Форум Общественного Движения 9 Мая

Полная версия: ОБРЕЗАНИЕ НАУКИ
Вы просматриваете упрощённую версию нашего контента. Просмотр полной версии с полным форматированием.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8
Черная полоса науки
Время, когда наша кафедра нормально финансировалась, помнят только те, чей возраст уже перевалил за 50. Это обычная для технического ВУЗа ситуация. К эпохе самоокупающейся науки все приспосабливались, как могли, и если на кафедре не было возможности проводить нормальные эксперименты, преподаватели были вынуждены уделять повышенное внимание численным расчётам.
Первые значимые результаты в вычислительной газовой динамике были получены в 1960-х годах. К тому времени физики уже имели определённый набор теорий, более-менее правдоподобно описывающий основные процессы в области движения жидкости и газа. Точные решения в рамках этих теорий удавалось получать лишь в некоторых случаях, а возможности численных расчётов по системам уравнений в частных производных ограничивались малой мощностью ЭВМ. Сама идея вычислительного эксперимента, в противовес реальному опыту, когда интересующее течение газа или жидкости моделируется на компьютере, представляла заманчивую перспективу ввиду своей относительной дешевизны и удобства анализа результатов. Ограничивали аппетиты учёных несовершенство методик расчёта и трудоёмкость вычислений. Даже в наши дни существуют целые классы практически важных задач, решение которых невозможно из-за недостаточной производительности компьютеров. «Если расчёт занимает больше месяца, мы отказываемся от решения задачи» - выставляет критерий преподаватель моей кафедры.
Всё же, несмотря на объективные трудности, к началу 90-х кафедра была вынуждена прийти к современным технологиям. Ввиду резкого сокращения финансирования мысленным экспериментам стало уделяться больше времени, нежели реальным. Аэродинамическая труба, стоящая на кафедре, можете мне не верить, но это так, была вывезена во время войны из Германии. Остальные установки сделаны ещё в СССР, однако и они не вызывают должного интереса – морально устаревшие и изрядно обветшавшие. Целая лаборатория с герметичной камерой размером с комнату закрыта за ненадобностью. В то время как в Европе известные концерны продували автомобили в трубах в натуральную величину, сопровождая сие действо проверочным обсчётом, у нас продвигали новые вычислительные методики за невозможностью ставить эксперименты.
Государство быстро смекнуло суть экономии и более не опускалось до финансирования кафедры гидроаэродинамики. На развитие отечественной науки требовались десятки, если не сотни миллиардов долларов, на поддержание направления «вычислительная газодинамика» - миллионы рублей, но даже их выделено не было. Перебиваясь случайными подачками, кафедра вступила в эпоху нанораспилов и прочего торжества науки и техники. Если на некое подобие вполне рабочих компьютеров университет с трудом деньги выделял, то программное обеспечение на них приходилось добывать самостоятельно. Подобная ситуация была повсеместно. В результате вся прогрессивная научная общественность страны сидела на пиратских виндах и офисах. Только Новосибирск назло Майкрософту нашёл в себе силы перейти на Linux. Дальше – хуже. По плану студентам положено изучать целый набор специализированных программ, зачастую редких и дорогущих. Стоимость копии доходила до $100 тыс. Конечно, ВУЗам можно гораздо дешевле, но всё же. В год таких программ, дай бог, по всему миру пара сотен расходится – ради такого спроса никто ломать их не станет. Преподаватели рассказывали, что изворачивались, как могли. Кто-то умел «крякать», что-то можно было достать на «Юноне» (известный рынок контрафакта). В результате мы пришли к ситуации, когда кафедра развивалась вопреки государству, а целое поколение молодых учёных выросло на полном призрении к авторскому праву. Законы достойны такого к себе отношения – трепетно оберегающие гигантов-монополистов, они созданы, чтобы сгноить в тюрьме нерадивого пользователя по первому требованию. Знакомый преподаватель рассказывал, как давным-давно отправил научную работу, сделанную в «палёном» ворде, в Англию, очень переживал, что его раскроют, боялся скандала, а потому к следующему разу освоил профессиональную бесплатную программу вёрстки. Не имея желания проливать слёзы об обделённых сиротах из Майкрософта и прочих, хочу лишь ещё раз показать, как слова россиянской власти расходятся с делами, а за фасадом европейской державы стоит непролазный п*здец.
«Ничего, жить можно, лишь бы не было, как у них» - что-то такое думали мы всей группой, возвращаясь из экскурсии по одному НИИ. От безделья местные инженеры ударились в религию: повсюду развешаны тексты мантр вперемешку с портретами Христа и явно сектантскими картинами местного художника. Цеха стоят совершенно пустые и пыльные. В одном из них доделывают деревянную аэродинамическую трубу. Пока нет денег, подрабатывают изготовлением дверей.


оХ..ый Спец

Источник
Запад для настоящих русских учёных оказался не раем, а адом

[Изображение: nauka.jpg]

“Утечка мозгов” из России, хоть и не такая повальная как в 90-е, продолжается. Утекают мозги не только высококвалифицированных специалистов, но и учёных – носителей уникальных прорывных технологий, способных в кратчайшие сроки сделать Россию мировым лидером. Утекают в надежде на лучшую жизнь, в бегстве от невостребованности, от глупости, от безысходности…

Но какова вероятность того, что на Западе учёный (учёный, а не обыватель) будет жить “лучше”, чем в России? Действительно ли на Западе, в отличие от нашей страны, созданы идеальные условия для учёных? Будут ли там их знания, опыт, научные идеи по-настоящему востребованы?

Оказывается, ничего подобного нет и в помине. По свидетельству русского учёного Л.К. Фионовой, имеющей опыт работы за рубежом, главное условие преуспевания на Западе — абсолютная покорность воле заказчика при полном забвении своей творческой индивидуальности:

“Для того, чтобы иметь доход хотя бы в 100 тысяч долларов в год, необходимо стать вассалом очень влиятельного босса, который в свою очередь, является покорным вассалом неких хорошо обеспеченных групп. Западная система ставит учёного в жёсткие рамки официальной тематики, финансируемой государством или частными компаниями.

Никакие отклонения не только от заданной темы, но и от ключевого подхода к ней не допускаются вследствие тотальной коммерциализации западной науки. Пример: исследования вреда, наносимого здоровью трансгенными продуктами, там не проводятся вообще. Попытка поднять эту тему даже в частных беседах с коллегами с большой вероятностью закончится увольнением. Причина в том, что продукты биотехнологий приносят огромные прибыли производящим их компаниям, которые, естественно финансируют только тех учёных, которые разрабатывают новые продукты такого типа, и душат тех, кто дерзнёт даже заикнуться об их вреде.

Учёный на Западе лишён права самостоятельно выбрать тему исследования, а ведь именно здесь и начинается настоящий учёный.

Вообще восторги по поводу успехов западной науки сильно преувеличены. В чём состоят эти успехи? В создании прекрасных автомобилей, компьютеров, мобильных телефонов и миллионов других технических штучек, дающих прибыль компаниям и предоставляющих человеку сиюминутный комфорт. Но расплатой за этот комфорт является ситуация, которая всё чаще обозначается как “техносуицид” человечества — гипертрофированное разрастание техносферы, убивающее биосферу Земли. Именно безответственная готовность учёных делать то, за что платят, не заботясь о последствиях своих упражнений, поставила человечество на грань гибели в глобальной экологической катастрофе.

Эксплуатировать интеллектуалов ради получения прибыли компаний или занять их бессмысленными мелочами — такова политика глобальных финансовых структур, командующих сегодня всеми сферами жизни Запада и в том числе наукой. Удел западного учёного — изучать строение левой задней ножки блохи, не пытаясь воспарить разумом до таких высот, как осмысление строения всей блохи целиком. Актуальные темы опасны для хозяев мира, и они никогда не станут платить за их разработку.

В бытность СССР, при всех недостатках нашей науки, учёный всегда имел возможность выбора темы. Да, он обрекал себя на более скудную жизнь, на столкновения с начальством, проводящим в жизнь заказную официальную тематику, но он мог работать и жить. И даже сегодня именно в России, худо-бедно, но возможно существование неофициальной параллельной науки, независимой от мертвящего давления Минобрнауки и Президиума РАН.

Информационная война, нейролингвистическое программирование сознания, технологии уничтожения гуманитарных ценностей, истинные причины финансового кризиса, негативные последствия использования генно-модифицированных продуктов, методы преодоления глобальной экологической катастрофы — это лишь краткий список тем, которые разрабатывает эта альтернативная наука в нынешней России. Но, попробуй западный учёный хотя бы заикнуться по поводу одной из перечисленных тем, он в тот же миг лишится не только своей виллы и сада, но и боксёрской груши.

Да, учёный, уезжая на Запад получит материальные блага и образ жизни, недоступные в России. На это и рассчитывали организаторы “утечки мозгов”, низводя доходы русского профессора на уровень дворника. Они использовали древний как мир приём — подкуп. Однако настоящий учёный должен быть в состоянии разглядеть под жирным червяком наживки смертный крючок. Научная несвобода, замкнутость эмигранта в треугольник — дом-работа-супермаркет быстро приводят к деградации — профессиональной и человеческой. Их дети, оторванные от родной среды, языка, культуры, родственников, вырастают убогими и примитивными “гражданами мира”. Судорожное хвастовство эмигранта его единственным достоянием — материальными благами — фирменная черта уехавших, свидетельствующая о душевном дискомфорте, о поиске оправдания своему поступку…

[Изображение: money.jpg]

Только живя в России и борясь с разрушителями русской науки, можно понять, что России нужны учёные, которые вместе с крестьянами и агрономами станут возрождать заброшенные “демократами” русские поля, который вместе с рабочими и инженерами станет поднимать из руин русские заводы, переводить их на технологии, сберегающие ресурсы и природу. России нужны профессора, которые станут учить студентов прежде всех наук любви к своей стране”.

Источник
Расходы на российскую науку будут сокращаться

[Изображение: big_378840_science_byudzhetyi.jpg]

При подготовке нового трехлетнего бюджета России расходы на науку будут сокращены. Как передает корреспондент Балтийского информационного агентства (БИА), это дал сегодня понять премьер-министр РФ Владимир Путин на совещании в Ново-Огареве по экономическим вопросам. В ходе заседания обсуждались основные направления финансирования образования и науки, сообщает телеканал «Вести».

«При подготовке нового бюджета, как и во многих других отраслях, в условиях мирового финансового кризиса придется провести определенную оптимизацию расходов, - сказал Путин. - Но хочу подчеркнуть, что экономия не должна идти на принципиальных направлениях и носить механического характера».

По его словам, нужно ориентироваться, прежде всего, «на оценку результативности научных исследований, научных учреждений и качество предоставляемых услуг в сфере образования».

Премьер также предложил увеличить роль профильных министерств по координации расходов в сфере науки и технологий.

«Это должно увеличить отдачу от соответствующих ассигнований, устранить неоправданное дублирование, ненужный параллелизм и избавить от распыления средств», - сказал он.

Путин добавил, что примерно 50% федеральных расходов на прикладную науку идет по линии Минобрнауки, а остальные средства закладываются в сметы иных ведомств. Он также напомнил, что в 2009 году на нужды образования из федерального бюджета выделяется 384 миллиарда рублей, на фундаментальную науку - 76 миллиардов рублей, а общие расходы на прикладные научные исследования определены в объеме 92 миллиардов рублей.

Источник
Наука России глазами статистики


...Обратимся к фактам.

Спустя два десятилетия после распада СССР, отечественная наука потеряла половину кадров (при всем том количество чиновников, как на душу населения, так и на единицу ВВП увеличилось более чем втрое [1].), и на порядок сократилось финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). По этому показателю Россия сегодня уступает не только США, где объем финансирования НИОКР более чем в 15 раз превосходит российский уровень, но и каждой из стран "семерки", а также Корее, Китаю и Индии. По интенсивности научно-исследовательской деятельности, измеряемой долей расходов на науку в использовании ВВП, Россия опустилась до уровня Новой Зеландии и Чехии. А по затратам на НИОКР на душу населения Россия на порядок уступает Швеции и в четыре раза Австралии [2].

Затраты на НИОКР в 2005 г. составили - 1,29% от ВВП, в том числе на гражданские исследования - 0,8% от ВВП. Это втрое меньше уровня, характерного для развитых стран, и вдвое меньше уровня, необходимого для поддержания хотя бы простого воспроизводства сохраняющегося еще в России научно-технического потенциала [3].

Отметим так же, что за последние 10-15 лет реальное финансирование научно-технической сферы по сравнению с 1991 г. сократилось в 15-20 раз и оказалось значительно ниже критического (2,0% от ВВП) порога устойчивого развития и уровня технологической безопасности [4].

По абсолютным затратам на науку Россия сегодня примерно в 5 раз уступает Германии, в 7 раз Японии и в 17,5 - 100 раз США [5]. Для сравнения, при всей несопоставимости бюджетов США и России, Б. Обама в своей речи на собрании Национальной академии наук США обещает беспрецедентные объемы финансирования науки, более 3% от ВВП или около 440 млрд. долларов США, в то время как В. Путин в 2008 году на одном из собраний российской Академии наук пообещал, что к 2010 году ассигнования на науку составят 60 млрд. рублей или около 2 млрд. долларов США по нынешнему курсу.

Зарплата российских ученых многократно ниже зарубежных коллег. В 2004 - 2005 годах среднемесячная зарплата в отрасли «Наука и научное обслуживание» составляла примерно 10 тысяч рублей. За последние годы, сколько-нибудь ощутимого повышения благосостояния работников бюджетной сферы, в том числе и российских ученых, не произошло, поскольку рост зарплат, практически полностью, поглощается неуклонным ростом цен по всему спектру товаров и услуг.

Все последние годы продолжается старение и сокращение научных кадров. Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, упала к настоящему времени до 43% по сравнению с дореформенным уровнем. Одновременно снижается и квалификационный уровень исследователей [6].

Среди современных российских научных журналов примерно 1,66% от мирового количества реферируемых журналов с ненулевым импакт-фактором имеют более-менее значимый импакт-фактор. При этом средний импакт-фактор научного журнала в мире составляет 1,673 в России - 0,439, т.е. в 3,8 раза ниже. В мире, в год публикуется более 1 миллиона научных статей (учитываются только публикации в журналах с ненулевым импакт-фактором), в России - 25,5 тысяч [7].

В рейтингах 134-х стран по 12-ти индексам - критериям конкурентоспособности - Россия в 2008 г. заняла 51-ю позицию при следующих значениях индексов, характеризующих результаты наукоотдачи: "Высшее образование и профессиональная подготовка" (46-е место); "Инновационный потенциал" (48-е место); "Инфраструктура" (59-е место!); "Технологический уровень" (67-е место!) [8]. При этом, Россия заняла 149-е из 180 возможных мест, среди самых коррумпированных стран мира, соседствуя с Бангладеш и Кенией [9].

В России используется приблизительно 10% инновационных идей и проектов, в США и Японии более 60 и 90% соответственно; только одно из 500 запатентованных изобретений находит применение в российской промышленности [10].

Сегодня российским «ноу-хау» принадлежит лишь 0,2 - 0,3% мирового рынка наукоемкой продукции, в то время как доля США составляет - 36%, Японии - 30% и Германии - 16 % [11].

Все эти факты свидетельствуют о том, что власть уже много лет не может и/или не хочет определить ни приоритетных направлений развития науки и техники, ни создать необходимые условия не то что для развития, но даже для сохранения и эффективного использования имеющегося научно-технического потенциала. Следствием проводимых властью реформ неизменно оказывается сокращение численности ученых и научных организаций, утечка умов за рубеж и ликвидация целых научных школ, пользовавшихся заслуженным авторитетом в мировой науке [12].

Источник
Институт ядерного синтеза на грани полураспада

Открытое письмо сотрудников Института ядерного синтеза РНЦ «Курчатовский институт»

Реформы в организации отечественной науки являются предметом многочисленных публикаций и широких обсуждений в обществе. Основными целями реформ называют, как правило, выделение главных прогрессивных направлений и их инновационное развитие, концентрацию усилий и имеющихся ресурсов, нацеленность исследований на конечный результат, обеспечение быстрого технологического прогресса, социальную значимость результатов исследований и т.п. К сожалению, практика проводимых реформ далеко не всегда соответствует указанным привлекательным целям. Примером могут служить организационные преобразования, проводимые в Российском научном центре «Курчатовский институт».

Курчатовский научный центр - многопрофильное научное учреждение, в котором успешно развиваются различные направления науки и техники, от фундаментальной ядерной физики до информационных и биотехнологий. К числу традиционных для Курчатовского центра направлений относятся и исследования в области термоядерного синтеза - перспективного направления энергетики будущего, потенциально привлекательного с точки зрения экологии и топливных ресурсов. В Курчатовском центре эти исследования выполняются в одном из наиболее крупных и авторитетных подразделений - Институте ядерного синтеза, в формировании которого непосредственно участвовали всемирно известные ученые - академики И.В. Курчатов, Л.А. Арцимович, М.А. Леонтович и др.

Именно здесь, в 1950-х годах стала развиваться отечественная термоядерная программа, здесь была предложена и воплощена в жизнь идея установки токамак для магнитного удержания высокотемпературной плазмы, выполнены основополагающие работы в области теории высокотемпературной плазмы. Рекордные результаты, полученные на наших токамаках, стимулировали сооружение этих систем во всех индустриально развитых странах. Русское название «токамак», являющееся аббревиатурой слов «ток», «камера», «магнитные катушки», вошло в языки этих стран так же, как и слово «спутник», а российская научная школа в области физики высокотемпературной плазмы стала одной из ведущих в мире. Именно в Институте ядерного синтеза родилась идея международного токамака-реактора ИТЭР, ныне сооружаемого во Франции при участии России.

В настоящее время Институт ядерного синтеза является крупнейшим в России и всемирно признанным центром термоядерных исследований. Важно отметить, что «дополнительным выходом» этих исследований служат различные новые плазменные технологии, многие из которых внедрены в авиационную и космическую промышленность, судостроение и др. Казалось бы, единственное, в чем нуждается сейчас коллектив Института, - это обеспечение стабильного и достаточного финансирования, которое позволило бы в полной мере использовать накопленный потенциал и имеющийся опыт, привлечь к инновационным исследованиям талантливую молодежь и тем самым обеспечить достижение всех тех вышеперечисленных целей, на которые должно быть направлено реформирование науки.

Однако вместо этого руководство Курчатовского центра приняло решение о разделе Института ядерного синтеза на три части - «термоядерную», «прикладную» и «производственную». По мнению членов Ученого совета и ведущих сотрудников Института, такой раздел приведет к нарушению целостности сложившегося научного и инженерного коллектива и существенно осложнит выполнение проводимых работ по проблеме управляемого термоядерного синтеза, в том числе по программе создания международного термоядерного реактора ИТЭР, важность которых неоднократно отмечалась в выступлениях руководителей страны.

До сих пор и в прикладных работах, и непосредственно в термоядерных исследованиях активно участвовали одни и те же специалисты, что придавало коллективу большую гибкость и позволяло сохранить и обеспечить работой квалифицированный инженерный и исследовательский персонал в условиях недостаточного и нестабильного финансирования. Предлагаемая реорганизация режет этот отлаженный механизм «по живому» и с неизбежностью приведет к административной разобщенности вновь создаваемых подразделений, что крайне затруднит проведение работ по всем тематикам Института ядерного синтеза.

Печальный опыт последних лет показал, что даже перевод закупок материалов и оборудования в исключительное ведение Центра привел к тому, что сроки выполнения этих закупок увеличились с нескольких недель до нескольких месяцев, а цены на закупаемое оборудование зачастую превышают рыночные. К сожалению, нет и тени сомнения в том, что переподчинение инженерно-производственных подразделений лишь затруднит выполнение работ как по тематике термоядерных исследований, включая выполнение российских обязательств по проекту ИТЭР, так и по прикладным тематикам.

Вызывает удивление, что столь принципиальное решение о реорганизации Института ядерного синтеза было принято без обсуждения с его руководством, Ученым советом, профсоюзом и коллективом. Ученый совет обратился к руководителям Курчатовского центра с просьбой приостановить действие приказа о реорганизации и встретиться с коллективом Института ядерного синтеза для обсуждения существа возникших проблем и выработки оптимальных путей их решения.

Одновременно Объединенный профсоюзный комитет РНЦ «Курчатовский институт» направил руководству Центра представление о нарушениях трудового законодательства, содержащихся в указанных нормативных актах. Руководство Центра оставило эти обращения без комментариев. По-видимому, коллектив Института ядерного синтеза, включающий всемирно известных ученых, действительных членов и членов-корреспондентов РАН, докторов и кандидатов физико-математических наук, лауреатов Ленинских, Государственных и других престижных российских и международных научных премий, представляется руководителям Центра чем-то вроде «крепостного люда», которому «не должно сметь свое суждение иметь».

Трудно представить, что административно разделенный и разобщенный коллектив будет способен более эффективно решать какие бы то ни было задачи. Очевидное отсутствие логики в разделе хорошо известного и вполне продуктивного научного коллектива наводит на мысль, что побудительные мотивы реформы отнюдь не связаны со стимулированием научной деятельности. Мы считаем, что разделение Института ядерного синтеза неизбежно приведет к снижению его научного и технологического потенциала, осложнит выполнение им работ по термоядерной проблеме, в том числе по программе ИТЭР, что вызовет падение международного авторитета Курчатовского института и Российской науки в целом. Нам глубоко небезразлично будущее нашей страны и ее место в мире. Именно это побуждает нас обратиться с данным письмом в надежде привлечь внимание общества и руководителей государства к частной, на первый взгляд, проблеме реорганизации одного из институтов в рамках Курчатовского научного центра.

Всего 60 подписей

Источник
Коллектив Института философии РАН выгоняют на улицу


Из обращения Директора к сотрудникам Института философии РАН

Дорогие коллеги! 

За последнее время произошли два события, которые взбудоражили коллектив Института. 9 октября в Институт без предупреждения нагрянула срочно (8 октября) сформированная территориальным управлением Росимущества по г. Москве комиссия в сопровождении неизвестных лиц (всего около 20 человек) с целью проверки того, как используется помещение. В ночь с 12 на 13 октября была сорвана вывеска на входе в здание, удостоверяющая, что здесь расположен Институт философии РАН. Эти факты многие восприняли как знак того, что при решении вопроса о нашем здании в ход могут быть пущены нецивилизованные методы. На заседании Ученого совета Института 15 ноября члены совета подняли вопрос о судьбе здания и высказались за то, чтобы созвать собрание коллектива для его обсуждения. http://iph.ras.ru/page50024735.htm


[Изображение: 2.jpg]

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

КОЛЛЕКТИВОВ ИНСТИТУТА ФИЛОСОФИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И ПРЕПОДАВАТЕЛЙ   
ГОСУДАРСТВЕННОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО
УНИВЕРСИТЕТА ГУМАНИТАРНЫХ НАУК,
АСПИРАНТОВ АКАДЕМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ РАН

ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Д.А. МЕДВЕДЕВУ И
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРАВИТЕЛЬСТВА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.В. ПУТИНУ

Глубокоуважаемые

Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович!


Вынуждены обратиться к вам в связи с критической ситуацией, сложившейся в отношении здания Института по адресу Волхонка, 14/1.

С XIX века дом на Волхонке является знаковым местом российской философии. Здесь жили и творили лидеры западничества и славянофильства – Б.Н. Чичерин и И.С. Аксаков. В начале ХХ века по инициативе либеральной интеллигенции Москвы здесь был открыт народный университет имени А.Л. Шанявского. В этом здании с момента своего основания в 1929 г. располагается Институт философии. В нем работали и продолжают работать крупнейшие ученые, чьи имена вписаны в историю отечественной культуры. Институт регулярно посещают ведущие зарубежные мыслители; нашими гостями были Ж.-П. Сартр, Ж. Деррида, П. Рикер, Ю. Хабермас и др. В сознании российской и мировой общественности русская философия давно и прочно ассоциируется с «Домом на Волхонке». В Москве, да и в стране в целом, нет другого такого места, которое в течение полутора столетий было бы символом отечественной философско-гуманитарной мысли.

В течение ряда лет дирекция соседствующего с нами Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина предпринимала попытки получить здание Института для своих целей. Прежде эти попытки проваливались. 18 июня 2008 года вышло Постановление Правительства РФ № 464, в котором содержится положение о включении здания Института в создаваемый «Музейный городок» при условии предоставления ИФ РАН иного помещения, а также после его фактического переезда.

Однако уже сегодня ценой сокрытия ряда принципиальных юридических обстоятельств (в частности, наличия у Института охранно-арендного договора до 2019 года) дирекция ГМИИ предпринимает новые противоправные действия. В частности, здание Института уже передано в оперативное управление Музею, причем не только до фактического перемещении Института, но даже до того, как состоялась передача здания из муниципального ведения в федеральное, а от него – Музею. Как Росимущество могло передавать ГМИИ то, что само еще не получило? И как Музей мог ставить на баланс то, что ему не могли передать? 

Попытки ускорить процесс выселения Института ставят под удар проведение в этом году в нашем здании Всемирного дня философии. Это престижное для любой страны международное мероприятие в 2009 году впервые будет проходить в России в связи с 80-летием Института философии РАН,  признанного крупнейшего научно-исследовательского философского учреждения мира. Между тем в последнее время в Институт часто и без предупреждения посещают разнообразные комиссии, что вносит нервозность в работу коллектива, серьезно осложняет подготовку международного философского форума. В созданную вокруг Института напряженную атмосферу добавился акт вандализма: в ночь с 12 на 13 октября была сорвана и разбита вывеска Института философии.

Действия дирекции Музея, на наш взгляд, объяснимы тем, что некоторые странности проекта «Музейного городка» с каждым днем становятся все более очевидными, о чем все чаще сообщается в прессе.   

Сегодня, когда руководство страны стремится ограничить расходы самым необходимым, планирование престижных, но крайне дорогостоящих проектов (напомним, что на проект «Музейного городка» предполагается потратить более 40 миллиардов рублей!) выглядит просто вызывающе. А как будет реагировать на эти миллиардные столичные проекты страна, в которой из-за отсутствия средств в провинции гибнут памятники культуры, недофинансируются научные и образовательные учреждения, целые города оказываются на грани выживания?

Передача нашего здания Музею запланирована под создание в нем «Музея классического искусства». Но в экспозиционных целях в нашем здании можно использовать всего несколько отдельных помещений, составляющих мизерную долю полезной площади. К тому же есть серьезные сомнения относительно его пригодности для музейных экспонатов. Ответа на такого рода вопросы от авторов проекта мы не слышали. Впрочем, и задать их у нас не было возможности: за единственным исключением все совещания по поводу нашего здания проходят без приглашения представителей ИФ РАН, но с обязательным участием ГМИИ. Похоже, к нам, обитателям здания – некогда Усадьбы князей Голицыных – к нам относятся как к безгласным холопам, которым лишь сообщают волю господ.     

По мере развития ситуации с проектом «Музейного городка» у научной, образовательной и культурной общественности складывается устойчивое впечатление, что за ним стоят коммерческие и иные интересы, лишь маскирующиеся целями развития культуры и музейного дела в стране. 


Глубокоуважаемые руководители государства! В связи с изложенным в письме убедительно просим вас:

   1.

      Остановить действия, осуществляемые с нарушениями Закона, игнорирующие логику и последовательность решений Правительства; отменить неправомерные решения и акты; назначить служебное расследование с целью выявить причины возникших нарушений и ответственных за них лиц.
       
   2.

      Вернуться к рассмотрению вопроса о целесообразности перемещения Института философии с его исторического места и передачи его здания Музею; рассмотреть этот вопрос публично и открыто, с участием общественности и учетом мнения интеллектуального и творческого сообщества.
   

Обращаясь к Вам, мы исходим из того, что нельзя облагодетельствовать одну отрасль культуры за счет унижения другой, ничуть не менее важной. Недопустимо лишать плодотворно работающий научный коллектив дома, который давно стал для него родным. Тем более, что в нем вместе с авторитетными учеными исследованием и изучением философии занимается несколько сотен студентов Государственного академического университета. Здесь ежегодно проходит подготовку по философии почти тысяча аспирантов Российской академии наук. Институт традиционно служит площадкой дискуссий интеллектуалов России, ближнего и дальнего зарубежья. Странно и нецивилизованно выглядит желание Музея получить в подарок к 100-летию никогда не принадлежавшее ему здание, к тому же отбираемое у Института в год его 80-летнего юбилея.

Сохранение Института в его родном доме ни в коей мере не помешает реализации проекта «Музейного городка», наоборот, продемонстрирует единство нашей художественной и интеллектуальной культуры, торжество в России законности и человеческой порядочности.


Принято единогласно более чем 400 участниками общего  собрания коллективов Института философии РАН, студентов, аспирантов и преподавателей Государственного академического университета гуманитарных наук, аспирантов академических институтов РАН.

Москва, ул. Волхонка, 14/1.

20 октября 2009 г.


Источник
Российский Геологоразведочный Университет под угрозой!

Обращение студентов


Пишут Вам студенты и выпускники Российского Государственного Геологоразведочного Университета им. С.Орджоникидзе (бывший МГРИ). У нашего ВУЗа славное прошлое. Громадное количество месторождений на территории бывшего СССР были открыты нашими выпускниками. К сожалению, сейчас в РГГРУ сложилась отвратительная ситуация, которая, по нашему мнению, может привести к полному развалу ВУЗа.
Недавно РГГРУ стал объектом рейдерского захвата. Прежнего ректора – д.г.-м.н. Анатолия Константиновича Корсакова – «ушли», угрожая уголовным преследованием. На освободившееся место господа из МинОбраза прислали некоего В.И.Лисова. Лисов – человек далекий от геологоразведки. Зато он с гордостью говорит о своей медали “90 лет ВЧК-КГБ-ФСБ”. Складывается ощущение, что господа из МинОбраза не чувствуют разницу между геологоразведкой и просто разведкой.
В.И. Лисов немедленно стал вводить новые порядки. Одним из первых его решений стало объединение разных кафедр. Трудно объяснить офицеру ФНС разницу между кафедрами минералогии и петрологии. Между тем она есть.
Также сменилась почти вся верхушка РГГРУ. Причём на сей момент в руководстве геологоразведочного ВУЗа практически не осталось (!!!) геологов. Интереснейшая дама пришла на пост проректора по учебной работе. Светлана Геннадьевна Зубанова – теолог по образованию (что опять наводит на мысль, что МинОбраз не видит разницы между геологами и теологами). Светлана Геннадьевна ввела несколько предложений, от которых у настоящих геологов сводит от смеха животы. Вот некоторые из её плодотворных идей: перенести производственные геологические практики с лета на февраль, учебные практики отменить совсем; лишить всех студентов стипендий.
На любые проявления недовольства среди студентов (и преподавателей) Лисов отвечаем репрессиями. Так был отчислен из университета аспирант, посмевший написать письмо Медведеву. Аспирант, кстати, проживал в общежитии с женой и маленьким ребенком.
Складывается ощущение, что наш университет целенаправленно разваливают. Считаем, что такие действия отрицательно скажутся на геологоразведочной отрасли, и на экономике страны в целом.

Помогите нам спасти наш университет !

Источник
Разгром науки и образования - уничтожение России

Наука всегда была одним из стержней российской государственности. Сломать этот стержень - значит уничтожить страну. Очевидно, что именно такую цель преследуют те, кто уже восемнадцать лет под вывеской  «реформ» разрушает русскую науку.

Не вызывает сомнения, что наука успешно развивается только в таком обществе, где есть социальный заказ на научные разработки, где востребованы высококвалифицированные научные кадры. Известно, что мощное развитие науки в СССР стимулировалось постоянным ростом наукоёмкой промышленности. Реформы превратили Россию из великой индустриальной державы в сырьевой придаток Запада, а сырьевой стране ни собственная промышленность, ни наука не нужны.


ЧТО ОСТАЛОСЬ ОТ  НАУКОЁМКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ?

            Научные исследования  в Советском Союзе были востребованы прежде всего военно-промышленным  комплексом. ВПК демократической России ныне находится в катастрофическом состоянии (А.Костюнин, председатель Совета директоров ОАО «Судостроительный завод «Авангард»»  (газета «Дуэль», № 49, 2005 г.).

·        В 1988 году затраты на военные цели стран НАТО превышали военные расходы СССР в 2,3 раза, а в 1997 году (уже по отношению к России) в 18,7 раза.

·        За период с 1989 по 1997 год объём наших военных расходов в сопоставимых ценах сократился на 87%,  в США они снизились на 31%, в Германии - на 27%, в Великобритании -  на 23%, во Франции - на 10%, в Италии - на 5%.

·        Многократно снизился оборонный заказ, который не позволяет загрузить производственные мощности ВПК более чем на 5-8%.

·        В 2001-2010 на нужды обороны должно выделяться  2,7% российского ВВП, в США в 2004 году эти расходы составили 3,9% ВВП, а в 2005 - 3,7%.

·        Расходы на военные научные и опытно-конструкторские работы в России в 30 раз меньше, чем в США, и в 10 раз меньше, чем у стран НАТО.

·        Заработная плата в российском оборонном комплексе на 40% ниже, чем по промышленности в целом.

·        Потеря кадров за последние десять лет в оборонно-промышленном комплексе составила 70%, в военной науке - 60%, средний возраст работающих повысился до 50 лет.

·        Износ основных фондов предприятий достиг 80%.

·        Доля морально устаревшего оборудования (старше 20 лет) поднялась до 30%.

·        Благодаря ценовой политике рентабельность предприятий ВПК редко превышает  4-6%.



Сегодня более 30% организаций военно-промышленного комплекса имеют признаки банкротства, 50% предприятий относятся к потенциальным банкротам. Состояние ВПК столь плачевно, что появились случаи неисполнения зарубежных поставок, возврата иностранными заказчиками бракованной продукции.

О состоянии дел в судостроении говорится в статье «Гроза морей» (журнал «Forbes», январь, 2006 г.): «В начале 1990-х годов комплекс впал в состояние клинической смерти. Оборонного заказа не было и не предвиделось. Стоявшие на стапелях корпуса разбирали, железо отправляли в металлолом... Нынешний Военно-морской флот России - лишь бледная тень могучего советского ВМФ. Несмотря на все усилия военных, и в ближайшее десятилетие "морские мускулы" восстановлены не будут».

Казалось бы, одним из «локомотивов», который может вывести страну на путь инновационного развития является ракетостроение. Но Ю.Соломонов - член-корреспондент РАН, директор и генеральный конструктор ФГУП «Московский институт теплотехники» (теперь уже бывший) отмечает, что намеченная президентом программа выпуска ракет «Булава» сорвана из-за отсутствия её финансирования: она не  была  завизирована главным финансистом страны А.Кудриным. С 2000-го года предполагалось выпускать ракет «Тополь-М» в год по 30-40 штук, к 2010-му году довести их численность до 500-600 штук. Но и эта программа была сорвана.  А без этого, как отметил генерал Л.Г.Ивашов, мы не будем способны вообще противостоять чему-либо.

Не лучше обстоят дела и в высшей степени конкурентоспособной на мировом рынке отрасли  - авиастроении. За период с 1991  по 2004 год

·        производство гражданских самолётов в России сократилось в 12 раз;

·        большинство предприятий сократились до 10-20% от своего первоначального состава;

·        основные серийные авиазаводы загружены не более чем на 30% своей мощности;

·        89,4% рынка пассажирских самолётов ныне поступает в Россию из-за рубежа;

·        ежегодно из авиапарка выбывает 100-150 машин, в ближайшие три года российским авиакомпаниям придётся заменить примерно 180 самолётов, а за десять лет - 1,5 тысячи машин;

·        подавляющая часть грузовых самолётов списана по причине  выработки ресурса - из двух тысяч наших гражданских самолётов более 800 имеют возраст свыше 25 лет;

·        объём перевозок пассажиров снизился в пять раз;

·        из 1302 аэропортов страны осталось 450.

В итоге уже в 2004 году в «Аэрофлоте» из общего количества в 100 самолётов более четверти были импортными (Данные предоставлены авиаконструктором профессором Е.Г.Кошелевым).

«Убыточными в 2005-м году оказались 30 предприятий авиационной промышленности и 16 НИИ отрасли. Среди убыточных - в основном заводы, проводящие окончательную сборку авиационной техники» (В. Смоленцев, газета «Завтра», №  11, 2006 г.).

            Если в 1992-м году авиапром произвёл 77 магистральных авиалайнеров (вдвое меньше, чем в СССР), то в 20005-году - 20. В 2006-м году было произведено всего около десятка гражданских самолётов различного назначения, двадцать же лет назад в Советском Союзе делали 500 самолётов в год!

«Уже в будущем году 70 процентов авиаперевозок будут осуществляться на иностранных лайнерах. Так что летать в России не на чем и некому. А наше правительство уверяет, что мы - великая авиационная держава...» (газета «Твой ДЕНЬ, № 44, 2007 г.).

Газета продолжает: «Министр промышленности и торговли Виктор Христенко... принародно расписался в полной авиационной импотенции. Он заявил журналистам, что мы уже не способны выпускать дальние магистральные самолёты. А между тем именно на их долю приходится 98% мирового рынка авиапродукции. Оставшиеся 2% - это региональные самолёты, одним из которых должен стать "Суперджет"». Заметим, для эксплуатации этого самолёта ввиду низкого расположения его двигателей нужны аэродромы 1-го класса, которых в России всего 3% от общего числа.

            Один из ведущих специалистов авиапрома считает: «С приходом "Суперджета" у нас окончательно внедрилась так называемая отвёрточная сборка. Движки и вся интеллектуальная часть в этой машине иностранная. В результате такой политики КБ Яковлева - это 400 человек, КБ Ильюшина и Туполева - не больше, зато филиал "Боинга" в Москве - 1400 конструкторов. Причём наших. Весь наш огромный научный потенциал просто вымывается из России...Нас просто используют, чтобы "подносить патроны" - делать оснастку, проектировать какие-то второстепенные узлы, ящички, шторки... Глядя на такую кооперацию, можно лишь констатировать: Россия как авиационная держава расписалась в своём полном бессилии...» (статья «Всё ниже, ниже и ниже...», газета «Московский комсомолец», 31 августа 2009 года). 

            И состояние дел в вертолётостроении  также плачевно (В. Смоленцев, газета «Завтра», №  11, 2006 г.):

·        1991 год - в строю 2500 вертолётов;

·        2001 год -  в строю 1000 вертолётов;

·        2006 год - в строю примерно 600 вертолётов.

            Производство вертолётов также сократилось:

·        в 2004-м году их было выпущено 95;

·        в 2005-м году - 78;

·        в 2006 - 95.

Напомним, что 20 лет назад в СССР делали 300 вертолётов в год.

Отечественный автопром превратился в отвёрточное производство. Под натиском мощного импорта иностранных автомобилей он просто погибает. Летом 2009 года конвейер  автозавода в Тольятти был остановлен. Осенью было объявлено об увольнении трети персонала. За 2009 год производство автомобилей в России упало вдвое.

Практически полностью уничтожена электроника. Так, центр советской  электроники Зеленоград, который  является самым учёным городом Европы (людей с высшим образованием в Европе  - 23% населения, в Лондоне - 37%, в Париже - 30%,  в Москве - 41%, в Зеленограде - 44%) с началом демократизации получил самый высокий уровень безработицы и самую низкую заработную плату.

Судя по заявлениям наших руководящих чиновников, правительство приняло меры по исправлению положения. Но, вот что  пишет военный обозреватель «Комсомольской правды» (17 июня 2009 г.) полковник В.Баранец в статье «Как убивают оборонку?».

·        Делается попытка рейдерского захвата (после неудачи банкротства предприятия) Пермского порохового завода, на 85% обеспечивающего потребности страны в ракетном топливе.

·        Волгоградское оборонное предприятие «Баррикады», недавно входившее в список стратегических, теперь из него исключено. Предприятие, имея долгов почти на один миллиард рублей, вынуждено продать ряд ключевых цехов.

·        Фактически уничтожен Московский вертолётный завод им.М.Л.Миля, машинами которого на 99%  вооружена наша армия; его некоторые здания выставлены на торги, значительное количество акций КБ Миля скуплено иностранцами, что, естественно, не способствует процветанию конкурирующей с иностранцами фирмы.

·        Московский военно-промышленный комплекс «Базальт», производящий оружие и боеприпасы, не имеющие аналогов в мире, готовят к переселению после продажи 24 гектаров земли, на которых располагается головное предприятие.

·        Московский завод «Маяк», производящий авиационное оборудование, в течение 6 лет подвергается рейдерским захватам с продажей «лишних» цехов.

            Всего с 1990 по 2008 год в стране было закрыто 70000 заводов, страна потеряла 25% имеющихся технологий, т.е. демократическими властями была  фактически осуществлена деиндустриализация страны, ради превращения её в сырьевую колонию Запада и рынок сбыта продукции западной промышленности.

По данным Института международных экономических и политических исследований РАН среди 49 стран, производящих 94% валового продукта мировой экономики, по «индексу технологий» Россия занимает последнее место. На мировом рынке высоких технологий в настоящее время вклад России составляет 0,5%, США - 60%, Сингапура - 6%.   
РАЗГРОМ НАУКИ

В условиях уничтожения главного заказчика научных разработок - наукоёмкой промышленности - крах русской науки был неизбежен.  Вот некоторые данные о разгроме науки за время «реформ».

·        Финансирование науки сократилось в 10 раз по сравнению с периодом «застоя», и в настоящее время в 200 раз ниже, чем в США, в 40 раз ниже, чем в Китае.

·        За период с 1990 по 2003 год количество научных и проектных организаций сократилось в 7.8 раза, конструкторских бюро - в 3.6 раза, научно-технических подразделений на промышленных предприятиях - в 1.8 раза. В 90-е  годы прекратили своё существование 800 институтов, что привело фактически к отмиранию  понятия  «отраслевая наука».

·        К 2006 году количество учёных-исследователей уменьшилось примерно в три раза по сравнению с 1991-м годом. К 2007 году их осталось чуть более четырёхсот тысяч человек.

·        Средний возраст работающих в науке превысил 60 лет. Если учесть, что наиболее  активный период работы учёного приходится на 30-40 лет, то  творческий потенциал науки приблизился к нулю.

·        Эмигрировали более 800 000 научных сотрудников в основном из области технических и естественных наук, обескровив реальный сектор. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников ВУЗов.  По подсчётам экспертов ООН, отъезд за рубеж человека с высшим образованием наносит стране ущерб размере от 300 тысяч до 800 тысяч долларов.

·        За последние 10 лет уровень изобретательской активности в стране снизился на 90%.

·        Возраст большей части научного оборудования превысил 20 лет.

·        В 2003 году вклад российской науки в мировую составил 3,75% и если не принять экстренных мер, то этот вклад снизится до 2.0-2.5% , для фундаментальной науки это означает, что полный крах её в ближайшее время неизбежен. По данным В.Маркусовой, научного руководителя гранта INTAS, вклад России в мировую науку за пятнадцать лет (начиная с 1991 года) сократился в 15 раз.

·        Трагичным в период «реформ» стало положение научных городков. В Черноголовке общая численность работающих в научных организациях  сотрудников сократилась на 40%, в Институт физики твёрдого тела РАН за все 90-годы на работу  пришёл только один молодой специалист. 



Газета «Аргументы и факты» (№ 43, 2009 г.) «Остались ли в России умные люди? Или все они переехали в Америку, Германию, Великобританию...» и приводит данные: доля затрат в общей сумме бюджетных расходов на науку в 2008 году в США - 6-7%, в европейских странах - 4-5%, в России - 0,8%! При этом не будем забывать, что ВВП России ненамного превышает экономический продукт американского округа Лос-Анджелес.

Вывод из всего сказанного такой: восемнадцать лет демократии  поставили науку в России на грань гибели. Потерян авторитет, который столетиями имела русская, а затем советская наука в мире. Многочисленные правительственные обещания сводятся к мелким подачкам, которые едва позволяют стремительно стареющим научным кадрам  прокормиться.

Казалось бы,  государство, озабоченное сохранением своей независимости, должно принять срочные меры по исправлению катастрофического положения в науке. Однако реформы науки преследуют всё яснее обозначающуюся цель - полное уничтожение науки.

Министерство образования и науки, которое сегодня в научном сообществе называют «Министерством обрезания науки», выпустило документ под названием: «Концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки».

Правительственный план «реформирования» науки предполагает «оптимизировать государственный сектор науки», что предусматривает:

·        сокращение числа федеральных организаций науки;

·        передачу «части государственных организаций из федеральной собственности в собственность субъектов Российской Федерации».

            Предполагается «оптимизировать организационно-правовые формы государственных организаций науки»,  для чего  планируется:

·        преобразование государственных унитарных предприятий в акционерные общества;

·        значительное сокращение числа государственных учреждений путём их объединения, ликвидации и  приватизации, количество бюджетных учреждений в сфере науки должно сократиться примерно на 40%.

По этому плану Федеральный сектор науки должен  включать в себя всего 400 организаций. Из них исследовательское «ядро» составят всего 100-200 научных организаций. Предполагается изменение структуры институтов РАН: создание гибких, мобильных научных коллективов. Планируется также провести своеобразное «разделение труда» в РАН: одна часть институтов будет заниматься фундаментальными исследованиями, другая - прикладными, третья продажей этих результатов всем заинтересованным лицам (газета «Поиск», № 38, 2004 г.).

Документ предусматривал меры по приватизации институтских зданий. Именно здания институтов являются желанной целью госчиновников,  вызывая у них неотступное желание науку «реформировать». И процесс по изгнанию коллективов институтов из зданий уже пошёл: в сентябре 2009 года  стало известно о передаче здания Института философии РАН музейному городку Музея изобразительных искусств имени А.Пушкина.  При этом перспективы предоставления институту другого здания туманны. Коллектив обратился с открытым письмом к Президенту РФ Д.Медведеву. О реакции властей пока ничего не известно.  Зато обсуждается перспектива сокращения или полного прекращения преподавания философии в институтах. 

Российский Фонд Фундаментальных Исследований сократил гранты на 30%. В результате многие научные программы прекращены, а от тех, что остались на урезанном финансировании,  требуют прежнего объёма выполнения работ.

С мая  2006-го года согласно постановлению правительства численность научных сотрудников была сокращена более чем на 20%. Общее число принудительно уволенных составило 22 тысячи.  В мае-июне 2007-го года прошло новое сокращение. Поскольку обычно в институтах Академии наук количество учёных находится на уровне 50% от общей численности сотрудников,  сокращение учёных приводит к уменьшению их удельного веса  в научных учреждениях. Научные сотрудники стали никому не нужным, лишним звеном!  Без них, как выясняется, наука может спокойно обойтись.

Академические власти мотивируют неизбежность сокращения научных работников необходимостью повышения заработной платы оставшимся. Но вот как реализовалась цель сокращений. До 2005 года средняя зарплата доктора наук составляла примерно 4 тыс. рублей (меньше зарплаты уборщицы). Затем она была поднята до 6 тысяч (уборщицам тоже прибавили зарплату). Пенсию как у уборщицы  профессор может получить, проработав на 8-9 лет дольше, т.к. в его трудовой стаж не засчитываются годы обучения в институте и аспирантуре. Никаких пенсионных льгот у учёных нет, в 2004 году были отменены также льготы по оплате лишней жилплощади имеющим учёную степень. В 2007-м году зарплата доктора наук достигла 10-15 тысяч рублей (столько получала продавщица на оптовом рынке). В 2008-м году  после всех повышений  ставок доктор наук в институте РАН получает 25 000-30 000 рублей, что соответствует уровню оплаты кассирши супермаркета.

Демократические власти неизменно сохраняют ситуацию неконкурентоспособности и непривлекательности научного труда по сравнению с другими видами деятельности, хотя в нормальном государстве уровень доходов ведущих учёных должен обеспечивать их принадлежность даже не к среднему классу, а к элите. Сегодня учёные не могут принять участие в международных и даже российских конференциях из-за отсутствия денег, ибо стоимость билета соизмерима с их зарплатой,  поехать же за  счёт  Академии наук невозможно - нет средств. Отсутствие профессионального общения неизбежно скажется негативно на уровне научной продукции.  И ни в одном государственном плане не предусматривается восстановления материальной базы институтов. Сегодня денег хватает только на покупку компьютерного оборудования для таких служб как канцелярия, бухгалтерия и т.п.

Создавая себе пропагандистскую славу радетелей отечественной науки, власти в действительности её уничтожают. Из науки изгоняются последние из тех, кто не занимался собственным обогащением, кто делал науку, а не карьеру. Убирают  известных  учёных, независимых, самостоятельно мыслящих, критически настроенных, сопротивляющихся разрушению науки. Сокращают по возрасту, хотя при нынешней ситуации, когда из науки выпало целое поколение 30-40-летних, пожилые учёные могли бы стать наставниками, учителями, спасителями умирающих научных школ.

Возрастные ограничения не касаются «возвращенцев» - учёных, покинувших Россию, а затем вернувшихся после того, как им уже нечем было больше поделиться (в том числе и со спецслужбами) в иных государствах. Не подлежат сокращению также те, кто уехал работать за рубеж, но продолжает числиться в институте. Затрагивать интересы иностранных государств, питающихся за счёт разграбления научного ресурса России, не велено. Не подлежит сокращению и администрация институтов, для которой развал науки стал поистине золотым временем  обогащения за счёт сдачи в аренду опустевших помещений, за счёт коммерциализации вспомогательных подразделений и т.п.

Сложилась парадоксальная ситуация - администрация институтов, то есть люди, которые несут персональную ответственность за разрушение науки, рассматриваются как самые ценные кадры, которые следует сохранить. 

Никакие сокращения не касаются и членов-корреспондентов и академиков РАН.  Для себя академики в  новом уставе РАН не ввели возрастные ограничения (70 лет) при выборах на все руководящие посты.  Вот как обстоят дела с возрастным составом Академии наук: «с 1 января 2008 года из 500 человек в академии меньше 80 человек будут моложе 70 лет и меньше 100 - моложе 65 лет» («Известия», № 54, 2007 г.).

Президент Российской Академии Наук Ю.Осипов вечно хранит молчание, какие бы издевательства над наукой не чинила власть. Так, в гробовом молчании он и ведёт вверенную ему отрасль к окончательной гибели. Должно быть, за это и наградил его орденом  летом 2006-го года В.Путин. За это и избран был вновь Ю. Осипов, несмотря на преклонный возраст - 71 год, президентом РАН в мае 2008 года на следующие пять лет, хотя находится он на этом посту с 1991-го года и согласно этическим, хотя и не прописанным в уставе нормам,  много превысил все приличные президентские сроки. 

Сегодня ситуация в науке характеризуется как «парадокс Осипова»: по мере того как число научных работников сокращается, количество членов-корреспондентов и академиков растёт: вдобавок к 1344 уже существующим действительным членам и членам-корреспондентам  Общее собрание РАН в мае 2008-го года избрало 44 новых академика и 112 новых членов-корреспондентов  («Российская  газета» от 30-го мая 2008 г.). Столь обильное пополнение отнюдь не связано с бурным развитием науки, большинство кандидатов шли с классической формулировкой: «за значительный вклад».

Президиум РАН  ограничил свою деятельность исключительно повышением благосостоянием членов Президиума, который превратился в некое акционерное общество закрытого типа. Об этом свидетельствует и уровень зарплат академической администрации, и списки лауреатов научных премий, состоящие преимущественно из  академиков. И премиальные суммы в этих списках значатся немалые. За что премируют академиков? Ответ однозначен: за  молчаливое согласие с развалом науки. 

Вот как формулирует позицию Президиума РАН академик В.Накоряков в статье «Российская наука и российская элита» («Наука в Сибири» от 18 января 2008-го года ):  «Мы должны ... научиться компромиссу с властью, понимая, что целиком зависим от государства...»

Что касается науки, то на Общем собрании РАН в мае 2008 года академики объявили, что главной задачей академии является борьба с лженаукой и экстремизмом. Актуальные проблемы страны и науки Президиум РАН обсуждать избегает. Как вырвать Россию из лап чудовищной гиперсмертности? Как вывести из кризиса экономику страны, балансирующую на грани коллапса? Все эти вопросы бесполезно задавать членам нынешней академии по причине их недееспособности.

Но именно в таком виде члены РАН наиболее «ценны» для власти: надбавки академикам и членам-корреспондентам РАН в мае 2009 года были повышены до 50 и 25 тысяч  рублей соответственно.

И избрание Ю.Осипова, и щедрые надбавки членам академии, и прочие бюджетные милости являются ясным знаком - власти академиками довольны.  Почему? Да потомку, что именно верхушка  академии в годы варварского уничтожения науки  создаёт иллюзию нормальной работы академии, что в высшей степени устраивает власть. За плотной ширмой молчания и лжи академиков власти  могут спокойно и незаметно для посторонних окончательно удушить русскую науку. Академики - это такой научный ОМОН, который отгораживает учёных от власти, отгоняя дубинками экстремистов, которые дерзают бороться против разрушения науки.

Всё, что сегодня осталось от академической науки - это  мощный бюрократический аппарат РАН. Выполняя «государственную» задачу уничтожения науки, этот аппарат заинтересован в том, чтобы сделать этот процесс вялотекущим, что обеспечит чиновникам от науки возможность безбедно существовать некоторое количество лет.

«Старой советской академической номенклатуре, которая окопалась в Российской академии наук, не нужны никакие перемены, - отмечает доктор технических наук Ф.Ф.Менде, - ей и так хорошо, когда без какой-либо видимой отдачи можно спокойно жить и преуспевать».

Перефразируя знаменитое выражение, можно сказать: у русской науки друзей нет. Есть два врага: Министерство образования и науки и Президиум Академии наук.

Академическая администрация способствовала разрушению естественной структуры науки. Хотя центральную роль всегда играла фундаментальная наука, сегодня её уничтожают в первую очередь. 

Во-первых, стала проповедоваться (и небескорыстно) достаточно безумная идея о том, что де для России фундаментальная наука уже не по карману и потому её требуется свернуть. И дело здесь не ограничилось словесными декларациями, хотя именно наличие мощной фундаментальной науки в СССР и её опережающий рост были сильнейшими стимулами к развитию образования и высоких технологий. Ликвидировать фундаментальные науки - значит сгубить остатки русской науки вообще.

Во-вторых, уже резко ослаблены основы фундаментальных наук - от философии до математики. Реформаторы  ориентируют общество на утилитарное практическое знание, вынося за скобки любую методологию или теорию, как некие излишества. Уже было немало попыток вывести  общетеоретические предметы за пределы высшего образования, а в академической среде можно наблюдать, как методом «слияния» упраздняют любые научные структуры, где в названии ещё есть слово "теория".

Рассматривая катастрофические результаты «реформ» науки, нельзя не учитывать внешнего фактора, определившего ситуацию в России - встраивание страны в мировую ростовщическую финансовую систему в качестве донора. В документах Международного Валютного Фонда с середины 90-х годов содержатся рекомендации о троекратном снижении потенциала российской науки и образования. Во многих отношениях «реформаторами» это указание уже перевыполнено.  Бывший госсекретарь США Г.Киссинджер, который продолжает играть важную политическую роль в американской элите, заявил в 2004 г: «Cуществование науки в государствах недружественных США рассматривается как стратегическая угроза США». Проекты демонтажа науки и образования в России разрабатывают люди, живущие на американские деньги и исполняющие заказ своих спонсоров.

При этом США успешно осваивают научные ресурсы России, используя два пути:


1.      организация выезда интересующих их категорий учёных на постоянное или временное жительство в США;

  2. развитие системы грантов, выделяемых для работающих в России учёных, для проведения исследований, в которых заинтересованы США;
  3. организация совместных производств с использованием разработок русских учёных, предпочтительно  на территории России - так выгоднее.

В результате «реформ» русская наука погрузилась в тяжёлый кризис, это признают даже сами «реформаторы». Правильнее было бы сказать, что  в результате целенаправленного разрушения русская наука оказалась на грани полного исчезновения.
ДЕГРАДАЦИЯ ОБЩЕСТВА

Разрушение наукоёмкой промышленности, науки  и образования, массовая эмиграция молодых учёных вызвали разрушение интеллектуальной среды, катастрофическую деградацию общества.  Сегодня наблюдается массовое превращение людей в дебилов, озабоченных лишь отправлением простейших физиологических потребностей, не желающих думать, читать и почти разучившихся писать.

В стране уже некому лечить и учить, возникла серьёзнейшая проблема нехватки профессорско-преподавательских кадров.

Каждый десятый солдат призывник  не умеет  читать и писать. По данным ЮНЕСКО  по интеллектуальному потенциалу молодёжи Россия скатилась с 3-го места в мире (1953-й год) на 40-е, по другим данным - на 47-е место.

Советский Союз был самой читающей страной в мире. Сегодня газета «Комсомольская правда» так отвечает на вопрос: что читает столица?

·        40% - читают книги от случая к случаю;

·        37% - книг  вообще не читают;

·        постоянно читают книги - 23%;

·        имеют домашние библиотеки - 4%.

Говорит кинорежиссёр С.Говорухин: «У нас же сегодня появилась безграмотность, чего давным-давно не было! Соцопросы говорят, что читают только 20% населения. И вы посмотрите, что они читают: не Толстого и Чехова, а проходимцев. Каждый месяц появляется какая-нибудь  Робски. Гламурные журнальчики, газетки с анекдотами, заметки о том, кто с кем развёлся, кто новую любовницу завёл, - вот что читают 18 из 20 этих процентов» (газета «Аргументы и факты», № 9, 2007 г.).

Отсутствие работы, требующей высокой квалификации и постоянного самообразования, привело к умственной деградации общества. Идёт и деградация морально-нравственная. Идеологи либерализма считают необходимым условием «успеха» «расставание с человечностью». Например, Ф.Хайек в книге  «Дорога к рабству» пишет: «люди должны изжить некоторые естественные инстинкты, прежде всего, инстинкт сострадания и солидарности». 

  Для того чтобы соответствовать навязанным новым рыночным условиям, люди должны  стать эгоистами, хотя  даже у современных шимпанзе существует способность к заботе о ближнем. Отбросив или подавив «инстинкт взаимопомощи», мы сделали шаг к более ранним стадиям не только цивилизации, но и биологической эволюции, едва ли, не к уровню рептилий.

Деградируют высококвалифицированные инженеры, конструкторы, которые ради заработка идут в торговцы, шофёры, охранники. Деградируют выпускники лучших ВУЗов России, оставаясь в практически неработающей науке или в разрушенной  промышленности. И в высшей степени они  деградируют, уходя в коммерческие фирмы, которые вынуждают их заниматься непрофильной примитивной деятельностью. Становясь клерками, торговцами, они  теряют полученную в институте квалификацию. Отсутствие полноценной работы, нищета и рабская зависимость от администрации институтов приводят к деградации научных сотрудников.

Деградируют и те, кто уезжает за рубеж, ибо, решив, да и то на очень скромном уровне, лишь свои материальные проблемы, они получают массу других, так как творческие способности, как правило, не востребованы на Западе. Там требуются серые лояльные  исполнители. Научная несвобода, зависимость от местного босса, оторванность как от родного, так и от местного социума, быстро превращают человека в стандартного робота общества потребления.

Особенно сильно деградация поразила правящие круги. Умственная неполноценность, психическое расстройство - «фирменная» черта финансовой и политической «элиты», несмотря на широко распространившуюся среди высоких чиновников моду на приобретение  учёных степеней. Так, в Государственной думе IV  И.Левитин и сам А.Фурсенко - доктор физико-математических наук.  Но это обстоятельство отнюдь не мешает им отдавать приказы, убивающие науку.  созыва было докторов наук - 71, кандидатов наук - 143, депутатов, имеющих одновременно кандидатские и докторские степени в различных областях науки - 14. То есть половина депутатов Государственной думы составляли «учёные». Среди правительственных высоких чиновников тоже достаточно обладателей учёных степеней: Д.Медведев, В.Путин, А.Кудрин, Р.Нургалиев, А.Миллер, А.Гордеев, В.Христенко, С.Шойгу

Вот что пишет журналист Максим Калашников в статье «Психокатастрофа»: «Происходящее до боли ясно ставит перед нами страшную, "корневую" проблему: полной негодности правящей в РФ "элиты". Ущербности её психики и сознания. С такой "элитой" можно только деградировать. Разруха начинается в головах. Гибель РФ - начинается с психокатастрофы в правящем классе. ...Как могут те, кто живет на "пилении" и богатеет за счет деградации страны, обеспечить обратные процессы?»

Сотрудник «Горбачев-Фонда» доктор исторических наук В.Д.Соловей фиксирует полный разрыв власти с собственным народом и одновременно с нравственным минимумом: «... Не добившиеся успеха - а таких в России подавляющее большинство - для элиты не вполне люди, а возможно, даже и совсем не люди. Отношения между богатыми и остальными в России не могут быть описаны и поняты в категориях социального и культурного отчуждения и вражды, речь идет о большем - отношениях ... фактически двух различных видов живых существ...».

Согласно либеральной точке зрения, в обществе различаются люди и «н?люди», как два биологически разных вида. На последний нормы сострадания распространяются не более, чем на скот, подлежащий забою. Это - не что иное, как социально-расовый подход к народным массам, доходящий на практике до настоящего шовинизма «имущих» по отношению к «неимущим». Если в прошлом «протестантская доктрина деления человечества на избранных и отверженных наделила Запад особой свободой - "свободой" от совести и сострадания» (С Батчиков), то теперь «освобождение» от них захватило и наше Отечество.

Переход к демократии, называемый в политологии модным термином «демократический транзит», в реальности ведёт к массовой физической, психической, интеллектуальной деградации, которые уже достигли критического уровня. Мы видим также ускоренную маргинализацию, люмпенизацию и «раскультуривание» многочисленных групп, утрату ими национальной и социальной идентичности, распад всех человеческих связей. Вполне целенаправленно разрушается русская культура, цементирующая культурно-историческую общность наших народов, чем пролагается дорога к взрыву сепаратизма. Появление примерно 10 миллионов «новых неграмотных» из числа молодежи говорит также о надвигающемся культурном провале общества в первобытность. Духовно-культурная колонизация общества на американский лад составляет центральное звено подобного «транзита» в небытие.

И, что наиболее важно, основное содержание «демократического транзита» в России, начиная с 1991 г., заключается в ослаблении государственности. Временщики, управляющие Российской Федерацией, создали её как государство-времянку, политического инвалида, обречённого по их замыслу на скорую кончину. Силы, организовавшие Беловежский государственный переворот 1991 года, продолжают свою разрушительную деятельность, рассчитывая повторить почти тот же сценарий для окончательной дезинтеграции страны.

Разрушение интеллектуальной среды России необходимо нынешней правящей «элите». Умные люди, сохранившие способность мыслить, представляют опасность для реформаторов, так как они могут  поставить под вопрос законность присвоенных ими огромных капиталов, могут противостоять разрушению страны. 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8