведёт нас в «светлое капиталистическое будущее». Все рычаги – у него.

Главная забота власти – банки. Куда во время недавнего кризиса вливались народные миллиарды? Туда, в частные, акционерные, коммерческие банки! А совсем недавно правительство кинуло 300 миллиардов на спасение Банка Москвы, руководство которого разворовало деньги акционеров. Ну а мы-то с вами здесь при чём? Да при том, что бюджетные, то есть наши с вами общие деньги, кидаются без возврата в «чёрные дыры» коммерческих банков, которые и так высасывают богатства страны!

В предреволюционные некрасовские времена иллюзорность, ненастоящесть происходящего в стране была такой же очевидной, как и сегодня.

«Я заснул…

Мне снились планы

О походах на карманы

Благодушных россиян,

И, ощупав мой карман,

Я проснулся…

Шумно… В уши

Словно бьют колокола,

Гомерические куши,

Миллионные дела,

Баснословные оклады,

Недовыручка, делёж,

Рельсы, шпалы, банки, вклады –

Ничего не разберёшь!»

Разобрались уже в 1917 году... Как бы не пришлось так же разбираться с гигантскими декорациями и фантомами, среди которых мы живём сегодня. Всё-таки всю жизнь прожить без «смыслоискательства» человек не может.
http://topwar.ru/28169-pismo-sovetskim-kommunistam.html


Уважаемые советские коммунисты!


Я не уполномочен говорить за всех, потому что, вполне может быть, кому-то не хватало в СССР бандитов, проституток, ментов-палачей, безработицы, чиновников-коррупционеров, терактов, инфляции, межнациональных конфликтов, беженцев, платного образования и платной медицины, тупых сериалов и бездарной попсы по телевизору, церквей, мечетей и синагог, наркомании, педофилов, Ксюшы Собчак, Куршавелей для одних и помоек для других, дефолтов и экономических кризисов, монетизации совести и капитализации человечности.


Я могу говорить только за себя самого. Потому что лично мне все вышеперечисленное было совершенно не нужно.

Между нами говоря, не все у вас получалось хорошо, а кое-что получалось через жопу или не получалось совсем, но, посмотрев на то, что получилось после того, как вы ушли, у меня к вам никаких претензий больше нет. Официально заявляю, что я их все, которые у меня тогда были, снимаю. Потому что все то плохое, что было и при вас, оно так с нами и осталось, только прибавилось и выросло многократно. И даже шамкающий ваш "наш дорогой Леонид Ильич" мне теперь милее, чем бодрячок Дмитрий Анатольевич - потом что первый воевал, поднимал целину и строил города, заводы и БАМ, а второй съел гамбургер и получил на шару ай-фон. Еще у него есть все пластинки группы "Deep Purple". Вот, собственно, и все, что он сделал в своей жизни - и почему он правит русским народом, я, хоть убей, не понимаю. И КПСС, при всем при том, что от партии Ленина уже мало в ней осталось, кажется каким-то ареопагом мудрецов и высоконравственных личностей - если смотреть на "Единую Россию" (да, и можно я не буду про "наших" и про "молодую гвардию"? потому что кроме мата про них я ничего написать вообще не способен). К сожалению, зато прибавилось все то, о чем я написал во первых строках моего письма к вам.

Зато вот того хорошего, что при вас было, больше нет и не будет.

Так что спасибо вам, за то, что вы были. За улыбку Юрия Гагарина, за красный флаг над Берлином, за Советскую Армию, оснащенную первоклассными танками и самолетами, за уверенность в том, что никто никогда не нападет на мою страну, потому что получит так, что мало не покажется, за атомные ледоколы, за то, что хранили великую русскую классическу культуру - и культуру других народов Союза - от пошлости и законов рынка, за науку, за обсерватории, за синхрофазотроны, за журнал "Астрономический календарь школьника" ценой пять копеек и журнал "Квант" ценой в десять копеек, который выписывала моя не очень богатая мама, за горы Северного Кавказа, на которых можно было отдыхать и кататься на лыжах, не боясь получить пулю от бородатого фанатика, за бесплатный радиокружок, в котором я собрал свой первый транзисторый приемник, за врачей, которые бесплатно сделали операцию на глазах моей маленькой дочке, за гордость необъятностью страны, в которой живешь, за то, что мы все были своими - русские, украинцы, азербайджанцы, армяне, евреи, чукчи и еще 150 разных народов и народностей, за офигенное чувство равенства между людьми - вещь, которую просто не понять тем, кто тогда не жил.

А самое главное - за то, что мы, как бы не косячили временами, строили самый лучший и самый гуманный строй в истории. Если не для себя, то для наших детей. Но и не только для наших, между прочим.

Теперь только или стать упырьком-буржуем и сосать из своих работников кровушку - или паразитом-чиновником. Это и есть тот горизонт мечты, который нам и следующим поколениям остается.

Погано все стало без вас, уважаемые советские коммунисты, очень погано. И, главное, явно будет еще поганее. Именно этот -Период без Вас, показал, что когда все "навернется" начнутся проблемы всерьез - начальство ведь все побежит. Как крысы. Потому что им есть куда бежать. Что наша страна вообще-то не предназначена для того, чтобы в ней жить простому человеку. Пусть и скромно. Как при вас.

Вот и все, что я хотел бы вам, товарищи советские коммунисты, передать. Где бы вы не находились, надеюсь, что вы меня услышите.

С уважением,
Александр Коммари, 1/260-миллионная часть бывшего советского народ
"Республика "ШКИД"" и капитализация РФ

Из детства - 12.

[Изображение: 40.gif]

"Научить человека быть счастливым — нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно!"(А.С.Макаренко)

"Мы сделаем вас счастливыми."(робот-вершитель)


Год 1992, месяц то ли февраль, то ли март, помню снег ещё лежал, привела меня маманя в детский дом, типа времена нынче трудные, так всем будет лучше. Ага, я за это своим, так сказать, родителям всенепременнеше благодарен. Меня ждал долгий и тернистый путь, котрый сделал из некогда крошечного, сопливого малыша рыдающего от песенки про дельфинёнка, физически крепкого социопата, которого к безмалого тридцати годам уже не проймёшь ни какой жалостью, почти.

До прибытия в приют я успел отучиться почти полгода в обычной школе, где царила атмосфера доброты и уюта. Поэтому я был весьма шокирован, когда в первый же вечер меня на карантине отмудохали "старшики", когда я не захотел по доброму растаться с котомкой, где у меня были домашние вещи. Причём били весьма серьёзно, не опасаясь остовлять отметин физического воздействия. И вот, кое-как оттерев кровь из разбитого носа и рассечённой губы, как следует наревевшись, я заснул на голой сетки кровати, матрас как бы был, но мои старшие "товарищи" перед уходом обоссали его, мол, привыкай к тяготам новой жизни, мелкий, и я его скинул на пол. Тоска и уныние овладели мной, впереди был только беспросветный мрак.

С определённого момента жизни, это где-то в последние месяцы моей беспризорной жизни, меня стало интересовать, а как оно было по другим детдомам, интернатам и разным прочим спецшколам. Сам-то я побывал, в трёх детдомах, два на территории моей области, один соседней и одной школе-интернате, а уж сколько раз меня в приёмник загоняли, так и вовсе несчесть.

Стал я распрашивать всех своих знакомых и не очень шпанят на эту тему, послушал много баек и реальных историй, хотя зачастую реальность оказывалась пострашнее самой чернушной байки, и пришёл к такому выводу, всё ж граммотных и любящих педагогов-воспитателей было в разы больше неумелых ублюдков, и жизнь в большинстве сиротских приютов была вполне мирной. Из нормальных-то приютов почему бежали, в основном из-за любви к вольной жизни, да из-за мнимых обид. И ещё одно, моё детсво выпало на начало-середину "чёрных девяностых", когда количество бессерябрянников и макаренок в воспитательно-образовательной системе,  резко стало сокращаться и вышло так, что на моём пути они так не встретелись, да.

Вообщем стал я проживать в своём новом "доме", влился в коллектив, у меня даже появился друг Петя. Только у Пети фамилия была неподходящая, Петушков его фамилия была. Конечно же, его кликухой стал Петушок. Нам всем достовалось от старшиков, воспиталок, ебаннутого завхоза-"фронтовика" и законченного, изощрённого садиста заместителя по учебно-воспитательной работе Лёши-Мотыги. Вот, Мотыга был на всё башку пизданутый, любимым его развлечением было, поймать какого-нибудь воспитаника, за мнимый или реальный проступок и в качестве наказания окунать голову провинившегося в загаженное "очко" сортира, это у него называлось "поиски глиста".  Да, атмосферка царила ужасающая, но все комиссии из РайОНО, не выявляли нарушений. Ещё бы, эти комиссии возглавляла Мотыгина сеструха.

Так, я прожил год. А потом приключился форменный пиздец. Старшики поднажрался как-то ночью и их потянуло на развлечения, а развлечений там было два, посмотреть в "игровой комнате" телевизор или поколотить младших воспитаников. Кстати, ряд воспитательных функций взрослые граждане возложили на старшиков в обмен на небольшие послабления режима. Дежурный воспитатель и нянечка, как обычно, дрыхли в дальней подсобке. Меня разбудили громкие выкрики, это в нашу спальню ворвалась ватага опьянёных алкоголем старших пацанов.

Они матом и пинками стали нас поднимать с кроватей, вначале нас хотели просто заставить покривляться, ну там спеть, сплясать и всякое такое в том же роде, но потом их внимание привлёк Петя, неудачно упавший поперёк кровати. С мерзким хохотом было предложена охуительная, на их взгляд, идея, Петушка превратить в реального Петушка и в понятих детдомовских воспитанников это была не птица. Не отлогая в дальний угол, четверо наших старших "товарищей" проделали с Петей весьма не приятную процедуру, во время которой остальные лупили нас ногами. Вся эта вакханалия длилась, по моим прикидкам не меньше получаса, прекратило её появление дежурной воспитательницы, которую всё же разбудили громкие крики. Для начала она поорала немного, а потом заметили рыдающего Петю, с некоторыми не характерными для обычного избиения повреждениями. Я не знаю что в тот момент творилось в голове у этой особи женского пола, но она не придумала ни чего лучше, как подскачить к искалеченному ребёнку и рывком сорвать с кровати, а так как Петя весил килограм на воесемдесят меньше взрослой особи женского пола и был раз в пять слабее, то он и улетел вперёд головой в ближайшую стену. Встреча человеческой головы и кирпичной стены прошла не в пользу Пети, и мы все смогли увидеть содержимое его черепной коробки.
Той же ночью, не помня себя, я бежал из этого ужасного места, которое и стало первой ступенькой моей, так скажем, не любви к людям.

http://hoary0.livejournal.com/17060.html
Поколение восторженных рабов.

http://www.youtube.com/watch?v=8-mMPcbXXB8#
Как прохановские шлюхи мешают большевизм с дерьмом, обеляя ликвидационный режим.


Удивительно ёмкий рассказ Ирины Бергсет ("Завтра" №19) о том, как живет Норвегия, отвечает на многие вопросы о реальном состоянии современной Европы.

[Изображение: 7_3.jpg?itok=izGu7JVJ]

Туристическая зашоренность спадает с глаз — и предстает ужасная картина. Также ясно становится, в каком направлении пытаются переделать Россию.

Оказывается, активная стройка, развернувшаяся в стране в 2000-х (в 90-е-то мы думали, что страна управляется в состоянии перманентного алкогольного опьянения), включающая сокрушение отечественной культуры, науки, образования, медицины, армии и всего-всего, на чем держится общество нормальных людей, нужна для того, чтобы народ превратить биомассу, пригодную для создания "государства homo", т.е. всемирного сообщества извращенцев, педофилов, содомитов и иной нечисти, правильного названия коей мы и подобрать не можем в силу нашей "отсталости".

Внятную цельность картины являет рассказ матери, ребенок которой оказался в лапах педофилической европейской госмашины. Исторически мы привыкли видеть логику в действиях европейцев. Зачем нужно замещение коренного населения Европы эмигрантами? Зачем затыкать финансовые дыры напечатанными триллионами? Почему жители Балкан изобрели слово "пендосы" для обозначения войск НАТО, а американцы упразднили в армии наказания за зоофилию? Почему пытки, которые устраивали женщины-военнослужащие в тюрьме Абу Грэйб, носили порнографический характер? Оказывается, логика у этих отрывочных сведений есть. Это логика жизни "коллективного Чикатило".

Отдельные страны Европы уничтожают сейчас до четверти рожденных и ввезенных детей тем самым уничтожением, о котором в Евангелии сказано: "И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне" (Мф. 10, 28). Мы узнаем о программах по изъятию детей из семей и их сексуальному перекодированию в сексменьшинства с младенческого возраста. Вспоминаются и другие евангельские слова: "Лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих". (Лк. 17, 2).

Мир не впервые сталкивается с запредельным уровнем нравственной деградации. О причине гибели допотопного человечества со значительной частью животных Библия лаконично говорит нам: "…ибо всякая плоть извратила путь свой на земле". О подробностях похождений жителей Содома и Гоморры Священное Писание, оберегая наши уши, умалчивает. Сказано лишь, что, увидев ангелов Божиих, пришедших в дом к Лоту, они собрались всем городом, чтобы "познать" их. (Примечательно, что отпевание младенцев в Православной церкви производится так называемым "ангелическим чином", т.е. подчеркивается, что всякий младенец есть ангел, живущий на земле.) Жители Содома и Гоморры были уничтожены и истерты из памяти народов. Есть и не библейский пример. Это торговая финикийская цивилизация Карфагена, где практиковался культ принесения в жертву идолу Белу собственных детей. Для нее Божий приговор прозвучал из уст римлянина Марка Порция Катона: "Карфаген должен быть разрушен". В действенности приговора сейчас может убедиться каждый турист, посетивший Тунис.

В Евангелии есть единственный пример, когда Христос обращающегося к нему за помощью человека называет псом. Речь о хананеянке, просившей об исцелении от беснования ее дочери. Евангелист Марк говорит, что по происхождению она была сирофиникисса — это все объясняет. Общий вывод из этих примеров один: люди, дорожите своим человеческим достоинством, не то займете свое место на дне Мертвого (или, как говорили в древности, Содомского) моря и черепков африканской пустыни.

В России с распространением диктатуры извращенцев все противоречиво. С одной стороны, показательны два последних скандала. Первый, с "Пусями". За поднявшимся в российских и мировых СМИ гвалтом рефреном звучало: "О, ужас, в этой стране посягнули на монополию нелюдей — здесь сажают извращенцев". Второй — с законом Димы Яковлева: "Садисты и извращенцы Америки не получат больше детей! Вампиры погибнут без крови".

С другой стороны, у нас по-прежнему продолжается политика разгрома науки, образования и культуры, тихой сапой принимаются ювенальные законы. Идет строительство "Большой русской Норвегии". И то, и другое происходит одновременно. Это говорит о том, что, несмотря на засилье педофилов в СМИ и присутствие их в госаппарате, здоровые силы в нашем бесконечно "отсталом" в сексуальном смысле общества, все-таки есть, и они борются.

"С одной стороны, с другой стороны.. борются " Туфта. Это все  - две составляющих  одного общего растлевающего маркетинга. Ведь кремлевские растлители не идиоты тупо продавливать лишь "одну сторону" и тем самым раскрыть свою прозападную  суть местным  аборигенам. Естественно, что в рамках этого маркетинга они организовывают и "вторую сторону" , создавая видимость "борьбы"  и " имидж антигосдеповского путина". Если бы власть хотела оградить, то никто бы. кроме спецов,  не услышал о громких педофильных скандалах, приучающих сознание к естественности присутствия извращенчества в РФ, был бы зачищен интернет, а пидерастические и растлевающие клубы не множились бы , как чума. Сама громкая спектакольная "борьба" со скотством - уже есть пиар и культивирование, а такие бляди , как проханов и газеты "Завтра"  - есть соучастники растленческого проекта, втирающие растляемым про "борьбу" и "здоровые силы в госаппарате".  


К тому же, Россия в сравнении с Западом по-прежнему кажется страной религиозной даже в самых неожиданных частях своего общества. В Скандинавском протестантизме поставлен вопрос о венчании (т.е. браках) с детьми. Однополые венчания — уже пройденный этап. Недавно новый Папа помыл ноги не ученикам Христовым, а очень специфической категории "униженных и оскорбленных". А у нас даже уголовники в тюремных церквях не подходят к тому же кресту, которого коснулся "опущенный". В России происходят все время какие-то очень поучительные метаморфозы, несмотря на техасский капитализм, деньги здесь почему-то не рулят. Залезает какой-нибудь негодяй на самую крышу государства, все делает вроде бы правильно: где надо ворует, где надо предает, где надо разрушает, где надо растлевает, в какие надо тайные общества вступает, кому надо откатывает. Вроде идеальный карфагенянин. Вдруг — раз, не из той рюмки коньяка выпил — и либеральный траур по всей стране. Или порошка понюхает, а там полоний. Или, входя в ванну, шарф забудет снять. А был еще, говорят, в Москве недавно свой царь. Теперь он почему-то пчёл разводит.

Вот-вот. Именно так , пидорасы из "Завтра" и втирают, что  власть в РФ не враг, а друг (антигосдеповским крылом)  и, что РФ не товарно-денежная помойка сатанизма, где любому денежному воротиле приведут сколь хош секс-мяса любой свежести, а - де  "деньги здесь почему-то не рулят". Рулят, и еще как - прохановские шлюхи - яркое тому доказательство.

Нелюди назойливо пытаются убедить, что законы бытия придумывал и приводил в действие товарищ Сталин. Какие законы? Ну, те, по которым расстреливают сначала нас, потом тех, кто нас расстрелял, потом тех, кто их расстрелял, потом … Мы обычно не любим копаться в вопросе: почему нас? И охотно верим инфонелюдям, что все это было изобретено в 1937 г. и теперь в России не работает. Еще как работает.

Если бы высшие меры защиты общества от лживых шлюх капитализма, применявшиеся в конце 30-х заработали бы сегодня , то автор статьи был бы давно заледорублен.

Потому что это до сих пор христианская, а значит, Божья страна. Именно дехристианизация Европы привела к тому, что она утратила способность противостоять злу. Белоэмигранты в 30-х годах поражались, как немецкое население с чемоданами в руках добровольно топало перевоспитываться в концлагеря, устроенные по всей Германии недавно пришедшими к власти нацистами. В России подобное, по крайней мере, вызвало гражданскую войну. Во Франции в 40-м те же эмигранты свидетельствовали: никто не бежал записываться в добровольцы, все сидели у радио и слушали. Облегченно разошлись только тогда, когда услышали о Компьенской капитуляции. Все французское сопротивление состояло наполовину из тех же русских белоэмигрантов. Сопротивленцев было меньше раз в десять, чем французов, воевавших в СС и Вермахте. Вот Польша провоевала с немцами две недели.

Белоэмигранты в основной своей массе были "внеполитики" или активно сотрудничали с фашистами в подразделениях Краснова и прочих  антирусских уродов.

Очень показательно в рассказе Ирины Бергсет, что карта стран, где уже устроены "государственные фабрики" по изъятию и растлению детей, почти полностью совпадает с картой Третьего рейха и его сателлитов. И спасал из Норвегии ее старшего сына именно поляк. В произведениях Стига Ларсона открытым текстом повествуется о том, с чем столкнулась Ирина в Скандинавии. Автор прозрачно намекает на некую органичную связь этих явлений со скандинавским нацизмом, официально существовавшим до конца войны. Не удивляйтесь, был нацизм шведский, норвежский, британский, американский. То есть, во всех этих странах существовали легальные нацистские партии. США и Британия с началом войны их прикрыли.

Так что в 1945-м Россия однажды всю эту нечисть уже остановила. Мне возразят: мол, Россия была Советской, а значит — страной тоже дехристианизированной. Отвечу: это не так.

Красная Россия в 20-х — 40-х годах переживала тот период христианской истории, который был свойственен Европе с I по IV век. Она была Красной от крови мучеников, шедших на смерть за бабло запада  и возвращение паразитического статуса, отнятого болшевиками   Христа. Внутри страны шел армреслинг между двумя частями народа: отвергшей Бога и той, что шла за этого Бога на смерть. И, как во время Римской империи, мучимые своим упорством постоянно воздействовали на мировоззрение мучителей.

Ага-ага ! Большевики - безбожники-римляне, а буржуйская контра с  антисоветскими попами - мученики Христа. Геббельс очень рад, существованию газеты "Завтра". -)-

Но пред лицом беспощадного инфернального врага эти части парадоксальным образом составляли единое целое. Как известно, мученичество за веру является наивысшим христианским подвигом. Если судить по этому критерию, то в советский период Русская православная церковь более чем в какой-либо иной период истории явила свою силу. Помните, как оценил Христос лепту вдовицы на устроение храма в сравнении с богатыми приношениями: она дала больше других, она отдала все. Так судит Бог. Поэтому появление после войны подвижников православия с советскими орденами за спасение оте­чества, среди которых были: святитель Лука Войно-Ясенецкий, архимандрит Али­пий — настоятель Псково-Печерского монастыря, архимандрит Кирилл Павлов, протоиерей Глеб Коляда, архиепископ Ярославский и Ростовский Михей (Хархаров) и многие-многие другие, было свидетельством того, что мученики изменили страну.

Да-да! Выдать крупицу нормальных просоветских попов, за тенденцию - излюбленный прием пробуржуйских скотов.

Победа оставалась за Церковью. Был еще период Хруща-Отступника. Но в 1988-м (не в 1991-м!) было абсолютно ясно: победа опять за Христом. Так что называть наш народ в советский период безбожным, нет никакого основания. Тем более сейчас, на фоне прогрессирующей сатанизации Европы (а по-другому после откровений Ирины Бергсет не скажешь), Россия по-прежнему является страной христианской, а значит, не утратившей способности к жертве, сопротивлению и победе.

Будь жив Иисус, какую бы кару он избрал, для о. Шмелева и прочих авторов газеты "Завтра" ?

Угроза нависла над нашими детьми, над нашим человеческим будущим. Вспомним старую песню, у которой теперь новые слова: "Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой, с содома силой темною с растлителей ордой. Пусть ярость благородная вскипает, как волна, идет война народная, священная война".
Победа будет за нами, ибо Воистину Воскресе Христос!

о. Дмитрий Шмелёв

http://www.zavtra.ru/content/view/vstavaj-strana/

Как надо вводить культуру в мозги современных масс

    Вчера, ярким осенним днём, сделали себе нештатный выходной и съездили за грибами под Павловский Посад. Говорят и в интернете пишут, что места эти – грибные, там даже деревня есть – Грибаново. Но грибов особо не нашли: в лесу стоит форменное болото, идёшь и хлюпает. Кое-где даже через поле перейти прямо нельзя: увязаешь, вода выше сапог, приходится вилять по кочкам. Влажность для грибов – это, конечно, хорошо, но хорошо, вероятно, в меру, а тут мера явно превышена. К тому же грибы любят тепло, а нынче осень стоит не тёплая. Но корзинку среднего калибра я всё-таки принесла: и на жарёху хватило, и на суп. Но такие количества я набираю и у нас в соседнем лесочке. Странное дело, там, где мы были, совершенно нет опят, а у нас «на районе» это основной гриб. Но это всё, конечно, пустяки: по грибы ходят не ради грибов, как на рыбалку не ради рыбы. Вечером, уже лёжа в постели, закроешь глаза и пред ними – трава, ветки, жёлтые листья и на их фоне – грибы, грибы, грибы, почему-то подосиновики…

    Но я, собственно, не о том.
    Поскольку оказались мы в Павловском Посаде, решили по дороге заехать в местный музей платков: увидали на дороге их плакат. Но оказались сначала в краеведческом, а потом – в платочном, расположенном в местном доме культуры на втором этаже. Краеведческий музей расположен в огромном бревенчатом одноэтажном доме дореволюционной постройки, очень стильном и гармоничном. Внутри – история города, довольно интересная. И – обстановка застарелого убожества. Туда никто не ходит (может, разве что дети на школьные экскурсии). Такое положение никого из сотрудников не смущает: а что вы хотите? Городок у нас маленький, предприятия закрываются, народ озабочен выживанием, да и как соперничать с телевизором? Из посетителей были одни мы. Стоит глоток культуры, кажется, по 70 руб. с носа; льготникам дешевле.

    А вообще-то информация собрана интересная. Например, оказывается несколько сёл административно объединили в Павловский Посад по инициативе душителя свобод Николая I (Палкина). Крестьяне, которые в тех краях издавна занимались ткачеством, поскольку земля была скудная и досыта не кормила, прописались в мещане или, у кого был некий капитал, - в купцы. То есть стали городскими жителями. Душитель свободы повелел оказывать новым горожанам помощь в их промыслах и доводить до общего сведения примеры предприимчивости и трудового богатения. В общем, success stories велел собирать и пропагандировать русский самодержец. Где такое узнаешь, как не в краеведческом музее? Вот за это я их и люблю.

    Экспозиция там довольно произвольно составленная: то коллекция монет какого-то местного собирателя, то стенды, посвящённые знатным землякам, а в одной из комнат – коллекция советских плакатов – военных и послевоенных лет, вплоть до 60-х годов. Чрезвычайно интересные и духоподъёмные плакаты, недаром они часто воспроизводятся и многие их охотно покупают и вешают на работе. Но вот именно эти плакаты, из павлопосадского музея, я не встречала в репродукциях.

    А в местном ДК расположился музей знаменитого платка. Даже не только павлопосадского, а вообще платка как такового. Оказывается, в России было множество платочных мануфактур, а осталось только два производства: в Павловом Посаде, где делают цветастые платки, и в Оренбурге, где соответственно оренбургские. Я вспомнила, как в молодости охотно носила эти цветастые платки, и мне очень шло. Собственно, и сейчас я с удовольствием надеваю платок или обматываю голову шарфом. В нашем климате – милое дело.

    Первое, что чувствуется в музее, - ужасный холод. Холоднее, чем на улице, прямо склеп какой-то.
    - Прохладно тут у вас, - говорю служительнице на входе.
    - Это ещё что, - отвечает она с затаённой гордостью. – Зимой у нас вообще сидеть невозможно. Обещали нас к другой трубе подключить, да подключат ли… Эх! – служительница махнула рукой одновременно с безнадёжностью и словно гордясь какой-то особо безнадёжной безнадёжностью. Это очень русское чувство – гордость чем-то особо ужасным. Некоторые гордятся собственным особо тяжёлым положением, а иные - даже беспрецедентно трагической отечественной историей.

    Покупаем билеты, идём чуть вглубь, ждём гида. Да, в музее за 35 руб. с человека (помимо билетов и разрешения на съёмку) нам дали аж гида. Музей – не слишком большой, но и не маленький – метров двести. Экспозиция очень интересная. Вообразите, платки первой половины ХIХ века, отлично сохранившиеся. Одежда позапрошлого века, модные журналы... Наконец я увидела душегрейку, а то слово знала, а предмет – нет. Думала, что-то вроде жилетки, оказалось – наподобие топа на бретельках.

    Наконец появляется гидша, видом похожая на утомлённую моль. Да и не только видом. Мне думается, если бы моль заговорила, она бы рассказала что-то в этом роде. Гидша очень много знает, говорит бистро, монотонно и абсолютно неинтересно. То есть это может быть интересно тому, кто специально занимается народными промыслами или конкретно платками, но случайно забредшей публике – абсолютно не интересно. Во всей её квалифицированной, насыщенной фактами речи не было ничего, за что можно было бы хоть как-то зацепиться сознанием.

    Она не развлекала – она информировала. Собственно, так именно поступали большинство советских гидов. Мне думается, если б Моли сказали, что она должна в первую очередь развлекать, а уж потом, если получится, информировать, - она бы ответила что-нибудь вроде: «Я не клоун, а кандидат искусствоведения и сообщаю выверенные научные факты, а за развлечением идите в цирк». Именно в этом и состоял вопиющий непрофессионализм этой как бы высокой профессионалки: она не понимала, с кем имеет дело и какова вообще цель происходящего. Она не просто неправильно это понимала – она даже не понимала, что тут что-то надо понимать.

    Результаты такого культурного окормления народа известны: нормальные люди в музеи не ходят. И весь этот «культур-мультур» средний человек, особенно мужчина, насмешливо презирает. Мужчины, нормальные мужчины нормальных мужских профессий, вообще по доброй воле в музеи не ходят. Мой муж, к примеру, обожает фразу, приписываемую Геббельсу (на самом деле это неверно): «Когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет». А слушая моль, он , по собственному признанию, чуть было не заснул стоя, как конь. Вообще-то он человек довольно разнообразных, и вовсе не только узкоспециальных познаний и интересов. В это насмешливое презрение к «культур-мультур» решающий вклад внесли, на мой взгляд, сами «культуртрегеры».

    Люди идут на что-то яркое, занятное, завлекательное. На что-то эмоционально прикрашенное. На некое поле, заряженное положительной энергией идут. Это я очень хорошо знаю на опыте массовых мероприятий у нас в компании. На «грузилово», хоть бы и трижды правильное и полезное, - не идут. Пойте, пляшите, идиотски острите (лучше, конечно, не идиотски, но уж как получится) – тогда есть шанс, что люди придут ещё раз, что как-то заинтересуются. Исторические анекдоты, стихи, песни, альковные сплетни – вот что надо от гида. Игры, забавы – сегодня взрослые люди охотно впадают в детство, а многие из него и не «выпадают». Только вот не надо нудеть, что-де «группы бывают разные, и интересы у них разные». У кого другие интересы – и сам всё знает, или выяснит с помощью целенаправленного вопроса. Дело гида – говорить в первую очередь занимательно, а во вторую (или в тридцать вторую) – доносить какую-то там научную истину. Многие это уже понемногу начинают понимать. Несколько лет назад были мы с моими продавцами в Мышкине – так там на пустом месте такие истории напридумывали, такие спектакли разыгрывают – любо-дорого смотреть. Там и истории-то никакой нет, но это их не остановило: нет, так придумаем, оно и веселее. И у них от туристов отбою нет.

    Почему некоторые это делают, а другие нет – трудно сказать, я не в теме. Может быть, где-то музеи частные, и там можно изгильдяться как угодно, а для государственных есть какая-нибудь утверждённая Минкультом инструкция, возбраняющая такое разнузданное поведение. Не знаю… Но в Павловом Посаде я поняла: я – сторонница профанации и фальсификации культуры. Пускай до людей доносят какие-то забавные вариации на тему культуры – и тем самым их к ней привлекают. Вот говорят, к примеру, историки, доказывают с сорока восьми точек зрения, что-де сочинения Радзинского – это некие вульгарные переложения истории, чисто развлекательные сочинения, правды там нет. Пусть так. Но благодаря им кто-то заинтересовался историей. А без этого – никогда б ничего не прочитал, и не знал бы, что был Ленин, Сталин, Распутин и иже с ними.

    Надо понять наконец, что вопрос не стоит так: представлять публике в музеях строгую историческую истину или профанацию и развлекалово. Нет такой альтернативы! Альтернатива совсем другая: развлекалово и профанация или полная смерть всей этой «культур-мультур». Не оттого смерть, что нет финансирования, что самоотверженные труженицы в нетопленных сараях спасают шедевры, что этим гидшам и научным сотрудницам платят кое-где по тять тыщ в месяц. Не от этого смерть, а от гораздо более фундаментальной причины. Оттого, что у ЭТОЙ культуры - нет потребителя. В том виде, в котором она продолжает существовать в музеях, - потребителя нет. А нет потребителя – она гибнет. Её можно искусственно поддерживать государственными вливаниями, но, во-первых, они недостаточны, а во-вторых, они не запускают процесса самостоятельной жизнедеятельности: прекрати вливания – всё заглохнет.

    Речь не идёт о переводе музеев на хозрасчёт и самоокупаемость. Это не предмет моих сегодняшних размышлений. Я о том, чтобы туда шли люди. А пойдут они, когда их там будут развлекать. Такова моя мысль.

    Меж тем экскурсия продолжалась. Я по своему обыкновению, усвоенному со школы, встревала в её благостное течение. При рассказе о душегрейке я продекламировала Некрасова:
    Видно - ведётся копейка!
    Бабу там холит мужик:
    В праздник на ней душегрейка -
    Из соболей воротник!

    Ноль реакции. При рассказе о шали спросила о танце pas de chale – танец с шалью: его танцевала супруга Мармеладова Катерина Ивановна на выпускном балу в институте. Спрашиваю: могла она танцевать с этой шалью и что это был за танец. На такие разговоры не ведётся. Говорит: да, был такой танец в высших кругах, сложный. Уже дома нашла в интернете музыку и видео этого танца. Какой простейший ход: экскурсантам раздаются шали и пошли разучивать танец с шалью. Ну хоть несколько па!

    Наконец откуда-то вспоминаю, что Наполеон привёз Жозефине из египетского похода египетскую (что характерно!) шаль ручного ткачества и она, Жозефина, ввела в моду шали. А потом их якобы стали делать с помощью набивки в более бюджетном варианте. «Это правда?» - спрашиваю. Ни малейшего интереса, ничего не подхватывается. «Да, - отвечает Моль, - отчасти это верно, - но не всё было так вот прямолинейно».

    Но больше всего меня поразило вот что. Там на орнаменте часто повторяются птички, какие-то райские, похожие на жар-птиц. Спрашиваю: «А что значит птичка? Символ какой-нибудь?» - «Символика, - отвечает Моль, - это целая наука, и каждый элемент в ней трактуется неоднозначно. Я лично вопросами символики не занимаюсь». Необычайно научный ответ. И совершенно неприличный в той ситуации, в которой он был дан. Как надо было ответить правильно? Соврать что-нибудь. «Это смесь Жар-птицы с птицей Фениксом». Или: «Птица символизирует святой дух и одновременно пожелание невесте изобилия в доме, чтобы было у неё много кур, гусей, уток. Так в народном сознании переплеталось земное и небесное». Или: «Цветная птица с разноцветными перьями издавна символизировала красу и многообразие божьего мира». И поди проверь!

    Последним аккордом было вот что. Оказывается, в музее нет даже самого фиговенького киосочка с этими самыми платками. А ведь подогретой даже убогим и худосочным рассказом Моли посетитель вполне может прикупить платочек. Я лично готова была бы взять штук несколько – на подарки иностранцам, в конце концов: надо же им что-то дарить. Да и себе бы купила что-нибудь, почему нет? Но купила бы тут, на месте, пока не остыла. Давно известно, что сувениры покупаются только на месте, вне этого места они нафиг никому не нужны. Но на месте этой муры покупают кучами. Однако вместо этого музейщики мне начали объяснять, как нужно проехать что-то, потом куда-то повернуть, потом опять – и вот я наконец триумфально попаду в это великое место – магазин, где продаются платки! Ну можно ли так драматически не понимать происходящего! Разумеется, я никуда не поехала, и никто бы не поехал.

    Почему они ничего не понимают? Об этом я размышляла по дороге домой. Ну, не по причине же врождённого скудоумия! Думаю, все эти работники культуры уже на этапе образования усваивают некую философию нищеты (или нищету философии – по Марксу). Они заранее уверены, что их удел – перебиваться, что их великая миссия никому не нужна, что это так и должно быть, что не нужна, потому что культура – всегда в загоне, но они всё равно должны не дать угаснуть этому светильнику. Это отчасти и благородно, но абсолютно не конструктивно. Культуру (в форме музеев, по крайней мере) можно спасти только если культуртрегер станет торговцем. Он должен продавать свой продукт (в широком смысле «продавать») – и тогда, парадоксальным образом, сохранится «разумное, доброе вечное».Если же шарахаться от всякого торгашества как чёрт от ладана – оно, «разумное, доброе, вечное», скукошится и сгинет.

    Не от недостатка финансирования – просто от общественного неупотребления сгинет.

    Вот такие мысли пришли мне в голову при поездке за грибами.
http://domestic-lynx.livejournal.com/105024.html
Газета будничных объявлений, как зеркало беды
[Изображение: N369F226751DE.jpg]Недавно в руки мне попала газета объявлений, обычная бумажная газета-толстушка, где собраны рубрики «на все случаи жизни», и кто бы мог подумать, что пролистав страницы объявлений я сумею очутиться вдруг в дантовом аду, вернее попаду в ещё более занятное место, ведь ни Данте, ни Гёте, ни Булгакову привидеться не могло то, чего разворачивается перед глазами изумлённого наблюдателя в разгар того бала сатаны, той пляски чертей, которая происходит нынче.
Порой бывает трудно поверить в реальность происходящего, когда банальными вдруг оказываются немыслимые вещи, нелегко поверить что всё это не сон!

Нет такой силы, которая заставила бы меня взять в руки газету подобную «Миру криминала», скажем, один вид обложки таких «изданий» вызывает у меня физическую тошноту и недомогание, так и думается, что издают это не люди, а сами черти, глумящиеся над нами. Но обычная, банальная, серенькая газета «Из рук в руки»… чего в ней может быть ошеломляющего и убийственного, какая немыслимая пошлость может в ней затаиться? А ведь затаилась же!
Открываю наугад первую попавшуюся страницу, и вижу объявления колдунов и колдуний, всё с гарантией, твёрдой гарантией исполнения желаний, с яркими, броскими фотографиями, они обещают решение таких проблем, что сам чёрт, казалось бы, не возьмётся разрешить… я поскорее перелистываю страницу, отводя лицо от несвежего дыхания средневековья и пошлого мракобесия, попадаю же я в неожиданно современную реальность, ведь рядом, за тонкой бумажной перегородкой, помещено объявление такого содержания: «Медицинский центр приглашает женщин, имеющих детей – доноров яйцеклеток до 33 лет, суррогатных матерей до 35 лет». На этой же страничке помещены объявления о приёме на работу «женщин для мужского досуга»; объявления откровенны, как наряд старой проститутки, а некоторые тексты этих объявлений глумливы, как булгаковские черти (разве что Булгаков не мог додуматься до такой степени пошлости), ведь в одном из объявлений, фон которого недвусмысленно украшен сердечками, указана сумма заработка в день (10 тысяч рублей), обещана гарантия безопасности, а в конце приписка: «Отличный, дружный коллектив, помощь иногородним!»
Кстати сказать, в сфере этих «услуг», как видно, царит настоящая демократичность, ведь принимают и иногородних и даже иностранок, к тому же в большинстве объявлений указывают, что опыт работы не обязателен.
Эти объявления помещены в раздел «вакансии», в сём разделе есть много удивительных строк, вот кто-то нанимает прислугу, (видать разочаровавшись в помощи «агентств»), я читаю объявление, а в ушах будто бы в полный голос звучит интонация типичной «хозяйки жизни», жены типичного «успешного человека», которая считает, что унижать прислугу – её неотъемлемое право и святая привилегия. И на меня снова дышит средневековье, как несвежее дыхание старой алкоголички.
[Изображение: 1201366498_tanec.jpg]Но газета толста, в ней много страниц, можно пройтись далее, где помещены и другие рубрики, вот идёт раздел «Товары», который плавно переходит в рубрику объявлений, которые предлагают услуги проституток, как видно как раз тех, что были наняты (в отличный, дружный коллектив), десятью страницами ранее. Тут ярмарка красок, не иначе! Фотографии женщин разных рас, национальностей, разного возраста (отчего-то несколько пожилых, у которых при этом и возраст указан – 55 лет... и пользуются спросом?) Умеренные демократичные цены, оговоренные услуги, о которых указывается с убийственной откровенностью (и страшно делается – а вдруг какой-нибудь ребёнок возьмёт в руки эту газету объявлений), а в самом конце идёт предложение услуг какого-то мужчины-проститутки, который, насколько можно понять, согласен обслужить клиентов не зависимо от их пола.
Свобода победила, она победила всё, первым оказался побеждён здравый смысл, а уж за ним гуськом пошли устои, нормы, принципы, всё то, на чём держалась жизнь в прежние десятилетия, которые я вспоминаю сейчас как благословенное время.
Сейчас невозможно нарушить приличия, ведь приличий нет, невозможно совершить дурной поступок, ведь разрушены понятия о должном, о хорошем и плохом.

Но чем же всё это заканчивается? Чем завершается «шабаш победившей вольности»? Что завершает «карнавал газетной жути»?
А финалом его являются объявления поиска пропавших без вести. Вот я вижу ряды любительских фотографий, которые присланы в газету родственниками, надеющимися отыскать своего сына, мужа, брата, или дочку, сестру, мать. Читаю короткие обрывки историй о пропавших людях, и делается жутковато, ведь почти все без вести пропавшие, приехали в Москву искать работу в одном из «отличных дружных коллективов», но пали жертвой, пропали, просто растворились в той реальности, которая клубится, подобно шабашу ведьм. Далеко не все без вести пропавшие прибыли в столицу для работы проституткой, или прислугой, в отчаянии соглашаясь отдать вою жизнь в полное распоряжение чужой воли, нет, большая часть ехала на обычную стройку, или на другую работу, не подозревая, что ждёт их неизведанный финал.
Но каким же ещё может быть финал в такой реальности? Каким? Как не пропасть в ней, как не погибнуть? Не физически, так морально. Ведь и та тварь, из богатого особняка, «жена успешного человека», которая унижает свою прислугу и доводит её до самоубийства, или давит кого-то на дороге и уезжает с места преступления, она ведь тоже погибла, причём куда более тяжко, чем её жертва.
Листаю газету, обычную газету, обложка которой буднична, я не могу поверить глазам, не могу согласиться с тем, что это реальность, а не сон! Рассказал бы кто-нибудь в году так восемьдесят седьмом, что всё это может быть напечатано в обычном еженедельнике, который продадут в киоске даже малому ребёнку… ведь не поверили бы такому рассказчику, посмеялись бы над ним, покрутили бы пальцем у виска. Такие объявления я читал тогда лишь в рассказах Диккенса об Америке, рассказы те были неизменно остроумными, но жутковатыми в своей глумливой откровенности. Если бы я не любил Диккенса я бы не поверил, что всё это может быть в реальности, что это не выдумка, но что мне делать нынче? Верить ли своим глазам?
И как ещё можно назвать всё происходящее вокруг, кроме как балом сатаны, глумливой пляской чертей?

[Изображение: 51131015162429037976.jpg]                                          А помните, в разгар девяностых, по телевизору вдруг начали крутить рекламу «АО МММ» и «Хопёр-инвеста»?
Помните, конечно помните, как забыть это!
Сию рекламу крутили по телевиденью, по тому телевиденью, которое, ещё совсем недавно, было для нашего народа источником правды и знания! Наш народ верил телевизору как Евангелию, ведь долгие годы его эфир охраняли такие люди, как Андропов, которые и вправду старались не пропускать туда откровенную скверну, и в андроповскую эпоху телевизору можно было верить, он если и врал, то вполне умеренно, не больше чем солжёт священник на воскресной проповеди.
Но не успели смениться заставки советской поры, не успела Москва-река сменить свою воду полностью, на этом же экране возникла реклама «АО МММ», будто бы черти наспех разогнали ангелов от церковного алтаря и устроили на нём свой шабаш, затеяли свою пляску! Телевизор был храмом для советского человека, а Ельцины и Мавроди осквернили этот храм, осуществив чудовищный обман, воспользовавшись чужой верой в чудо.
Тогда-то всё и сломалось, тогда-то жестокие, в своём глумливом остроумии, рассказы Диккенса об Америке стали воплощаться в жизнь на российской почве, к нам пришла «свобода», та «свобода» от которой меня теперь физически тошнит.
А газета? Что газета? Ах да, газета! Вот она, она у моих ног, она на полу, я не могу положить эту гадость на свой письменный стол, давайте-ка её начало, пропущенное мной давеча, когда открыл наугад несколько страниц, я пролистаю теперь сидя на корточках. Впрочем, там осталось не много интересного, ведь основная часть страниц занята объявлениями с бесчисленным количеством новых особняков и «резиденций», огороженных огромными заборами, домов, как правило безвкусных, жлобских, построенных ради «тупых понтов» (простите за мой французский, но тут иначе не выразишься).[img] [img]Нет, есть конечно и небольшие, уютные, симпатичные дома, по сто метров, чуть меньше, или чуть больше, но такие были и раньше, это не примета времени, такие дома и должны строиться, желательно чтоб такой дом был у каждого. А приметой времени являются именно жлобские особняки, которые не тянут на дворец, но и обычным домом не являются, и не понятно даже - как их потом будет использовать общество (ведь нынешний шабаш-то обязательно закончится однажды, истечёт время победившего жлобства, уйдёт из нашей жизни диккенсовская Америка, всё вернётся на круги своя), но куда деть дом, который, как говорят в народе - «ни два ни полтора»? Дворянские и купеческие особняки хоть годились для поликлиник и дворцов пионеров, а эти, построенные в лесах и заповедниках жлобские хоромы? Куда их потом приспособить можно будет, когда каждый гражданин опять обязан будет жить по средствам, жить честно и умеренно? Особняк в девятьсот метров, на что он сгодится? Для одной семьи слишком много, а для нескольких-то – неудобно. Разве что многодетные семьи туда селить, но где взять теперича столько многодетных семей?
Упомянул же я о жлобских особняках не просто так (кстати, можно ещё вспомнить о городских «элитных жилых комплексах», которые огорожены высокой изгородью, которая порой перегораживает городское пространство, самым наглым, жлобским манером), так вот эти дома, и особенно эти изгороди являют собой весьма яркую метафору, а не только примету времени, ведь отгораживаются их обитатели от той реальности, которую сами же старательно и создают.
Горлохваты, называющие себя «успешными людьми», курочили и курочат нормальную жизнь общества, перетягивают на себя огромную часть того «одеяла», которое принадлежит всем, всему обществу, гребут всё под себя, порой не чураются просто грабить общество, обманывать его, унижать людей, зарабатывающих на жизнь тяжёлым трудом, горлохваты превращают общественную среду в «дикий лес», который живёт по волчьим законам, участвуют в создании ситуации, при которой в обществе растёт озлобленность и агрессия, но именно от этой озлобленности и отгораживаются своим забором. Порождая душевную грязь, они будто бы брезгуют ею, сваливая всё на «совковость общества», которое во всём и виновато, по их версии. Но эти заборы, жлобские, уродливые, хотя и дорогие, наглые, перегораживающие исторические улочки Москвы и других городов, являются барьерами на пути нормальной интеграции общества, на пути его согласия, барьерами которые невозможно преодолеть, и всё больше становятся доказательством того, что текущая реальность злокачественно нежизнеспособна, что такой «капитализм» - не жилец, он порождает слишком много проституции в обществе, не только банальной, но и какой-то ещё, более злокачественной, более подлой.
А кстати, насчёт банальных-то бардаков! Интересно, как на рекламу проститутских услуг в областных газетах, смотрят Путин с Медведевым, а также депутаты и правительство? А на объявления, которые, не стесняясь, сообщают о найме девушек в проститутки? А на объявления, где открытым тестом предлагают стать «суррогатной матерью»? Неужели нет никаких законов, которые бы запретили это?
Хотя, может быть господа с Охотного ряда и из Кремля просто не замечают всего этого, не хотят замечать и не замечают, ведь они живут за тем же высоким забором, в относительном комфорте, закрытом от бушующего океана «дикой свободы».

Недавно была эпоха «железного занавеса», которая началась когда Черчилль, прокричав в Фултоне, своё агрессивное «ату» в адрес СССР, обрушил тот самый «железный занавес», закрыл его перед нами, пытаясь свалить вину на нас же. Но со временем оказалось, что наличие «железного занавеса» - не такое уж и плохое дело, ведь через эту ограду к нам в страну не попадало многое из того, чего душит и убивает нас нынче. Тогда мы оберегали ограду, охраняли свою границу и имели возможность строить у себя равноправное общество, насколько возможно равноправное на том историческом отрезке.
Внутри же страны, внутри нашего общества непреодолимых «оград» между людьми не было, или почти не было, во всяком случае никто не позволял себе допускать таких степеней горлохватсва, которые наличествуют сейчас, никто не мог перетащить на свой участок огромные богатства, плоды трудов тысяч людей, лишив их чего-то очень важного, порой необходимого. И даже привилегии тогдашней номенклатуры, на самом-то деле, выглядели безобидными, в сравнении с благами и прихотями нынешних горлохватов, которые пришли во власть и в «элиту» именно под флагом борьбы с привилегиями советской номенклатуры, но борьба эта, (будто и впрямь эпизод дурного, глумливого сна), закончилась тем, что нахапали те «борцы» в сто раз больше, да к тому же приватизировали всё это, называя теперь своим, своею собственностью! Они же разрушили и пресловутый «железный занавес», стремясь сновать туда-сюда, мотаться за границу, транжиря нахапанные состояния. Но материал, из которого был составлен «железный занавес», созданный, некогда Черчиллем, никуда не делся, из него наделали много железных заборов, железных дверей, висящих теперь на петлях в нашей стране.
Эпоха «железного занавеса» сменилась эпохой «железной двери», какой-то тюремной, пожалуй, эпохой, даже число заключённых, при Ельцине, стало выше, чем в проклинаемую «либералами» сталинскую эпоху, и быть может потому-то таким популярным и сделался вдруг «блатной хит»? А как могло быть иначе, когда победили горлохваты!
Горлохваты победили, черти в аду возрадовались, начали свою пляску, сотрясая всё вокруг! Но всё это разворачивается словно сон, тяжёлый, дурной сон, в котором будто чумные острова, или кочки на огромном болоте, выросли «особняки успешных людей», огороженные изгородью, а за ними, за заборами, за внешним периметром высоких оград мечутся люди, потерявшие своих родственников, отправленных на заработки, а где-то рядом снуют колдуны и гадалки, навязывающие свои услуги отчаявшимся, чуть поодаль кто-то бойко нанимает на работу проституток и прислугу, из динамиков орёт хриплый, блатной хит.
Нет, антураж булгаковского бала сатаны был пристойнее, аристократичнее, я бы сказал. Булгакову и не снилось каков может быть бал сатаны в самую роковую, юбилейную годину, в самую сумасшедшую и злую, когда всё клубится как в последний раз. Булгаковский бал чертей и ведьм, пожалуй очарователен, но всё же скучноват в сравнении с тою чрезвычайностью чёртового шабаша, которую наблюдаю я, созерцая эту… то ли реальность, то ли тяжкий сон. Черти пляшут, глумливо строят рожи, как какой-нибудь Борис Моисеев, издеваются над совестью и здравым смыслом, как Чубайс, скупают души, как Мавроди, они в полной своей власти, они делают чего хотят, это их час, они никогда не были так упоительно-смелы и безрассудны.
Оглянешься вокруг и не верится, что всё это действительно происходит, что это не выдумка пьяного фантаста, решившего замысловато пошутить, утопая в алкогольных парах. Но кто-то же шутит, шутит… и на Москве творится шабаш ведьм, а где-то поодаль происходят и вовсе чумные эпидемии. Недавно мне рассказали об Узбекистане… от этих картин и вовсе мурашки по коже пробегают. А Украина, Боже мой, она ведь - лучшая часть славянского мира, благословенный край, наша историческая родина! Киев – мать городов русских, что с ними творится, какой отряд чертей-ударников взял над ними шефство?! Это отдельная история, это ещё более тяжко! Если бы я взялся описывать украинскую газету, без слёз бы не обошлось. Мрак, ужас.

Порой зажмуришься, потрясёшь головой и подумается: «А проснуться бы, взять и проснуться, чтоб оказалось, что нет этого ничего, ничто не обрушилось, кроме тяжкого сна, ничто не отнято у меня, не поругано, не исковеркано, не раздроблено, а моя страна, любимая страна моего детства не разорвана на части, не осквернена, не расхлыстана!»

А и вправду, взять бы и проснуться в восемьдесят седьмом году, который мне так запомнился, проснуться, но никакого Горбачёва в нём не найти, проснуться, а всё по прежнему, вокруг раскинулся город моего детства – Астрахань, проснуться рано утром, выйти на Северо-прибрежную, которая залита солнцем, пройти по аллее, мимо стадиона, глянуть на острова, или переплыть туда, на старом трамвайчике, а ещё лучше оказаться летом в Москве, и пройти по улице Горького, в самый людный час. Это было такое счастье – московская толпа, нигде такой толпы не было. И чувство тёплого покоя в душе каждого человека, и ребёнка и взрослого, ощущение покоя, тишины и безмятежности, несмотря на шум улицы, именно того покоя, который и был отнят в тот момент, когда началась пляска чертей и обрушился бал, как волны цунами, на самую голову.
Да-да, я всё же всерьёз надеюсь проснуться, увидать как рассыплется в прах та газета, где мужчина-проститутка предлагает свои услуги, колдуны завлекают отчаявшихся горемык, ищущих родственников пропавших без вести, а циничные хозяева нанимают прислугу, рассыплется пошлая газетёнка, пропадёт в одну минуту, распадётся эта глумливая реальность, как окончился булгаковский бал сатаны, будто и не было его вовсе, будто он приснился.
Наверное зачем-то всё это было нужно, наверное необходимо совершиться этому раз в тысячелетие, но Боже мой, как бы хотелось обойтись без этого, переплыть на острова и видеть напротив лишь покой и гармонию тихого родного города, не накрытого чёртовой сетью.

http://maxim-akimov.livejournal.com/392934.html
Трогательная история с закономерным финалом
Пришел солдат с войны, а ему и говорят: "Вот что, товарищ рядовой, давай-ка или в учителя физкультуры, или в городской парк - директором". А куда дважды простеленному да разок контуженному в физкультурники? Согласился парком заниматься. А в парке, как назло, начали деревья засыхать. И придумал фронтовик прямо на корню скульптуры из сухих вязов резать. Сам, правда, не умел, да умельцев нашел.

Делали умельцы разных сказочных персонажей, чтоб ребятишек, хлебнувших войны да эвакуации, повеселить. Но как-то решили и современную тему поднять, молодежную, послевоенную, романтическую - чтоб он, она и гитара... Соцреализм в засохшем дереве рядом с городской танцплощадкой. Дело, вроде бы пошло, уже и образы вырисовываться стали, но...

Но раз приходит резчик Витя к директору парка Валентину - сам не свой. Молча выбил из пачки беломорину, подпалил. Сидит, смолит, и - ни слова. Добил папиросу, кинул на пол, растер каблуком кирзача. Полез в карман галифе, вынул и - хоп на стол перед директором парка. Осколок. Осколок снаряда. Резал молодую, влюбленную пару, позабывшую о войне, а в дереве - война.

И седели два фронтовика, и глядели друг другу в глаза, и глаза слезились. Нет, не отпускает война. Хоть любовь, хоть танцульки, хоть гитары, а  война-то сидит в сердце, как тот осколок в мертвом дереве. И решили солдаты Великой войны, что не романтическая парочка должна выйти из вяза. И стало лицо мужчины в том памятнике суровым и решительным, а взгляд девушки налился тоской да страшным предчувствием.

И появился в парке самый великий памятник Великой войне. Не мужеству, не геройству, не отчаянной храбрости памятник и не верности Родине, а мирной жизни и простому человеческому счастью, попранному, растоптанному, изорванному войной. Пронзительной искренности памятник, до скрипа зубовного, до слез, которые не сдержать. Вот так мужчины прощались, идя на смерть. Вот так жались к ним их жены, провожая на подвиг. Вернется ли тот солдат? А если вернется, застанет ли живой свою любушку?
[Изображение: 48640_original.jpg]
И стоял в тенистом парке тот памятник долгие годы, вцепившись в родную землю корнями вяза, из которого был вырезан.

А скажите мне, граждане, что это за дрова валяются? Что за бревна попиленные кинуты в грязь под стеночку?
[Изображение: 48454_original.jpg]
Да, это те самые двое, что прощались в тенистом парке. Да, это тот самый вяз, в котором скульптор нашел почерневший осколок. Прошли годы, новые патриоты решили парк облагородить, подвеселить, и странная тоскливая пара показалась им в месте увеселения неуместной.

...Нелюди. Ненавижу. Будьте вы прокляты с вашей эффективностью и с вашим липовым патриотизмом.
источник Заметки деревенщины
Цитата:И появился в парке самый великий памятник Великой войне. Не мужеству, не геройству, не отчаянной храбрости памятник и не верности Родине, а мирной жизни и простому человеческому счастью, попранному, растоптанному, изорванному войной.

"@$

Что за блядские жидовские интерпретации ?
Разве могут фронтовики (Не соЛЖеницеры !) не понимать, что  не просто  "мирной жизни", а и вообще жизни  без  мужества,  геройства,  отчаянной храбрости  и  верности Родине просто не бывает !  Что за блядское  жидо-разделение Родины и человеческого счастья ? Разве тогда так разделяли ?  Разделяли лишь  шкурные отщепенцы народа  у которых  "простое человеческое счастье" , ассоциировалось с  обменой казенного мыла на продуктовые карточки в глубоком тылу. 

Страницы: 1 2