Форум Общественного Движения 9 Мая

Полная версия: Марксизм. За и Против
Вы просматриваете упрощённую версию нашего контента. Просмотр полной версии с полным форматированием.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
Юрий Мухин. КОММУНИСТЫ И МАРКСИСТЫ: В ЧЕМ РАЗНИЦА. Часть 1
[Изображение: 63890249_1255756934.jpg]
Мое объяснение, почему я коммунист, но не марксист, в статье «Взяли власть. Послесловие», вызвало оживленную дискуссию о марксизме. Причем, компетентность дискутирующих была достаточно высока, в связи с чем, отделываться только ответами на комментарии стало явно недостаточно.
Но хочу специально оговориться, что мои товарищи не поручали мне выразить их мнение по рассматриваемому вопросу, посему их взгляды могут отличаться от моих, а я, соответственно, излагаю свое собственное видение предмета.
Трудности революционной практики
В свое время я много писал об убожестве «научного» учения К. Маркса, но наслушавшись в ответ от твердолобых адептов марксовой секты не рассуждений по существу, а посылов «изучать Маркса», решил больше не тратить на дискуссии время. Ведь марксизм и без моей помощи помер, а оставшиеся адепты для реальной борьбы за коммунизм бесполезны. Всю свою жизнь они руководствовались девизом «Мы не сеем, ни пашем, ни строим – мы гордимся общественным строем», а когда строй пал, им осталось гордиться теорией, как бы лежавшей в основании того общественного строя, который пал.
Но среди комментаторов возникло обсуждение и мысли о том, что я типа улучшатель теории Маркса. Как бы: Маркс изобрел самолет без двигателя, а я изобрел двигатель к нему. То есть, возникло предложение толи меня облагородить Марксом, толи Маркса мною. Это ни в какие ворота не лезет, «это две большие разницы»: ни я Марксу не нужен, ни он мне.
Итак, немного повторюсь и начну с заслуг Маркса. Его величайшая заслуга перед человечеством в том, что его учение послужило эффективным основанием для начала борьбы за справедливость во всем мире, а это не шутки.
Сначала о том, что значит послужить «основанием».
Всю историю человечества люди с совестью в той или иной мере возмущались несправедливостью устройства общества. Действительно, имея совесть, трудно было принять и согласиться с положением, когда сотни, а порой и тысячи человек живут впроголодь, в тяжелейшем труде ради того, чтобы обеспечить бездельнику поездку в Париж или веселую ночь за карточным столом. Люди с совестью хотели переустроить мир, и планы у них имелись, но не было того, что дает безусловную уверенность в действиях – сознания правоты своего дела. Поскольку их оппоненты ссылались на законы, на обычаи, на традиционность такого мироустройства, в конце концов – на бога. Логически в полезности справедливых идей невозможно было убедить даже сочувствующих, а тем более толпу. Поскольку для того времени справедливые проекты устройства государства были для людей новыми, а новое людей всегда пугает. Прекрасный знаток людей и их интересов Никколо Макиавелли еще в 1512 г. эту проблему сформулировал:
«При этом надо иметь в виду, что нет дела более трудного по замыслу, более сомнительно по успеху, более опасного при осуществлении, чем вводить новые учреждения. Ведь при этом врагами преобразователя будут все, кому выгоден прежний порядок, и он найдет лишь прохладных защитников во всех, кому могло бы стать хорошо при новом строе. Вялость эта происходит частью от страха перед врагами, имеющими на своей стороне закон, частью же от свойственного людям неверия, так как они не верят в новое дело, пока не увидят, что образовался уже прочный опыт. Отсюда получается, что каждый раз, когда противникам нового строя представляется случай выступить, они делают это со все страстностью вражеской партии, а другие защищаются слабо, так что князю с ними становится опасно».
Как вы поняли, Макиавелли остерегал от новых дел даже не революционеров, а царей – тех, за кем уже была, причем, единоличная власть. А каково же было выступать против князей мира сего революционерам? Как им было нести людям новое государственное устройство, как призывать их на свержение старой власти, без уверенности в своей правоте, а только лишь с желанием «сделать как лучше»? Всевозможные трактаты и проекты, воодушевлявшие отдельных людей, на остальную толпу либо не производили впечатления, либо считались ею возмутительными, глупыми и вредными. За революционерами массы не шли, какими бы соблазнительными и ни были их проекты и сколько бы сил ни тратили они на доказательство своей правоты, поскольку права менять государственное устройство, люди за ними не видели.
В истории России был такой случай. Когда в середине XIX века возникла партия революционеров-народовольцев, она стала «ходить в народ», пытаясь поднять крестьян на бунт против существующей власти. Крестьяне агитаторов слушали доброжелательно, пока речь шла о местной власти, о губернаторе – эти чиновники назначались и смещались царем, поэтому в их смещении, как таковом, не было ничего нового. Но как только агитатор заговаривал о свержении царя, агитатора тут же вязали и сдавали властям.
И вот один народоволец догадался написать фальшивую прокламацию, якобы от царя, с призывом к крестьянам освободить его (царя) от пленивших его аристократов. Немедленно в районе распространения этой прокламации вспыхнул такой бунт, что его с трудом удалось локализовать и подавить. Почему? Потому, в понимании народа у царя было право менять государственное устройство. А вот у революционеров народ такого права не видел, какие бы золотые горы они народу не обещали.

Научное основание

И вот пришел Маркс и резко изменил ситуацию в пользу революционеров. Маркс и его адепты объявили о создании некой «научной», то есть, истинной теории о том, что изменение государственного устройства и, следовательно, власти происходят вне воли людей, а как бы сами собой и так неотвратимо, что их можно ускорить, либо задержать, но невозможно предотвратить. И, что это объективный закон природы – закон общественного развития.
Что в теории Маркса было самым главным для революционеров?
Идет прогресс в развитии техники и технологии: сначала люди ковыряли землю палкой, потом мотыгой, потом земля вспахивалась плугом, который тащили лошади или волы, затем плуг стал тащить трактор. И вот в зависимости от этого прогресса меняются отношения между владельцами средств производства (в данном примере – земли) и теми, кто на этих средствах работает. Когда землю обрабатывали мотыгой, рабочих держали в рабстве, забирая у них все; когда стали пахать на лошадях, рабочих держали в крепостной зависимости, отбирая у них часть заработанного; когда техника еще усовершенствовалась, рабочих освободили из крепостной зависимости, но стали отбирать у них прибавочную стоимость; а когда техника совсем разовьется, то рабочие (подчеркну, рабочие, пролетариат – те, кто не имеют в собственности средств производства) свергнут угнетателей. После чего все средства производства будут общими, паразитов, эксплуатирующих рабочих, не будет и возникнет общество, в котором люди будут братьями, а название этому обществу – коммунизм.
Подчеркну: по Марксу меняют производственные отношения те классы, которым они становятся невыгодны, меняют революционным путем – путем насильственного свержения власти, охраняющей старые отношения.
Еще один, хорошо известный нюанс марксизма – победить коммунизм должен сразу во всех странах, достигших наибольшего прогресса в развитии производительных сил, на тот время – в Англии, Германии, Франции, в США. В формальной логике этому условию не откажешь: в одной стране коммунисты победить не могут, поскольку враждебное окружение других стран их уничтожит или сомнет.
Есть и еще условие, о котором известно очень мало и которого сегодня марксисты стесняются: Маркс разделил народы на передовые народы и недочеловеков, как впоследствии это сделал и Гитлер. И к недочеловекам отнес славян (за исключением поляков) и китайцев. По Марксу, эти народы в силу своих (надо думать, генетических) качеств являются природными реакционерами и контрреволюционерами, посему эти народы не имеют право на существование. Логики в этом нет и ничем, кроме врожденного расизма, это требование Маркса не объяснишь.
И, наконец, Маркс оформил свою теорию с истинно немецкой тщательностью в пухлые, многословные тома, написанные наукообразным жаргоном. То есть, только на эти тома взглянешь – и сразу видно, что это что-то очень-очень умное – истинно научное.
Для революционеров была важна мысль, что как бы капиталист не цеплялся за власть, а коммунизм все равно придет, никуда не денется. А все, кто мешает его приходу – это враги, пытающиеся ради своей выгоды затормозить не, что попало, а саму историю. Соответственно, революционеры вправе к этим врагам применять любые средства, поскольку сами они приближают счастье всего человечества. Революционеры получили у Маркса сознание своей правоты. При этом всяк, кто не разделял их мнение, был не просто враг трудящихся, а еще и малообразованным тупицей, неспособным понять величие истинно научных идей, изложенных Марксом.
Таким образом, Маркс поменял власть и революционеров ролями: если раньше власть смотрела на революционеров, как на презренных бунтовщиков против существующей власти, то теперь революционеры смотрели на власть, как на презренных бунтовщиков против прогресса истории и человечества. И раньше, и сегодня имелось и имеется масса революционеров разного толка, но только марксисты имеют столь мощную «научную» базу, в которую свято верят, даже не то, что не вдумываясь, а и не читая Маркса.

Современник и очевидец коммунистов, победивших в России, английский писатель Герберт Уэллс так описал ситуацию: «Но Маркс для марксистов - лишь знамя и символ веры, и мы сейчас имеем дело не с Марксом, а с марксистами, Мало кто из них прочитал весь «Капитал». Марксисты - такие же люди, как и все, и должен признаться, что по своей натуре и жизненному опыту я расположен питать к ним самую теплую симпатию. Они считают Маркса своим пророком, потому что знают, что Маркс писал о классовой войне, непримиримой войне эксплуатируемых против эксплуататоров, что он предсказал торжество эксплуатируемых, всемирную диктатуру вождей освобожденных рабочих (диктатуру пролетариата) и венчающий ее коммунистический золотой век. Во всем мире это учение и пророчество с исключительной силой захватывает молодых людей, в особенности энергичных и впечатлительных, которые не смогли получить достаточного образования, не имеют средств и обречены нашей экономической системой на безнадежное наемное рабство. Они испытывают на себе социальную несправедливость, тупое бездушие и безмерную грубость нашего строя, они сознают, что их унижают и приносят в жертву, и поэтому стремятся разрушить этот строй и освободиться от его тисков. Не нужно никакой подрывной пропаганды, чтобы взбунтовать их; пороки общественного строя, который лишает их образования и превращает в рабов, сами порождают коммунистическое движение всюду, где растут заводы и фабрики».
Ладно, о пользе Маркса достаточно, теперь о его теории.
(продолжение следует)
http://www.ymuhin.ru/node/789/1-kommunis...m-raznitsa
Юрий Мухин. КОММУНИСТЫ И МАРКСИСТЫ: В ЧЕМ РАЗНИЦА. Часть 2
[Изображение: consumption.jpg]
Немного о науке
Я часто наталкиваюсь на обиду марксистов – почему люди не поступают так, как их обязал поступать Маркс своими законами? Почему пролетариат СССР не поднимается на пролетарскую р-р-революцию? Почему капиталисты вместо того, чтобы увеличить производительные силы, отбросили их в докапиталистическую эпоху? Подспудно звучит, что и пролетариат у нас не правильный, превратившийся в мелкую буржуазию на своих дачных 6 сотках, и капиталисты не правильные, а правильные только объективные законы, придуманные Марксом.
Мои наблюдения показывают, что ученые марксисты не представляют себе понятие «объективный закон» и полагают, что фиаско марксизма определено тем, что во главе СССР стояли не марксисты. Но понятие «объективный закон» означает, что если «законы» Маркса имеют хоть какое-то отношение к истине, то могло не быть ни Маркса, ни марксистов, а в СССР обязан был бы быть коммунизм, правда, после того, как коммунизм наступил бы в Англии, Германии, США. Как могло не быть Архимеда, но тело, погруженное в жидкость, все равно теряло бы в весе столько, сколько весит вытесненная им жидкость.
У любой общественной теории есть сотни и тысячи особенностей, о которых можно спорить, но среди этих особенностей есть и принципиальные моменты, без истинности которых изучение остальных особенностей теории становиться бессмысленным.
Как-то одна писательница упросила Б. Шоу прочитать ее роман, Шоу его вернул с отрицательной рецензией. Однако писательница упрекнула Шоу в том, что он роман не читал, так как она в середине романа склеила несколько страниц, и они оказались не расклеенными. На что Шоу ей ответил, что для того, чтобы убедиться, что яйцо тухлое, его не требуется есть все целиком.
Я долго верил в истинность марксизма по причинам, о которых ниже, но потом «понюхал» принципиальный момент теории и понял, что эта теория не верна. И я оставался бы на этой мягкой точке зрения – «не верна», если бы марксисты в дискуссиях раз за разом не заставляли меня это марксово яйцо пробовать и пробовать со всех концов, что в конечном итоге и привело меня к выводу, что марксизм это не научная, и не теория – это околонаучный бред. И те, кто называет марксизм религией, имеют на то все основания.
Предупрежу критиков: я даю определения ряду понятий, но даю их не для того, чтобы их занесли в Википедию, а для того, чтобы раскрыть тему. Нравятся вам определения Википедии – ищите того, кто раскрывает эту тему с помощью определений Википедии.
Наука – это собрание сведений, которые считаются истинами теми, кто рискует этими сведениями пользоваться. Ученые – это те, кто пополняет и исправляет это собрание. Инструмент науки, инструмент поиска истин – разум.
Теория для виртуального стада
Так вот, Маркс исследовал в своем уме не общество реальных людей, а абстрактное общество абстрактных биороботов, полностью подчиняющихся внешним обстоятельствам.
Особенностью теории Маркса является то, что она годится только для описания поведения общества неких абстрактных «материалистов» – для людей, в жизни признающих только материальное, и для которых ценностью является только материальное, грубо говоря, то, что можно купить за деньги или обменять на такое же материальное. И эти материалисты в жизни поступают только так, чтобы этих материальных ценностей у них было больше. Но материалистов в чистом виде в реальной жизни не бывает (или их очень мало), материалисты в чистом виде это скоты.
Человек, если он действительно человек, обязан руководствоваться в жизни идей, которая в материальном плане ему ничего не дает, человек обязан жить этой идеей и ради этой идеи. И большинство людей такими и являются. А убеждения материалиста в том, что нет ценностей идеальных сущностей, а все ценности имеют только материальную сущность, превращают его в скота, по своему отношению к своему человеческому предназначению (предназначение человека выходит за рамки этой темы и не рассматривается).
Теперь об идеалистах: идеалист это не обязательно человек, верящий в бога или еще что-то мифическое, что не имеет материальной основы. Идеалист, повторю, это человек, который руководствуется в жизни идеями, которые в материальном плане ему ничего не дают.
Мой отец, коммунист, не верящий в бога, подшучивавший надо мною за день до своей смерти на 95 году жизни (материалист, однако), проработал на заводе (с включением в стаж службу в армии и войну) 47 лет. В конце работы он был старшим мастером котельно-кузнечного цеха, но перед выходом на пенсию, чтобы получать максимальные 120 рублей пенсии, он перешел работать слесарем и стал зарабатывать 250 рублей вместо своих 140-170. В день написания этих строк я разговорился с женой брата, вспомнили покойного отца, вспомнили то, что он провоевал всю войну и был четыре раза ранен, в том числе и дважды тяжело. И она рассказала случай, о котором я не знал, поскольку в то время жил уже в Казахстане. «Когда я узнала, что папе не полагается военная надбавка, - говорила она, - меня это возмутило. Как же так – все эти герои Ташкентского фронта оформили себе инвалидность за то, что в тылу шили шубы начальству, а отец без надбавки?! Я ему и говорю: «Папа, давайте я похлопочу у знакомых и мы оформим вам инвалидность». Он на меня глянул и говорит: «Ты что - хочешь посадить меня не шею стране??»». Вот кто был мой отец – материалист или идеалист?
Безусловно, такой идеей для человека может быть и идея служения богу, но революционеры, готовые жизнь отдать за ту идею, которую они хотят внедрить в общество, это тоже идеалисты, как бы они не доказывали, что они материалисты. А верят они в бога или нет, это не главное. (Кстати, верующего в бога тоже трудно назвать настоящим идеалистом, поскольку его вера основана на вполне материальной основе – надежде на рай в загробной жизни).
Да, в любой религии собственно вера в наличии божества дело важное, поскольку божество поощряет и наказывает верующих в загробной жизни, но и для верующего вера в бога это не главное, поскольку не несет с собой затрат сил и ума верующего. Поверил верующий, что бог есть, и все. Главным же в любой вере является руководство в жизни идеями этой религии, выраженными в ее требованиях. К примеру, идеями того, что нельзя убивать, нельзя не то, что посягать на ценности другого человека, а даже соблазняться ими, идеей быть справедливым.
Где-то прочел, что выдающийся социальный мыслитель, фанатичный борец за Россию и монархию, обер-прокурор Синода К. Победоносцев не то, что становился в церкви на колени, а шел в церковь на коленях. И подумал, что это следствие фанатичной веры Победоносцева в бога. Однако сейчас вспоминаю, что Победоносцев утверждал, что материалисты, под которыми он понимал людей без веры в бога, не способны сохранить общество, не способны сохранить государство, защищающее это общество. (Если вспомнить, как мы, материалисты, «сохранили» Советский Союз, то, что тут возразишь?). И теперь сомневаюсь – действительно ли Победоносцев фанатично верил в бога или обязывал себя верить в бога и выполнять все ритуалы веры, но все это во имя главной своей идеи - во имя спасения России? Победоносцев понимал, что здание общества покоится на фундаменте идеалов, «идеал» материалистов - «много-много барахла» - это не фундамент для общества людей.
А теоретические построения Маркса даны именно для таких «людей» – без каких либо идеалов, действующие только в случае получения материальных выгод. «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы». Красиво написано, но разве это Маркс людей описал?? И пролетариат у Маркса «хотя бы под страхом виселицы» пойдет за отъемом и дележкой «по справедливости» прибавочной стоимости. Но этот вывод сделан не о людях, это вывод о биороботах.
Маркс заложил в свою теорию, что его «люди» хуже скотов. Почему хуже? Потому, что если я скажу, что только животные, якобы, руководствуются исключительно материальным интересом, то знатоки животного мира меня тут же оспорят и заявят, приводя примеры, что и животным не чужд идеализм. А Маркс оперирует именно с такими, отсутствующими в природе «людьми».
Если некий «ученый» возьмется изучить изменение свойств некой смеси, без учета свойств компонентов смеси, то это не исследователь, это не ученый. А Маркс именно так и «изучал» человеческое общество – без учета свойств людей.
Это преступление Маркса против истины, а с научной точки зрения это грубая ошибка, после которой дальше вникать в теорию Маркса это бесполезно терять время.
Бытие, не приходя в сознание
Кроме этого, по марксовой теории эти его абстрактные материалисты, составляющие общество, еще и глупее скотов.
Попробуйте образно представить себе действие главного закона Маркса.
Вот члены обоих марксовых классов - и наделенного властью класса, и угнетаемого этой властью класса - довольны своими доходами и положением. Но вот в экономике внедрено изобретение или новшество, от которого производительные силы получили толчок повышения производительности, от которого производство материальных благ в обществе должно увеличиться или увеличилось. Казалось бы, все должны радоваться и смеяться, но…
Но по Марксу члены обеих классов обязаны стать недовольными: власть недовольна тем, что материальных благ становится все больше и больше, а члены угнетаемого класса становятся недовольны своим материальным положением и тем, что им не дают сделать общество материально богаче. В связи с чем, идут на смертельный риск свержения власти.
Ну при чем здесь развитие производительных сил (количество промышленных предприятий, объем внедренных новшеств и квалификация работников) к недовольству людей своим материальным положением?? Тем более, что эти производительные силы и развивают те люди, которые как бы от этого становятся недовольными. Ну, почему власть, какая бы она ни была, должна тормозить производство материальных благ в государстве? Ответ один: потому, что и производительные силы, и власть, по Марксу, тупые.
Потом, в связи с чем это люди пойдут на смерть в революционных конфликтах только из-за недовольства ростом производства товаров в обществе и своими малыми доходами вследствие этого? Разве от их смерти в революционных войнах или посадки в тюрьму их доходы улучшатся?
Так, повторю, о ком теория Маркса речь ведет – о реальных людях или каких-то виртуальных биороботах, существующих в мозгах только марксистов?
Нет, люди обладают умом. И в какие бы обстоятельства они ни попадали, но действия людей будут определяться не внешними обстоятельствами, а решениями их ума. И такое обстоятельство, как развитие производительных сил, не является исключением, – оно может определять поступки только, повторю, виртуальных биороботов, но не реальных людей, поскольку решения реальных людей будет определять их ум.
Поэтому утверждение, что Маркс открыл объективные законы развития общества, то есть, законы, не зависящие от идей, ума и воли людей, составляющих это общество, – чушь. В обществе людей таких законов быть не может. Есть объективные законы поведения людей – это да, но развитие общества – это результат ума и воли самих членов общества.
Бытие определяет сознание?? Черта с два! У людей бытие определяется их сознанием! На то оно и сознание. А формула «бытие определяет сознание» это заклинание в оправдание скотского безволия или подлости тех, кто на это заклинание смотрит, как на закон природы.
Так что же меняет общественные отношения? Об этом в следующей части.
http://www.ymuhin.ru/node/791/2-kommunis...m-raznitsa
Юрий Мухин. КОММУНИСТЫ И МАРКСИСТЫ: В ЧЕМ РАЗНИЦА. Часть 3
[Изображение: marks_3_copy.jpg]
Идеи – вот, где «собака порылась»!
Что курьезно, так это то, что если Маркс был искренен, то он не задумывался над тем, чем он, собственно, с Энгельсом занимался. Иначе никогда бы не ввел аргументом в свой закон, да еще и «объективный», дурацкое развитие производительных сил.
Ведь очевидно, что все изменения в обществе, в том числе и изменения производственных отношений, происходят под воздействием ИЗМЕНЕНИЯ ИДЕЙ, главенствующих в обществе. И Маркс с Энгельсом всю свою жизнь положили, чтобы сделать свои идеи ГЛАВЕНСТВУЮЩИМИ в обществе. И получается, что оба так и не поняли, чем они на самом деле занимаются? Или не хотели понимать, чтобы не разрушить такое «стройное» здание марксизма?
Нынешние марксисты тоже видели (или, по крайней мере, смотрели), что именно произвело изменение в обществе СССР в 1990-х, но тоже оказались не способны понять увиденное, хотя происходившее аж кричало! Ведь производительные силы СССР развивались быстрее остальных, даже развитых капиталистических стран, и в темпах роста промышленности, СССР уступал только Японии! По Марксу должен был наступить коммунизм, но изменились главенствующие в обществе идеи… и даже социалистического общества не стало! (Да и капитализмом полученное можно назвать только с натяжкой). Изменились не производительные силы, а идеи, главенствующие в обществе СССР, но марксисты этого в упор не видят. Не видят или не хотят видеть?
Посему изучение марксизма не как курьезной исторической литературы, а как науки, как комплекса истин, которым можно пользоваться в жизни, просто не интересно. Повторю, на самом деле реальные люди это не материалисты, реальным людям присущи идеалы, которыми они руководствуются даже в ущерб своим материальным интересам. Да, среди людей есть и скоты, но, повторю, люди на то и люди, чтобы нести в себе идеалы.
Того, что выше сказано, достаточно, чтобы поставить на учении Маркса крест, но раз уж меня заставляют в марксизм вникать, то упомяну еще о некоторых важных особенностях, характеризующих марксизм в его претензиях на науку.
Классовый кретинизм
Классификация людей по принципу их отношения к собственности на средства производства, крайне убога, правда, этой своей убогостью хорошо подходит для пропаганды, но совершенно негодна с научной точки зрения.
Любая научная классификация базируется на разделении предметов по свойствам, присущим только этим предметам (в данном случае, людям), по их целевому назначению (по тому, какую цель своей жизни видят данные индивидуумы), поскольку только такая классификация в ходе поиска научной истины дает возможность оперировать всем классом людей, как единым целым. Интересы, которые могут возникнуть у тех или иных групп людей, являются следствием их человеческих качеств, а не причиной этих качеств, - это третьестепенный признак. Если ты занялся исследованием чего-то, то классифицировать это что-то надо по главному признаку и уж затем, если это имеет какой-то смысл, то и по остальным признакам, иначе такой классификацией невозможно пользоваться – она бессмысленна.
Скажем, классификация товаров – продовольственные, промышленные, электротовары, электроника, овощи – дает возможность быстро найти магазин с нужным товаром. А классифицируйте эти товары «по Марксу», к примеру, на «красные», «легкие», «дорогие», - и вы замордуетесь искать нужный вам товар, скажем, мотоцикл. Мотоциклы ведь бывают и красные, и легкие, и дорогие, посему ходить в его поисках надо будет по всем магазинам.
А что – разве в жизни никто не классифицирует так, как Маркс? Классифицируют. Вспоминаю рассказ одного парня, которому нравилась сослуживица, и он как-то повел ее провожать после работы на электричку. По дороге она вспомнила, что нужно купить книгу, почитать в дороге. Подошла к развалу уцененных книг и попросила книгу в красном переплете. На удивление парня, почему в красном, в свою очередь посмотрела на него, как марксисты на меня, и пояснила дурачку: «У меня ведь красная сумочка!». Согласитесь, классифицировать книги по цвету переплета, - это по-марксистски.
Так, как это сделал Маркс, классифицировать объекты не будет не только исследователь-профессионал, но и любитель. К примеру, сегодня я владелец нефтяной скважины, а завтра опричники путина у меня эту скважину отобрали, и я в Москве меняю асфальт на тротуарную плитку, давая авторам этого московского мероприятия снять с меня прибавочную стоимость. Вчера я был капиталист, сегодня – пролетарий. А как изменились мои личные свойства, как человека? Никак? Тогда чего стоит это мое перемещение из класса капиталистов в класс пролетариев? Я что – начну бороться не за возвращение мне в собственность нефтяной скважины, а за то, чтобы путин или марксисты собственность у всех отняли?
Обратите внимание на то, что после «либеральной» революции 1991 года у власти в республиках СССР остались одни и те же люди в окружении того же стада «философов», «ученых» и журналистов. Только раньше (по Марксу) они были «передовым отрядом пролетариата (трудящихся)», теперь стали «передовым отрядом капиталистов, владельцев средств производства». Ну, а если бы их классифицировать так, как и требуют методы научных исследований, - по свойствам этих людей, присущим только этим конкретным людям? То тогда они вошли бы в класс «подонки общества» (напомню, что в русском языке подлость это бесчестность, а я, на самом деле, заношу этих людей в класс «чижей» - человекообразных животных). И не было бы удивления: как так – почему ельцины, кравчуки, назарбаевы со своими познерами и сванидзами, бывшие на вершине коммунистической власти, так и остались на вершине враждебной коммунистам капиталистической власти? А чего удивляться? Они как были подонки общества при коммунистической власти, так остались подонками и при капиталистической. И раздели, к примеру, людей на подонков общества и на порядочных, в каждом классе будут только одни и те же люди, соответственно, эти классы в научных построениях можно использовать как единое целое.
Единственно, против чего трудно возразить: марксова классификация очень выгодна в случае, если ты хочешь раскола общества, если ты хочешь, что бы в обеих частях оказались и порядочные люди, и мерзавцы, если ты хочешь разжечь гражданскую войну в обществе.
Соответственно, возникает вопрос – а чего, собственно, Маркс хотел?
О проекте коммунизма
Это удивление еще больше возрастает, если рассмотреть еще один аспект марксовой теории.
Декларируемой целью деятельности Маркса был коммунизм, но ни он, ни его адепты даже не пытались создать проект коммунистического общества – показать, что же это такое этот самый коммунизм, за который они борются, - как там люди будут жить?
В комментариях к моей, помянутой в первой части, статье, словообильный и «очень грамотный» марксист воодушевился интервью Т. Хабаровой, которая (по его словам) «поясняет, почему у вас (т.е. у меня – Ю.М.) была пятёрка по научному коммунизму, но этого научного коммунизма вы и не знали никогда». Не знаю, что именно сказала Хабарова обо мне, поскольку это интервью слишком длинное, чтобы его слушать, но марксист бросил мне вызов: «Если вы Юрий Игнатьевич разложите вашу «командировку» как истинный проект коммунизма на схематичный план (тезисы) то я и другие люди знакомые с марксизмом можем на каждый ваш тезис привести тезис Маркса-Ленина-Сталина со ссылками на источник. И уверяю вас там еще будет и пояснение автора, как он пришел к этому тезису, используя научный марксизм. Готов считать свой пост как открытое и честное предложение. Вы готовы разобрать все по пунктам?»
Я его вызов принял и предложил, опираясь на «Маркса-Ленина-Сталина со ссылками на источник» (разрешил и на Энгельса), давая пояснения, как они пришли к этому выводу, «используя научный марксизм», ответить на вопросы, как в марксистском коммунизме устроено общество, а именно, как:
- устроена власть;
- побеждена алчность;
- организована работа;
- ведется учет количества и качества труда;
- организовано распределение товаров;
- организована служба в армии;
- организована семья;
- организованы научные исследования;
- ведется воспитание и обучение подрастающего поколения;
- организован досуг.
Заметьте, что я задал вопросы по вещам, имевшим и во времена Маркса огромное значение для жизни любого общества, как такового. Трижды я повторял это предложение, а марксист делал вид, что не видел его, и лишь после моей угрозы вынужден был открыто отказаться отвечать на эти вопросы. И не мудрено.
Вот Маркс и Энгельс в «Манифесте коммунистической партии» начинают: «Призрак бродит по Европе - призрак коммунизма…», - и продолжают: «Пора уже коммунистам перед всем миром открыто изложить свои взгляды, свои цели…». Но «изложить цели» это, прежде всего, изложить проект коммунизма – как выглядит этот «призрак», как выглядит то общество, за жизнь людей в котором коммунисты собираются пролить в ходе революционной войны свою и чужую кровь. Однако Маркс в коммунистическом манифесте проект коммунизма не дает.
Понятно, что на базе марксовой теории такой проект и невозможно разработать, поскольку коммунизм это общество людей, а не тупых биороботов. Однако озвученная Марксом причина отсутствия проекта коммунизма - того общества, за которое Маркс как бы боролся, - в другом.
Маркс в «Манифесте» заявляет, что не дает проект своего «призрака» по принципиальным соображениям. Перечисляя те проекты коммунистического общества, которые уже были разработаны до него, Маркс отказывается и от них, но не потому, что они плохи или несовершенны, а потому, что эти проекты «отвергают поэтому всякое политическое, - в особенности всякое революционное, действие; они хотят достигнуть своей цели мирным путем и пытаются посредством мелких, конечно, не удающихся опытов, силой примера проложить дорогу новому общественному евангелию.
Это фантастическое описание будущего общества возникает в то время, когда пролетариат еще находится в очень неразвитом состоянии и представляет себе поэтому свое собственное положение еще фантастически, оно возникает из первого исполненного предчувствий порыва пролетариата к всеобщему преобразованию общества…
Значение критически-утопического социализма и коммунизма стоит в обратном отношении к историческому развитию. По мере того как развивается и принимает все более определенные формы борьба классов, это фантастическое стремление возвыситься над ней, это преодоление ее фантастическим путем лишается всякого практического смысла и всякого теоретического оправдания».
Проследим за мыслью Маркса.
Если коммунистам дать проект коммунизма, то может оказаться, что капиталисты с ним согласятся, и построить коммунизм можно будет мирным путем без революции (на что утописты надеялись). Казалось бы хорошо? Да, но хорошо только для общества, а не для Маркса. Ведь, что же в таком случае будет с гениальной теорией Маркса о классовой борьбе? По которой развитие производительных сил приводит к р-р-революционной смене производственных отношений? Не к мирной, а к революционной! Нет, «ученому», по фамилии Маркс, нужна революция, нужна революционная война, а не какой-то там коммунизм. И революция Марксу нужна не потому, что без нее нельзя обойтись, а потому, что иначе у этого «ученого» теория «исторического развития общества» не вытанцовывается. Мало того, жалуется Маркс в «Манифесте», что пролетариат до революции не дозрел, так еще и утописты путаются у Маркса под ногами и своими проектами коммунизма лишают пролетариат необходимой злобности к капиталистам, вселяя в пролетариат надежды достичь коммунизма мирным путем – путем эволюции!
По Марксу, конструкторы проектов будущего коммунистического общества это враги революции, а революция это «наше все».
Какое отношение такие результаты имеют к науке? Об этом в следующей части.
http://www.ymuhin.ru/node/792/3-kommunis...m-raznitsa

(ну тут, по ходу, Мухин уже сам загоняется - очень думаю, что его выводом будет: "долой всякие революции", "даешь борьбу в правовом поле" и законы об ответственности власти. Про революцию Маркс более-менее прав - конечно, за исключением тезиса об объективности истории) 
Мнение
РАЗВИВАЯ ТЕМУ: ПАРАДОКСЫ МАРКСИЗМА НА РУСИ

[Изображение: 02f3e80ad007.jpg]

Известно, что в классической версии периодизация экономических формаций  выглядит  так: ПЕРВОБЫТНОСТЬ-РАБОВЛАДЕНИНЕ-ФЕОДАЛИЗМ_КАПИТАЛИЗМ-СОЦИАЛИЗМ-КОММУНИЗМ  (последние два две ступеньки одной формации).

Формации наступают не по сценарию драматурга и подсказке помрежа, который объявляете  актерам за сценой: сейчас выход Снегурочки, сейчас  Деда Мороза, сейчас зайчики… Формации сменяют  друг друга по естественным материальным законам, как и времена года: после зимы  - весна, потом – лето,  потом  - ранняя осень с арбузами, потом - поздняя с опавшими листьями, лужами  и первыми  «седой зимы  угрозами». Но на Руси, как высказался персонаж фильма «Андрей Рублев»,  чего только не бывает, даже девственницы рожают.

                Сначала на Руси был как положено первобытнообщинный строй. Потом наступил феодализм. То есть, после 8 марта, минуя апрель и май, сразу наступило  12-ое  июня,  День Освобождения России от присосавшихся к ней нерусских республик.  Феодализм  начал заканчиваться, зашел было в первый класс капитализма, просидел там с 1-го по 2-ое сентября и сразу же начались рождественские каникулы социализма.  Через 77 лет социализма вместо  обещанного Хрущевым коммунизма наступил опять капитализм, причём первоначально дикий, тогда как в иных  западных странах уже было пережито несколько эпох  развитого загнивающего империализма.  Для невнимательно следящих за нашей мыслью повторю, что историческая схема российской история выглядит примерно так: сначала 1, потом  3, потом 3 с половиной, потом 5, потом опять  4.  Конечно, как и всё в этом мире в России развивается  естественно и логично, но теоретическая терминологическая картинка откровенно абсурдна.


Принцип выделения формаций  в марксистской теории обычно связывают с формой принуждения. Есть экономическое принуждение (при капитализме).  Есть две формы внеэкономического  (прямое насилие и идеологическое внушеие).  Рабовладение и феодализм, оба имею насильственное принуждение, но тем не менее, у них это как-то по разному построено (крепостной крестьянин имеет  свою собственность, например).

Обычно считается, что при первобытном строе царил первобытный коммунизма, но Карл Маркс всё же называл первобытность «скрытым семейным рабством». По мнению иных ученых (например, А. Зиновьева) рабовладельческого строя не было вообще.  Большая часть экономики , например, античных государств строилась вовсе не на труде гладиаторов или  учителей философии. Основой экономики было сельское хозяйство, а в нём трудились свободные общинники.  Производство, основанное на труде рабов  рабство южных штатов Америки, было  экономически более весомым, но обычно строй США и до войны севера с югом считают буржуазным.  В начале 20 века за сохранения рабство в своем Трансваале сражались  фермеры- буры против англичан.  То есть, рабовладение это уклад, экономическую базу общественной формации оно не составляет.  Зиновьев  отрициает существование рабовладельческой формации по той причине, что рабы не были частью общества, они были «вещью» вроде скота.  Сам Маркс не всегда пользуется термином «рабовладение», он говорит «античный способ производства», «восточный способ производства».

Марксистская логика «переворачивания», заимствованная у Гегеля, относительно смены общественно-политических  должна выглядеть так.

    Первый первобытный строй основан на традиции.  Основное, образующее титульный уклад правило – ориентация на род.  Первобытная община изолирована,  эндогамно замкнута, отторгает чужих, лишних качественно и количественно.  Первобытный строй развивается под влиянием изменения среды:  «дикарь» попадая в иную природно-климатическую среду вынужден  вводить нечто новое в свой быт, хотя основной принцип консерватизм, жесткая традиция, почти точное воспроизведение уклада предков.

    Когда ойкумена заселяется на столько плотно, что племена неизбежно встречаются, угрожают друг другу, возникают «союзы племен», «военная демократия»,  «богатырский этап истории» (по С. Соловьеву),  «античный способ производства» лишь поздняя вариация такого «военного союза»,  «азиатский способ производства»  восточных деспотий – наиболее древняя форма формации-2.  Племена объединялись  (порой лишь временно) на почве следования традиции и добровольному подчинению харизматическому родовому вождю, потомку некого родового вождя-героя. На этом этапе возникали города-государства с храмовыми центрами, письменность, эпос. Это было большое объединение, его называют первоначальным государством, предгосударством («урстаат»). Власть монарха в таком предгосударстве основывалась на патриархальной родовой традиции.

    Феодализм собственно и есть государство.  Возникает он одновременно с  появлением новой религии (христианство, ислам, буддизм) .  «Новизна»  как регулировать обществом, давая ему новую более четкую систему ценностей. Наконец, в силу своей универсальности такая религия может быть принята на больших территориях для самых разных общин.  Но новая религия для своего внедрения и сохранения требует аппарат насилия, регулярное войско  монарха.  Традиция подразумевает косность и новая религия может быть осуществлена только военным путём, даже если в ней предлагается после удара по одной щеке подставлять другую.  Государство создаёт сословную иерахию.

    Правовой строй – это общество рационализма, светской культуры (иногда называют  поэтому «модерном»).  Вместо сословной иерархии устанавливается более гибкая форма «частная собственность». Она и раньше была, конечно, но сейчас  - она суть-основа формации.  Принцип сословия абстрагируется, у кого больше капитала, долларов в банке, тот и больше граф.  Капитал – это правовая форма. Поэтому  лучше назвать  правовой строй.  Собственники бывают разные: физическое лицо, муниципалитет, страна, общественная организация, группа лиц  и т.д..  СССР.  Обычно настаивают на титульности частной собственности (физической), но практически формы собственности очень разнообразны, и даже если доминирует госсобственность, это тем не менее, не лишает общество общих черт «модерна» .

    После «правового строя» наступает  иной, но всё ещё «эксплуататорский» строй. Обычно его называют «глобализмом». Этот строй базируется  масштабных манипуляциях  сознанием. Глобализм реально самая большая махинация, потому что позволяет выводит огромные капиталы из-под юрисдикции национальных правительств (и самая «чистая»  демократия при этом становится пустышкой).  Этот строй управляет массами уже не столько посредством рациональных  знаний  элиты, права, преимуществ  в собственности, а за счёт принципиальной деидеологизации общества  и погружение масс в состояние невроза.  Условно можно этот строй называть пост-капитализмом.  В этой формации «отчуждение»  масс достигается прямыми методами влияния на сознания, тогда как в других фазах социальная ущербность  вызывала «отчуждение» людей труда.

    Лишь после «манипуляцинной», «глобофашистской» формации наступает фаза персоналистского социализма. Эта фаза свой строительный материал возьмёт из мер по развитию личности, так как это  единственный механизм сопротивления  «манипуляционному глобофашизму».  В состоянии невроза трудящиеся, малоимущие, угнетаемы, а также средние слои оказываются беспомощны и даже вовлечены в активную деятельность против своих собственных интересов.  На важность персоналистского подхода указывали экзистенциалисты, был даже непосредственно выдвинут «Манифест персонализма», как  версия  марксистского развития (Э. Мунье) .  Ф. Ницше,  М. Штирнер настаивали на краеугольности  Личности.  Личность и Общество являются одной системой. На это указывал и известный философ Э. Фромм,, и советский социаопсихолог и историк Б. Поршнев.
    И когда предысторическая  фаза выполнит свою миссию (обгонит биологические тренды в человеческом феномене)  наступит новый цикл, «настоящая история» или «коммунизм». 

Особый вопрос возникает относительно советского социализма.  Конечно, советский социализм  минимум субъективно замышлялся вовсе не как госкапитализм или лишь  вариация модерна. Не только не замышлялся, но и не декларировался.  Правящий класс был или складывался, но осуществлял  своё господство «инкогнито» и со многими ограничениями ,  налагаемыми идеологией и правом социалистического государства.

Согласно бытующей в СССР идеологии, главными моментами  социализма должна быть общественная собственность , гегемонизм компартии,  рост материально технической базы. Теория Маркс , впрочем, настаивает на преодолении «отчуждения», то есть, десоциализации  человека труда.  Такое разотчуждение и есть развитие личности до «здорового состояния».

Югославский философ Славой Жижек однажды высказался, что марксистский социализм в СССР был построен по той причине, что Ленин не понимал (по-русски интерпретировал)  марксистскую теорию.  Упростив эту витиеватую мысль Жижека, скажем так:  некие сформулированные идеи могут быть ошибочными, но жизнь-бытие развивается всё не по нотам ошибочных  учений, а по объективным законам.  Хотя считалось, что госсобственность,  строительство МТБК, и власть компартии  приведёт к победе социализма, а за ним коммунизма, но «коммунизм» развивался также и вне «экономистской догмы», и коммунизм как разотчуждение  человека , несмотря  на смутное представление о личностном факторе и  остаточный подход относительно «воспитательно-образовательной надстройки»,  «советский  человек» произрастал и он исторически как феномен с уникальными качествами возник.

                Этот советский человек может быть  воспринят как  своеобразная этно-социальная группа .  Советский «этнос» - определенно уникален. Все этносы  сориентированы на своё прошлое, свои язык, территорию, политическую данность. Советский этнос – был открыт, исповедовал космизм, всчеловечность , и его матрица была устремлена даже не в 1917 год, а в будущее (и этим не ограничивается своеобразие «советского этноса»).

              Советская коммунистическая мировоззрение  – по мнению очень многих культурологов может быть интерпретировано как мировая религия.  Причем, это единственная мировая религия, так как так называемые «мировые религии» Ислам, христианство, буддизм -  на самом деле регионгальные а не мировые.  То же самое можно сказать относительно универсальности  религиозных воззрений ислама, христианства, буддизма, модернизированных форм индуизм и иудаизма. Эти религии «унивесальны», «глубоки» относительно предшествовавшего им традиционалистского «язычества».  Коммунизм, сакрализирующий научное мышление, развивающуюся практическую философию, является окончательно универсальной религией, когда философская, сознательная часть института  не попадает под влияние  иррационально-ритуальной части религии. Религия не обязательно сакрализирует именно Бога. Буддизм сакрализирует – медитацию. Даосизм – некий философский принцип развития  ао.  В индуизме есть безличностные представления о Боге как всемирном  законе.

Поскольку, скажем ислам, призывает мусульман совершать намазы, хадж Мекку, то они это и делают.  Советская религия призывает  «усвоить все знания выработанные человечеством», лишь тогда «снизойдёт благодать коммунизма» на человека и он станет «коммунистом».  Добродетельный, веропослушный  советский  человек «тыкал в книжку пальчик», стремился к знаниям-силам, хотели, чтобы образование получали дети.  Наука была бредом СССР. Российский космос до сих пор доминирует, НАСО же  - банда по распилу денег  американских налогоплательщиков.

Советский человек – сложен .  «Самая читающая нация»  - говорилось  об СССР. И отражало некоторую реальность.  Кроме книги были и другие «самые» институты, культивирующие интеллектуальную сложность. Сама система образования вызывала восхищение в лидеров образования других стран. Существовала целая сеть заведений называемых «культурными» , такие как творческие союзы, клубы и дома культуры, музеи, которые существовали  в каждом городе и вновь возникали, театры, кинотеатры, разнопрофильные  журналы, советское кино,  государственное безрекламное телевидение,  массовый спорт , даже профессиональный спорт долгое время был наполовину «любительским».

Но сложность высоколобых не была вершиной советского человека.  Система ценностей в которую  подводили общество была принципиально высокой.  Её «несбыточность», «утопичность» не должна смущать: всякая «система ценностей» есть планка , к которой  предлагается тянуться. В СССР  эта планка  не только официально , но и стихийно  была высока. Стихийная , «народная» нравственность выказывала недоверие «моральному кодексу строителя коммунизма» не потому, что не соглашалась с ним, а потому, что не видела такового согласия с этим кодексом у многих  советских руководителей, то есть, скептично относилась к коммунистическим идеалам коммунистического «начальства».

Этот «советский человек» не получил завершающего развития. Социальная философия очень неторопливо, монотонно,  боязливо, неинтересно, сонно.  Но, видимо, именно распад СССР сделал возможным такую достройку «советского человека» . С распадом СССР наряду с множеством потерь пост-советский советский человек получил и несколько толчков, стимулирующих его развитие.

а) исчезла совестко-социалистическая квазидоминанта  в  качестве «госсобственности» и «политического руководства  компартии»,  антикоммунистичность большой части коммунистической верхушки стала историческим  «фактом», 

б) уйдя в историческое прошлое «СССР» как феномен  принял очищенную форму, его величие и смысл стали видны, тогда как «внутри» СССР  многое скрывалось под «серостью будней»,  морщин, пота и помятого костюма,

в) советские люди, сомневающиеся в «самих себе»  и «своем социализме»,  получили  опыт  сравнения «советского быта» и «быта капиталистически-либерального»,

г) поражение  советского социализма  заставило «советских людей» думать и  включить «диалектику  исторического пересмотра», чего они раньше не могли делать решительным образом.

Объективно новый человек, который исторически получил название советский человек, не «вымирает», а, напротив , эволюционирует. Советские люди – это коммунисты по рождению (в отличие от, например , Маркса, Ленина, Че Гевары) и даже наши родители родились в СССР, а у кого-то даже и деды. Стало быть «советский человек» массово получал коммунистическое воспитание  в школе, на предприятии, в театре, кино, в семье, на улице, во дворе и  не в одном поколении.  Это уникально. И это как раз то, что является необходимым условием для того, чтобы опрокинуть современный  «глобофашизм» с его тотально и разнообразной политтехнологической  обработкой стран и народов (не только информационные потоки лжи и квазикультуры, но и терроризм, гомосексуализм, наркомафия, коррупция, идеологическое распыление, национализм, фашизм,  паранаука, эзотерика, -  оживление всех этих ненужных и вредных вещей составляют работу по деидеологизации и удержанию общества в невротических состояниях). 

Нельзя откладывать задачу этой революции на следующие поколения, нынешняя деградация (не только советского общества, но и западных демократий, и стран третьего, четвертого миров) набирает обороты, и следующим поколениям будет ещё сложнее остановить  обрушение  «системы человек», то есть, человека и общества,  стремящихся к «настоящей истории», как называл эпоху коммунизма Маркс.

«Советский человек» не испарился. Коммунисты, сторонники коммунистов  и  даже бессознательно  многие «несторонники»  коммунистов  выросли в СССР и усвоили созданную в нём уникальную культуру, и они все в той или иной степени остаются носителями этой культуры, одни  - сознательно,  другие -  бессознательно.  Хотя в СССР главное, базовое место оставалось за развитием экономики, политических,  военных структур, советская культура, тем не менее, развивалась , хотя культуре отводился в сравнении с экономикой  остаточный, а не основной  принцип,  и это оказывалось всё же существенным моментом советской цивилизации.  Антикоммунисты пытаются уничтожить тотально «советскую ментальность», но для  советского человека  это морально неприемлемо, в целом  для советского человека национализм, буржуазная мультикультурность, фашизм, религиозная замкнутость и прочие ментальности неизбежно  являются отступлением, падением с высоты советского эгрегора. Преодолеть своё внутреннее крушение,  духовную катастрофу и неизбежную глубокую депрессию он может  только «воскресив» свой  «идейно-нравственный СССР»,  за  чем последуют и  изменения в обществе.

                                                                                19 августа 20 г. Екатеринбург, Андрей Козлов 

источник [color=maroon]
Критика мухинской критики марксизма - диагноз: Маркс головного мозга
[Изображение: 1260640611_5.jpg]
Приготовился к длительной осаде «мухинизма»: стряхнул пыль с томика «КАПИТАЛ», начал было листать «Манифест» коммунистов, но все это оказывается ни к чему. «УЧИТЕЛЬ» сам уничтожил свое учение. Своими руками. В своем страстном стремлении прикончить еврея Маркса и прочих Энгельсов и Фейербахов, он открыл такую беспорядочную стрельбу, что нечаянно прикончил и передовое «УЧЕНИЕ». Контрольный выстрел нечаянно произвел. Достаточно прочитать только начало статьи.

Юрий Игнатьевич утверждает, что СССР и социализм погубили идеи, обуявшие жителей великой державы и они ведомые ими, как крысы волшебным флейтистом, пошли в кризисный капитализм. Чтобы утонуть в нем ради идеи. Но ведь каждый сопляк знает, что эти идеи у обывателя СССР появились при сравнении бытия западных богатых стран и бытия в «социалистических» колбасных очередях. Разве это не ярчайший пример того, что бытие определяет сознание. Даже у идеологов любого учения. «Да, среди людей есть и скоты», признается «УЧИТЕЛЬ», не понимая, что такое массовое скотство только подтверждает тезис материалистов о животной сущности человека разумного.
Wink так ради своей теории религии можно что угодно оправдать!

Демонстрируя невежество в понимании сути и роли производительных сил товарищ Мухин свое учение добил окончательно.

«… производительные силы СССР развивались быстрее остальных, даже развитых капиталистических стран, и в темпах роста промышленности, СССР уступал только Японии! По Марксу должен был наступить коммунизм, но изменились главенствующие в обществе идеи… и даже социалистического общества не стало!» - пишет "ОСНОВАТЕЛЬ", не понимая, что темпы роста производства допотопной техники совсем не развитие производительных сил. (допотопная техника, да. Гагарина, видать, на ядре - аки барона Мюнхгаузена, запустили, первая АЭС работала на дровах, наверное)

И в то время, когда капиталисты гонимые страстью к наживе совершенствовали свои производительные силы, приближая тем самым приход социализма и свой уход с мировой арены (Мейер Ротшильд покатывается со смеха в гробу, а Дэвид Рокфеллер давится лазаньей), идейные «коммунисты» вроде Мухина объявили генетику и кибернетику продажными девками капитализма и отказались их прописать.
А между тем именно эти две распутные девки обеспечили капитализму второе дыхание и последний, видимо, приступ старческого процветания.
(конечно, они - кто же ещё?)
При поддержке этих девиц капитализм перешел на рельсы интенсивного роста, а идейные «коммунисты», продолжая славословить Маркса, клепали свои планы на арифмометрах. Только компьютер может обеспечить надежные связи поставщика с потребителем и предприятия на Западе работали без складов с колес, а плановая индустрия СССР без компьютеров превратилась в авгиевы конюшни, где на бесчисленных складах ржавели и гнили комплектующие и материалы, из-за отсутствия которых простаивали предприятия иногда в том же городе.
(Новодворская аплодирует - осталось только запилить про 60 млн невинно не-по марксистски убитых Сталиным)
И инженер Мухин смеет утверждать, что производительные силы в СССР развивались быстрее чем в лагере капитализма. (хоть бы цифры какие-то привел, а то компьютеров в СССР ни одного не было.  ;(( ) Именно этот ступор в развитии производительных сил определил отставание СССР во всех производственных областях и низкий (по сравнению с богатыми странами) уровень жизни советского обывателя. Именно этот низкий уровень бытия и определил идею советского обывателя вернуться в капитализм. Правы оказались материалисты – бытие определяет сознание.
(стоп, стоп, стоп - так при социализме же уровень жизни по-Марксу лучше, чем при капитализме. Обычно тут следует фортель, что "в СССР был неправильный социализм" - однако у автора этого нет. По его логике, если при капитализме низкий уровень жизни, обыватели вернутся в феодализм? )
Маркс не во всем оказался прав (да ну!) , да и не бывает такого. Социализм (политически) победил в отдельно взятой стране. Но уровень развития производительных сил не позволял одержать и экономическую победу. Ленин говорил, что нужно учиться у капиталистов работать, Сталин взял у капиталистов готовые заводы и технологии, а пришедшие после него вожди решили идти своим путем. Были все шансы параллельно с капиталистами довести производительные силы до нужных кондиций и не только сохранить социализм, но и доказать его преимущества, которые для каждого разумного человека неоспоримы. (так что же вернулись к капитализму "разумные советские люди?") Но у власти оказались мыслители мухинского пошиба, которые считали, что идеи важнее сытости и продолжали долдонить о святости социализма.

Нет смысла изучать третью серию мухинского сериала – нескольких строк достаточно. Не пора ли нам замахнуться на Карла нашего Маркса призвал теоретик. Замах был рублевым, а удар – сами видите какой.
http://forum-msk.org/material/economic/9564866.html
Юрий Мухин. КОММУНИСТЫ И МАРКСИСТЫ: В ЧЕМ РАЗНИЦА. Часть 4

Наука и религиозные учения
Продолжу серию статей о коммунизме.
Основателю ордена иезуитов Игнатию Лойоле приписывают изречение «Цель оправдывает средства». Обычно принято цинизмом этого изречения ужасаться, на самом деле это абсолютно точная истина. Ведь в ней определенно заложено то, что средства обязаны быть дешевле цели.
Однако трагизм в этой мысли тоже есть, поскольку дурак часто просто не понимает, а подлец делает вид, что не понимает того, что Лойола понятия «средства» использует во множественном числе. То есть, средств должно быть, по меньшей мере, несколько, и начинать нужно с самого легкого средства. И только если с его помощью цель не достигается, то тогда следующее средство утяжеляют или выбирают более дорогое.
Но если заведомо отказываются ото всех средств и оставляют одно, то тогда оставшееся средство и становится целью, а настоящая цель игнорируется. К примеру, пытки подследственных это средство получения правды, но только в том случае, если иными средствами правду получить невозможно, поскольку это очень тяжелое средство, не дающее нужного процента годного результата. Кроме этого, пытки не требуют ума от их исполнителя, и если их разрешить, то пытки в руках исполнителя очень быстро станут единственным средством, при котором никогда не будешь уверен, получил ли ты нужную цель - правду. А ложь - это не та цель, которая может оправдать хоть что-то, тем более, такое тяжелое средство. В этом и состоит трагедия этого изречения иезуита – в подмене цели средством.
И, как видите, и Маркс, отбросив эволюционные средства достижения цели, декларируемую цель (коммунизм) подменил единственным оставшимся в его теории средством достижения цели - революцией. Ну, а затем это средство сделал целью марксистов, причем, единственной целью, и такой, во имя которой можно отказаться и от декларируемой цели – от коммунизма.
Задумываясь над тем, почему Маркс поступил именно так, приходишь к выводу: если это не специально, что указывает на преступность замысла, то тогда Маркс исследователем не являлся – не являлся тем, кого можно назвать ученым.
Есть принципы (методы) исследований. Сначала нужно установить Дело – тот результат исследований, за знание которого остальные люди согласны будут добровольно заплатить результатами своего труда. (Я понимаю, что это звучит ново, но это так). Затем выяснить закономерности, связывающие именно это Дело с остальными параметрами системы, и, используя для своих расчетов эти закономерности, выбрать наиболее легкий (эффективный) способ достижения Дела или установить расчет того, как Дело достигается. Скажем, людям нужно уметь рассчитывать силу? Это Дело. Исследуем силу и находим, что она прямо пропорционально зависит от двух параметров – массы и ускорения. После чего выдаем людям конечную формулу того, как определять силу.
Маркс же, судя по сказанному выше, методикой научных исследований не владел. Он только декларировал Дело – коммунизм, а занялся поиском связей параметров общества не с коммунизмом, а с насильственным изменением строя – с революцией, причем, в своей теории начал безжалостно искажать параметры общества, чтобы на бумаге достичь нужный только себе (дающий ему славу ученого) результат. Скажем, людей заменил абстрактными и алчными роботами, причем тупыми, классифицировал людей так, как настоящий ученый никогда их не классифицирует и т.д. Да, таких «ученых», как Маркс, много, особенно сегодня, но от этого не легче.
Для Ленина и Сталина марксизм был, как чемодан без ручки, который и нести неудобно, и выбросить нельзя, поскольку к тому моменту, когда они убедились в бесполезности марксизма, никакой иной теории у них просто не было. И они пытались «развить марксизм творчески», по сути, отказываясь от его «объективных» законов и ведя поиск своих собственных путей строительства нового общества.
Аналогом марксизма являются религии, разница лишь в том, что у попов всех конфессий хватает ума не называть свои религии наукой и не утверждать, к примеру, что Христос, дескать, открыл объективный закон развития общества, по которому, дескать, праведники попадают в рай, а грешники в ад. Хотя все попы точно так же «творчески развивают» свои учения, к примеру, и сам Христос сегодня уже не узнал бы своего учения. В науке, повторю, истина объективна, то есть, не зависит от того, верим мы в нее или нет, в науке практика является доказательством истины. А религия – это учение, и надо просто верить в то, что оно правильное. И то, что марксизм не более, чем религия, не более чем учение и называть его наукой просто безграмотно, понимал уже и Ленин.
Вот Ленин защищает Маркса:
«Учение Маркса вызывает к себе во всём цивилизованном мире величайшую вражду и ненависть всей буржуазной (и казённой, и либеральной) науки, которая видит в марксизме нечто вроде «вредной секты». Иного отношения нельзя и ждать, ибо «беспристрастной» социальной науки не может быть в обществе, построенном на классовой борьбе. Так или иначе, но вся казённая и либеральная наука защищает наёмное рабство, а марксизм объявил беспощадную войну этому рабству. Ожидать беспристрастной науки в обществе наёмного рабства - такая же глупенькая наивность, как ожидать беспристрастия фабрикантов в вопросе о том, не следует ли увеличить плату рабочим, уменьшив прибыль капитала.
Но этого мало. История философии и история социальной науки показывают с полной ясностью, что в марксизме нет ничего похожего на «сектантство» в смысле какого-то замкнутого, закостенелого учения, возникшего В стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации. Напротив, вся гениальность Маркса состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила. Его учение возникло как прямое и непосредственное продолжение учения величайших представителей философии, политической экономии и социализма». И, наконец, толи заклинание Ленина, толи молитва - что-то вроде «Нет бога, кроме Аллаха, Магомет – пророк его!»: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно!».
Как видите, Ленин даже в такой длинной мысли, даже случайно не оговаривался и не называл марксизм наукой – это только учение, вариант религии. Ну, а учение оно и есть учение. Христиане верят в христианство, марксисты в марксизм, а какие-то шричинмойцы в писания своего учителя Шри Чинмоя.
Однако на защиту марксизма, судьба отвела Ленину не много времени, основная морока с этим чемоданом досталась Сталину.

Без теории

Разумеется, Сталин марксизмом не пользовался – этот бред для строительства чего-либо в практической жизни использовать невозможно, марксизм предназначен только для разрушения. Но если смотреть шире, во-первых, и для цели революции марксизм был все еще нужен, поскольку еще не все страны встали на путь строительства коммунизма, и в ряде стран власть коммунистам надо было захватывать революционным путем. Кроме этого, повторюсь, ну, не было у коммунистов ничего лучшего, для объяснения правоты своего пребывания у власти. И Сталину приходилось всеми силами держаться за этот чемодан. Я пытаюсь найти доводы для подтверждения версии, что Сталин искренне верил в действие марксовых «объективных» законов, но не нахожу их.
В последней своей теоретической работе «Экономические проблемы социализма» Сталин, с одной стороны, пытается как-то оправдать измышления Маркса и его «теорию», но, с другой стороны, решительно отказывается от его экономического бреда и фактически запрещает обращаться к марксизму в целом ряде практических вопросов: «Некоторые товарищи утверждают, что партия поступила неправильно, сохранив товарное производство после того, как она взяла власть и национализировала средства производства в нашей стране. Они считают, что партия должна была тогда же устранить товарное производство. Они ссылаются при этом на Энгельса, который говорит: «Раз общество возьмет во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продуктов над производителями» (см. «Анти-Дюринг»). Эти товарищи глубоко ошибаются». И далее Сталин поясняет, что «товарное производство и товарооборот являются у нас в настоящее время такой же необходимостью, какой они были, скажем, лет тридцать тому назад, когда Ленин провозгласил необходимость всемерного разворота товарооборота».
Но начинает Сталин эту свою работу с попыток теоретически пояснить «ошибающимся товарищам», почему Маркса надо послать подальше, но при этом так, чтобы авторитет Маркса не пострадал.
И делает это не смотря на то, что для совмещения этих двух взаимоисключающих позиций, даже ему, человеку железной логики, пришлось от логики отказаться – пришлось отказаться от того способа мышления, при котором при правильных исходных данных для мышления получается правильный результат мышления.
Сначала о логике Сталина. Вот он вводит совершенно правильные исходные данные: «Марксизм понимает законы науки, – все равно идет ли речь о законах естествознания или о законах политической экономии, – как отражение объективных процессов, происходящих независимо от воли людей. Люди могут открыть эти законы, познать их, изучить их, учитывать их в своих действиях, использовать их в интересах общества, но они не могут изменить или отменить их. Тем более они не могут сформировать или создавать новые законы науки».
Поклон в сторону Маркса объясняется вышесказанной потребностью не компрометировать марксизм в глазах мира, хотя Маркс к этой банальной мысли не имеет никакого отношения. Все сказанное Сталиным о законах природы и так понятно, исходя из понятия того, что это такое - закон природы.
Но далее: «Значит ли это, что, например, результаты действий законов природы, результаты действий сил природы вообще неотвратимы, что разрушительные действия сил природы везде и всегда происходят со стихийно-неумолимой силой, не поддающейся воздействию людей? Нет, не значит. Если исключить астрономические, геологические и некоторые другие аналогичные процессы, где люди, если они даже познали законы их развития, действительно бессильны действовать на них, то во многих других случаях люди далеко не бессильны в смысле возможности их воздействия на процессы природы. Во всех таких случаях люди, познав законы природы, учитывая их и опираясь на них, умело применяя и используя их, могут ограничить сферу их действия, дать разрушительным силам природы другое направление, обратить разрушительные силы природы на пользу общества».
Здесь Сталин уже подменил понятие «закон», понятием «результат действия закона» и говорит уже не собственно о законах, а о результатах действия законов. И далее приводя натужный пример о том, что результаты действия законов можно предотвратить, молчит, что для предотвращения результатов действия закона природы, используются результаты действия иных законов - их противодействие. Скажем, самолет летает не потому, что потерял силу закон всемирного тяготения, а потому, что результат действия закона всемирного тяготения (падение самолета, притяжение его к земле) компенсирует подъемная сила крыла - результат действия законов аэродинамики.
И, подменив эти понятия, а, может, и сам заблуждаясь, Сталин приводит читателя к выводам: «Одна из особенностей политической экономии состоит в том, что ее законы, в отличие от законов естествознания, недолговечны, что они, по крайней мере, большинство из них, действуют в течение определенного исторического периода, после чего они уступают место новым законам. Но они, эти законы, не уничтожаются, а теряют силу в силу новых экономических условий и сходят со сцены, чтобы уступить место новым законам, которые не создаются волею людей, а возникают на базе новых экономических условий».
Это как понять - закон природы теряет силу? Как закон природы может потерять силу, если он закон природы? Результат действия закона может быть не виден, если он компенсирован противодействием, но сила закона никуда не девается. И потом, новые экономические условия (новые производственные отношения) создают люди, следовательно, это люди отменяют силу закона. Не так ли?
Да, это так, и Сталин пишет: «В отличие от законов естествознания, где открытие и применение нового закона проходит более или менее гладко, в экономической области открытие и применение нового закона, задевающие интересы отживающих сил общества, встречают сильнейшее сопротивление со стороны этих сил. Нужна, следовательно, сила, общественная сила, способная преодолеть это сопротивление. Такая сила нашлась в нашей стране в виде союза рабочего класса и крестьянства, представляющих подавляющее большинство общества. Такой силы не нашлось еще в других, капиталистических странах».
Но «общественная сила» это люди, тогда чего стоит исходное утверждение Сталина, что люди «не могут изменить или отменить» законы? Где логика? Тем более, что согласно закону «обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил» им. товарища Маркса, эта общественная сила должна была найтись именно «в других, капиталистических странах», а не в России. Но, надо же, она там не нашлась и производственные отношения там не изменились. Тогда при чем тут «характер производительных сил», если не имеет значения, развились они или нет, а главное в этом деле наличие общественных сил?
Логика требовала, чтобы к этим рассуждениям Сталин вывел в качестве результата закон:
«Изменения производственных отношений происходят в результате появления общественной силы, желающей таких изменений».
И далее сделать вывод, что главным для изменения производственных отношений является распространение в обществе идей о том, что производственные отношения необходимо изменить.
Но Сталин к такому логическому результату подвести не может – будет начисто скомпрометирован марксизм.
При таких условиях задачи, логики в выводах Сталина не могло и быть. Сталин своим рассуждением об экономических «законах» Маркса, фактически поставил крест на всех марксовых «объективных законах общественного развития», поскольку они ничем по своей природе не отличаются от экономических законов. А ведь для практики СССР это означало, что как ни развивай производство материальных благ, ни к какому коммунизму это не приведет.
На самом деле, конечно, трудно сказать, видел или не видел Сталин, что Маркс поставил коммунистов на путь, который ведет в тупик, но Сталин не мог не видеть, что алчность, лень, сластолюбие, моральное разложение начинается с самого верха – с отборных марксистов, с их детей, которых Сталин называл «проклятой кастой». По словам и Молотова, и Шепилова, Сталин сетовал, что «без теории нам смерть». К сожалению, так и получилось.
Вспомните, кто развалил СССР, кто разворовал достояние всего советского народа? Это что – были какие-то деникинцы, петлюровцы или гитлеровцы? Нет, это были сплошь самые отборные марксисты, избранные в руководящие органы страны «руководящей силой советского народа» - почти 19 миллионами марксистов второго сорта – рядовых членов КПСС. И эти отборные марксисты, обученные в ВПШ лучшими мудрецами от марксизма и «научного» коммунизма, таки построили коммунизм, правда, себе лично, в своих поместьях на Рублевке, в Лондоне и в «мировом масштабе» - везде, где не брезгуют деньгами подонков.
Впрочем, Маркс давно умер, и та причина, по которой он цель подменил средством, а вместо обещанных результатов научных исследований представил миру суррогат религиозного учения, теперь не имеет никакого значения, теперь важен результат этой его «научной» деятельности.
И о том, какой вред этот результат нанес коммунизму, в следующей части.
(продолжение следует)
http://www.ymuhin.ru/node/796/4-kommunis...m-raznitsa
(08-18-2012, 03:33 PM)Админ link Написал:(ну тут, по ходу, Мухин уже сам загоняется - очень думаю, что его выводом будет: "долой всякие революции", "даешь борьбу в правовом поле" и законы об ответственности власти. Про революцию Маркс более-менее прав - конечно, за исключением тезиса об объективности истории) 

Да вроде все так, хотя ничего нового и оригинального в критике марксизма в мухинских статьях не содержится (и даже умудрился вставить вирусок о порочности военно-революционного подхода  коммунистов к изменению мироустройства  в свою сторону).

Все претензии к марксизму уже были не раз озвучены в этой теме-  здесь и механицизм картины мира, и предопределенность (детерминизм) истории независимыми от людей "законами" и формационная модель,  и евроцентризм и ряд других. Потому то и в теорминимуме первыми и стоят наиболее глубокие и пока непревзойденные по ясности и строгости изложения работы  "Идеология и мать ее наука" и особенно "Религия денег". ... Но хочется заметить, что  снятие этих противоречий и неадекватики  в теории взятой на вооружение коммунистами уже наблюдалось  и в ленинизме, и у Грамши , и  в практике антиимпериалистической борьбы , и у Че  и  многих л-американских  коммунистов (не путать с так называемыми максистско-ленинскими партиями, боящимися  революций и вооруженных мятежей, и согласно установки КПСС мирно и парламентёпски  сосуществующих с буржуйскими режимами) . А вот аргентинские коммунисты (PRT-ЕRP)  прямо писали, что марксистский детерминизм -фуфло и оправдалово парламентского, профсоюзного онанизма и всякой борьбы за права и "лучшей доли" в рамках капитализма, и нужно действовать - самим, не дожидаясь "отмираний-созреваний",  создавая рев условия - побеждая буржуазную идеологию на инфо-культурном поле, мобилизовывая растлеваемых и эксплуатируемых соотечественников на свержение марионеточных  режимов, используя для этого и вооруженные методы пропаганды, что без взятия власти коммунистическим авангардом и установления социалистического жизнеустройства освободить свою родину от мирового капиталистического спрута  невозможно...  Так что, максовый марксим - это  во многом уже далекая история, хотя и воспроизводимая всякими спецами по ком- аудитории типа каргалицкого.
====
И кроме того ,  все же в классово-пролетарском  уповании,  содержится большое  религиозное зерно - если подходить к нему с той позиции, что принятие образа  жизни  угнетенного большинства и отказ от буржуазного образа жизни (той же потреблядской гонки и собственности) - есть во многом критерий истинности намерений. 
====
И еще, не в защиту марксизма, а в защиту истинности - ранние работы маркса (экономико-философские рукописи , да и так вкрапления по другим "научным" текстам) все же содержат  религиозно-этический пафос , мотивирующий  не быть экономическим скотом и  мобилизующий людей  на бескорыстную и безусловную борьбу с античеловеческой  системой чистогана.
======
Так и не увидел четкого ответа на вопрос -заглавие. Как говориться заявленная тема не раскрыта. Хотя здесь в этой форумной теме этот вопрос уже обсуждался (в принципе для того она и создана была).
(08-26-2012, 06:59 PM)Святкин link Написал:Но хочется заметить, что  снятие этих противоречий и неадекватики  в теории взятой на вооружение коммунистами уже наблюдалось  и в ленинизме, и у Грамши , и  в практике антиимпериалистической борьбы , и у Че  и   многих л-американских  коммунистов (не путать с так называемыми максистско-ленинскими партиями, боящимися  революций и вооруженных мятежей, и согласно установки КПСС мирно и парламентёпски  сосуществующих с буржуйскими режимами) . А вот аргентинские коммунисты (PRT-ЕRP)  прямо писали, что марксистский детерминизм -фуфло и оправдалово парламентского, профсоюзного онанизма и всякой борьбы за права и "лучшей доли" в рамках капитализма, и нужно действовать - самим, не дожидаясь "отмираний-созреваний",   создавая рев условия - побеждая буржуазную идеологию на инфо-культурном поле, мобилизовывая растлеваемых и эксплуатируемых соотечественников на свержение марионеточных  режимов, используя для этого и вооруженные методы пропаганды, что без взятия власти коммунистическим авангардом и установления социалистического жизнеустройства освободить свою родину от мирового капиталистического спрута  невозможно...   Так что, максовый марксим - это  во многом уже далекая история, хотя и воспроизводимая всякими спецами по ком- аудитории типа каргалицкого.
Вот именно. Твои посты о борьбе немарксистской латиноамериканцев гораздо больше развенчивают марксизм и онанизм-парламентаризм, чем тексты борца за "ответственную выбираемую власть" Мухина.
Юрий Мухин. КОММУНИСТЫ И МАРКСИСТЫ: В ЧЕМ РАЗНИЦА. Часть 5

Трагический итог

      Если вдуматься в сказанное в предыдущих частях, то Маркса не то, что ученым, а и коммунистом трудно назвать, поскольку его целью была только революция, причем такая, которая подтверждала бы его теорию, и только. А будет ли после этой революции коммунизм, и каким он будет, Маркса мало трогало. Он призывал: вы, коммунисты, революцию сделайте, и будет вам много счастья в виде коммунизма! А какого именно счастья? А хорошего счастья!      Еще момент, по которому Маркса трудно назвать коммунистом. Коммуна – это все общество, все его классы. И если Маркс призывает уничтожить один из классов своей бредовой классификации, то это уже не коммунизм – не то, что следует из смысла этого термина, - а цели Маркса следовало бы дать иной термин, скажем, «классовизм».
(тут Мухин откровенно гонит, причем не в том направлении)
    Можно было бы сказать, что как ученый-социолог Маркс ноль, однако это будет слишком мягко сказано. По сумме плюсов и минусов Маркс очень отрицательная величина в истории, хотя, скорее, не сам по себе, а по причине своей раздутости, как последователями его секты, так и врагами. Благодаря его раздутости в мировое сознание прочно вошла мысль, что материализм это круто, а идеалистами бывают только дураки. Что главное в жизни это материальные ценности – много, много ценностей. Любая подлость оправдана во имя этих материальных ценностей.
(а вот это уже по делу)
      Что такое коммунизм в понимании марксистов? Маркс писал: «На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидуумов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, — лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: «Каждый по способностям, каждому — по потребностям».
      Но для потребления товаров в объеме потребности, а не алчности, и для работы столько, сколько способен человек, а не сколько позволяет его лень, человек должен руководствоваться идеями сдерживать свою алчность и душить свою лень. А ведь эти идеи ему в материальном плане ничего не дают. Для идеалиста руководство такими идеями естественно, но для материалиста?? Тем более, что ни о каких идеальных ценностях людей в качестве ценностей марксового коммунизма, и разговора нет, цель марксового коммунизма сугубо материальная – каждому столько товаров, сколько он пожелает. Только товаров, товаров, товаров!
      Я дал определение материалистам и идеалистам, без которого невозможно исследование общества людей, но можно взглянуть на них и более определенно. Кто такой идеалист? Это человек, понимающий, что в жизни нужно руководствоваться идеями человеческой морали. Кто-то из идеалистов считает, что это нужно делать потому, что иначе попадешь в ад, кто-то следует морали только потому, что он человек, а не скот, и осознает это. А материалист? Это существо, уверовавшее, что после смерти ничего нет, поэтому в этой жизни важны только материальные блага, которые нужно успеть нахапать, пока живой.
      Но если так, то зачем материалисту ждать, когда будет построен этот пресловутый коммунизм? Греби под себя этих материальных ценностей по потребностям сегодня, еще на подходе к коммунизму. Не надо ждать – ты же материалист и после смерти тебе ничего не будет, греби в этой жизни!
      И кому нужен придуманный Агитпропом «Моральный кодекс строителя коммунизма»? Мораль – это идеи, которые ничего в материальном плане человеку не дают, а руководствоваться такими идеями могут только идеалисты, однако идеалисты, ясен пень, - дураки. Зачем тебе быть дураком?
      В результате, в среде марксовых материалистов девиз «Каждый по способностям, каждому — по потребностям» превращается в ритуальное заклинание перед тем, как реализовать реальный девиз марксового коммунизма: «Каждому по способностям урвать потребности».
      Конечно, не только благодаря марксизму, но и марксизму не в последнюю очередь, в обществе СССР стало уменьшаться количество идеалистов, хотя Агитпроп и пытался как-то остановить этот процесс призывами к массам быть «идейными», «сознательными». И, в конце концов, идеалистов, живущих ради общества, ради будущих поколений, осталось так мало, что общество СССР на глазах деградировало, превратилось в скопище человекообразных скотов и самоуничтожилось. Марксизм лишил народ СССР иммунитета против скотства.
      Ведь дело в том, что истинных людей, независимых в своих мыслях, в обществе очень мало, как, впрочем, и истинных скотов. А остальная толпа руководствуется главенствующей в обществе идеей. Ввели, в конце концов, в общество идею, что главное в жизни это материальные ценности, – и нет государства! При наличии правительства, мощной армии, спецслужб.
      А теперь вспомните, ведь те, кто уничтожал СССР, были истинные марксисты и даже не потому, что это сплошь были члены КПСС. Эти люди ведь ни о чем, кроме материального, не говорили – только: «хорошая экономика, рыночная экономика, научная экономика, товары, ваучеры, 200 сортов колбасы, мировое качество товаров, мировой рынок» и т.д и т.п. Все идеальное ими высмеивалось, как Маркс высмеивал коммунизм, – патриотизм, интернационализм, творчество, служение людям – все было отброшено и втоптано в грязь скотством материалистов.

Примитивизм как достоинство

      Говорить о Марксе, как об экономисте, нет желания – он такой же экономист, как социолог и философ. (Для революционеров, кстати, его примитивизм был ценностью). Мысль Маркса, что главную несправедливость вводит в общество факт присвоения владельцем средств производства прибыли (прибавочной стоимости), которую Маркс объявил безусловно не заработанной ни в каких случаях, убога даже с точки зрения колхозного бухгалтера, обязанного контролировать непроизводительные расходы.
      Вот ткацкая фабрика, ее рабочих грабит, изымая прибавочную стоимость, капиталист. Это паразит? По Марксу, да. Но этот капиталист расходует эту прибавочную стоимость не только на свои гульки в кабаках, но и на содержание самого Маркса, его жены и детей, любовницы Маркса, ребенка от любовницы, на издание трудов Маркса. За кого этого капиталиста считать, если он на прибавочную стоимость содержит марксистов? За пролетария? А его рабочие теперь уже не ограблены и все заработанное получили сполна?
      А вот фермер Генри Форд начал с того, что в сарае построил из металлолома свой первый автомобиль и своим умом и трудом создал промышленную империю. Но марксистов не кормил! И вот если бы у него отнять все средства производства и передать в собственность назначенным марксистами чиновникам – вот это была бы справедливость, так справедливость! Так, марксисты? И у Билла Гейтса, не занявшего у общества даже университетского образования, тоже все отнять для справедливости. Греби всех под одну гребенку – бухгалтер Маркс дает добро!
      Между тем, паразитов в экономике и государстве больше, чем достаточно, и владелец средств производства среди них далеко не самый поганый. Вот, скажем, незаметная мышка из рабочих – тот, кто сделал вам бракованный товар. Он что – получил заработанные деньги?
      А как смотрятся те, кто получают деньги за работу, но не выполняют ее? Вот депутаты Думы и Президент Russia приняли протокол о вступлении в ВТО, имеющий 1665 печатных листов на английском языке и 23150 условий вступления, которые России придётся выполнять. Депутаты и президент приняли этот протокол, не читая. А ведь они получают деньги не за нажатие кнопок и подписи, а за изучение тех вопросов, за которые они голосуют и которые подписывают. Это что – не паразиты? Они лучше владельцев средств производства??
      Сейчас и государственный аппарат, и аппараты управления мало-мальски крупных фирм донельзя обюрокрачены и переполнены работниками, получающими зарплату, но не только не дающими и копейки в прибавочную стоимость продукции фирмы, а наоборот, своим «трудом» (не зарплатой – это само собой, - а «трудом») уменьшающие ее. Это не паразиты??
      Но достоинство марксизма в том, что по своему примитивизму он доступен и Шарикову: «Отнять и поделить!». У кого отнять, видно хорошо – у владельцев средств производства. В убогости экономических представлений Маркса их сила – они доступны для понимания каждому. Паразит депутат или не паразит, это и сейчас мало кто понимает. А вот земля, она у помещика, а на ней горбатишься ты, и всего за десятый сноп. А марксисты тебе говорят – отними и подели! И на доставшемся тебе при дележе наделе земли все выращенные тобою снопы будут твои. Какой восторг! Научный…
      Ну, как не поверить в истинность этого прекрасного учения?
      Ведь с такой же, истинно марксовой убогостью вели пропаганду и перестройщики 90-х годов: смени власть и будет 200 сортов колбасы в магазине и две «Волги» на твой ваучер. 200 сортов колбасы и две «Волги» понятны и пропившему мозги бомжу, а не только московскому интеллигенту.
Но ладно о московских интеллигентах, важнее вопрос, а как же я сам?

Почему верили
      Я был марксистом, пожалуй, до средины 90-х. Уже весь маразм марксизма был в предельной красоте, а я все еще полагал, что это только американские происки. Поэтому я буду рассуждать о популярности марксизма на основании собственных впечатлений.
      Это учение прекрасно подходит интеллигенту – человеку, узнающему о жизни не из жизни, а из книг. Все атрибуты предстать перед интеллигентом в качестве науки, марксизм имеет – толстые фолианты, запутанные фразы, заумные предметы обсуждения, непроверяемые числа и ссылки. Очень мудреная наука, не для слабого ума! И как же это было круто - быть материалистом и стать таким же умным философом, как «великий философ Маркс»! И утверждать, к примеру, что все материально, а если нет материи, то ничего нет.
      Таким Маркс и предстал передо мною в институте, когда я о жизни узнавал из книг, а я оказался, «как все», разве что сдавал марксистко-ленинскую философию и научный коммунизм на пятерки. Это только потом задумался, скажем, если в обществе нет такого свойства, как честность – способность говорить правду и делать то, что обещал, - то разве честности вообще нет? Нет, в этом обществе просто нет проявлений честности, поскольку она нейтрализована подлостью, но сама честность никуда не девается. И честность, как свойство общества, существует даже в случае, если самого общества (материи) нет. Дискуссии с марксистами показали, что марксова заумь так въедается в мозги, что, скажем, оппоненты не осознают, что означает понятие «объективный», и уверены, что и это понятие неразрывно связано с материей: раз нет природы, значит, и нет ее объективных законов.
      Ну ладно, не будем о философии.
      Но ведь я потом узнавал жизнь на практике, скажем, я жил и работал с «рабочим классом». Почему же я впоследствии не увидел бредовость марксизма?
      Думаю, тут, как минимум, три причины.
      Во-первых, марксизм, включая его «философию», на практике никому не были нужны, как никому не были нужны и раньше.
      Есть анекдот. В салун врывается ковбой, стреляет в стены, в потолок, выпрыгивает в окно, вскакивает на лошадь и исчезает. Ошарашенные посетители спрашивают невозмутимого бармена.
        - А что это было?
        -  Неуловимый Джо, - поясняет бармен.
        - И что – его действительно не могут поймать?
        - Да, - подтверждает бармен.
        - А почему?
        - А он никому не нужен.
      Так и с марксизмом – это великое учение потому, что никому не требуется. Если бы оно требовалось и его пробовали использовать в жизни, то тогда маразм марксизма проявился бы сразу. А так – кому было интересно изучать убогость творений Маркса, кроме любителей изучения убогости?
      Которым затыкали рот.

      Кстати, давайте прервемся и поговорим об этом в следующей части.

(продолжение следует)
http://www.ymuhin.ru/node/799/5-kommunis...m-raznitsa
http://youtu.be/dHH13eR5J1I

как ликбез и первоночальное ознакомление (типа видение Маркса)  с историей и системой капитализма пойдет

и вирусок про сказку демократии вставлен

комментарии
Какая конкуренция?? В социализме - нет ЖИВОТНОЙ? конкуренции под страхом остаться на улице !! Думать надо! Качество жизни определяется желанием и разумом народа делать жить своих потомков лучше, СССР был создан с !!0!! без всякой Конкуренции и с этим мощным экон. потенциалом созданным СТАЛИНЫМ в 70х мог ДОБИТЬ Экономику Запада, но Брежнев НЕ захотел или был агентом США !!!
---
Не так, у них долгов 2 квадраллиона !! Во вторых, самая мощная армия в? мире, поэтому как каписал Маркс война- НЕИЗБЕЖНА ! Она перезапускают Кап. ВАКХАНАЛИЮ, средства перераспределяются, долги уничтожаются.
----
США опровергли теорию Маркса.? Деньги можно печатать в необходмом количестве.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40