Форум Общественного Движения 9 Мая

Полная версия: Воспитание девочек и мальчиков
Вы просматриваете упрощённую версию нашего контента. Просмотр полной версии с полным форматированием.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Данная статья давно лежит в нашем информбюро, но все же не лишне ее напомнить и здесь:

ВОСПИТАНИЕ ВОИНА

Педагогические заповеди

(часть 1)

Летом 2002 года в одном из подмосковных городков произошла вполне обычная для нашего времени история. Двое «закадычных друзей»-шестиклассников поехали кататься на велосипедах в заброшенную деревню. Там наткнулись на бомжа. Что произошло дальше — к чему описывать? Как незачем говорить и то, что бомжа найти не удалось.

Один из оперативников, ведших следствие, удивлялся: «Для нас всех до сих пор остаётся загадкой, почему мальчишки не убежали. Ведь для этого не было никаких препятствий. К тому же мальчики отнюдь не робкого десятка, да и выглядят старше своих лет. Непонятная история».

И действительно, для меня тоже — фатально непонятная! Я уже писал об этом в своих статьях и обещал вернуться к теме. И вот возвращаюсь, хотя начало кое-кому может показаться странным.

Почему просто сразу не убежали? Почему не отметелили бомжа (не верю, что не справились бы вдвоём, я видел фоторобот этой помеси кощея с египетской мумией!)? Почему один «закадычный друг« по приказу безоружного хлипкого негодяя покорно связал другого и безропотно дал связать себя? Почему даже потом они сидели на месте, послушно считая до тысячи, как им велели? И что значит — не робкого десятка? Что под этим сейчас понимается? Умение пререкаться со взрослыми? Умение уже в этом возрасте «закинуться пивасиком» и покурить у школьного подъезда, показывая всем, как ты крут? Умение кидать петарды под ноги старушкам?

Да, прав следователь. Вроде бы непонятная история. Совсем.

В 1972 году была такая история. Двое мальчишек, ровесников этих, нынешних, «не робкого десятка», столкнулись с бежавшим убийцей-рецидивистом. Едва ли он собирался делать с ними то же, что бомж в наши дни. Он собирался их просто убить, потому что они его увидели, а он был в бегах.

Недолго к тому времени, но всё-таки посещавшие секцию бокса мальчишки отходили взрослого «крутого» дядю так, что в милицию он попал в бессознательном состоянии. Им было страшно. Они сами об этом потом говорили. Но их было двое — двое друзей — и они решили драться. Мысль о том, чтобы покорно сдаться, им даже в голову не пришла.

Ну вот и ответ. Бомжу не было надобности угрожать оружием, хватать, тащить... Прикажи он мальчишкам повеситься — они бы и повесились. Со слезами и просьбами, но повесились бы. Точно вам говорю. Потому что струсили. Мгновенно струсили.

Впрочем, это не их вина. В них просто исчезло что-то, что было у большинства их ровесников даже не тридцать — двадцать лет назад.

А если это и беда — то не только их, а целой страны. Нашей с вами Родины.

Трусость, ставшая чуть ли не органичной частью характера большинства потомков бойцов Куликова поля, Смоленска, Полтавы, Бородина, Шипки, Курска и Кандагара. И не только детей, но и взрослых.

Но эта трусость возникла не просто так. Она умело привита, заботливо выращена и тщательно культивирована.

q q q

Начинать разговор следует с того, что есть (или кто есть) личность и зачем вообще её формировать? Личность определяется в современном мире как любое дееспособное человеческое существо независимо от возраста и пола. Но подобное определение таит в себе зародыш болезни, поразившей сейчас всю планету — эпидемии пофигизма. Дело в том, что подобное «дарование прав личности» всем без разбора приводит к гипертрофированному чувству своей ценности, а значит — исключительности и неповторимости. Между тем большинство из так называемых личностей невысоко ценятся. Это объективная точка зрения. Люди вообще являются материалом, из которого на свою потребу власть лепит то, что ей нужно. Если кто-то думает, что демократическая власть является исключением, то это заблуждение. Данная власть держится на воле толпы — электората. И этот электорат она умело формирует обещаниями корытца с похлёбкой, тёплого хлева и развлечений на все вкусы. Личности такой власти не нужны даже внутри самой себя, более того — они для неё опасны. Соответственно система формирования личности в современном мире предана анафеме, объявлена пережитком тоталитаризма и официально заклеймлена всеми возможными педагогическими и психологическими теориями.

Современная система воспитания держится на нескольких постулатах.

ПЕРВОЕ. Изначальность и первоочерёдность прав ребёнка.

ВТОРОЕ. Демонизация слова «долг« как калечащего «свободную волю» и»ранимую детскую психику».

ТРЕТЬЕ. Уравнивание в правах ребёнка и взрослого.

ЧЕТВЁРТОЕ. Максимальное потакание прихотям (даже не желаниям) детей, в которых видится некое «самовыражение» и «саморазвитие» личности.

ПЯТОЕ. Воспитание через внушение чувства своей неповторимости, чувства нигилистического индивидуализма.

ШЕСТОЕ. Разработка темы толерантности к происходящему вокруг.

СЕДЬМОЕ. Отказ от наказаний из-за их «жестокости».

Следует сказать, что задачам современного общества эти постулаты соответствуют как нельзя лучше. На них воспитываются трусливые, страдающие огромным количеством комплексов, жестокие, лживые, безответственные, истеричные, не способные на физические или духовные усилия, на творчество, с размытыми сексуальными и полностью отсутствующими моральными ориентирами существа, не способные дать отпор даже уличному хулигану. То есть то, от чего наши предки отвернулись бы с омерзением, посчитав появление таких людей признаком вырождения нации. Но эти «личности» выгодны демократической власти. Они себялюбивы, покорны силе, не терпят тех, кто стоит выше среднего уровня, легко поддаются на обещания, льстящие их сластолюбию, тяге к красивой жизни и слабоволию, любят воображать себя пупом земли, без которого ничто в государстве не завертится. Ими очень легко и просто манипулировать. Закладывается всё это с детства и характерно не только для России (даже не столько, мы-то ещё только вступили на этот путь!). Подобным образом воспитанный тип «хомо электоратус» господствует в западном мире.

Но мы будем говорить о людях другого типа и о том, как следует воспитывать не «электорат», а Человека и Бойца. И начнём мы с постулата, без осознания и принятия которого на веру весь дальнейший разговор просто бесполезен. Хотя с точки зрения современной педагогики этот постулат звучит так же, как для правоверного католика Чёрная месса.

Итак.

Подросток личностью не является. Он формирующаяся личность, а это совсем другое. Настолько другое, что и рядом не лежало. Сундучок: что положим, то и будет лежать. И в первую очередь надо беспощадно подавить любую мысль в голове вашего подопечного, что он и в самом деле что-то собой представляет изначально и имеет какое-то мифическое «право» на «права». Первой заповедью ваших подопечных должно стать следующее.



1. КАЖДОЕ ПРАВО НУЖНО ЗАРАБАТЫВАТЬ. Его нельзя получить, выпросить, украсть, купить — в этом случае оно перестаёт быть правом. На этом постулате и нужно базировать всю систему воспитания подростка: получить любую малость можно лишь действием, трудом, упорным и тяжёлым. «С самого начала» и «просто так» ничего не даётся.

Нужно учитывать только одно. Современный мир настойчиво и очень умело опровергает этот важнейший постулат своими легкодоступными и красивыми «идеалами» «сладкой жизни», на которые подросток покупается крайне легко именно в силу того, что не является ещё личностью и не может противопоставить соблазну твёрдых жизненных установок. С современной «пластмассовой цивилизацией» вообще ужасно трудно бороться. Поэтому внушать подросткам вышеуказанный принцип может только тот, кто вызывает у них уважение и желание подражать. А точнее мужчина.    

Засилье женщин в системе образования и воспитания давно стало национальной угрозой. Я уверен, что именно это было одной из причин, погубившей пионерско-комсомольское движение и что именно от этого может погибнуть движение скаутов. Поймите меня правильно. Я ничего не имею против женщин. За исключением того, что мальчик, воспитанный женщиной, в лучшем случае переживёт в жизни массу неприятностей. В худшем — вообще скатится на дно. Конечно, есть исключения. Но они до такой степени редки, что строить на них систему нелепо. А уж в системе военно-патриотической подготовки женщин быть не должно. На мой средневековый взгляд, женщинам в армии в мирное время вообще не место, а кретинизм правительства можно чётко определять в процентах в точном соответствии с процентностью женщин в вооружённых силах государства.

Подростки тянутся к идеалу мужчины, хотят быть на него похожими, копируют его, встретив в реальной жизни, даже в походке и привычках. Но и те немногочисленные мужчины, которых предлагает школа, в значительном процентном количестве куда как далеки от такого идеала. Сейчас в школе не редкость педагог-мужчина, «откосивший» от армии — особенно это характерно для сельских школ. Не знаю, как кому, а мне пополам смешно и дико слушать от такого рассказы о мужестве наших воинов, о славе предков... А подростки ещё не научились смеяться. Они всё воспринимают всерьёз. И глупо думать, что они ничего не понимают. Поэтому в их душах возникает презрительное недоверие не только к учителю, но и к тому, о чём он говорит: мол, нас учит, а сам... Путь таким в школу должен быть закрыт накрепко и навечно. Настоящему же мужчине-наставнику поверят, даже если он скажет, что снег чёрный.



2. ДОЛГ ПЕРЕД РОДИНОЙ И ТОВАРИЩАМИ СВЯТ.
«Я никому ничего не должен,» — нередко можно услышать самодовольное высказывание из уст молодых. Должен. Должен родителям. Отечеству. Своей девчонке. Своим друзьям. Своим предкам. Никто из нас не свободен от этих долгов. Не может быть от них свободным. Не имеет права. А тот, кто пытается освободиться, — трус и подлец. Эту мысль вы должны довести до сознания ваших юных подопечных. Если понадобится — вбить, вколотить, врезать в их сознание. Вы должны научить их различать казённый «долг« перед государством и истинный Долг перед Родиной, которая одна на все времена. Вы должны внушить им, что самоуважение человека не допускает «никому не быть должным», ибо это означает плевать на всех. Я не удержусь — процитирую!!!

Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести была у всех земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не... недоверки. Всё взяли бусурманы, всё пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чём стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества!.. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей... так любить, как русская душа, — любить не то чтоб умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе... Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей... Перенимают чёрт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой со своим не хочет говорить; свой своего продаёт... Милость чужого короля, да не короля, а паскудная милость... магната, который... чёботом своим бьёт их в морду, дороже для них всякого братства. Но и у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснётся оно когда-нибудь... Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтоб умирать, — так никому ж из них не доведётся так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит на то мышиной натуры их!

Н.Гоголь. Тарас Бульба

Не знаю, как у вас. У меня — мороз по коже от этих слов. От гордости, что и я — русский. И недаром наши «образованцы» уже не первый год так настойчиво стараются «вычистить» экстремиста Бульбу из школьных программ...

Максим Калашников (Кучеренко), автор актуальнейших книг по проблемам современной России, точно замечает, что в нашей стране никогда не играли большого значения родственные (как на Западе) или племенные (как на Востоке) отношения. Опорой знаменитой русской «соборности» был домен — группа людей, сплочённая общностью интересов. Далее Калашников обращает внимание на то, что в наше время домен усиленно и целенаправленно разрушается (пример — многочисленные «риэлти-шоу», где именно через втаптывание в грязь напарников по игре достигается успех), а вместе с ним разрушается основа русского мировоззрения — принцип «сам погибай, а товарища выручай!». Мы должны всеми силами противостоять подобным попыткам. Мысль о святости уз товарищества должна стать краеугольным камнем формирующегося сознания подростка. Тебе может не нравиться нос, причёска или манера говорить твоего соседа по строю. Ты можешь открыто высказывать ему своё недовольство. Вы можете отворачиваться друг от друга в повседневной жизни. Но, стоит возникнуть опасности для домена, все разногласия просто теряют смысл. Лучше откусить себе язык, чем выдать друга. Лучше погибнуть, чем допустить его гибель. Могут сказать, что все люди устроены по-разному и у всех разная степень стойкости. Но это тоже вопрос воспитания. Надлежащим образом воспитанный человек не поймёт предложения, например, сообщить сведения о товарищах в обмен на избавление от физических мук. Улавливаете? Он не будет оценивать этого предложения, раздумывая, что выгодней (или этичней, или достойней). Он просто не поймёт сказанного, потому что такое предложение так же относится к другой системе ценностей, как глагол to be — к английскому языку. Для человека, не знающего английского, это просто набор звуков.

3. ЖИЗНЬ — ЭТО БОЙ. Не бессмысленное и бесконечное поедание слабого сильным, как трактуют бой телевизионные игры и ток-шоу, а именно бой, схватка за некие высшие принципы. Если не ошибаюсь (не уверен), это Гёте сказал:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день идёт за них на бой!

Этот принцип тоже долгое время подвергался осмеянию. Мол, задача человека — просто жить (в кайф, да?), не задаваясь высокими вопросами и не терзаясь глобальными проблемами. Здоровей будешь. Но дело в том, что так живут животные, а человек не животное, как бы не изгалялись на эту тему философы и психологи. Наши дети должны расти бойцами, понимающими, что сражение — с обстоятельствами, физическими врагами, болезнью, ленью — делает жизнь полнее, наполняя её незабываемым вкусом победы. Ни лишения, ни боль, ни физическое или моральное напряжение, ни своя или чужая кровь не должны вызывать у них страха.

Я глубоко и непоколебимо убеждён в том, что ни один лозунг не нанёс делу воспитания подрастающего поколения такого вреда, как распространившийся в 50-е годы прошлого века клич «Лишь бы не было войны!». Смысл его был в том, что поколение, пережившее и въяве видевшее самую страшную войну в истории Земли, прилагало все усилия для обеспечения счастливого будущего своим детям. С чисто человеческой точки зрения это было объяснимо и заслуживало сочувствия. Голодавшие, убивавшие, исстрадавшиеся люди буквально из сил выбивались, чтобы их дети получили всё, что им, родителям, недодала судьба. Именно получили, а не заработали. Недокормленные, пожившие в землянках мама с папой запихивали в клювик своему ненаглядному чаду всё, что он пожелает, по первому его писку, чтобы отвести от него даже тень той беды, которая коснулась их. Вырастал же, соответственно, откормленный, наглый, спесивый и глупый эгоист, презиравший всех и вся (замотанных и «не видевших жизни» родителей — в первую очередь!), а также свято уверенный, что ему обязаны обеспечить всё, что он пожелает. Причём обязаны не только родители.

Такая система не стала тогда правилом, нет! Но и исключением тоже быть перестала. А поскольку воспитанные ею люди обладали невероятной пробивной силой в борьбе за личное светлое будущее, то к 80-м годам как раз они и оказались наверху в низовом и среднем звеньях управления страной. Что в известной степени и предопределило её крах. В наши дни система превратилась из частого, но не всеобъемлющего явления в правило. Детская группа «Непоседы» в одной из своих полушуточных песенок хотя и с горечью, но чётко выразила кредо современного воспитания, спев на мотив песни «Прекрасное далёко»:

Мы хотели бы стать чище и добрее,

Только в жизни это мало что даёт.

Пробиваются лишь те, кто понаглее —

Как бы знать, что в будущем нас ждёт?

И даже в этой вроде бы осуждающей подобную практику строке отчётливо читается: «...в жизни это мало что даёт». Для людей, воспитанных в подобных ценностных рамках, главное не то, что ты можешь дать, а то, что дадут тебе. Между тем государство, у которого берут, но которому не отдают, обречено на гибель.

Я искренне убеждён, что своя война должна быть у каждого поколения. Я не имею в виду горячую настоящую войну (хотя и она не самое худшее, если даже так и принято думать!) Каждое поколение, прежде чем занять место отцов, должно пропускаться, как золотоносная порода через решето-грохот, через трудное, опасное, выматывающее физические и духовные силы дело, в ходе которого все ценности сами встанут по своим местам в подобающем им от природы и с начала веков иерархическом порядке, слова обретут первоначальный смысл, а чувства человека очистятся. Те, кто достойно справятся с делом, займут место наверху, с тем чтобы их дети (как, впрочем, и дети несправившихся!) уже лет через 15—20 повторили их путь и не допустили образования совковообразной или демократоидной «элиты». Я уверен в том, что трудности очищают и закаляют человека.



4. ЦЕЛЬ ЖИЗНИ — ФИЗИЧЕСКОЕ И МОРАЛЬНОЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ
. Не знаю, как вам, а мне противно и смешно смотреть на негроподобных существ в телепающихся по земле безразмерных штанах, куртках, из-под которых торчат майки до колен и дурацких кепочках козырьком назад, изъясняющихся жестами и междометиями. «Ну как же! — скажет критик.— «Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст!» Знаем, проходили...» Проходили, но, как видно, прошли мимо. Вдумайтесь без усмешки: да, не все, кто играл джаз, продали Родину. Но все, кто продали Родину, играли джаз... И это факт.

На мой взгляд, нет ничего более приятного глазу, чем строй суворовского училища в мрачно-торжественной ало-чёрной форме цвета крови и порохового дыма. Меня восхищали и восхищают эти — и такие — ребята. Я категорический противник любой бесформенности вообще, и не только в военной организации, но и в обычной школе. У формы есть и важная функция: она дисциплинирует. Форма обязывает, особенно если носят её не по обязанности. Конечно, и форма может обмануть. Но вы не задумывались, почему бандюги всех мастей любят выступать в амплуа военных и милиционеров? Да потому что в сознании нашего народа форма чётко ассоциируется с честностью, порядком, надёжностью и готовностью помочь. Мальчик, добровольно надевший форму, уже на голову выше того, кто от неё шарахается. Просто потому, что он её надел.

Легко сказать себе: «Я хочу!» — и сделать то, что приятно. Куда труднее сказать себе: «Нельзя! — или: — Надо!» Но подобные приказы самому себе как раз и возвышают человека над животным более всего. Вы должны внушить своим подопечным, что физическое и моральное совершенствование могут — и должны — быть главными заповедями русского и россиянина. Очень хорошо пишет тот же Максим Калашников: пусть там, на Западе, колются, живут в свальном грехе, носят нелепую одежду. Пусть! Мы не будем следовать за ними! Наши дети будут расти здоровыми, крепкими, готовыми протянуть руку другу и крепко врезать по зубам врагу. Они должны повторять вслед за великим русским поэтом:

И мечтаю я, чтоб сказали

О России, стране равнин:

«Вот страна прекраснейших женщин

И отважнейших в мире мужчин!»

Н. Гумилёв.

Это непросто, потому что требует усилий — и немалых, которых не требует постоянный «оттяг». И тут снова вступает в дело роль личности руководителя. Настоящему мужчине, которому хочется подражать, поверят и пойдут за ним. А он научит их чураться псевдокультуры и клоунских одеяний, нечищеных зубов и хилых паучьих лапок с «татушками» — всех признаков «массцивилизации». И научит их гордиться своей элитарностью, своим умением встать над тупым стадом, нуждающимся в рэп-погонялах.



5. ТОЛЕРАНТНОСТЬ — ЭТО ГИБЕЛЬ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ОТВАГИ. На свете существует немало людей настолько трусливых, что они даже другим не могут позволить рискнуть собой. Толерантность, сиречь терпимость к мерзости, если переводить на нормальный русский язык, — это их знамя.

Смертельно опасной категорией таких людей являются те, кого я про себя называю «потурченцы». Так на Балканах в ХV-ХIХ веках называли местных жителей, славян по крови, которые в чаянье милостей или искренне поверив в вечную власть османов-завоевателей — переходили в ислам и становились верными слугами оккупантов. Так и в современной России существует тонкая прослойка подобных людей, занимающих, к сожалению, видное положение в общественной, а иногда и официальной политической жизни. Русские по рождению, они усвоили толерантно-растительный образ мыслей даже прочнее его отцов на Западе: у них поклонение ему доходит до отрицания права на самозащиту как нации, так и отдельных её представителей. По их мнению, русским позволено только смиренно кланяться, искупая «имперское прошлое». Навскидку можно назвать политика и общественного деятеля А.Асмолова, правозащитника Н.Ковалёва... Подвизается тут и знаменитый детский писатель, ненавистник Гайдара-деда, автор бездарного сериала о Простоквашине (я не о первых книгах, действительно весёлых и остроумных, а о многочисленных «продолжениях»!) Эдуард Успенский. Не помните, как в конце 80-х он вещал с экрана о «детском разоружении», призывал уничтожать игрушечное оружие, гипнотизировал речами о всеобщем мире?

Не оттуда ли началось бедственное положение нашей армии сегодня?!

Что самое страшное — многие из этих потурченцев уже работают с детьми, прививая им «синдром позы эмбриона», и их выкладки имеют официальную поддержку вплоть до включения в школьные программы! Как правило, они выступают под благообразными лозунгами (ядоистечение Ковалёва — редкий пример открытой ненависти потурченца к тем, кто сохранил веру в ценности предков) «уменьшения агрессивности общества» или «воспитания терпимости в подрастающем поколении». В переводе на русский язык, это разоружение нации перед лицом врага.

Если нашей стране и в самом деле объявлена война (а она объявлена — и не вчера, и не десять лет назад... и вовсе не международным терроризмом), то призыв к «толерантности» звучит более чем странно. Даже дико, как звучал бы призыв к пониманию целей и задач гитлеровцев в 1941 году. Мы — страна-армия и нация-воин. Если нас удастся переделать, мы перестанем существовать. Не думаю, что это сильно беспокоит по-турченцев. Но меня — очень беспокоит.

Если же смотреть в более широком аспекте, то пресловутая толерантность ни к чему хорошему не ведёт даже в невоюющих обществах. Посмотрите статистику. Где самый высокий процент самоубийств? Где рядовыми болезнями стали расстройства психики? Где немотивированная жестокость захлестнула семьи и школы? Где расцвели половые извращения? Где бешеными темпами прогрессирует вырождение? В самых стабильных и мирных странах — Швеции, Швейцарии, Нидерландах, Дании...

Дело в том, что человек по природе своей нетолерантен. Его можно приучить так жить, внушив, что тёплый хлев, сытная кормушка и приятное времяпровождение — это и есть смысл жизни. Но подсознание будет бунтовать против этого, а поскольку «клапан закрыт» (охота и боевые единоборства запрещены, в войну детям играть нельзя, на улице голос повысишь — полиция скрутит, листик сорвёшь — «зелёные» насмерть зашибут, мужчины и женщины даже одеждой не различаются, в армии служить не обязательно), то природные агрессия и жажда острых ощущений выплёскиваются «через швы», приобретая дичайшие формы вплоть до самоистязаний, насилий над собственными детьми и выездов в воюющие страны на охоту за людьми.

Повторюсь: потурченцам всё равно. Мне — нет. И я призываю всех, кому в самом деле дорога Россия, вступить в борьбу с ними, в том числе и за детские души, которые они хотят оскопить своей толерантностью.



6. НАКАЗАНИЕ — НЕОБХОДИМАЯ ЧАСТЬ ВОСПИТАНИЯ. Современная система поощрений порочна. Поощрять вообще нужно реже, чем наказывать. Гораздо реже и очень скупо, а не по принципу «Вова вынес ведро с мусором — дадим Вове пятьдесят рублей, он хороший мальчик». Вова должен знать, что выносить ведро — его обязанность, за которую не ждут поощрений, даже устных! Вот если Вова не вынес ведро, тут должно следовать наказание. И неважно, почему он этого не сделал. А если Вова выкопал во дворе новую яму под сортир, вот тогда можно коротко сказать: «Молодец». Уверяю вас, что услышанное от действительно уважаемого и любимого человека, это слово ценней, чем любые пятьдесят (или пятьсот) рублей.

Наказывать не обязательно физически, хотя я сторонник возвращения и этого метода. Говорят, что наказание оскорбляет достоинство, но это ошибка. Достоинство — не врождённое, а воспитанное чувство. Человек, в самом деле обладающий достоинством (сколько бы лет ему не было!), никогда не допустит действий, за которые могут наказать. На каждого действует своё, и наказание надо подбирать дифференцированно. Но оно необходимо. Просто чтобы закрепить в подсознании мальчишки: сделаешь плохо — будет плохо. Это надёжный и очень эффективный метод, уберегающий самих же подростков от неприятностей в будущем.

q q q

Вот эти шесть истин вы должны сделать основополагающими в жизни своих подопечных, если хотите, чтобы они в самом деле стали мужчинами. Поверьте мне, они не устарели, эти истины, они просто состарились. Они не стёрлись — они только затёрты. И они не избиты, вернее, избиты настолько, что их пора реанимировать. Срочно!

Тысячелетия человечество жило ими. А за их нисповергателями только куцый хвостик времени, многим принёсшего деньги, но никого не сделавшего счастливым.

Теперь некоторые общие соображения касательно воспитания подростков. Нужно помнить, что во все времена и во всех цивилизациях (даже в нынешней, давящей любые здоровые инстинкты!) подростков отличали следующие взаимоисключающие, но благополучно в них уживающиеся качества:

l порой безрассудная отвага — и робость перед «обычной» жизнью;

l показная циничность — и тайное стремление к высоким идеалам и поступкам;

l скрываемая душевная ранимость — и открытая грубость;

l ниспровержение прошлых кумиров — и поклонение кумирам своим;

l трезвые суждения по многим вопросам, а в других — полная инфантильность;

l стремление поставить мир с головы на ноги при том что они сами зачастую стоят в этот момент как раз на голове;

l мечта о приключениях — и нежелание мечтами делиться;

l насмешливость — и боязнь насмешек;

l нежелание ничего принимать на веру — и слепое доверие;

l тяга поскорее стать мужчиной — и неправильно понимание того, что это такое;

l беззаботность — и нередко тяжёлые размышления о будущем.

Те, кто уничтожает Россию, умело пользуются всеми этими качествами. Те, кто обязан её защищать — просто не воспринимают подростков как класс.

Сожри тарелку макарон с кетчупом, не прикасаясь к ней руками и чавкая, как свинья, перед камерой — получишь 60 баксов! И вот парень лет 16-ти давится, чавкает, но ест. Как же — баксы!!! Я, конечно, понимаю, что его нашли и проинструктировали специально. Но всё равно не могу не вспомнить, как я читал о блокадном Ленинграде, где мать заставляла четырнадцатилетнего сына для еды вставать, садиться за стол и расстилать на коленях салфетку. Чтобы съесть те самые двести граммов «хлеба» с зубчиком чеснока, головку которого они нашли за диваном. Советская пропаганда, скажете вы? Но разве та мерзость, которую я описал выше, не пропаганда?! Пропаганда — и реальность одновременно, как и эпизод с чесноком. Только первое — грязь и пропаганда грязи. А второе я не знаю, как назвать. Героизм? Величие? Или просто желание остаться человеком в условиях, когда на это нет почти никакой надежды?

Для нас человеческие эти качества — великолепная база, на которой можно строить здание военно-патриотического воспитания. Дело в том, что в глубине души любой и каждый подросток хочет романтики, приключений, верной дружбы, чего-то яркого и необычного. Достаточно энергичным людям объединившись взяться за дело воспитания подрастающего поколения, и положительные стороны характера подростка станут нашими союзниками, а отрицательные «уйдут в подполье», где каждый должным образом воспитанный человек легко может их контролировать. И не надо говорить о том, что невозможно вырвать подростков из-под гипноза масскульта. Во времена Гражданской войны у большевиков не было более верных союзников, чем рабочие. Но и знаменитый каппелевский полк белых тоже состоял из рабочих сибирских заводов. Каппель привлёк их на свою сторону мужеством, честностью и тем, что сумел доходчиво объяснить им все минусы правления большевиков, и эти люди остались верны белому делу даже тогда, когда усомнились, предали и бежали многие чистокровные дворяне. Такова сила авторитета!

Отдельно — несколько слов о психологии.

Так называемых психологов следует держать на максимальном удалении от воспитательного процесса. Эти люди опасны для воспитания нормальных мальчишек (девчонок, впрочем, тоже). Особенно если учесть доминирующую в современной психологии фрейдистскую школу. В СССР существовала отличная школа Лурии, но, насколько мне известно, от неё давно ничего не осталось.

Поразителен сюжет, виденный мной по телевизору. В нём рассказывается о семье человека, погибшего во время трагедии в «Норд-Осте». Пятилетний сын погибшего любит играть с оптическим прицелом игрушечной винтовки — говорит, что «выслеживает террористов», хочет «отомстить им за папу». И мать этого мальчишки таскает его по психологам, в ужасе восклицая: «По-вашему, это нормально?!» По-нашему — да. Ненормальным следует признать поведение мамаши, лечащей у сына чувство мужского достоинства и жажду справедливой мести. Слишком рано проснувшееся — да! Но такое поведение матери, её желание откорректировать бессознательную отвагу сына в сторону «толерантной» растительности — это тревожный симптом для государства, в котором матери веками благословляли детей на битву со злом. Со слезами. С тоской. Но благословляли понимая, что иначе — нельзя.

Мне приходилось дважды беседовать с ребятами, прошедшими так называемую психокоррекцию после каких-то действительно тяжёлых событий. Зрелище одновременно жалкое и жуткое, но нормальными пацанами «откорректированных» уже не назовёшь. Между тем, к счастью, множество их ровесников, также переживших недюжинные стрессы, но скрывших это от родителей (или родителям которых хватило ума не «лечить» ребёнка!), справились с их последствиями за два-три дня путём того, что просто выспались и плюнули на эти последствия.



Нужно всегда помнить, что «помощь» психолога ставит пациента в полную зависимость от оного и большинство психологов так или иначе этим пользуются. Как сказал один умный американец, «шизофреники — это те, кто строит воздушные замки. Параноики — те, кто в них живёт. А психологи — это те, кто выдаёт разрешение на строительство и получает за проживание арендную плату». Вообще стоит задуматься: психологи есть, потому что в них верят или в них верят потому что они есть? Что до успеха фрейдистской психологии, то он связан всё с той же скотски-оправдательной моралью, так греющей сердце западного человечка. Мол, если учёные доказали, что человек есть скотина, то что я-то могу поделать? С меня взятки гладки...

Следует напомнить, что вьетнамские и прочие синдромы, нервные расстройства и тому подобная ересь возникают от нескольких очень простых причин, не имеющих ничего общего с психологией.

1. Недостаток или полное отсутствие внутренней убеждённости человека в том, что он делает (расширенно — отсутствие «жизненного стержня»). Попробуйте представить себе нервное расстройство у крестоносца, сражавшегося с «неверными» в Палестине или «синдром Бородина» у ветерана Отечественной войны 1812 года! Не можете? Я тоже... Убеждённость — это непробиваемая броня, а фанатизмом её называют те, кто сам на искреннюю убеждённость не способен в силу слабости духа или циничности характера. Таким образом, деидеологизация воспитания — это лишение подростков этого самого «стержня»!

2. Заострение воспоминаний и переживаний на тяжёлых периодах жизни, так характерное для психокоррекции, широко применяемой сейчас психологами (в том числе и детскими!) и психоаналитиками. Память человека от природы приспособлена самоочищаться от тяжёлых воспоминаний, и выволакивать их на поверхность вновь — значит:

а) необратимо калечить психику,

б) ставить себя в полную зависимость от «врача».

«Выбрось из головы!» — вот лучший совет.

Нужно помнить, что психика подростков невероятно гибка. События, превращающие взрослого в пускающего слюни идиота, не оставляют в их памяти и характере никаких следов. В сущности, подростку достаточно выспаться, хорошо поесть, поболтать с друзьями — и сеанс психотерапии закончен. А все те жуткие истории о непоправимо искалеченной детской психике либо выдуманы, либо происходят от того, что ребёнка заставляют вновь и вновь копаться в неприятных или страшных событиях его прошлого. Вместо того чтобы укладывать подопечного на мягкий диван, спрашивать его, хочет ли он «об этом» поговорить или заставлять его рисовать свои страхи, нужно просто повторить: «Выбрось из головы!» — и отправить его в тир, на футбольное поле или к костру, где сидят друзья...

Мне могут сказать, что я отрицаю основополагающие истины психологии. Но я вам напомню, что эти «основополагающие истины» высосал из пальца человек со своеобразной психикой Зигмунд Фрейд, который и своих подопечных пичкал наркотой для их «раскрепощения», и этим истинам чуть больше века. А ещё добавлю, что на протяжении тысячелетий плоская Земля являлась не менее основополагающей истиной и тех, кто на неё покушался, жгли на кострах.

Плоский мир очень логичен, обустроен и прост в применении и управлении.

Лежащий на кушетке и исповедующийся на темы секса и ночных кошмаров человек прост в управлении не менее. Вот и причина популярности «-логий» и «-коррекций» в нашем нынешнем плоском мире, где желание мальчишки драться объявляется психическим отклонением.

q q q

Таким образом, если подытожить проблему, воспитать настоящего человека сможет лишь тоталитарная педагогика. Это показывает наш исторический опыт. Мы видим, что выросли уже два(!) поколения, которые лелеют и холят свои отрицательные качества, причём первое из них родилось и выросло ещё во времена СССР. Именно тогда начались первые «эксперименты», пошли в школы «тесты» и теории о «свободном развитии личности», именно тогда были отменены в школьной форме ремни и фуражки, введено совместное разнополое обучение и сделаны прочие шаги в пропасть. Ни к чему хорошему это Россию не привело.

Запад всегда обвинял нас именно в тоталитаризме. И во главу угла в этих обвинениях ставилось то, что мы якобы штампуем людей, насилуя изначально свободную человеческую личность. Я не буду останавливаться на том, что именно это насилие смиряло первобытные инстинкты, эгоистические порывы и заставляло человека приспосабливать своё эго к «правилам общежития» — в раскрепощённой России вся эта гнусь вырвалась на волю и забушевала бурным вонючим штормом, прокатываясь из конца в конец по нашей стране. Я хочу обратить внимание читателей на то, что так называемый свободный мир штампует людей ещё почище, чем при «тоталитаризме». Более того! Он делает это куда изощрённей (пуская в ход всё — от рекламы до массового зомбирования на концертах) — раз. А два — что штампует он ублюдков. Помните, как смеялись у нас над наивными строчками «Когда страна прикажет быть героем — у нас героем становится любой!»? Но сейчас-то можно сказать: «Когда СМИ вам прикажут — будь ублюдком, не быть ублюдком может лишь фашист!» Я уже говорил — ублюдками управлять легче, чем героями. Для последнего надо быть героем самому, а это...

Спросите «западенца»: что он думает о своей жизни? Он оглушит вас очередями трескучих фраз о демократии, свободах, национальной гордости и флаге у себя перед домом. Причём трендеть он будет совершенно искренне, «с огнём демократским в глазах» и счастливой пеной на губах. Скажите ему, что он ублюдок — он обидится.

Но критические ситу
ВОСПИТАНИЕ ВОИНА

Педагогические заповеди

(часть 2)

Читаю у А.Потапова — снайпера и офицера армейского спецназа — в его статье «Бой в сумраке леса»: «В... СССР, где в военное и послевоенное время разбойничали сбившиеся в банды уголовники и вооружённые дезертиры, обученная и вооружённая молодёжь допризывного возраста с интересом принимала участие в облавах и прочёсываниях лесных массивов, проводимых милицией и НКВД...»

...А вот интересно, состоялся бы захват в Беслане, если бы 10—15 старшеклассников, вместо того чтобы зевать на линейке и прокалывать шарики первоклашкам, с оружием в руках дежурили на крыше школы и подъездах к ней, будучи за 5—7 лет спецобучения натренированными и возглавленными офицером по безопасности школы (должна быть такая должность!)? Мне кажется, что в этом случае бандиты полегли бы ещё на подступах к школе. И не надо глупостей о том, что в 16—17 лет человек... и прочее. Люди прошлых веков и даже тысячелетий в физическом плане ничем не отличались от нас. Но у них не вызывали удивления 15-летний рыцарь, 16-летний офицер, 17-летний дуэлянт... (Отличие лишь в отношении к жизни и смерти, но об этом я уже писал.) Были бы потери? Да, были бы. Но с одной стороны — 10—15 взрослых парней, добровольцев, погибших при защите близких от бандюг (такой смертью можно гордиться!). А с другой — почти четыреста расстрелянных, заживо сгоревших, в числе которых почти сотня совсем маленьких детей. Не дороговато ли за слезливую гуманность?

Предвижу истошный крик: «Как вы можете спекулировать на горе, на памяти погибших детей, продвигая на их крови какие-то свои бредовые теории, вместо того чтобы смиренно молиться за несчастных?!» Могу. Смею. И буду. Погибшие дети попадут в рай и без наших с вами молитв, тем более без молитв власти предержащей слизи, подставившей их под пули убийц. Я же хочу сделать всё для того, чтобы это не повторилось. И я не понимаю, почему наши дети должны служить товаром, предметом торга между родителями и похитителями, между боевиками и государством... Не понимаю, почему наши дети не должны уметь защищать себя, почему должны вырастать не бойцы, а покорные кролики!

Представьте себе психологический эффект: в школе с оружием в руках дежурят не хмурые посторонние дяди, всем своим видом словно бы напоминающие о возможности ужаса, смерти, трагедии (дети даже на перемене расслабиться не могут!), а Сашка, Пашка и Алёшка из старших классов? Привычные. Знакомые. Такие же, как обычно. Младшие видели, как они тренируются, хлопали им и болели за них на соревнованиях. Конечно же при них ничего не случится!..

...Невероятная картина? На сегодня — да, невероятная. Но её невероятность лишь в непривычности. Такой же, как идея массовой призывной армии для европейского стратега XVIII века.

Но в XIX веке именно такая армия под командой Наполеона поочерёдно разгромила наёмно-профессиональные армии всех европейских государств. В том числе и нашу.

Итак, я начинаю...

...Нынешняя ситуация с военно-патриотическим воспитанием детей и подростков в России напоминает мне, как это ни странно, трагический для русских ХIII век. И это не так смешно, как может показаться на первый взгляд.

Итак: есть многочисленные князья — люди, несомненно, храбрые, честные, талантливые, любящие родную землю, но при этом вспыльчивые, ограниченные в политических вопросах, а главное, видящие во главе любимой Родины только себя. Есть столь же многочисленные количеством, но малые числом воинов дружины князей — отлично подготовленные, бесстрашные воины, но преданные только своему князю и вообще не мыслящие категориями шире дружинной гридницы. Есть народные массы, совершенно индифферентные к княжеским конфликтам, не понимающие, в какой стране живут и оружием владеть не умеющие.

И есть монголотатары.

Они приходят на Русь. Если просмотреть внимательно период нашествия 1237—1240 годов, то можно увидеть интересные вещи:

а) ни один из князей не пошёл на переговоры с врагом;

б) ни один из князей не отказался от боя с превосходящими силами противника;

в) ни один из князей не оказал помощи соседу.

Каждый русский дружинник с лёгкостью побеждал десяток монголов. Но на каждого дружинника каждой отдельно взятой дружины каждого отдельно взятого князя приходилось по двадцать совместно действующих врагов. Простой же народ частью разбежался по лесам, частью попытался укрыться за стенами городов, в результате чего самая крупная из армий, которую удалось собрать русским князьям, — армия князя Юрия Владимирского, вышедшая в 1238 году на реку Сить, — не превышала 8 тысяч воинов. Против примерно 90-тысячной орды врага, состоявшей из совершенно неумевших драться один на один, кривоногих, слабосильных, но единых в своём порыве и подчинении бойцов.

Конечный результат этого нам известен.

Сейчас ситуация примерно такая же. Доступно объясняю: есть многочисленные лидеры патриотических клубов — люди, несомненно, храбрые, с военным опытом, отличные организаторы, настоящие патриоты, но при этом не желающие или не умеющие наладить связи с соседями даже в другом районе этой же области, не то что на другом конце России. А если такие связи возникают — упирающиеся в вопрос приоритета: кому руководить долженствующей возникнуть новой организацией. Есть сотни(!) клубов под их руководством, в которых занимаются десятки тысяч мальчишек и девчонок — физически сильных, целеустремлённых, тоже любящих Отечество, но мыслящих категориями милого сердцу знаменитого В.П.Крапивина «патриотизма малой родины». И есть, наконец, миллионы их ровесников, давно и прочно выбравших «клинское», рэйв-дискотеки и принципиальную аполитичность из-за усталости от бесконечной политической грязи вокруг.

А ещё есть враг. (Подставьте любое название любого врага — только не убеждайте себя, что их у нас нет! Уже доубеждались!)

Оный враг приходит в Россию. И что же мы видим (пока, к счастью, гипотетически, да и то не вполне!)?

1. Верю ли я в то, что большинство руководителей клубов искренне призовут своих юных воспитанников повторить подвиги 1812 и 1941—1945 годов, сопротивляясь врагу? Да, верю. Я знаю немало этих людей лично и отвечаю за свои слова и их искренность.

2. Верю ли я в то, что руководители возглавят своих ребят на войне, как возглавляли их в дни мира, и те в самом деле будут сражаться так, как сражались их ровесники в те славные для России годы? Как ни странно — да, верю, потому что и этих мальчишек и девчонок знаю тоже.

3. Смогут ли все эти отважные и честные люди поднять молодёжь России на борьбу с захватчиками? Нет, не смогут. Такие вещи не делаются «на рывке», в последний момент.

Мы увидим потрясающие воображение подвиги. Мы будем свидетелями того, как немногочисленные в самом деле боеготовые части русской армии совместно с наспех собранными отрядами ополченцев-добровольцев, в которых будет полно 15—17-летних героев моей статьи, станут биться с непоколебимым мужеством отчаянья, гибнуть сотнями, не отступив ни на шаг, и убивать врагов. Увидим и новых панфиловцев, и новую Брестскую крепость, и новых Матросовых, Гастелло, а с ними — новых юных Дубининых, Голиковых, Портновых, Казеев, Коберов... Не увидим мы только одного — всенародного сплочения, в котором черпали силу те, чьи фамилии я называл выше. Последние подвиги последних защитников России рискуют остаться безвестными, потому что не готовый к обороне «электорат» меньшей частью ринется к чартерным самолётам, а большей — по подвалам и всё тем же лесам (но не в партизаны, а прятаться). И — как веянье времени! — увидим мы и то, чего, при всём ужасе происходящего, не было в XIII веке. Мы увидим тех, кто быстренько сообразит, что в принципе всё равно, какое пиво пить — «Клинское» или «Рэд булл», рэйв-дискотеки новая власть не отменит, а, наоборот, увеличит их количество... ну а английский язык легче русского (и это факт). Вот из них и создадут на самом деле массовую организацию, не слишком заботясь о попрании прав человека, потому что так это стадо будет легче контролировать — и не в интересах России...

О конечном результате всего этого мне просто страшно думать...

Ленин был прав, когда призывал бояться фракционности в политической борьбе, как чумы. А борьба за будущее России не может не быть политической. Увы. А кто не верит мне — пусть заглянет в Интернет на сайт проекта «СТЯГЪ» — есть такое великое начинание! — и посмотрит своими глазами... хотя и им тоже верить не стоит, в жизни всё ещё хуже, чем там.

Ниже я привожу одно интересное статистическое исследование. Оно касается области центрально-европейской России — обычной, средней русской области, дотационной в экономике, с населением в большинстве своём русским и, соответственно, уменьшавшимся с 2001 года примерно на 5 тысяч «чистыми» в год. Называть область — извините уж! — не буду.

На 2001 год — когда начался «путинский рывок» — в области (считая областной центр, районные центры и прочие населённые пункты) действовало 37 клубов, подходящих под название «военно-патриотические». Хоть какие-то дотации от властей получали 11 клубов, остальные существовали на вечном русском энтузиазме.

За прошедшие шесть лет произошли следующие изменения.

Возникло пять новых клубов той же направленности. Но исчезли по различным причинам семь клубов.

Баланс — два клуба за те годы, в течение которых мы «поднимаем патриотизм». Похоже, надорвались, поднимая... (Правда, общая численность подростков осталась, к счастью, на прежнем уровне — за счёт возникновения новых клубов и расширения рядов уцелевших.)

Дотации сейчас получают от властей девять клубов, что позволяет оным властям заявлять: мол, за прошедшие четыре года мы улучшили работу с молодёжью и сейчас дотируем 32% клубов против 30% в 2001 году. Только они забывают упомянуть, что было клубов 37, а стало 31. Никогда не верьте процентам... А вот и другие цифры. За те же четыре года наркоманов в области стало (официально зарегистрированных) 397 (против 116 в 2001 году), спиртные напитки употребляют 82% подростков 10—17 лет (против 50% в 2001 году), вымирание уверенно зашкалило за 6 тысяч в год, а беспризорных теперь 116 человек (против 35 в 2001 году, разумеется, по официальным данным).

В случае с недостатком финансирования властям, очевидно, не хватало денег на новые кабинеты в городской мэрии — точней я не узнал. Зато в 2003 году в областном центре открыли филиал московской «Академии Гарри Поттера», где детей на полном серьёзе учат пользоваться волшебной палочкой.

И это уже не смешно.

Кстати, процентность состоящих в клубах тоже выросла. За счёт того, что подростков в области уже не 200 тысяч.

Меньше.

Выросла, правда незначительно, но власти клянутся, что «добьются лучших результатов в работе с молодёжью». Вот где ужас-то... И ведь уже начали добиваться, вербуя пацанов и девчонок в «Молодую гвардию» (Кошевой, тёзка, прости!) примерно теми методами, какими вербовали гитлеровцы военнопленных в Русскую освободительную армию Власова — кнут и пряник на фоне общего ужаса перед жизнью.

Дело военно-патриотического воспитания молодёжи в нашей стране сильно затруднено тем, что «военно-патриотическое воспитание» в некоем виртуальном пространстве чиновничьих мозгов смыкается с «национал-патриотическим движением». Кстати, это не шутка, и не исключено, что дело тут не в неразберихе. Мне иногда приходит в голову, что власти с таким упорством преследуют подростковые объединения, обвиняя их в национализме, то и дело арестовывая их членов и подвергая их побоям и унижениям, просто потому, что имеют некую установку: не допускать объединения русской молодёжи. На ваххабизм, например, набросились только тогда, когда он запустил свои щупальца в Поволжье (сколько молодых татар воевали в Чечне, Косове, Афганистане — уму непостижимо!) и не замечать его стало просто невозможно. Разные тихушники вроде кришнаитов вообще не привлекают внимания властей, хотя попавший в их лапы человек обратно уже не вернётся. Открыто существуют гей— и лесби-клубы, вовсю работают рэйв-дискотеки с веселящим газом, гремят бессмысленные побоища между футбольными фанатами, вытанцовывают странные балетные труппы среднего рода... И ничего. Так и надо — свобода! Но стоит только нескольким русским мальчишкам объединиться на патриотической основе, на них тут же обращается пристальное и недоброе внимание. Если только их сразу не прихлопнут милицейским рейдом, то, во всяком случае, не выпустят из поля зрения, а в ход пойдут и побои в отделениях, и обыкновенные провокации с подброшенными патронами и наркотой... Такое впечатление, что в отношении русских ребят действует некая директива: не давать им объединяться на здоровой основе, не давать расти бойцами, разъединить, разобщить их, превратить во врагов друг для друга. Боюсь, что дело действительно обстоит так. А уж проявлений откровенной ненависти к таким группировкам я навидался достаточно (а наслушался ещё больше!). Пообщайтесь с любым руководителем даже вроде бы благополучного клуба. Он расскажет вам то же, что и я. Меньше, больше, круче, мягче, чаще, реже — но то же самое. По всей России, где скоро будут разгонять любую группу детей славянской внешности, трезвых, в возрасте 7—17 лет и собравшихся в количестве больше одного человека.

Если это, конечно, не «Наши». Да вот только ЧЬИ они, «наши»?

Как иронизируют зло некоторые: «Пока гоняли лысых, прозевали бородатых». Взрывы, захваты заложников, рейды в города по России проводят не русские национал-патриотические (и уж тем более не военно-патриотические!) объединения. Торгуют наркотиками, оружием, людьми тоже не они. Но почему-то ежегодно с 25 мая по 1 октября катком гремит по России межведомственная операция «Подросток-Группа-Лидер», в рамках которой «выявляются подростковые экстремистские(?!) группировки... взрослые лица, вовлекающие несовершеннолетних в антиобщественную деятельность...» В отличие от операций «Вихрь-антитеррор» и «Перехват» эта славная операция каждый раз даёт серьёзные положительные результаты в виде сотен задержанных и десятков посаженных русских мальчишек и разогнанных объединений «не такой» направленности. Это и есть забота государства о подрастающем поколении. «Ташшить и не пушшать!» И не дай бог, заикнётесь о том, что власть не тем занимается. Мигом окажетесь среди тех, «вовлекающих»! За то, что объяснили десятку пацанов: чиновники воруют, бандиты жируют, народ бухает, а Россия — подыхает.

О, этот мир, какой измерить мерой

Ограбленные души и умы?!

Не верим — оттого, что жили верой,

Не ждём — затем, что чуда ждали мы.

Дж.Р.Киплинг.

Дать пацану дубинкой по хребту легче и проще, чем дать ему дело. Посадить в колонию легче и проще, чем посадить за руль мотоцикла или в кабину планера. Обеспечить пивом легче и проще, чем обеспечить помещением для клуба.

А время-то идёт. И даже уходит. И вижу я иногда страшную картину будущего «Россиянии»...

...На куски разрывают Россию по-живому ханства, эмираты, оккупационные зоны и подмандатные территории. Самолёты везут чужие войска, вывозя взамен наши богатства. Вихрем вырвались из прошлого чума, холера, оспа, тиф, гуляют по России, по вымершим деревням и голодающим городам. Мрут и дерутся в очередях за гуманитарной помощью, разбрасываемой с грузовиков, люди-скелеты. Угоняют за рубежи караваны русских рабов — в гаремы, на плантации, на медицинскую разделку... Нет света, воды, тепла. Нет власти, нет закона, свирепствуют свои собственные, местные банды.

И мечутся по умирающей, исходящей кровавым ужасом, полыхающей, корчащейся в предсмертных муках стране отряды тех, кто не сдался. Там — лихая и отчаянная казачья сотня с храбрым атаманом. Там — крепко сбившийся вокруг решительного офицера-патриота сборный батальон. Там — три десятка не продавших, не пропивших совесть ментов на старых уазиках. Там — добровольческий отряд доведённых до отчаянья мужиков-ополченцев. А там — группка русских пацанов лет 15—17 со своим руководителем, который сумел внушить им, что Россия — это всё. Мечутся. Стреляют. Стягивают окровавленными пальцами клочья расползающейся страны. Хоронят своих убитых. Вешают бандюг на фонарных столбах. Отбивают рабов у новоявленных работорговцев. Жгут в безнадёжных налётах бронеколонны «миротворцев». И тают... тают... тают... Уже всё проигравшие, заклеймённые как «империалисты», «нацисты» и «террористы».


Вот и всё, читатель.

ВСЁ.

Не верится? Жутко? Найдите и почитайте материалы о прославленных «Белых Тиграх» сербского полевого командира Желько «Аркана» Ражнятовича. О том, что воцарилось в 90-е годы в недавно ещё богатой, благополучной, процветающей Югославии...

...Таким образом, из вышесказанного можно сделать несколько выводов:

1. Без единого центра руководства и единой системы у военно-патриотической работы с подростками нет будущего. В лучшем случае она так и будет пережёвывать сама себя на местечковом уровне, охватывая всё те же пресловутые 6%. В худшем свернётся.

2. Более того, без развития такой работы в массах нет будущего и у нашего подрастающего поколения вообще. Свято место пусто не бывает — не занятые в организациях, позволяющих приобщиться к чему-то большому и интересному, в лучшем случае просто ведут полутравоядную жизнь, в которой все интересы сводятся к различным способам «оттянуться».Но таких ещё можно спасти! А в худшем случае пополняют ряды сект, криминала и бессмысленных объединений типа всё тех же «нашистов».

По-моему, очевидно, что массовая военно-патриотическая организация, возглавляемая энтузиастами и распространённая на всю Россию, решает сразу кучу проблем:

— улучшается здоровье нации;

— снижается молодёжная преступность;

— на высоком уровне поддерживается обороноспособность армии и страны;

— поколение получает смысл жизни, причём полезный для Отечества смысл, а также отдушину для романтических устремлений и естественной молодёжной агрессивности.

Но вот заявление — надо сказать, весьма откровенное — одного чиновника, с которым я разговаривал, вызывает у меня куда большее волнение, чем собственный оскал. Этот орёл «путинского призыва» в запале проговорился: «Да пусть они (подростки) хоть все поспиваются и обколются, лишь бы они с вами(!) не были!»

Видите? У тех, кто сейчас управляет нашей страной, уже чётко разграничено: мы и вы. Какой уж тут нонконформизм... И ради того, чтобы «вы» (патриоты) не победили в битве за умы и сердца, «мы»(?) готовы не то что молодёжь, всю страну пустить на распыл под вой о борьбе с «русским фашизмом».

Поэтому не стоит особенно надеяться на нынешнее государство в выполнении планов построения массовой военно-патриотической работы. Денег на это оно не найдёт. На пивные фестивали, рэпконцертное гнильё, на показушные субботники и молодёжные форумы — найдут. Потому что эта «субкультура» формирует милое их сердцу нонконформистское и свободное... быдло, управляемое так же легко, как лабораторная крыска с вживлёнными в мозг электродами: нажал — наслаждайся, нажал — злись, нажал — бойся... И это значит — нам надо искать иной пусть объединения. Снизу. Ибо без такой организации мы — те, кому сейчас 25—35 лет, рискуем оказаться если не последним, то предпоследним поколением русских людей, которых волнуют слова «долг», «честь», «Отчизна», «верность» и «слава». Дальше придёт царство айтматовских манкуртов.

Гибель становится окончательной, когда ты знаешь: с тобой уходит всё то, чем ты жил и во что верил...

Вот пример из истории нашего Отечества 60-летней давности. Подросток, о котором я расскажу, в детстве вызывал у меня белую зависть, да и сейчас я отношусь к нему с уважением и восхищением. Это Леонид Голиков, партизан Великой войны. И как раз после нижеописанного случая ему, 15-летнему, присвоили звание Героя Советского Союза...

«...из-за кучи щебня... мелькнула рука, и в машину полетел какой-то предмет... Предмет ударился в буфер, раздался взрыв... Страх охватил Виртца, но мысль работала чётко. Прежде всего портфель! Спасти его во что бы то ни стало!.. Виртц схватил пистолет-автомат... выскочил из кабины и бросился в сторону от дороги... Он не видел, как из-за груды щебня кто-то выскочил, в два прыжка очутился у машины и прицелился в бегущего генерала. Если бы Виртц знал русский язык, он бы мог понять яростный возглас:

— Нет, гад, не уйдёшь!..

Вслед за этим Виртц услыхал дробный звук выстрелов и противный свист пуль. Ему удалось отбежать довольно далеко от разбитой машины. Стрельба прекратилась. Виртц немного успокоился и оглянулся. Что такое? Он увидел, что за ним во всю прыть гонится какой-то мальчишка! Нет, генерал не ошибался! Он отчётливо его видел — их разделяло не больше тридцати метров. Генерал даже разглядел лицо мальчугана — злое, круглое. Ошибки быть не могло: его, Рихарда Виртца, немецкого генерала, преследовал какой-то мальчишка!..

Генерал вскинул автомат и сделал несколько выстрелов. Мальчишка упал и стал лёжа стрелять в Виртца...

...Лёнька, встретив отпор, принял бой. Он выстрелил, упал и отполз в сторону. Гитлеровец потерял его из виду и побежал снова. Лёнька вскочил, выстрелил с ходу — и опять мимо. Немец ответил выстрелом. Пришлось залечь. Расстояние между врагами увеличилось. Оба они экономили патроны. Лёнька расстрелял почти весь диск, а гитлеровец в белом кителе с красной папкой в руках уходил всё дальше и дальше. Вот он опять побежал, стаскивая на ходу китель... остался в тёмной сорочке... Фигура его сливалась с зеленью.

Уже целый километр гнался Лёнька за убегавшим врагом... Немец делал большие скачки...

«В сапогах не догнать. Уйдёт», — подумал Лёнька. Он на секунду присел, стянул сапоги и побежал босиком. Теперь все преимущества были на его стороне...

...Виртц пытался задержать мальчугана. Остановившись. Он стрелял в него, но Лёнька начинал петлять, и фашист никак не мог поразить мальчишку, мчавшегося за ним с автоматом. А Лёнька в ярости бежал навстречу пулям и не падал больше на землю.

Нервы у фашистского офицера сдали. Он опять увидел злое, раскрасневшееся лицо мальчишки, ещё раз выстрелил и побежал снова. (Обратите внимание — опытный военный, генерал, наверняка храбрый человек, проиграл моральный поединок раньше, чем огневую дуэль. Он вполне мог бы остановиться, подкараулить разгорячённого парнишку за деревом и убить в упор. Но он испугался. Такова сила воздействия решимости на врага! — Прим. автора)

«Только б хватило патронов! Только б хватило!.. Спокойней надо, спокойней...» Он... остановился, встал на колено и, затаив дыхание, прицелился.

«Если не попаду... буду гнаться до конца, дам в упор последнюю пулю. Тогда или я, или он — всё равно...»

Но убегавший враг вдруг пошатнулся, сделал несколько неверных шагов и упал на землю. Лёнька бросился вперёд. Последнее, что увидел Рихард Виртц в своей жизни, было лицо подбегавшего к нему мальчишки — потное, злое, с закушенной нижней губой.»

(Из книги Ю.Королькова «Партизан Лёня Голиков») 


Проблема не в наших детях. Проблема — в отсутствии у них того, чем обладали люди ещё недавнего прошлого.

Афинский поэт Тиртей, живший и работавший в Спарте в VII веке до н.э., в одном из своих пеанов — боевых гимнов — писал: «Ежели юноша жив, Смотрят мужи на него с восхищением, а жёны с любовью. Если он пал — от него мёртвого глаз не отвесть.»

Не менее важным, чем физическое совершенствование, должно стать и обучение военному делу. Один день в неделю должен полностью выделяться школой для этого обучения.

Военная игра — необходимая составляющая обучения и воспитания. Без неё не удастся подготовить настоящего бойца. Может быть, именно поэтому в России было выращено целое поколение ребят, совершенно не знающих, что это такое.

СССР имел развитую систему военных игр под общим названием «Зарница», обладавшую мощнейшей материальной базой и щедро финансировавшуюся. Но с начала 80-х годов эта система деградировала, выродившись в формальную и совершенно неинтересную подросткам. Не повсеместно, конечно, но в массе. Вместо того чтобы оживить её, привлечь в систему ветеранские кадры афганцев, насытить отставными — ещё молодыми! — военными, умиравшее государство совершенно спокойно позволило опорочить и смешать с грязью саму идею военной игры как «прививающей детям вкус к убийству» и « калечащей детскую психику». Первой ласточкой тут стал чудовищный фильм-бомба «До первой крови», снятый по сценарию известного детского писателя, в последнее десятилетие подвизающегося в роли главного «вредного советчика» страны.

Лживость таких заявлений была ясна и очевидна всякому разумному человеку. Военная игра прививала мужество, выносливость, смекалку, чувство локтя, умение выживать на природе (в своей нормальной, а не выхолощенно-»пионерской» традиции. Я до сих пор помню, как мы с товарищем — нам было по 13 лет — не задумываясь выскочили с третьего этажа стройки (правда, на груду опилок!), чтобы не попасть в руки «противника»). Но дело было сделано — вместо военной игры подростки России получили игры компьютерные, которые, конечно, учат добру, справедливости и патриотизму. По крайней мере так можно решить, убедившись в том, что против эпидемии «стрелялок» и «бродилок» не возражает никто (кроме, конечно, отдельных ретроградов и фашистов от образования!).

На самом же деле просто неким лицам было нужно, чтобы русские дети получили в красивой упаковке ослабленное зрение, болезни мышц и суставов, облучение и синдром отрыва от реальности (а это страшная штука, можете разузнать поподробнее!), да ещё и убедились, что в мире лучшие техника, солдаты и оружие, конечно, у США. На мой взгляд, компьютерные игры должны быть поставлены под такой же запрет, как и героин, потому что их воздействие на нацию равнозначно. Но это на мой взгляд; у власти эта эпидемия не вызывает никакой обеспокоенности. Хотя перед средненькой, слабенькой по эффектам игрушкой, в которую на просторах России каждый день играют тысячи, бледнеют все надуманные ужасы «До первой крови».

Я должен сказать читателям, что жизнь поставила всё на свои места, беспощадно заклеймив тех, кто брызгал слюной в сторону «военно-патриотического воспитания» в конце

80-х. Вольно или невольно, но вся эта шушера — и безвестная и в чинах и званиях — создала в душах ребят вакуум, который заполнила сочная, жирная и вонючая грязь, замешанная на крови (в основном электронной, но нередко и настоящей!) Если это было сделано неумышленно, «проводникам миролюбия» надо коль не застрелиться, так хоть покаяться так же публично, как лгали. А поскольку они этого делать не спешат (ни вышеуказанный «советчик», ни ещё один «властитель детских дум», ритуально камлавший в передаче «Будильник» над поломанной грудой детского игрушечного оружия, ни множество других), то возникает стойкое убеждение — военную игру как стиль воспитания уничтожили умышленно!

К счастью, стремление к ней в детях умерло не до конца. Точнее, вообще не умерло, а просто уснуло наркотическим сном. Когда я в 2000 году на свой страх и риск, не заручившись ничьей поддержкой и ни на что особо не надеясь, возродил «Зарницу» в школе, где преподаю, я был поражён. В положительном смысле поражён энтузиазмом ребят, не угасшим по сю пору. А ведь были люди, которые ничего не «возрождали» — просто потому, что они не опускали рук и не позволили «новым веяньям» добраться до значительной части ребят 90-х годов. Эти подросшие ребята воевали в Чечне, Таджикистане, Приднестровье, уезжали к чёрту на кулички добровольцами, погибали и калечились, но они в свою очередь сохранили Россию.

Они, а не «птицы-говоруны, отличающиеся умом и сообразительностью».

Сам себе противореча,

С толку ты меня сбиваешь!

Говори, мудрец, о том лишь,

Как нам всем достигнуть блага! (Ригведы)

Олег ВЕРЕЩАГИН Кирсанов, Тамбовская обл. [07/06/2007]

Источник
Кто вырастает из девочек-принцесс?

Новогодний бал в школе у младшей дочери поверг меня в легкий шок. Такого количества бантов, рюшей и кринолинов мне не доводилось видеть нигде. Такое ощущение, что занесло на бал дебютанток в Вене, хотя, справедливости ради, стоит признать, что там я пока не был.

На фоне всего этого вспененного, как сливки на вершине десерта, великолепия, мальчики — будущие мужчины, смотрелись как-то так бледновато. "Что вы хотите?", как будто извиняясь, сказала учительница младших классов: "Мальчиков сейчас мало!"

Не знаю, что она имела в виду. Конкретно в дочкином классе, количество женских душ лишь на одну единицу превышает число мужских. А вот заметно последних действительно не было. Потерялись…

Я задумался. К чему все это? Роскошные облегающие лифы на худеньких первоклашках? "Ах, принцессы!" — восклицала чья-то бабушка и без устали щелкала фотоаппаратом. Мамы девочек, не менее разнаряженные, чем дочурки, красовались друг перед другом. На их фоне мамы мальчиков выглядели скромнее и спокойно потягивали шампанское за накрытым столом. Из пап я был совершенно один…

"Принцессы" позировали, приподнимали юбки, склонялись в реверансах, вытягивали лебединые шейки. "А ведь потом вырастут и будут искать принцев!" — сказала чья-то мама с мальчикового стола. Другие мальчиковые мамы посмотрели на нее с уважением. Действительно, откуда возьмется столько принцев на такую уйму принцесс? Что-то не припоминаю, чтобы меня или кого-то из моих друзей, хоть раз, хотя бы в шутку, в детстве обозвали принцем. Не слышал такого и в адрес современных парней. Случись такое, думаю, я счел бы это за оскорбление. Посчитать себя принцем, не по крови, не за достижения, а за красивые глаза и нарядный костюм или вовсе "за так" — к счастью мы, мужчины, до такого еще не дошли. Нас можно ругать за многое, но к счастью не за это…Женщины и здесь устроены совершенно не так. Если ты хочешь хорошей жизни, не делай ничего, просто с детства верь, что ты крутая и подороже продай себя. Не в этом ли кроется одна из причин женского одиночества? Не идти же "принцессе" замуж за пастуха?

Впрочем, никакому ребенку не пришло бы в голову переносить детскую сказку в жизнь, если бы тому не способствовала среда. Как только девочка дорастает до возраста в котором уже можно начинать искать "принца" она встает на каблуки и отправляется в путь. Беда в том, что представления об отношении "принца" к "принцессе" тоже сформировала современная мама. Ладно бы, учила дочку, как и полагается в сказках, вначале уму-разуму, всяким рукодельям, и только потом — разбираться в шелках. Ан, нет. Современная принцесса надувает губки и тыкает нарощенным коготком в витрину ювелирного магазина — ей подавая сразу бриллиантовую корону, в крайнем случае подвеску или кольцо.

Нет ничего страшного, что женщина хочет подарков. Страшно, что взамен она совершенно не готова ничего отдавать. Мой двадцатипятилетний друг отчаялся найти не то что бы жену, просто обычную девушку, которая умела бы готовить, не спала бы до часу дня и не требовала бы ежесекундного внимания к себе.

"Представляешь, Андрюх! — рассказывал он недавно, прихлебывая минералку (мой друг вегетарианец, не пьет, занимается спортом, вкалывает на двух работах, закончил РТУ, насколько я знаю — не скуп), — Она просыпается в полдень и звонит мне на работу, чтобы я привез ей шампанского, потому что: "у Пусечки болит голова!" А ее мамаша, вконец сбрендившая старуха, зовет ее дома Принцессой и при мне обсуждает меня же, спрашивает, что я ей уже подарил? При этом мы знакомы неделю, она осталась у меня ночевать, а теперь я пятый день не могу выгнать ее домой! Я говорю: "Хрен с тобой — живи, но убирай за собой". Она ни разу не помыла даже чашку! Стоят немытые по всему дома с остатками какой-то бурды для коррекции фигуры!"

Я сочувствую другу. За последний год это уже третья "принцесса", две другие сбежали после жестких попыток их перевоспитать.

Не иметь никаких оснований для поз, требований, претензий, кроме разве что хорошенького личика и готовности к сексу (которого, кстати она хочет не меньше, чем мы), и тем не менее ждать, что мужчина начнет кидать золотые слитки к ее ногам — это типичный образец подхода к жизни современной "принцессы", и частая причина того, что у них не складывается жизнь. Ведь истинного ума у маленькой капризули не больше, чем у котенка, поэтому продается она легко, чаще намного дешевле, чем ожидала и так же быстро, надоев мужчине, оказывается выкинута им вон.

Дальнейшее известно. Он — охотник до легкой добычи, а вовсе не принц, идет искать новую жертву, она пополняет ряды несчастных и обиженных дур, накапливает опыт передряг и расставаний и превращается с годами либо в уставшую от всего стерву, либо в охотницу-бисексуалку, либо в истеричную интеллектуалку, либо вообще в бог знает кого, кто и на женщину то уже мало похож.

Если ли в мире нормальные женщины? Разумеется, есть! Только вырастают они не из "принцесс", а из самых обычных детей, воспитанных эмоционально здоровыми мамами с реалистичным взглядом на жизнь. Они закладывают своим дочерям здоровые ценности и с детства учат их искать не принца в карете, а доброго работящего парня, который в паре с ней — чуткой и неизбалованной, имеет все шансы дорасти и превратится, минуя статус принца, сразу же в короля. А ее превратить в Королеву.

А мамы "принцесс"… Такое ощущение, что эти живущие в собственных фантазиях дамы специально готовят юных дочерей на заклание. Милые, мир запредельно извращен! В лучшем случае вы испортите дочерям вкус, в худшем — подтолкнете в руки престарелого педофила. В копиях ваших вечерних платьев маленькие девочки, на мой здоровый мужской взгляд, смотрятся диковато, взрослые ужимки вызывают сочувствие и стыд, а наманикюренные ногти — удивляют своей несвоевременностью. Не превращайте детей в худшее подобие вас самих! Подумайте, как им со всем этим дальше жить!

Вы наверное спросите, в каком костюме пришла на карнавал моя дочь? В костюме тигренка! Она веселилась, играла с мальчишками и дергала за короны Принцесс. Как и полагается нормальному ребенку в 7,5 лет.

Автор: Андрей Лукашенков.

Источник

...Подавляющее большинство моих разной степени знакомцев – как отцы, располагаются на шкале от отметки “посредственный” до отметки “плохой”. И в чем тут дело я, честно говоря, не знаю. Они почему-то все поголовно считают, что дети – это бапское. Акты воспитания, если они и бывают, происходят либо по инициативе и сценарию матери (”Скажи ему!”, “Сейчас отца позову, он тебе задаст!”) либо когда деть каким-то образом нарушает Лично Его Драгоценный Покой и Комфорт (чаще всего – тупо попыткой пообщаться нарушают). И ни до одного не доходит, что воспитание ребенка – это в первую очередь воспитание себя. Если ежедневнодержишь себя, четко знаешь и блюдешь своё, то и жену свою, и детей выстраиваешь. Не ором и подзатыльниками, а собой. Источник[/color]

Эти слова мне напомнили стихотворение А. Барто:

"Медвежонок - невежа"
(Сказка для маленьких и больших)


Был сынок у маменьки -
Медвежонок маленький.
В маму был фигурою -
В медведицу бурую.

Уляжется медведица
Под деревом, в тени,
Сын рядом присоседится,
И так лежат они.

Он упадет. - Ах, бедненький! -
Его жалеет мать. -
Умнее в заповеднике
Ребенка не сыскать!

Сыночек дисциплины
Совсем не признает!

Нашел он мед пчелинный -
И грязной лапой в мед!

Мать твердит:
- Имей в виду -
Так нельзя хватать еду!
А он как начал чавкать,
Измазался в меду.

[Изображение: s320x240]

Мать за ним ухаживай,
Мучайся с сынком:
Мой его, приглаживай
Шерстку языком.

Родители беседуют -
Мешает он беседе.
Перебивать не следует
Взрослого медведя!

Вот он примчался к дому
И первым влез в берлогу -
Медведю пожилому
Не уступил дорогу.

Вчера пропал куда-то,
Мамаша сбилась с ног!

Взъерошенный, лохматый
Пришел домой сынок
И заявляет маме:
- А я валялся в яме.

Ужасно он воспитан,
Всю ночь ревет, не спит он!
Он мать изводит просто.
Тут разве хватит сил?

Пошел сыночек в гости -
Соседку укусил,
А медвежат соседки
Столкнул с высокой ветки.

Медведица бурая
Три дня ходила хмурая,
Три дня горевала:
- Ах, какая дура я -
Сынка избаловала!

Советоваться к мужу
Медведица пошла:

- Сынок-то наш все хуже,
Не ладятся дела!

Не знает он приличий -
Он дом разрушил птичий,
Дерется он в кустах,
В общественных местах!


Заревел в ответ медведь:
- Я причем тут, женка?
Это мать должна уметь
Влиять на медвежонка!
Сынок - забота ваша,
На то вы и мамаша.


Но вот дошло и до того,
Что на медведя самого,
На родного папу,
Мишка поднял лапу!


[Изображение: s320x240]

Отец сердито воя,
Отшлепал сорванца.
(Задело за живое,
Как видно, и отца.)

А медведица скулит,
Сына трогать не велит:
- Бить детей недопустимо!
У меня душа болит...

Нелады в семье
Медвежей -
А сынок
Растет невежей!

Я знаю понаслышке,
И люди говорят,
Что такие мишки
Есть среди ребят.

Источник
Краткий курс хорошего отцовства

Автор известных книг о воспитании детей и мама троих детей Татьяна Шишова свою лекцию-беседу на тему «Роль мужчины, мужа, отца в современном обществе» начала так: «Мне кажется странным, что я, женщина, должна говорить об этом, поскольку это тема мужская. Ну, раз уж так получилось…» Так уж вышло, что и эту статью писать довелось женщине. Не обессудьте, дорогие мужчины, и не удивляйтесь, что здесь мало сказано о роли и поведении женщины в семье – просто это другая большая тема, о которой полезно почитать женщинам. А этот текст – специально для вас.

«Война» против мужей и отцов

Мир перевернулся. Те ценности, которые еще не так давно казались незыблемыми, стали уже поводом для насмешек: «Как? Хочешь детей? А для себя пожить?» То, что считалось позором и недостатком, например, эгоизм, стало нормой поведения. Это все результаты информационной войны, считает Татьяна Шишова и вспоминает: «Многие люди раньше только войны в космосе воспринимали как высокие технологии, а информацию связывали все больше как-то с информатикой и компьютерами. Сейчас все больше и больше людей понимают, что информационная война – это, прежде всего, борьба за души людей». Понимают, потому что на лицо результаты этой войны. Интересно, что в этом бою сильный пол начинает отступать первым, а женщины оказываются менее уязвимы. Дело в том, объясняет этот парадокс Татьяна Шишова, что «мужчина – существо более общественное. Женщина может быть просто счастлива в семейной жизни, тогда как мужчинам нужно что-то выходящее за рамки семьи». Безусловно, женщины сегодня устраивают свою карьеру, занимаются множеством дел, но заложенный в них инстинкт материнства пока оказывается сильнее всех навязываемых тенденций. Для мужчины, испокон веков выполнявшего определенные роли в социуме – воин, руководитель, кормилец, – большое значение имеет, насколько его деятельность важна.

«Недавно мне попалась такая цифра, – приводит пример в подтверждение своих слов психолог, – по данным социологических исследований, лишь 20% мужчин имеют, так сказать, «врожденную» потребность создания семьи и рождения детей. А для большинства мужчин это желание зависит от того, что в обществе ценно. Они будут ориентироваться на общественное мнение – уважаемо ли быть семейным человеком, или же вокруг все говорят, что рожать детей – «плодить нищету», тем более, что «дело это нехитрое», а вообще надо наслаждаться жизнью. Если идет дискредитация образа мужа и отца, далеко не каждый мужчина захочет становиться в эту позицию, которая подвергается осмеянию».

Классика мужского жанра


«Представитель сильного пола, муж и отец семейства должен быть…» С одной стороны, современные мужчины довольно часто слышат подобные высказывания в свой адрес, женщины хотят видеть их такими и вот эдакими, а с другой стороны мужчины, юноши и мальчики видят пропаганду совершенно другого «мужского» поведения. «Возьмем образы мужчин из современной рекламы. Два основных типа – женоподобные мужчины и неандертальцы-супермачо», – указывает Татьяна Шишова на то, что мы, возможно, уже привыкли не замечать. В противовес этому психолог предлагает вспомнить классические свойства мужественности, характерные для русской, да и не только, культуры.

Новые земли, которыми прирастала Россия, осваивались мужчинами, большинство открытий также принадлежит представителям этого пола. А что нужно, для того, чтобы все это совершать? Психолог отвечает: «Самостоятельность мышления. Мужчина идет вперед по жизни, он осваивает что-то новое». Самостоятельное принятие решения – это всегда ответственность. За себя и за других. И это еще одно качество, присущее именно мужчинам. Слово «благородство» последнее время стало ассоциироваться только с героями старых приключенческих романов, а в современном мире многие считают, что это качество глупых. Благородство, уважение к окружающим – начиная от таких мелочей, как пропустить женщину вперед или помочь на улице пожилому человеку, и заканчивая тем, что, не задумываясь, пойти на защиту слабого – сегодня такое поведение не принято в обществе, а всего лишь пару десятков лет назад неблагородных не уважали. Ум – как это ни обидно для многих женщин, но все-таки это качество всегда в первую очередь приписывалось мужчинам. «Просто женщины более интуитивны, больше живут чувствами, а мужчины – они рациональнее, их видение более объемное и целостное», – поясняет Татьяна Шишова. И, наконец, решительность, выдержанность – без них потеряется все то, что уже было перечислено.

«Мужчина должен быть мужественным, а женщина – женственной», – говорит психолог. Но требовательное «должен» со стороны женщины заставляет представителей сильного пола отнекиваться, а в этом противостоянии им помогают искаженные современные представления. Поэтому, обращаясь к классическим проявлениям мужественности, лучше сказать так: хорошо и правильно, когда мужчина хочет быть мужественным – самостоятельным, ответственным, благородным, умным, решительным и выдержанным.

Проблемы родом из детства

А почему же мужчина может не захотеть быть мужественным, а женщина – женственной? Во-первых, искаженные представления могут приходить из детства. Ведь ребенок принимает тот порядок взаимоотношений и ролей, который видит в первом в своей жизни маленьком социуме – в семье. Но дело не только в этом, ведь бывает так, что в родительской семье роли распределены правильно, а ребенок вырастает, и оказывается, что он совершенно не готов к тем задачам, которые надо решать ему в соответствии с полом. Девушка против деторождения, домашние хлопоты вызывают у нее удивление: «почему я должна?». Юноша не готов к серьезным постоянным отношениям, которые предполагают ответственность. «Родителям кажется, что они не вкладывали в ребенка то, что он начинает им выдавать, но, на самом деле, значит, многие вещи они проглядели, а, может быть, и сами дали ему не совсем ту систему ценностей», – констатирует Татьяна Шишова. А ведь симптомы, предвещающие такое будущее, можно заметить даже у малышей. Непослушная капризная девочка в гостях, где хозяева для нее приготовили вкусное угощение, разбрасывает еду по столу. Резкий и активный мальчик легко прерывает беседу взрослых, чтобы привлечь внимание к интересному для него. Сын – маленький падишах, чуть ли не хлопком в ладоши зовущий мать.  А сколько еще мам и пап, которые не обращаются к специалистам и не читают книжек по психологии? Кто-то считает, что все в порядке, кто-то, подозревая неладное, успокаивает себя: «Подрастет – поумнеет. В жизни еще успеет намучиться, пусть хоть сейчас порадуется». Но эти детские «радости», как выясняется, могут испортить жизнь не только так воспитанного человека, но и его близких, и его собственных детей.

«Усиленная, оголтелая пропаганда эгоизма», – так называет происходящее сегодня Татьяна Шишова. И родители тоже нередко поддаются ее влиянию. Они хотят вырастить из своего ребенка счастливого человека, а как же он будет счастлив в современном жестоком мире, если не будет требовать, считать себя лучшим, шагать по головам? Некоторые взрослые, например, полагают, что если ребенка непрестанно хвалить, то он непременно станет лидером и всего в жизни добьется. Ребенка надо хвалить, но нельзя перебарщивать, делая из него «якалку», этакого «царька горы». Маленького человечка нельзя приучать к тому, что всё и всегда так, как хочет он. «Бывает, что даже когда ребенок маленький, что-то не по его, он начинает кидать, швырять, отказывается от какой-то деятельности, – приводит пример одной из частых ошибок родителей психолог, – злится, не хочет больше пробовать. Родители думают, что это у них растет сильная личность. А на самом деле, развиваются негативизм и слабоволие, а взрослые даже это подкрепляют, не заставляя ребенка преодолевать трудности». Результат такого воспитания – взрослый истерик. Женщина, выросшая из такой «принцессы» вряд ли легко будет находить общий язык с мужем, который вовсе не всегда сможет по первой ее просьбе давать ей то, что ей хочется. А мужчина, выросший из такого «королевича» не будет уметь решать вопросы и будет прятаться от проблем, как только они будут чуть-чуть выходить за рамки его контроля. «Истерика – это реакция слабого, а не сильного, – продолжает специалист. – Это ребенку кажется, что он сильный, потому что он покричит, и родители, испугавшись, ему тут же всё дадут». И, привыкая так считать в детском мире, он переносит это представление в мир взрослый.

Краткий курс хорошего отцовства

Итак, родителям все-таки стоит основываться в воспитании своих детей не только на собственных представлениях и опыте, пусть даже позитивном и хорошем, а также и на некоторых советах специалистов. В большинстве семей, так уж сложилось, книжки и статьи по психологии читают в основном мамы. В общем-то, это справедливо, ведь изначально так и было: женщина – хранительница очага, соответственно и отвечает больше за домашние дела и, значит, больше занята детьми, а мужчина – кормилец, что вовсе не обозначает, что он никак не участвует в воспитательном процессе. И основные проявления отцовского поведения, влияющего на развитие ребенка и гармонию в семье, можно дать довольно кратко.

«Сейчас нередко так бывает, – рассказывает по своему опыту Татьяна Шишова, – что приходит семья. Ребенок, мальчик или девочка, неуправляем, своевольный, агрессивный, может даже подраться с мамой, бабушкой. И мама говорит: я вот еще пытаюсь наказать, а папа – нет, он не может». От отца ребенок воспринимает наказание спокойнее, чем от матери, потому что наказать ребенка – это решительный шаг, это не так просто, и он более подходит отцу, но маме приходится действовать по мужскому типу, а у ребенка, интуитивно чувствующего какую-то подмену, начинается бунт. «Плохо, когда отец очень злой, жестокий, что ребенок его боится до дрожи в коленках. Но если отец мягкий, и карающую роль в семье играет женщина, то вся конструкция рушится».

Дети задают очень много вопросов, и есть период, когда ребенок интересуется практически всем. Маме часто легче решить эту проблему, она говорит малышу: «иди спроси у папы». И что же дальше? «Если папа не интересуется и не хочет проявить воображение, то ему нечего ответить, – рассказывает Татьяна Шишова, – и это сильно подрывает его авторитет в глазах малыша». Так что папам надо быть очень сообразительными, чтобы найти ответы иногда даже на такие вопросы, на которые ответов не существует.

Многие считают, что необходимо, чтобы отец играл с ребенком. Важна не сама игра, утверждает психолог, а общение: «Я думаю, что совершенно не обязательно отцу играть с ребенком. Взрослым людям не всем это нравится, для многих это скучно, непонятно. Дети должны играть с детьми, к сожалению, сейчас у нас такая непонятная ситуация, что ребенок проводит время дома один, и с ним вынуждены играть родители. Если отцу нравится, то пусть играет. Но главное не это. Главное, чтобы он мог что-то рассказать, научить каким-то вещам, чтобы он мог о жизни говорить на детском уровне. То есть мог формировать систему ценностей».

Ребенок должен знать, что такое папина работа. «В семье часто не озвучивается, не объясняется, а акцент делается на том, что папа зарабатывает деньги», – делится своими наблюдениями Татьяна Шишова, а такой подход способствует развитию потребительства, и неуважения к отцу, который «где-то бывает, а потом приходит и смотрит телевизор». Ребенок не может понять, что отец устает. Конечно, уважение к работе папы должно культивироваться и другими членами семьи, но и отец должен уметь объяснить своему чаду, что же значит трудиться.

А еще очень важно, чтобы отец находил немного времени и учил мальчика что-то мастерить. Девочку каким-то хозяйственным делам или рукоделию учит мама. А вот мальчишками должен заниматься отец. Воспитание привычки к ручному труду с детства имеет сразу несколько положительных моментов: «здесь и развитие моторики, – поясняет Татьяна Шишова, – и ощущение собственной состоятельности, уверенности в себе, что что-то можешь, умеешь, и развитие альтруизма, потому что делаешь же не только для себя».

Вот таков краткий курс правильного отцовского поведения. Вроде бы ничего сложного, да и во всем том, что говорят специалисты о роли мужчины в семье, нет ничего нового и необычного. Ведь это все традиционно: отец – глава семьи, кормилец, наставник ребенка… Но в суете нашего времени все эти привычки и нормы теряются. Нет, мужчины все равно остаются мужчинами, они хотят принимать решения, быть сильными, умными, благородными. Просто иногда забывают об этом, иногда им некогда, иногда ленятся. А мы просто хотели напомнить.

http://rusbatya.ru/index.php?option=com_...&Itemid=31
Выпускной в детском саду в Палестине.

Дети показывают чему их научили воспитатели.

Выпускной в исламском детском саду
Сомали: победителей детского конкурса наградили автоматами

[Изображение: 110920124325_somalia_304x171_afp.jpg]

Радиостанция в Сомали, принадлежащая исламистской группе Джамаат Аш-Шабаб, наградила оружием детей, победивших в конкурсе на знание Корана.

Станция "Андулус", расположенная неподалеку от Могадишо, выдала группе детей, занявшей первое место, автомат Калашникова и сумму денег, эквивалентную 700 долларам США.

За второе место дети получили Калашников и 500 долларов. Третьим призом стали две ручные гранаты и 400 долларов.

В конкурсе, проводившемся в священный для мусульман месяц Рамадан, участвовали дети от 10 до 17 лет, по четыре человека от каждого района страны.

"Ребенок должен одной рукой тянуться к знаниями, а другой к оружию, чтобы защищать ислам", - сказал высокопоставленный представитель Аш-Шабаба Мухтар Робоу во время церемонии награждения победителей, которая состоялась в 20 км от Могадишо.

В качестве призов детям также выдавали религиозную литературу.

Корреспондент Би-би-си в Могудишо Мохамед Моалму говорит, что подобный конкурс проводится уже третий год подряд. Раньше в качестве призов выдавали ручные противотанковые гранатометы.

Группа Джамаат Аш-Шабаб, связанная с Аль-Каидой, контролирует значительные территории на юге и в центральной части Сомали.

Недавно она была вытеснена из столицы страны, которую контролирует правительство, поддерживаемое ООН.

http://www.bbc.co.uk/russian/society/201...pons.shtml
Как в "тоталитарном совке" жили "забитые" дети

Документальный фильм, описывающий жизнь обычного трехлетнего ребенка в обычной московской семье 70-х.

http://rutube.ru/tracks/2477574.html?v=6...ebd5313e4f
Тупая муштра как необходимое средство воспитания 
История, которая могла бы произойти и со мной тоже…

Эта история, как раз для девочек, а особенно — мальчиков, которые должны были служить, но пытаются доказать окружающим, а главное самим себе, что такому славному парню в армии делать нечего, зачем убивать два года на тупую муштру? Вот если бы война, тогда я показал бы всем врагам…
Но самая главная отмазка: нечего там делать, на нас же никто не нападал.
Логика довольно странная, ведь если часовой, за два часа на посту не пристрелил ни одного нарушителя, то он, по-вашему, зря там стоял?
По поводу муштры — еще смешнее. Это все равно, что Вы бы сказали боксеру из российской сборной: Эх, на олимпиаде бы я конечно выступил, «отбуцкал» бы этих кубинцев, но чтобы вот так как ты, из года в год, по три тренировки в день, тупо молотить мешки и прыгать на скакалке, это как-то тупо, это уж без меня…

В учебке, когда мы прослужили только месяц, не больше, нас конечно же «задалбывала» бессмысленная тупая муштра во всем. Вот как-то на обед привел нас лично сам ротный (гениальный мужик). Стоим перед входом в столовую в колонну по пять.
- Равняйсь! Смирно! Справа в колонну по одному в столовую бегом!
(По команде бегом, все должны ручки согнуть в локотках… Выглядит глупо)
Ротный:
- Отставить! Руки сгибаем одновременно!
И тут капитан встретился взглядом со мной. Взгляд мой выражал целую гамму чувств, в основном презрение, к этой ненужной, тупой муштре (я умею выдавать такие взгляды…) Ротный:
- Вы я вижу, не совсем понимаете, зачем вам все это?
Я:
- Так точно, товарищ капитан. Ведь мы же не в атаку за танком бежим, а просто пришли пообедать, так зачем же выдумывать новые способы захода в столовую, нельзя ли просто, по-человечески? Зачем перепрыгивать пропасть там, где ее нет..?
Капитан улыбнулся и сказал:
- А и, правда, чего это я вас мучаю…? Рота, равняйсь! Смирно! Справа в колонну по одному в столовую бегом марш!
Когда мы забежали внутрь, поступила команда:
- Рота, выходи строиться на улицу!
Построились.
Ротный:
- Значит так, когда вы побежали в столовую, я засек время. А теперь попробуйте еще раз забежать в дверь, но без всякой тупой муштры и правил, просто «по-человечески». Я вам обещаю, что если вам удастся улучшить свое время, то вы всегда будете заходить в столовую как захотите, слова не скажу…
У всей роты глаза заблестели хулиганским блеском… Меня поставили командовать и замерять время:
- Ну, пацаны, погнали!!!
У входа образовалась толкучка из тех, кто вначале пропускал друг друга, а потом не сговариваясь пер, образуя дикую пробку. Как мы не старались (а старались мы изо всех сил), «по-человечески» получилось ровно вдвое дольше… а ведь позади нас стояли еще три голодные
роты.

Люди, рассуждающие о «свободном человеке» и «системе», которая этого человека всячески унижает, ограничивает и т.д. по списку, забывают, что люди в большом количестве могут действовать или организованно, или неорганизованно. Никакая логика никакого «третьего состояния» не допускает (Закон исключённого третьего)
Да, «система» может «строить» человека. Потому что «система» имеет дело не с одним-единственным человеком, а со множеством людей одновременно. А люди, как было сказано выше, могут идти или строем, или «по-человечески» — то есть стадом.

«По-человечески» вести себя можно только в том случае, если ты являешься единственным человеком в рассматриваемом участке пространственно-временного континиума. Ну или если ты просто окружающих тебя людей за людей не считаешь (такое тоже бывает, и очень часто). Во всех остальных случаях в рассматриваемом участке пространственно-временного континиума автоматически формируется общество, которое должно быть организовано извне или изнутри. Последнее, как показано в истории, наблюдается далеко не всегда.
Причём эта способность добровольной самоорганизации не является врождённой, а формируется искусственно — через принудительную организацию извне. Нет, конечно же способность к самоорганизации может сформироваться и естественным путём — вот только коэффициент у «естественного отбора» крайне низкий.

Означает ли это, что «ходить строем» нужно всегда и везде? Конечно же нет — только в требующих того ситуациях. А требования простые — необходимость в максимальной эффективности использования ресурсов. В том числе такого важного ресурса, как время.
Опять вернусь к истории с прохождением в столовую. Пока толпа солдат «по-человечески» пыталась пройти через двери, остальные были вынуждены стоять голодными. Теперь представьте, что этим самым людям пришлось бы срочно покинуть здание из-за пожара или другой смертельной опасности? По-армейски было бы просто: «Становись! Равняйсь! Смирно! Справа в колонну по одному на выход бегом марш!»
Зато «по-человечески» это бы выглядело, как паническое бегство, при котором бегущие быстро сталкивают наземь бегущих медленно и сами же об них спотыкаются, попадая под ноги бегущим следом. А подбежав к дверям, они бы тут же упёрлись в пробку, возникшую из-за того, что подбежавшие ранее пытаются отпихнуть друг-дружку, дабы побыстрее выскочить наружу. В итоге получилось бы множество трупов затоптанных и сгоревших — жертв, которых можно было бы избежать, приучив «свободных человеков» действовать организованно.

Очевидно, что аналогичные правила действуют и в области экономики — и в производстве материальных благ, и в их потреблении.

P.S.
А вот продолжение истории
Однажды я снимал игровой эпизод про бандитов.
На площадке собрались и ждали своего выхода одиннадцать человек. Все высокие, красивые, в камуфляже и масках. У каждого автомат (не боевой, но металлический, как настоящий, только не «клацает»). Всех их я видел в первый раз.
Они постояли, покурили полчаса, я им и говорю:
-Хотите фокус покажу?
-Хотим, покажите.
-Вы, Вы и Вы, служили в армии, а остальные восемь человек не служили.
Они очень удивились, ведь я даже не видел их лиц, но про армию угадал, хотя они ничего такого не делали, просто стояли и курили.
А все очень просто: только трое из одиннадцати, ни разу не направили ствол своего игрушечного автомата никуда, кроме земли и неба…

Причина простая — служившие делали так на уровне условных рефлексов, намертво вбитых «прокачками» и пиздюлинами, педагогический эффект которых значительно выше «трёх нарядов вне очереди». Потому что за время службы они держали в руках настоящие автоматы, а как известно и незаряженное ружьё раз в год стреляет. Потому что его какой-то идиот разрядить забыл. А дальше по закону больших чисел комбинация такой забывчивости с неосторожным обращением опять приводит к трупам.

http://ars-el-scorpio.livejournal.com/13...tml#cutid1
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7